Государственная регистрация ограниченных вещных прав

04-03-19 admin 0 comment

Исрафилов И.М.
Законность, 2010.


В статье автор обосновывает необходимость государственной регистрации отдельных видов ограниченных вещных прав в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество. Приведены примеры проблем в правоприменительной практике, связанных с отсутствием норм об обязательности государственной регистрации конкретных видов ограниченных вещных прав.

Ключевые слова: гражданское право; жилищное законодательство; ограниченное вещное право; виды вещных прав; государственная регистрация.

The state registration of limited rights of property

I.M. Israfilov

In mentioned article by author argues the necessity of state registry in some specific types of limited rights of property in integrated state register of rights on immovable property. Examples of problems have been given in practice, which are related with absence of norms about the necessity of state registration in some specific types limited rights of property.

Key words: civil law; housing legislation; limited rights of property; types of rights of property; state registration.

Правовое регулирование вопросов государственной регистрации вещных прав на объекты недвижимого имущества производится как в нормах Гражданского кодекса РФ, так и в специальном ФЗ от 21 июля 1997 г. «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

В ст. 131 ГК говорится об обязательной государственной регистрации помимо права собственности и таких ограниченных вещных прав, как право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека и сервитут. При этом подчеркивается, что приведенный перечень вещных прав, государственная регистрация которых необходима, неисчерпывающий, так как возможна государственная регистрация и других вещных прав в случаях, предусмотренных в самом ГК или иных законах.

В ст. 131 ГК законодатель повторяет перечень ограниченных вещных прав, приведенный в ст. 216 ГК, только дополнив его таким вещным правом, как ипотека. Но и в ст. 216 также не приведен полный перечень конкретных ограниченных вещных прав, так как законодатель указывает, что перечислены «в частности» отдельные виды вещных прав, допуская тем самым наличие и иных вещных прав, которые можно уже определять по характерным для таких прав признакам.

И в Федеральном законе о государственной регистрации прав на недвижимое имущество не называются конкретные виды вещных прав, подлежащие государственной регистрации. В ст. 4 Закона содержится только общее требование об обязательности государственной регистрации вещных прав в целом со ссылкой на ст. 131 ГК, т.е. этот специальный Закон тоже не привнес какой-либо ясности в данный вопрос.

Некоторую сложность тут создает и то, что государственной регистрации подлежат не только возникновение, переход и прекращение вещных прав, но и их ограничения (обременения), которые несут вещно-правовое содержание. Во всяком случае, ст. 1 Закона о государственной регистрации прав на недвижимое имущество говорит о таких ограничениях вещных прав, как сервитут, ипотека, доверительное управление имуществом и аренда, вещно-правовой характер которых сегодня у многих юристов не вызывает сомнений.

Следует заметить, что перечень ограниченных вещных прав не исчерпывается содержащимися в ст. 216 ГК и, если исходить из характерных признаков этих прав и позиции законодателя, можно насчитать еще с десяток таких прав, хотя в нормах гражданского законодательства прямо о них не сказано. Но зато о некоторых вещных правах говорится в нормах жилищного законодательства и причем уже совершенно однозначно.

Отсутствие в законодательстве единого подхода к определению понятия ограниченных вещных прав и их видов повлекло за собой также и правовую проблему, связанную уже с государственной регистрацией этих прав, о которой говорят многие специалисты <1>.

———————————

<1> См., напр.: Гришаев С.П. Государственная регистрация вещных прав // Журнал российского права. 2006. N 10. С. 89.

О государственной регистрации таких ограниченных вещных прав, как право хозяйственного ведения и право оперативного управления, говорится в ст. 131 ГК, и никаких особенностей относительно их государственной регистрации ни в нормах ГК, ни в нормах специального Закона нет. Возникновение, переход и прекращение этих вещных прав подлежат регистрации в Едином государственном реестре аналогично праву собственности.

Касательно таких ограниченных вещных прав, как право пожизненного наследуемого владения земельным участком и право постоянного (бессрочного) пользования им, следует отметить, что помимо общего требования ст. 131 ГК на обязательность государственной регистрации этих прав указывается и в ст. 25 Земельного кодекса.

