Как уволить нерадивого руководителя

04-03-19 admin 0 comment

Меновщиков Д., Эйриян А.
Российская юстиция, 1999.

Д. Меновщиков, юрист.

А. Эйриян, старший преподаватель Пермского госуниверситета, кандидат юридических наук.

В советский период подотчетность руководителей вышестоящим инстанциям, механизм принятия вытекающих из этого решений и их реализация регулировались административно — правовыми нормами. Можно утверждать, что и правила об увольнении руководителей организаций были звеном системы, в которой доминирующее положение отводилось командным методам управления.

Теперь же, когда произошли коренные изменения в управлении экономикой, преобладающее значение стали иметь экономические подходы к управлению собственностью, закрепленные в ГК РФ, в Федеральных законах «Об акционерных обществах», «Об обществах с ограниченной ответственностью» и т.д. В этих условиях ранее сложившиеся правила об увольнении руководителей организаций потребовали существенного обновления. Особенно это видно на примере увольнения за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей. Регламентация п. 1 ст. 254 КЗоТ во многих случаях как бы вступила в конфликт с формирующейся общей системой правовых отношений. В первую очередь сложности вызывает отсутствие нормативного толкования термина «грубое нарушение трудовых обязанностей». Даже появление отдельных подзаконных нормативных актов (например, Указа Президента РФ от 6 июня 1996 г. «О мерах по укреплению дисциплины в системе государственной службы»), раскрывающих через примерный перечень названное понятие, не снимает остроты проблемы. Ведь под действие актов подпадают государственные служащие, в то время как сложности с увольнением по данному основанию возникают, главным образом, не во властных структурах, а в корпоративных организациях. Видимо, до введения законодателем соответствующих централизованных регламентаций, прямо увязанных с увольнением руководителей, можно лишь рекомендовать работодателям самостоятельно определять хотя бы примерный перечень таких нарушений, закрепляя его в правилах внутреннего трудового распорядка, иных локальных нормативных актах — источниках трудового права, или непосредственно в трудовых договорах (контрактах) с руководителями. В такого рода перечни, думается, нужно включать ситуации, когда исполнительный орган своими действиями виновно нарушает положения уставных документов общества, не исполняет решения вышестоящих органов управления, не обеспечивает достижения установленных плановых показателей развития общества, не обеспечивает своевременной выплаты заработной платы работникам и т.д. Но проблематика рассматриваемых увольнений этим не исчерпывается. Возникают и другие вопросы.

К примеру, в обществе с ограниченной ответственностью в соответствии с подп. 4 п. 2 ст. 33 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» к компетенции общего собрания относится образование исполнительных органов общества и досрочное прекращение их полномочий. Согласно п. 8 ст. 37 Закона решения по данному вопросу принимаются большинством не менее двух третей голосов от общего числа голосов участников общества, если необходимость большего числа голосов не предусмотрена уставом. Изложенные правила действуют и в отношении единоличного исполнительного органа (по терминологии трудового права — руководителя организации).

Если участником общества является только одно лицо (физическое или юридическое), то увольнение руководителя, допустившего грубое нарушение своих обязанностей, не вызывает трудностей. Ситуация резко меняется, когда участниками общества являются два и более юридических или физических лица. Допустим, налицо факт однократного грубого нарушения руководителем общества трудовых обязанностей. Но участники общества не пришли к согласию относительно его увольнения, и руководитель продолжает свою работу, имея, по сути дела, возможность и впредь систематически грубо нарушать трудовые обязанности. Например, совершение единоличным исполнительным органом (директором) крупной сделки без одобрения общего собрания участников общества ведет обычно к обострению «конфликта интересов». При этом директор умышленно нарушает соответствующие правила, зафиксированные законодательно, в Уставе общества и в трудовом контракте с ним. В интересах общества уволить его за однократное грубое нарушение трудовых обязанностей. И тем не менее инициатива об увольнении нерадивого директора даже большинства участников общества, но имеющих, к примеру, только 65% голосов, не будет иметь реальных последствий.

Можно предположить, что из данной ситуации возможен выход, если стороны воспользуются правом, предусмотренным ст. 10 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». В соответствии с ней участники общества, доли которых в совокупности составляют не менее 10% уставного капитала, вправе требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной его деятельность или существенно ее затрудняет. Реализуя это право, участники общества, обладающие долей не менее 10% уставного капитала, могут попробовать исключить участника (участников), который противодействует увольнению директора и тем самым способствует нарушению им своих обязанностей. А когда такой участник (участники) будет исключен, то появляется возможность прекратить полномочия руководителя. Однако этот выход скорее теоретический. Практически же реализовать данную последовательность действий весьма затруднительно.

