Ошибки при назначении и проведении судебных экспертиз при расследовании серийных сексуальных убийств

04-03-19 admin 0 comment

Александренко Е.В.
Электронный ресурс, 2010.


Статья посвящена рассмотрению ошибок при назначении и проведении экспертиз по делам о серийных сексуальных убийствах. Рассмотрены виды экспертных ошибок, их влияние на ход расследования, приведены примеры из следственной и экспертной практики. Предложены направления преодоления экспертных ошибок.

Ключевые слова: серийные сексуальные убийства, экспертиза, экспертные ошибки, «парадоксальное выделительство».

В последние годы проблема раскрытия и расследования серийных сексуальных убийств привлекла внимание многих ученых <1>. В диссертациях и монографиях рассматривались различные аспекты указанной проблемы: криминологические, уголовно-правовые, криминалистические, психологические и др. Однако не менее важен еще один аспект исследования, который, к сожалению, не привлек надлежащего внимания. Речь идет о том, чтобы выделить допущенные при расследовании таких преступлений ошибки, особенно типичные, повторяющиеся из дела в дело на протяжении многих лет, обобщить и проанализировать их, чтобы избежать повторения, и оптимизировать, сделать более эффективным раскрытие указанных преступлений. Результаты следственных ошибок негативно сказываются на качестве и сроках расследования могут повлечь за собой тяжкие последствия (новые жертвы, значительный материальный ущерб, привлечение к ответственности невиновных и др.). Данные соображения определили выбор темы настоящей статьи.

———————————

<1> См.: Расследование многоэпизодных убийств, совершенных на сексуальной почве: Научно-методическое пособие / Под ред. А.И. Дворкина. М.: Экзамен, 2003; Протопопов А.Л. Расследование сексуальных убийств. СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2001; Усанов И.В. Проблемы раскрытия и расследования серийных убийств на сексуальной почве. М.: Юрлитинформ, 2005; Усанов И.В. Проблемы раскрытия и расследования серийных убийств на сексуальной почве: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2003; Тихонова Е.В. Расследование и предупреждение серийных сексуальных убийств: Дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2002; и др.

Некоторые ошибки могут быть выявлены при внимательном изучении и сопоставлении материалов уголовных дел, если они содержатся в соответствующих процессуальных документах: постановлениях о назначении экспертиз, протоколах отбора образцов для сравнительного исследования, протоколах следственных действий, заключениях эксперта. Например, поставлены или нет все необходимые вопросы на разрешение эксперта, отобраны ли нужные образцы для сравнительного исследования, проведены ли дополнительные следственные действия, использованы ли необходимые в данной следственной ситуации тактические приемы допроса и т.д.

Более опасными являются неочевидные ошибки, которые простым изучением материалов уголовного дела сложно, а иногда и невозможно выявить. О наличии таких ошибок зачастую узнают по их негативным последствиям. Поэтому нельзя своевременно принять меры к их устранению или хотя бы уменьшению нежелательных последствий этих ошибок.

Предметом нашего рассмотрения будут ошибки, допускаемые при назначении и проведении экспертиз при расследовании серийных сексуальных убийств, и пути их устранения и предупреждения. В качестве примеров взяты наиболее известные резонансные дела о серийных сексуальных убийствах разных лет.

Как показывает практика, даже при расследовании указанных дел допускались экспертные ошибки. В обвинительном заключении по уголовному делу о серии убийств, совершенных С. Головкиным в Московской области в 1984 — 1992 гг., отмечались «упущения проведенных экспертных исследований» <2>.

———————————

<2> Настольная книга следователя. Расследование преступлений против личности (убийства, торговля людьми): Научно-методическое пособие / Под ред. канд. юрид. наук А.И. Дворкина, докт. юрид. наук, проф. А.Б. Соловьева. М.: Экзамен, 2007. С. 267.

Одна из известных и распространенных экспертных ошибок связана с так называемым феноменом парадоксального выделительства. При расследовании серии убийств, связанных с изнасилованием женщин в Ростовской области, оперативными работниками был задержан А. Чикатило. Проведенными судебно-биологическими экспертизами было установлено, что групповая принадлежность биологических следов преступника относится к четвертой группе крови. Полученные от задержанного образцы крови относились ко второй группе, на основании чего был сделан вывод о непричастности Чикатило к преступлениям расследуемой серии. Проведенная позднее комиссионная судебно-биологическая экспертиза установила, что кровь Чикатило соответствует второй группе крови, а его выделения (пот, слюна, сперма) — четвертой группе. Тем самым устанавливался факт его принадлежности к лицам, обладающим феноменом «парадоксального выделительства» <3>. На данную тему было высказано много мнений и достаточно написано. У данного феномена имеются как сторонники <4>, так и противники <5>.