ЗК говорит также и о необходимости обязательной государственной регистрации земельных сервитутов, как частных, так и публичных. Закон о государственной регистрации прав на недвижимое имущество не содержит каких-либо особенностей относительно регистрации сервитутов, но надо иметь в виду, что одновременно с государственной регистрацией сервитута как вещного права необходимо провести еще регистрацию и ограничения права собственности на земельный участок в результате установления сервитута <2>. Непонятным остается вопрос о соотношении регистрации сервитута вещного права и ограничения права собственности (или другого вещного права на недвижимое имущество) в результате установления сервитута. Действительно, ограничение права собственности непосредственно связано с ограниченным вещным правом и несет из-за этого вещно-правовой характер. Это «две стороны» одного действия, и, как представляется, более важное — установление, а соответственно, и государственная регистрация самого вещного права, а регистрация ограничения (обременения) — это только следствие предыдущего действия, и у него, на наш взгляд, констатирующее значение, не влекущее каких-либо юридических последствий.

———————————

<2> См. п. 17 Методических рекомендаций о порядке государственной регистрации сервитутов на земельные участки, утвержденных Приказом Министерства юстиции РФ от 26 июля 2004 г. N 132.

Для возникновения ограниченных вещных прав юридически значима государственная регистрация установления самого права, и поэтому не нужно заменять его регистрацией договора или иного соглашения, на основании которого право возникло, что часто пытаются сделать. Однако указанные действия совершенно разные в правовом плане, и, как представляется, тут необходимо согласиться с мнением тех авторов, которые видят разницу в указанных ситуациях и согласны с необходимостью регистрации только самого ограниченного вещного права, а не договора (соглашения), которым оно установлено, если регистрация договора также специально не предусмотрена законом <3>.

———————————

<3> См.: Ким Д.Ч. Проблемы теории и практики применения частного сервитута // Журнал российского права. 2007. N 6. С. 138.

Такое ограниченное вещное право, как ипотека (залог недвижимого имущества), подлежит обязательной государственной регистрации на основании ст. 131 ГК, ст. 29 Закона о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и ст. 19 ФЗ от 16 июля 1998 г. «Об ипотеке (залоге недвижимости)». Но особенность государственной регистрации в этом случае заключается в том, что такое вещное право, как ипотека, возникает не только на основании договора, но и в силу закона. Согласно ст. 77 Закона об ипотеке жилые помещения, построенные (приобретенные) за счет кредитных средств или средств целевого займа, считаются находящимися в залоге с момента государственной регистрации права собственности заемщика на дом или квартиру. Согласно ст. 20 Закона об ипотеке государственная регистрация ипотеки в силу закона в отличие от регистрации этого права на основании договора осуществляется одновременно с регистрацией права собственности лица, чье право обременяется ипотекой, если иное не установлено федеральным законом. Но одна проблема в этих случаях все-таки возникает: из договора или акта о введении в эксплуатацию вновь возведенного жилья, на основании которых регистрируется право собственности, достаточно сложно разобраться в том, на какие средства приобретены или построены дом или квартира, что создает проблемы на практике <4>. Чтобы законодательно разрешить эту проблему, нам представляется, что для случаев предоставления кредитов или иных целевых средств на приобретение или строительство жилья следует установить требование об обязательном включении в договор или акт о вводе в эксплуатацию условия о финансировании с возникновением залоговых обязательств получателя денежных средств. В таком случае закрепление этого условия будет достаточным основанием для государственной регистрации ипотеки на основании закона. Условие о финансировании приобретения или строительства здесь будет играть чисто информационную роль в отличие от договора ипотеки, имеющего юридическое значение для возникновения залоговых правоотношений и государственной регистрации ипотеки как вещного права залогодержателя <5>.

———————————

<4> См. п. 9 Обзора практики рассмотрения судами споров, связанных с договором об ипотеке // Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 января 2005 г.

<5> См. об этом подробнее: Исрафилов И.М. Особенности залога жилых домов и квартир // Хозяйство и право. 1996. N 11. С. 136 — 140.

