Процессуальное положение и компетенция дознавателя как субъекта обязанности доказывания

04-03-19 admin 0 comment

Авилов А.В.
Общество и право, 2010.


По мнению автора, дознаватель наряду со следователем, прокурором, руководителем следственного органа и судом является самостоятельным субъектом обязанности доказывания по уголовным делам. Дознаватель наделяется широкими полномочиями по осуществлению доказывания в ходе досудебного производства по уголовным делам.

Ключевые слова: обязанность доказывания, дознаватель, полномочия, уголовное преследование, уголовное дело, процессуальные действия, доказательства.

To the author’s opinion an interrogator along with an investigator, a public prosecutor, a head of an investigative department and the court is an independent subject of the proof duty in criminal cases. An interrogator is vested with wide range of powers to carry out a proof procedure in the course of pre-trial proceedings in criminal cases.

Key words: proof duty, interrogator, powers, criminal prosecution, criminal case, legal proceedings, evidences.

Согласно п. 7 ст. 5 УПК РФ «дознаватель — должностное лицо органа дознания, правомочное либо уполномоченное начальником органа дознания осуществлять предварительное расследование в форме дознания, а также иные полномочия, предусмотренные УПК РФ». В ч. 1 ст. 41 УПК РФ эта норма конкретизируется указанием на то, что полномочия органа дознания, предусмотренные п. 1 ч. 2 ст. 40 УПК РФ, возлагаются на дознавателя начальником органа дознания или его заместителем. Порядок же возложения на дознавателя полномочий органа дознания по производству дознания начальником органа дознания или его заместителем УПК РФ не предусмотрен.

УПК РФ в редакции Федерального закона N 90-ФЗ в число лиц, уполномоченных поручать дознавателю производство дознания по уголовному делу, включил начальника подразделения дознания (ч. 1 ст. 40.1 УПК РФ), однако также не определил соответствующий порядок.

В качестве дознавателя может выступать не только «штатный» дознаватель, но и иное должностное лицо органа дознания, которому дано соответствующее поручение начальником органа дознания или его заместителем. В соответствии с п. 10.1 Инструкции по организации деятельности участкового уполномоченного милиции, утвержденной Приказом МВД РФ от 16.09.2002 N 900, таким должностным лицом является участковый уполномоченный милиции [1]. Решением Верховного Суда РФ от 6 февраля 2008 года ГКПИ07-1681, оставленным без изменения Определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 15 мая 2008 года N КАС08-169, подпункт 10.1 пункта 10 настоящей Инструкции признан не противоречащим действующему законодательству [2].

В результате можно прийти к выводу о том, что дознавателем может быть должностное лицо, которое непосредственно назначено на должность дознавателя и которому начальник подразделения дознания вправе поручать производство дознания по конкретному уголовному делу. Дознавателем может стать также должностное лицо, на которого временно начальником органа дознания возложено производство дознания.

Полномочия дознавателя как субъекта обязанности доказывания, его задачи и основное направление уголовно-процессуальной деятельности после внесенных в 2007 году в УПК РФ изменений во многом стали более вариативными. В частности, в связи со снятием ограничения на производство дознания в отношении конкретного лица, перед дознавателем поставлена дополнительная задача — поиск (изобличение) подлежащего привлечению к уголовной ответственности лица.

Вместе с тем деятельность дознавателя неразрывно связана с оценкой доказательств по внутреннему убеждению. Эта деятельность представляется невозможной без всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств уголовного дела. По справедливому утверждению В.М. Карпенко, положения о всесторонности, полноте и объективности расследования не исчезли в УПК РФ, а видоизменились, растворившись в ряде других норм действующего закона (ст. ст. 73, 152, 154 УПК РФ). «Несмотря на отсутствие четкой регламентации указанных положений в отдельной норме УПК РФ, они обязательны для следователя и дознавателя при формировании внутреннего убеждения» [3].

Что же касается процессуальной самостоятельности дознавателя как субъекта обязанности доказывания, то здесь произошли существенные изменения. В первую очередь изменения коснулись порядка возбуждения уголовного дела. Федеральным законом N 87-ФЗ из УПК РФ исключен процессуальный институт согласия прокурора на возбуждение дознавателем уголовного дела, являвшийся на протяжении 5 лет действия фактическим тормозом в своевременном возбуждении основной массы уголовных дел о так называемых общеуголовных преступлениях. По мнению Б.Я. Гаврилова, «негативные последствия реализации данной правовой нормы в практической деятельности правоохранительных органов заключались в невозможности зачастую своевременного возбуждения уголовного дела и, соответственно, задержания лица, обоснованно заподозренного в совершении преступления, а также проведения неотложных следственных действий по закреплению следов преступления. Невозможен был до получения согласия прокурора на возбуждение уголовного дела и допрос пострадавшего, который от полученных телесных повреждений мог скончаться, не дождавшись согласия прокурора на обращение следователя о возбуждении уголовного дела. И это не гипотетические рассуждения автора, а вполне реальная ситуация» [4].