———————————

<3> См.: Усанов И.В. Проблемы раскрытия и расследования серийных убийств на сексуальной почве. М.: Юрлитинформ, 2005. С. 129.

<4> См.: Лоррен П. Ростовское чудовище / Пер. с англ. А. Васильковой. М., 1998.

<5> См.: Водько Н.П. Почему так долго искали Чикатило… М.: Юрист, 1996; Шамонова Т.Н. О «парадоксальном выделительстве» в судебно-биологической экспертизе // URL: http:// www.serial-killers.ru/ materials/ t-n-shamonova- o-lparadoksalnom- vydelitelstver-v- sudebno- biologiches- kojekspertize.htm.

Следует согласиться с П. Лорреном, что «Чикатило помогла природа. У него оказалась редчайшая биологическая особенность: группа крови не соответствовала группе других его выделений. Его биологическую характеристику (феномен, известный и ученым, и криминалистам) следовало принять во внимание и сделать дополнительные анализы (выделено мной. — Е.А.)» <6>. Заслуживает внимания и мнение Н. Водько, что «версия о «парадоксальном выделительстве» импонировала следствию. Это был выход, чтобы достойно объяснить причину допущенных экспертной и следственной ошибок. Следует полагать, что и ведущие биологи страны корпоративно подтвердили выводы о наличии антигенов A, B, H в выделениях Чикатило, поскольку в случае определения выделений как относящихся ко второй группе предыдущие заключения теряли значимость для дела» <7>. «Кровь на исследование берут из вены или пальца, она «чистая», а выделения смешиваются с бактериями, «чужими белками», другими посторонними примесями. В общем, нет никакого «парадоксального выделительства». Потому что в природе нет людей, имеющих разные группы крови и выделений», — считает Т.В. Стегнова <8>.

———————————

<6> Лоррен П. Указ. соч. С. 68.

<7> Водько Н.П. Указ. соч. С. 77.

<8> Цит. по: Там же. С. 77.

Неверные выводы, по мнению ведущих специалистов <9>, были получены ввиду трудностей исследования биологического материала (спермы с мест убийств), загрязненного бактериями, биологическими объектами. «Процесс экспертизы длителен, трудоемок, требует высокой квалификации. Тщательно исследовать следы с контрольными образцами спермы следовало разными методами, что не было сделано, и в этом — основная причина поспешных выводов о группе крови», — правильно отмечает И.Н. Горбулинская <10>.

———————————

<9> См.: Шамонова Т.Н. Указ. соч.; Горбулинская И.Н. Особенности назначения и производства судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств биологического происхождения при расследовании серийных убийств // URL: http://www.serial-killers.ru/ materials/ osobennosti- naznachenia- i-roizvodstva- sudebno- biologicheskoj- ekspertizy.htm.

<10> Горбулинская И.Н. Использование специальных познаний в процессе расследования серийных убийств (первоначальный этап расследования): Дис. … канд. юрид. наук. Барнаул, 2007. С. 175.

Подобные ошибки возникали при расследовании уголовных дел в отношении С. Головкина и В. Кулика (Иркутск). Эксперты указывали группу AB (IV), у Головкина была Ba (III), у Кулика — AB (II). Следователи вовремя устранили эти противоречия назначением повторных экспертиз <11>. Подобный факт также имел место в Алма-Ате в 1989 г., когда в связи с ошибочными выводами экспертов относительно выделений, изъятых с жертв насилия, искали преступника с четвертой группой крови. Повторная экспертиза определила группу спермы во всех следах как первую. Собранными доказательствами удалось изобличить подозревавшегося ранее гр. М. <12>.

———————————

<11> По итогам ряда повторных экспертиз по делу А. Чикатило: Выступление начальника отдела биологических исследований ЭКЦ МВД к.м.н. Т.В. Стегновой на семинаре в Генеральной прокуратуре СССР (1991 г.).

<12> См.: Перепечина И.О. Возможности применения моноклональных антител для судебно-медицинских исследований крови: Сб. науч. тр. М., 1990. С. 69 — 74.

Анализируя изложенное, считаем, что экспертные ошибки нельзя рассматривать отдельно от следственных, поскольку они зачастую связаны между собой; иногда следственные влекут за собой экспертные, и наоборот. Не было бы никакой ошибки относительно «непричастности» Чикатило к серии убийств, не было бы новых жертв, как, возможно, не было бы дальнейшей дискуссии о «парадоксальном выделительстве», если бы следователь отобрал образцы крови, спермы и назначил дополнительную экспертизу. Необходимость в этом была, поскольку на местах преступлений Чикатило своей крови не оставлял, только сперму. Но ее для исследования у него не взяли. По словам следователя, не знали, как это сделать <13>. В данном случае упущение следователя повлекло за собой ошибку эксперта. Последняя же, в свою очередь, дала основания для преждевременного и неправильного вывода следствия о непричастности подозреваемого и освобождения А. Чикатило.

