Понятия «преступная группа» и «групповое преступление»

04-03-19 admin 0 comment

Егорова Н.
Законность, 1999.


Н. Егорова, кандидат юридических наук.

Одна из актуальных проблем применения уголовного права — реализация уголовно — правовых норм о соучастии, в частности — о формах соучастия, которые несут в себе юридические признаки организованной преступности. Эта проблема не может быть решена без единообразного толкования норм о формах соучастия Общей части (ст. 35) и норм Особенной части УК, предусматривающих ответственность за преступления с соответствующим квалифицирующим признаком.

В целом эта задача в УК РФ 1996 г. решена. Статья 35 различает группу лиц, группу лиц по предварительному сговору, организованную группу и преступное сообщество (преступную организацию) как формы соучастия. Во многих статьях Особенной части установлена повышенная ответственность за преступления, совершенные группой лиц, группой лиц по предварительному сговору и организованной группой.

Вместе с тем ни в одной статье УК не предусмотрено совершение деяния так называемой преступной группой. Это понятие не применяется для характеристики участников преступления, хотя термины «преступная группа», «групповое преступление» и «групповая преступность» довольно широко используются в уголовно — правовой и криминологической литературе. Такое законодательное решение следует признать правильным, поскольку указанная разновидность соучастия («преступная группа») по УК РФ не занимает самостоятельного места среди форм соучастия (ст. 35).

Однако ч. 4 ст. 150 УК упоминает вовлечение несовершеннолетнего в «преступную группу»; ч. 1 ст. 64 — участника «группового преступления». Активное содействие участника группового преступления раскрытию этого преступления может быть основанием назначения наказания ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК, или более мягкого вида наказания, чем предусмотрен этой статьей, или неприменения дополнительного вида наказания, предусмотренного в качестве обязательного.

В комментариях к УК РФ 1996 г. и учебной литературе понятие «преступная группа», как правило, не раскрывается, но авторы делают ссылку на ст. 35 УК. Видимо, подразумевается, что «преступная группа» — родовое понятие по отношению к понятиям «группа лиц», «группа лиц по предварительному сговору», «организованная группа» и «преступное сообщество (преступная организация)».

Представляется, что упоминание «преступной группы» в ч. 4 ст. 150 УК выглядит нелепостью. И дело не только в несоответствии терминологии положениям ст. 35 УК.

В практике применения уголовного права и в отдельных разъяснениях Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР совершение преступления группой лиц в ряде случаев понималось шире, чем соучастие. Например, согласно п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда СССР «О судебной практике по делам об изнасиловании» от 25 марта 1964 г. (с изменениями), «действия лиц, организовавших изнасилование группой, следует квалифицировать по ч. 3 ст. 117 УК РСФСР и соответствующих статей УК других союзных республик независимо от того, что другие участники в соответствии со ст. 10 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик не были привлечены к уголовной ответственности». В п. 9 одноименного Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 г. (с изменениями) рекомендовано квалифицировать действия участника группового изнасилования по ч. 3 ст. 117 УК РСФСР «независимо от того, что остальные участники преступления не были привлечены к уголовной ответственности ввиду их невменяемости, либо в силу требований ст. 10 УК РСФСР, или по другим предусмотренным законом основаниям».

Таким образом, под преступной группой в ряде случаев подразумевалась любая общность лиц, в том числе и такая, которая включает, наряду с субъектом преступления, лиц, не подлежащих уголовной ответственности. В этой связи возникает вопрос об уголовно — правовой оценке действий взрослого, который привлекает несовершеннолетнего к участию в совершении деяния (например, изнасилования, грабежа или разбоя), другие участники которого не достигли 14 лет. Если бы в ч. 4 ст. 150 УК содержалась прямая отсылка к ст. 35 УК, это более соответствовало бы положениям уголовного закона о возрасте, с которого наступает уголовная ответственность (ст. 20 УК), и исключило бы сомнительную с точки зрения закона (ст. 19 УК) возможность вменения в вину данного признака при вовлечении подростка в участие в общественно опасном деянии вместе с малолетними и (или) невменяемыми.