Материалы уголовного дела, находящиеся в производстве у дознавателя, могут проверяться, а незаконные или необоснованные постановления отменяться начальником подразделения дознания и прокурором (п. 3 ч. 1 ст. 40.1 УПК РФ, п. п. 4, 6 ч. 2 ст. 37 УПК РФ). При этом проверяет материалы уголовного дела, находящегося в производстве у дознавателя, начальник подразделения дознания, а отменяет незаконные или необоснованные постановления дознавателя прокурор. Соответственно, как полагают А.С. Александров и И.В. Круглов, начальнику подразделения дознания для решения вопросов, относящихся к компетенции прокурора согласно ч. 2 ст. 37 УПК РФ, необходимо обращаться к прокурору с соответствующими ходатайствами [5].

Согласно п. 3 ч. 2 ст. 38 УПК РФ следователь уполномочен самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий, за исключением случаев, когда в соответствии с УПК РФ требуется получение судебного решения или согласия руководителя следственного органа [6]. Процессуальные полномочия дознавателя в решении указанного вопроса ограничены тем, что формально данный субъект обязанности доказывания не может самостоятельно направлять ход расследования. Такого права дознавателя УПК РФ не предусматривает. Кроме того, для производства отдельных следственных действий ему требуется согласие большего числа субъектов (п. 5 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, п. 1 ч. 3 ст. 41 УПК РФ). В соответствии с п. 10 Приказа Генпрокуратуры РФ от 6 сентября 2007 года N 137 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов дознания» прокурору предписано в пределах имеющихся полномочий в целях обеспечения своевременного раскрытия преступления давать письменные указания дознавателям о направлении расследования, о получении и надлежащей фиксации доказательств, о производстве необходимых процессуальных действий, в том числе неотложных следственных действий по установлению и закреплению следов преступления.

Процессуальная самостоятельность дознавателя как субъекта обязанности доказывания при производстве предварительного расследования ограничена также тем, что ему уполномоченными субъектами могут даваться обязательные для исполнения указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения. Дознавателю давать указания о производстве вышеуказанных действий уполномочены прокурор и начальник подразделения дознания (п. 4 ч. 2 ст. 37 УПК РФ, п. 2 ч. 3 ст. 40.1 УПК РФ). При этом УПК РФ не дает четкого ответа на вопрос, что делать дознавателю в случаях, если эти указания диаметрально противоположны.

Прокурор уполномочен давать дознавателю указания о производстве процессуальных действий, то есть указания о производстве следственных и иных действий, предусмотренных УПК РФ (п. 32 ст. 5 УПК РФ, п. 4 ч. 2 ст. 37 УПК РФ), начальник подразделения дознания — только отдельных следственных действий, об избрании в отношении подозреваемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения (п. 2 ч. 3 ст. 40.1 УПК РФ). Наряду с этим прокурор уполномочен требовать от органов дознания устранения нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания (п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ). Однако УПК РФ не регламентирует порядок рассмотрения требований прокурора об устранении нарушений федерального законодательства, допущенных в ходе дознания.

При обжаловании указаний начальника подразделения дознания начальнику органа дознания дознаватель вправе представить начальнику органа дознания или прокурору материалы уголовного дела и письменные возражения на указания начальника подразделения дознания (ч. 4 ст. 40.1 УПК РФ).

Порядок рассмотрения жалобы дознавателя прокурором регламентирован ст. 124 УПК РФ. Процедура рассмотрения жалобы начальником органа дознания в законе не регламентирована, но, как представляется, она должна быть аналогичной той, что осуществляется с участием прокурора.

Литература

1. Инструкция по организации деятельности участкового уполномоченного милиции, утвержденная Приказом МВД РФ от 16.09.2002 N 900 // Российская газета. 2002. 27 ноября.

2. Сайт Верховного Суда РФ — http://www.supcourt.ru.

3. Карпенко В.М. Оценка доказательств следователем и дознавателем: Автореф. диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М., 2007. С. 16.

4. Гаврилов Б.Я. Федеральный закон от 5 июня 2007 года N 87-ФЗ: мнение специалиста и ученого // Российская юстиция. 2007. N 7. С. 61.

5. Александров А.С., Круглов И.В. Правовое положение начальника подразделения дознания в уголовном судопроизводстве // Российский следователь. 2007. N 17. С. 5.

6. Быков В.М. Процессуальная самостоятельность следователя // Уголовный процесс. 2008. N 5. С. 42.