Относительно государственной регистрации права пользования жилым помещением в ГК и Законе о государственной регистрации прав на недвижимое имущество никаких норм нет. В ч. 3 ст. 33 ЖК говорится о праве лиц, пользующихся жилым помещением на основании завещательного отказа, требовать государственной регистрации своего права в едином реестре. Следует заметить, что такое же право в силу положений ст. 34 ЖК принадлежит и пользователю жилым помещением на основании договора пожизненного содержания с иждивением, о чем в нормах ГК и Законе о государственной регистрации прав на недвижимое имущество ничего не говорится. Правда, в ст. 584 ГК сказано о государственной регистрации самого договора пожизненного содержания с иждивением как разновидности рентного договора, но это не затрагивает государственную регистрацию права как ограниченного вещного права, о чем сказано в ст. 34 ЖК, и первое, на наш взгляд, тут никоим образом не должно заменять второе.

Следует заметить, что в гражданском законодательстве (п. 2 ст. 609 ГК) предусмотрена также государственная регистрация и всех других договоров о предоставлении недвижимого имущества во временное пользование на праве аренды, но такая регистрация не должна заменить государственную регистрацию вещных прав. Если одновременно предусмотрена регистрация и договора и вещного права, то, как думается, регистрации подлежит и то и другое. Но в Законе о государственной регистрации прав на недвижимое имущество тем не менее отражена другая позиция в отношении регистрации права арендатора и договора аренды недвижимости. Так, в п. 1 ст. 26 говорится о государственной регистрации договора аренды недвижимого имущества в смысле разновидности обязательства. Пункт 3 этой же статьи говорит о государственной регистрации договора аренды помещения уже как об обременении прав арендодателя, и, как представляется, в последнем случае сама регистрация как таковая более тяготеет к государственной регистрации вещного права арендатора на полученное в пользование помещение, так как в ст. 1 Закона о государственной регистрации прав на недвижимое имущество об обременении говорится как о стеснениях правообладателя при осуществлении им своих прав, что по большому счету является основным признаком ограниченного вещного права. В связи с этим представляется, что необходимо внести соответствующие изменения в законодательство и закрепить отдельную государственную регистрацию и договора аренды недвижимого имущества и вещных прав арендатора как пользователя недвижимого имущества. По аналогии с арендой недвижимого имущества следует, на наш взгляд, поступить и с безвозмездным пользованием недвижимым имуществом, так как в действующем законодательстве нет никаких правовых норм относительно регистрации вещных прав ссудополучателей <6>. Хотя на определенных этапах в законодательстве на уровне подзаконных нормативных актов были установлены требования о государственной регистрации отдельных видов договоров безвозмездного пользования недвижимостью <7>.

———————————

<6> Об аналогии договоров аренды и ссуды см.: Исрафилов И. Безвозмездное пользование недвижимым имуществом // Законность. 2000. N 12. С. 41 — 43.

<7> См. п. 6 Положения о предоставлении участков лесного фонда в безвозмездное пользование, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 18 февраля 1998 г. (ныне утратило силу).

Нет в гражданском законодательстве и специальных норм относительно государственной регистрации договоров найма жилого помещения и вещных прав нанимателей жилого помещения и членов их семей. Представляется, указанный договор более других требует повышенного к себе внимания с точки зрения необходимости его государственной регистрации.

Такая же неопределенность есть и в отношении вещного права на проживание членов семьи собственника жилого помещения. Хотя его юридическая оценка почти аналогична оценке права проживания на основании завещательного отказа, законодатель в отличие от последнего все же не предусмотрел необходимость государственной регистрации в отношении прав членов семьи собственника жилого помещения. В правовой литературе многократно обосновывалась необходимость государственной регистрации ограниченного вещного права членов семьи собственника на проживание в жилом помещении последнего <8>.

———————————

<8> См., напр.: Исрафилов И.М. Правовая природа вещных прав на жилые помещения // Хозяйство и право. 1999. N 2. С. 94; Щенникова Л.В. Вещное право: Учебное пособие. Пермь: Изд-во Пермского университета, 2001. С. 232; Качалова И.В. Право собственности и иные вещные права граждан на жилые помещения: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 8 и др.