———————————

<13> См.: Кривич М., Ольгин О. Чикатило и его жертвы. М.: Изограф, 1996. С. 104.

В деле Чикатило ошибка эксперта не была неочевидной, а была как раз заметна в материалах дела. Для этого достаточно было внимательно ознакомиться хотя бы с постановлением о назначении судебно-биологической экспертизы и просмотреть перечень поставленных вопросов, сравнить это с имеющимися в деле данными.

Справедливости ради следует сказать, что все-таки это была больше ошибка следствия, а не эксперта. Именно следователь отвечает за выполнение требований ст. 22 УПК Украины о полном, всестороннем и объективном расследовании обстоятельств дела. Все же достаточно непрофессиональными, особенно учитывая резонансность и категорию уголовного дела, следует признать действия эксперта-биолога, ограничившегося отрицательным выводом. До этого, в 1980 г., Главное бюро СМЭ столкнулось со случаем расхождения группы крови и группы спермы, а в журнале «Судебно-медицинская экспертиза» (N 4 за 1981 г.) была напечатана статья «О некоторых особенностях экспертизы вещественных доказательств в связи с половыми преступлениями», в которой отмечалось, что «этот вывод может оказаться преждевременным». В дальнейшем Бюро СМЭ России признало ошибки в этих экспертизах <14>.

———————————

<14> См.: Там же. С. 106 — 107.

Даже если бы эксперт и не был знаком с вышеуказанной статьей Кодекса, соблюдение им положений уголовно-процессуального законодательства о возможности постановки вопросов, не вынесенных на разрешение экспертизы следователем (ст. 200 УПК Украины), его требовательность в представлении всех необходимых для проведения исследования материалов позволили бы избежать указанной ошибки.

В настоящее время наиболее точные и доказательные результаты исследования объектов биологического происхождения обеспечивает молекулярно-генетический идентификационный анализ, который проводится в рамках судебной генетической экспертизы <15>.

———————————

<15> См.: Горбулинская И.Н. Указ. соч. С. 177.

В связи с указанными потенциальными возможностями генетической экспертизы, следует предупредить следователей о следующем важном моменте. «Некоторые следователи предпочитают сначала назначать серологическую экспертизу, а в зависимости от ее результатов решать вопрос о необходимости исследования ДНК. Данная позиция может быть оправдана в тех ситуациях, когда биологического материала на исследуемых объектах достаточное количество и расследование не ограничено во времени. При изъятии следов биологического происхождения и, что особенно важно, в случаях, когда крови, пота, слюны, спермы и других веществ обнаружено незначительное количество, данные объекты необходимо сразу направлять на генетическую экспертизу, минуя серологическое установление групповой принадлежности», — указывает И.Н. Горбулинская <16>. Поддерживая указанное мнение, отметим, что назначение генетической экспертизы обосновано не только заботой о сохранности идентификационной информации на исследуемых объектах. Не менее важен временной фактор: своевременное получение результатов экспертизы позволит быстрее использовать эту информацию для поиска и изобличения преступника.

———————————

<16> Там же. С. 180.

Ошибки при назначении и проведении экспертиз касаются также взаимодействия следователя и эксперта. Поэтому в качестве рекомендации предлагаем: при назначении экспертизы следует хотя бы в общем ставить в известность эксперта о категории дела, конечно, если это не создаст в последующем трудности расследованию. Здесь, в частности, имеется в виду возможное противодействие расследованию путем вынесения экспертом определенного (желаемого) заключения об известных уже обстоятельствах совершенного преступления (преступлений). Осведомленность о деле может быть принята экспертом во внимание при проведении экспертизы, в том числе для уточнения поставленных на разрешение и постановки новых вопросов (в соответствии со ст. 200 УПК Украины). В деле Чикатило нам не удалось установить, знал ли эксперт, проводя исследование, о том, что расследовалась серия убийств. Возможно, зная об этом, он более ответственно подошел бы к истребованию необходимых образцов, не вынес бы поспешного отрицательного заключения, а взвесил бы все «за» и «против» такого вывода.

Кроме полноты проведения экспертами исследований и подготовки ими правильных, обоснованных заключений важную роль играет также работа следователя по оценке результатов экспертиз. Правильно отмечается, что «каждое заключение эксперта по каждому из эпизодов серий сексуальных убийств необходимо тщательно изучить. В актах судебно-медицинской экспертизы, например, следует обратить внимание на полноту проведения исследования; взятие проб крови для определения ее групповой принадлежности… Такое изучение необходимо для сопоставления и анализа данных, имеющихся по всем эпизодам серии. Кроме того, такое изучение помогает своевременно выявить имеющиеся «пробелы» в проведенных экспертизах по тому или иному эпизоду и при необходимости оперативно назначать проведение дополнительной или повторной экспертизы» <17>. Следует оценивать заключение эксперта и с точки зрения современного состояния науки, как предлагает И.В. Усанов. Для осуществления этого следователь должен иметь представление относительно новейших разработок в области проведения судебных экспертиз, осознавать, какие при этом возможности открываются перед следствием, а также иметь сведения о применении данных методик на практике <18>. По одному делу такая осведомленность следователя привела к назначению повторной экспертизы, которая дала правильный результат <19>.