Кроме того, отвлекаясь от криминологических аспектов проблемы, надо признать, что, в строгом смысле слова, «преступная группа» не может существовать в отрыве от совершаемых ею преступлений (за некоторыми исключениями — например, ст. ст. 208, 209, 210, 239 УК; впрочем, само создание таких групп уже считается преступлением). Примечательно, что в ст. 35 УК говорится не просто о группе лиц, группе лиц по предварительному сговору, организованной группе и преступном сообществе, а о преступлении, совершенном группой лиц (ч. 1), группой лиц по предварительному сговору (ч. 2), организованной группой (ч. 3) или преступным сообществом (ч. 4).

«Создание организованной группы в случаях, не предусмотренных статьями Особенной части настоящего Кодекса, влечет уголовную ответственность за приготовление к тем преступлениям, для совершения которых она создана», — отмечается в ч. 6 ст. 35 УК.

То же самое можно сказать и о группе лиц по предварительному сговору: приискание соучастников и сговор на совершение преступления, прерванные по не зависящим от виновных обстоятельствам, образуют только приготовление к преступлению (ч. 1 ст. 30 УК). На этой стадии еще нет группы в смысле ст. 35 УК, так как соучастие было неудавшимся и планируемое преступление не было совершено. Только на стадии покушения преступление из возможности превращается в действительность. К тому же, не всякое приготовление наказуемо — уголовная ответственность наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлениям (ч. 2 ст. 30 УК).

Поэтому возможно приготовление к преступлению, которое предполагается совершить (в будущем) группой лиц по предварительному сговору, но невозможно само приготовление к преступлению, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Точнее было бы указать не на вовлечение в «преступную группу», а на вовлечение в совершение преступления в какой-либо из перечисленных в ст. 35 УК форм соучастия.

«Группа» — это «совокупность людей (или предметов), объединенных общностью интересов, признаков, профессии, деятельности и т.п.» <*>. В этом смысле любое соучастие (ст. 32 УК), независимо от того, простое оно или сложное, представляет собой деятельность группы, умышленно и совместно совершающей преступление.

———————————

<*> Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1964. С. 142.

В теории и судебной практике и «группа лиц», и «группа лиц по предварительному сговору» нередко трактуются как соисполнительство и при отсутствии этого признака преступление не признается совершенным группой лиц <*>. Однако прямое указание на соисполнительство содержится только в ч. 1 ст. 35 УК, где определено понятие «группа лиц» без предварительного сговора. В ч. 2 ст. 35 применительно к группе лиц по предварительному сговору не указано, что все участники такой группы должны быть соисполнителями преступления.

———————————

<*> См., напр.: Бюллетень Верховного Суда РФ. 1997. N 5. С. 16.

Казалось бы, при любом соучастии — как соисполнительстве, так и соучастии с распределением ролей — можно говорить о наличии «преступной группы». Но если это так, то любое совершение преступления в соучастии следовало бы считать равнозначным совершению деяния «преступной группой». При таком условии практически любое вовлечение взрослым человеком несовершеннолетнего в совершение преступления окажется сопряженным с вовлечением в «преступную группу» (ч. 4 ст. 150 УК). Ведь двое соучастников (например, взрослый подстрекатель и несовершеннолетний исполнитель) — уже группа.

Нет в УК РФ и расшифровки понятия «групповое преступление», хотя активное содействие участника такого преступления раскрытию этого преступления может повлечь указанные в ч. 1 ст. 64 УК юридические последствия. Если взять за основу понятия «групповое преступление» упоминавшиеся разъяснения высших судебных инстанций СССР и РСФСР, это будет противоречить ч. 1 ст. 14 УК, определяющей понятие преступления. Ведь если только один участник «группы» является субъектом преступления, то лишь для этого участника деяние действительно будет «виновно совершенным» и «запрещенным настоящим Кодексом под угрозой наказания».