Высказывались также и мнения о том, что подобная регистрация прав указанных пользователей жилплощади вызовет на практике значительные проблемы, которые будут заключаться в сложности определения субъектов этого права, а также оснований для такой регистрации <9>. С. Гришаев в этой связи вообще высказывает сомнение в возможности определения членов семьи собственника жилого помещения <10>. Но и в первом и во втором случае проблема не столь сложна, так как, во-первых, принят новый ЖК, в ч. 1 ст. 31 которого четко определен круг членов семьи собственника жилого помещения, и, во-вторых, признание других лиц членами семьи собственника теперь возможно только в случае вселения их в жилое помещение в качестве членов семьи. Соответственно, для признания лиц членами семьи собственника теперь необходимо и достаточно их вселения в жилое помещение в таком качестве, и, на наш взгляд, доказательством может служить соглашение, заключаемое при вселении между собственником жилого помещения и лицом, вселяемым в качестве члена его семьи. Эта проблема сегодня уже не столь масштабна, какой она была при действии Жилищного кодекса РСФСР 1983 г., в котором предусматривалась возможность признания членом семьи на основании ведения общего хозяйства и совместного проживания.

———————————

<9> Пискунова М.Г. Особенности возникновения прав на недвижимость и проблемы государственной регистрации // Государственная регистрация права на недвижимость: проблемы регистрационного права / Отв. ред. А.Р. Кирсанова. М.: Ось, 2003. С. 54.

<10> Гришаев С.П. Государственная регистрация вещных прав // Журнал российского права. 2006. N 10. С. 90.

Что же касается права доверительного управляющего на переданное в его управление недвижимое имущество, то законодатель и здесь установил требование о необходимости государственной регистрации передачи недвижимого имущества в доверительное управление как обременения права собственности, а не регистрации самого договора. Поскольку тут регистрации подлежит не сделка, а обременение права собственности, являющееся, по сути, как нами уже было отмечено, вещным правом доверительного управляющего, то трудно согласиться с высказанным в юридической литературе мнением о том, что при регистрации вещного права в этом случае не может быть выдано свидетельство о регистрации <11>. Обоснование этого мнения тем, что Правилами ведения Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 18 февраля 1998 г., не предусмотрена выдача свидетельства о государственной регистрации с указанием срока его действия, не является, на наш взгляд, достаточным. В этих Правилах действительно не предусмотрена выдача свидетельства. Но в них специально урегулирована процедура регистрации прекращения прав и обременении в целом, а потому совершенно излишне установление сроков регистрируемых прав. А иногда просто и невозможно установить сроки заранее, а соответствующая запись в реестр может быть внесена только после прекращения прав по тем или иным основаниям.

———————————

<11> Михеева Л.Ю. Государственная регистрация передачи недвижимого имущества в доверительное управление // Юстиция. 2006. N 2. С. 59 — 60.

Представляется, что необходимость государственной регистрации ограниченных вещных прав во всех указанных случаях в Едином реестре продиктована еще и тем, что любой участник гражданского оборота вправе иметь необходимую информацию обо всех вещных правах на имущество, которое он собирается приобрести в собственность или получить в пользование, до того, как заключит соответствующую гражданско-правовую сделку.

Пристатейный библиографический список

1. Гришаев С.П. Государственная регистрация вещных прав // Журнал российского права. 2006. N 10. С. 89 — 90.

2. Исрафилов И.М. Особенности залога жилых домов и квартир // Хозяйство и право. 1996. N 11. С. 136 — 140.

3. Исрафилов И. Безвозмездное пользование недвижимым имуществом // Законность. 2000. N 12. С. 41 — 43.

4. Исрафилов И.М. Правовая природа вещных прав на жилые помещения // Хозяйство и право. 1999. N 2. С. 94.

5. Качалова И.В. Право собственности и иные вещные права граждан на жилые помещения: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 8.

6. Ким Д.Ч. Проблемы теории и практики применения частного сервитута // Журнал российского права. 2007. N 6. С. 138.

7. Михеева Л.Ю. Государственная регистрация передачи недвижимого имущества в доверительное управление // Юстиция. 2006. N 2. С. 59 — 60.

8. Пискунова М.Г. Особенности возникновения прав на недвижимость и проблемы государственной регистрации // Государственная регистрация права на недвижимость: проблемы регистрационного права / Отв. ред. Кирсанова А.Р. М.: Ось, 2003. С. 54.

9. Щенникова Л.В. Вещное право: Учебное пособие. Пермь: Изд-во Пермского университета, 2001. С. 232.