———————————

<17> Тихонова Е.В. Расследование и предупреждение серийных сексуальных убийств: Дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2002. С. 142.

<18> См.: Усанов И.В. Проблемы раскрытия и расследования серийных убийств на сексуальной почве. М.: Юрлитинформ, 2005. С. 134 — 135.

<19> Бюллетень Главного следственного управления МВД СССР. 1988. N 4 (57). С. 77 — 78.

Речь идет о следователе, так как именно он отвечает за полное, всестороннее, объективное и качественное расследование; от него зависит принятие процессуальных решений, в том числе о назначении экспертиз. Следователь должен сопоставить заключение с материалами дела. При этом он может заметить собственное упущение (не поставлен на разрешение какой-то вопрос и т.д.) или тот факт, что эксперт на что-либо не обратил внимание в связи с неполнотой представленной для проведения экспертизы информации. Поэтому важно решить вопрос о постоянном повышении уровня профессионализма следователей, в том числе их осведомленности о новейших методиках исследования доказательств.

Ошибки также допускаются экспертами из-за их недостаточно внимательного отношения к исследуемым объектам. При расследовании серии изнасилований с убийствами в марте — ноябре 1970 г. в Ворошиловграде рядом с одним из трупов было обнаружено полотенце, использовавшееся как кляп. Но сотрудники экспертно-криминалистического отдела местного УВД неверно прочитали оттиск штампа на полотенце — важнейшей улике, оставленной преступником на месте нападения, которая прямо указывала на возможного преступника. Это не дало возможность своевременно выявить и задержать настоящего убийцу — З. Алмазяна <20>.

———————————

<20> См.: Ракитин И. Загадочные преступления прошлого, 2008 — 2009 гг. // URL: http://www.murders.ru/internet_versya.html.

При расследовании серии убийств с изнасилованием в Московской области в марте 1993 г. при осмотре места происшествия были обнаружены очки жертвы с четким отпечатком пальца, не принадлежавшим хозяйке. Экспертиза проводилась более двух месяцев и установила, что след оставлен С. Ряховским. Но заключение пришло, когда убийца 4 недели находился под арестом. Пока проводилась экспертиза, Ряховский успел убить нескольких человек <21>. Поэтому, исходя из существующих процессуальных сроков проведения досудебного расследования (ст. 120 УПК Украины — не более двух месяцев), считаем необходимым поставить вопрос об установлении в УПК соответствующих сроков проведения экспертиз. По этому же делу выводы судебно-биологической экспертизы были признаны следствием необоснованными, поскольку при ее производстве не в полном объеме были исследованы представленные объекты <22>. Ошибки при проведении экспертиз допускались и по другим делам данной категории <23>.

———————————

<21> См.: Бернацкая М. Маньяк-потрошитель из Балашихи. М.: Изограф, 1996. С. 109 — 110.

<22> См.: Маньяки в Москве / Сост. Э. Максимовский, В. Рябинин. М., 1996. С. 227 — 228.

<23> См.: Бахин В., Карпов Н., Александренко Е. Анализ типичных ошибок в расследовании преступлений сексуальных маньяков // Закон и жизнь: Межд. научно-практический правовой журнал. 2009. N 4 (209). С. 35 — 38.

Основные направления преодоления экспертных ошибок рассмотрела в своей диссертации В.М. Абрамова. В частности, она отмечает: «Особое внимание приобретает контроль руководителя за заключениями о невозможности разрешения вопроса по существу. Тщательная проверка их обоснованности будет содействовать сокращению количества таких заключений и тем самым уменьшению потенциальных латентных ошибок эксперта, которые могут быть выявлены позднее, при проведении повторных экспертиз» <24>.

———————————

<24> Абрамова В.М. Експертнi помилки: сутiсть, генезис, шляхи подолання: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. К., 2005. С. 12 — 13.

Добавим только, что критическое осмысление допущенных ошибок является условием приобретения профессионального опыта, без которого невозможно повышение качества расследования <25>.

———————————

<25> См.: Карагодин В.Н., Морозова Е.В. Криминалистические проблемы обнаружения и устранения следственных ошибок: Учебно-практическое пособие. Екатеринбург: Изд-во Уральского юридического института МВД России, 2003 // URL: http://www.uristys.ru/Library/J_Krim.htm.