Условно — досрочное освобождение от отбывания наказания

04-03-19 admin 0 comment

Кропачев А.
Законность, 1999.


А. Кропачев, прокурор отдела по надзору за соблюдением законов при исполнении уголовных наказаний прокуратуры Кировской области.

Условия решения рассматриваемого вопроса регламентированы ст. 175 УИК РФ. Это — отбытие установленной законом части срока наказания (ч. 9) и содержание осужденного в облегченных, а несовершеннолетнего осужденного — в льготных условиях (ч. 10).

Как показывает практика, проблем при условно — досрочном освобождении лиц, отбывающих значительный срок лишения свободы, не возникает. Это вызвано тем, что за длительный период пребывания в местах лишения свободы осужденный определяется окончательно: или становится явным нарушителем режима содержания и об УДО вопроса не возникает, или становится на путь исправления и вопрос об УДО решается относительно безболезненно.

Сложнее обстоит дело в отношении лиц, отбывающих незначительный срок уголовного наказания, например, один год лишения свободы. В такой ситуации возникают следующие проблемы: ст. 79 УК входит в противоречие со ст. 175 УИК; неопределенность в отношении начала отсчета срока содержания осужденного в обычных условиях отбывания наказания.

Согласно ч. 1 ст. 79 УК лицо, отбывающее уголовное наказание, может быть освобождено условно — досрочно, если судом будет признано, что для исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. Критерии, по которым можно сделать вывод, нуждается или не нуждается осужденный в полном отбывании наказания, не указаны. Нет отсылок и к каким-либо другим нормативным актам. Единственное в соответствии с ч. ч. 3 и 4 ст. 79 УК условие — фактическое отбытие осужденным определенного срока наказания, но не менее 6 месяцев.

Правомерно предположить, что судьи при определении целесообразности условно — досрочного освобождения из места лишения свободы должны руководствоваться поведением осужденного, какими-то другими обстоятельствами и просто своим правосознанием.

Статья 175 УИК конкретизирует эти критерии, говоря, что условно — досрочному освобождению подлежит лицо, отбывающее наказание в облегченных или льготных условиях. То, что Уголовный кодекс не конкретизирует обстоятельств УДО, а Уголовно — исполнительный их устанавливает, и составляет противоречие, порождающее жалобы осужденных на необоснованный, по их мнению, отказ в условно — досрочном освобождении. Они ссылаются на отсутствие в УК поведенческого условия, предусмотренного ч. 10 ст. 175 УИК. Учитывая нерешенность проблемы законодателем, следует признать доводы осужденных в этой ситуации в значительной мере обоснованными.

Обратимся ко второй проблеме: с какого времени считать нахождение осужденного в обычных условиях содержания — со дня вступления приговора в законную силу или со дня нахождения его в местах лишения свободы?

Почему возникает такой вопрос? Потому, что согласно ч. 10 ст. 175 УИК условно — досрочное освобождение возможно при условии нахождения осужденного в облегченных или льготных условиях. В облегченные же условия осужденный может быть переведен не менее чем через 6 месяцев нахождения в обычных условиях в колонии общего режима (ч. 2 ст. 120 УИК) и не менее 9 месяцев в колонии строгого режима (ч. 2 ст. 122 УИК) при условии, что его поведение положительное и он не имеет дисциплинарных взысканий.

Рассмотрим конкретную ситуацию. Осужденный отбывает наказание (один год лишения свободы) в ИК общего режима. Начало срока — 8 февраля 1998 г., приговор вступил в законную силу во время содержания в СИЗО 18 мая 1998 г., в исправительную колонию он прибыл 4 июня 1998 г. На 8 августа 1998 г. осужденный отбыл 1/2 срока наказания, и в соответствии со ст. 79 УК и ч. 9 ст. 175 УИК РФ возможно его условно — досрочное освобождение. Однако в облегченных условиях на указанную дату отбывающий наказание не находится.

С какого же времени он может находиться в обычных условиях содержания или, правильнее сказать, считаться находящимся в обычных условиях? Может ли с 8 августа быть переведен на облегченные условия содержания?

Часть 1 ст. 87 УИК определяет, что в пределах одной исправительной колонии осужденные к лишению свободы могут находиться в обычных, облегченных и строгих условиях отбывания наказания. Начало срока нахождения в обычных условиях эта норма не определяет.

Части первые ст. ст. 120 и 122 УИК однозначно трактуют, что в обычных условиях в исправительной колонии отбывают наказание осужденные, поступившие в это исправительное учреждение.

Возникает вопрос: откуда они должны поступить — из следственного изолятора, из другого исправительного учреждения и т.д.?

Однако ч. 7 ст. 120 и ч. 8 ст. 122 УИК указывают, что при переводе из одной колонии в другую за осужденными сохраняется установленный режим содержания. Следовательно, при переводе из одной колонии в другую осужденный не обязательно может быть в обычных условиях. Остается вроде бы единственный вариант: срок нахождения осужденного в обычных условиях следует исчислять со дня поступления его в ИК из следственного изолятора, что и применяется на практике.

Но с таким решением согласиться нельзя. Во-первых, правовое положение осужденного определяется со дня вступления приговора суда в законную силу. Статья 7 УИК прямо говорит, что основанием исполнения наказания и применения иных мер уголовно — правового характера является приговор (определение, постановление) суда, вступивший в законную силу.

Во-вторых, ст. 8 УИК определяет принцип равенства осужденных перед законом.

Таким образом, нахождение отбывающего наказание в обычных условиях содержания в нашем примере следует считать со дня вступления приговора суда в законную силу, т.е. с 18 мая 1998 г., а не со дня его прибытия в колонию. В противном случае будет нарушен установленный ст. 8 УИК принцип равенства перед законом. Практически нарушение закона будет заключаться в том, что один осужденный после вступления приговора в силу содержится в СИЗО не более 10 дней, а другой по независящим от него причинам (например, отсутствие этапов) — по нескольку месяцев. Соответственно, время пребывания в местах лишения свободы разных осужденных будет различным, разным будет и отсчет срока содержания их в обычных условиях. При равных условиях (статья УК, срок, вид режима и т.д.) один осужденный будет иметь возможность раньше освободиться условно — досрочно, другой — позднее. Возможен и более негативный вариант: один будет иметь возможность реализовать свое право на УДО, а другой будет его лишен, так как отсчет срока нахождения в обычных условиях содержания со дня пребывания в исправительной колонии по причине длительной задержки в СИЗО не даст осужденному практической возможности перевода в облегченные условия.

Думается, нахождение осужденного со вступившим в законную силу приговором суда в следственном изоляторе до этапирования в колонию не является препятствием для создания ему обычных условий содержания, пусть и в ограниченном объеме (отсутствие отрядного содержания). К тому же на осужденных, задействованных в хозяйственном обслуживании в СИЗО, распространяется действие УИК. Что же мешает распространить его действие на других осужденных, в отношении которых приговор вступил в законную силу?

Таким образом, отсчет времени содержания осужденного в обычных условиях со дня вступления приговора в законную силу является непременным принципом уголовно — исполнительного права — равенства осужденных перед законом.