Надо ли суду заменять ненадлежащую сторону?

04-03-19 admin 0 comment

Зайцев И.
Российская юстиция, 1999.


И. Зайцев, профессор Саратовской государственной академии права.

При обращении в суд с иском граждане и организации должны указать, какое субъективное право нарушено или оспаривается, почему возникли убытки и каков их размер, а также кто, по их мнению, должен нести ответственность за совершенное или совершаемое правонарушение. Юристам хорошо известно, что подавшие иск не всегда могут точно определить, какие права им принадлежат, какова структура заявляемого юридического спора и т.д. В момент возникновения гражданского судопроизводства не все обстоятельства дела могут быть известны заявителю.

В связи с этим возможны ошибки двоякого рода: заявитель либо неверно определяет свою юридическую заинтересованность, т.е. неправильно легитимирует (определяет) себя как истца, либо неточно определяет, кто должен быть ответчиком по его требованию. Ошибки в определении сторон искового производства могут быть вызваны незнанием или неправильным толкованием соответствующих норм права. Например, в случаях, когда за причиненный вред должен по закону (ст. 1079 ГК РФ) отвечать владелец источника повышенной опасности, иск предъявляется непосредственно причинителю вреда. Ошибки могут быть следствием незнания действительных обстоятельств конфликта (иск предъявляется невиновному лицу или тому, кто не был участником спорного обязательства).

В результате подобных ошибок в гражданском процессе появляются ненадлежащие истец или ответчик. Конечно, в начале производства по конкретному делу при определении сторон всегда есть предположительные моменты. Истец — это лицо, которому лишь предположительно принадлежит спорное право; ответчик — то лицо, которое лишь предположительно должно нести ответственность по предъявленному исковому требованию. Кто в действительности станет истцом и ответчиком, будет известно после судебного доказывания и исследования фактической стороны дела, т.е. в конце разбирательства дела при постановлении судебного решения. В отношении же ненадлежащей стороны нет даже предположения, что она — участник рассматриваемого и разрешаемого спора о праве. В этих случаях совершенно очевидно, что истец — не то лицо, которому принадлежит право требования, а ответчик — не то лицо, которое должно отвечать по иску (ст. 36 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, ст. 36 Арбитражного процессуального кодекса РФ).

Участие в производстве по делу одной или обоих ненадлежащих сторон может иметь только одно процессуально — правовое последствие — неудовлетворение заявленного искового требования. При этом не имеет значения, кто именно ненадлежащий — истец, ответчик или оба одновременно.

Как известно, в исковом процессе суд рассматривает и разрешает спор о праве. В случае участия ненадлежащей стороны фактически спора между сторонами нет. И дальнейшее исследование обстоятельств дела, применение юридических норм становится беспредметным. Бессмысленно отправлять правосудие в отношении ненадлежащих сторон.

Действующий закон не устанавливает, как должен поступить суд, когда в процессе участвуют ненадлежащие стороны, каким должно быть судебное решение. Логично было бы в подобных случаях завершать судопроизводство без разрешения по существу заявленных требований. Суд, установив, что в деле есть ненадлежащая сторона (стороны), обязан был бы прекратить судебное разбирательство. Но поскольку ст. 219 ГПК РСФСР и ст. 85 АПК РФ, равно как и ст. 212 проекта ГПК РФ, не предусматривают такое основание для прекращения судопроизводства, судебная практика нашла иной путь — отказ в иске. Повсеместно в течение многих десятилетий суды отказывают в удовлетворении искового требования, если в деле есть ненадлежащая сторона. В случае разрешения по существу дела, в котором участвует ненадлежащая сторона, данное обстоятельство будет безусловным основанием для отмены решения в кассационном или надзорном порядке. Сегодня можно с полным основанием утверждать, что отказ в иске, как и отмена решения в подобных случаях, давно стали судебным обычаем.

Между тем Кодексы предусматривают иные последствия выявления ненадлежащей стороны — суд вправе произвести замену ненадлежащей стороны. Он может с согласия истца, не прекращая дела, допустить замену первоначального истца или ответчика надлежащим истцом или ответчиком (ст. 36 ГПК РСФСР, ст. 36 АПК РФ). Такой порядок замены стороны не соответствует началу процессуальной экономии. Он связан со значительными усилиями суда, несколькими процессуальными средствами и существенно затягивает разбирательство дела.

По закону замена стороны допустима только в заседании первой инстанции — не раньше и не позже. Чтобы произвести замену, суд должен известить первоначального истца о том, что он ненадлежащий и получить его согласие добровольно выйти из процесса; известить надлежащего истца и получить его согласие на вступление в процесс; отложить рассмотрение дела с тем, чтобы дать надлежащему истцу возможность выполнить правила обращения в суд: написать и подать исковое заявление с копиями для лиц, участвующих в деле, представить необходимые доказательства, уплатить государственную пошлину; после замены начать рассмотрение дела с самого начала.

В связи с тем, что для замены ненадлежащего истца надо получить согласие как первоначального, так и надлежащего истца, возможны четыре варианта перемены истцов.

Достаточно сложен и порядок замены ненадлежащего ответчика. Для этого суду необходимо: известить истца о том, что ответчик ненадлежащий и получить его согласие на замену; исключить ненадлежащего ответчика из судопроизводства; известить надлежащего ответчика и вызвать его в установленном порядке в суд, вручить ему копию искового заявления. Ответчику надо предоставить время для подготовки к защите против иска.

При этом возможны два варианта в зависимости от того, согласен или не согласен истец на замену ненадлежащего ответчика. На запоминание всех вариантов замены ненадлежащей стороны студенты — юристы затрачивают немало усилий и времени.

Итак, замена ненадлежащей стороны процессуально неэкономична. Она не соответствует современным представлениям о диспозитивности гражданского процесса, поскольку замена происходит по инициативе и усилиями суда. Заинтересованные лица при этом пассивны, тогда как инициативу должно проявить в первую очередь лицо, в защиту прав и интересов которого возникает судопроизводство. Право на замену стороны должно принадлежать не суду, а истцу. Оно однотипно с правом изменения основания или предмета иска, отказа от иска, заключения мирового соглашения и обусловлено диспозитивным характером гражданского судопроизводства. Но, и это главное, замена стороны ни в коей степени не гарантирует, что иск будет удовлетворен. Тут все зависит от конкретных обстоятельств рассматриваемого дела. Замена ненадлежащей стороны никак не ускоряет процесс судебной защиты, напротив, она существенно осложняет развивающееся производство по делу.

Пожалуй, в данном институте можно отыскать только один положительный момент — по логике правового регулирования при замене ненадлежащего ответчика истцу не следует заново уплачивать государственную пошлину.

Практически суды не применяют ст. 36 ГПК и ст. 36 АПК — проще и быстрее отказать в удовлетворении иска, предоставив тем самым заинтересованному лицу возможность заново обратиться в суд. Тождества исковых требований при этом не будет, поскольку одна из сторон будет новой. Упрекать судей в такой практике нельзя, так как замена ненадлежащей стороны — это право, а не процессуальная обязанность, и Кодексы не предусматривают никаких юридических санкций за неприменение названных статей. Недееспособность института замены ненадлежащей стороны очевидна практическим юристам многие годы. И не случайно проект ГПК РФ (1997 г.) не предусматривает замену ненадлежащего истца, но сохранил замену ненадлежащего ответчика (ст. 43). Однако, как следует из сказанного выше, целесообразность сохранения института замены ненадлежащего ответчика сомнительна. Логичнее было бы предоставить такое право истцу в соответствии с принципом диспозитивности.