В период рассмотрения вопроса об увольнении директора как вариант действий участников общества, инициирующих увольнение, есть возможность обжалования нарушающих их интересы решений исполнительного органа в суде, основываясь на ст. 43 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». Однако для этого необходимо оперативно получать полную и достоверную информацию о деятельности исполнительного органа, что далеко не всегда достижимо.

В качестве средства для разрешения подобного рода коллизий желательно дополнить ст. 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» пунктом следующего содержания: «Участники общества, доли которых в совокупности составляют не менее 10% уставного капитала общества, вправе требовать в судебном порядке досрочного прекращения полномочий исполнительного органа общества, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет». Эта норма устранит имеющийся правовой изъян, позволяющий безнаказанно превращать должность по управлению совместным имуществом в свою личную кормушку, творить правовой беспредел.

Еще более сложное положение с реализацией рассматриваемого основания для увольнения наблюдается в акционерных обществах. Их деятельность, как известно, регулируется прежде всего Федеральным законом от 26 декабря 1995 г. Отношения между акционерами, по сравнению с отношениями между участниками ООО, более формальные, что в известной мере усложняет контроль за деятельностью исполнительных органов, которые формируются и досрочно прекращают свои полномочия решением либо общего собрания акционеров, либо совета директоров, если данный вопрос передан в его компетенцию. Решение принимается большинством голосов акционеров — владельцев голосующих акций (членов совета директоров) общества, принимающих участие в собрании (заседании), если для принятия решения Законом «Об акционерных обществах» или уставом общества не установлено большее число голосов.

Закон «Об акционерных обществах» не предусматривает возможности принудительной продажи акций или какого-либо принуждения к голосованию или к отказу от него. Здесь законодатель, по всей вероятности, исходил из принципов действия рыночных механизмов, которые приводят к саморегуляции общества и управления в нем посредством возможности продажи акций. Однако этот механизм в современной экономике России не срабатывает и вряд ли заработает, если не будут внесены изменения в действующее законодательство, гарантирующие права мелких акционеров. Например, возник вопрос об увольнении генерального директора открытого акционерного общества с числом акционеров более одной тысячи, совершившего однократное грубое нарушение трудовых обязанностей. При этом наибольший пакет акций, принадлежащий одному лицу, составляет не более 3 — 4% от общего числа обыкновенных акций общества. Это довольно типичная для России картина приватизированного бывшего государственного предприятия. В соответствии с разумными представлениями о ведении дела в данном обществе будет образован совет директоров, кандидатуры в который могут выдвинуть в соответствии с п. 1 ст. 53 Федерального закона «Об акционерных обществах» акционеры, являющиеся в совокупности владельцами не менее 2% голосующих акций. Голосование по кандидатурам проводится так называемым «кумулятивным голосованием» (п. 4 ст. 66 Федерального закона «Об акционерных обществах»). Избранный совет директоров, скорее всего, будет представлять интересы крупных акционеров, владеющих не менее 2% голосующих акций общества, ибо реально только они предложат свои кандидатуры в совет директоров и проголосуют организованно. Остальным же акционерам необходимо объединиться в группы и согласованно отстаивать свои интересы. В этой ситуации влиять на возможность увольнения руководителя как бы проще, если вопрос находится в компетенции совета директоров, где число членов невелико, а решения принимаются простым большинством голосов. Однако, отстаивая интересы крупных акционеров, совет директоров может «не замечать» грубые нарушения руководителем его обязанностей, совершаемые в пользу крупного акционера. При развитости рынка ценных бумаг возможен вариант продажи недовольными акционерами своего пакета по его действительной стоимости, однако в настоящее время сделать это весьма трудно. Реальной же возможности влиять на увольнение провинившегося руководителя за грубое нарушение им трудовых обязанностей у мелкого акционера нет.

Существующий механизм потворствует тому, что, создавая какое-либо акционерное общество и наделяя его имуществом, денежными средствами, акционер становится как бы участником некой авантюры, подверженной не зависящему от него значительному влиянию рынка извне, где он рискует либо потерять все вложенное, либо его приумножить. И непосредственным вершителем всего становится исполнительный орган, ведающий оперативными вопросами управления общества и практически неподконтрольный самим акционерам.

Выходом и в этом случае должно быть введение ответственности руководителя непосредственно перед акционерами. Вопросы правомочности и обоснованности применения ответственности должны войти в компетенцию суда. Федеральный закон «Об акционерных обществах» целесообразно дополнить такой правовой нормой: «Акционеры общества, являющиеся в совокупности владельцами не менее чем 2% голосующих акций общества, вправе требовать досрочного прекращения в судебном порядке полномочий исполнительного органа общества, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет».