Можно ли обжаловать определение суда о назначении стационарной судебно — психиатрической экспертизы?

04-03-19 admin 0 comment

Аргунова Ю.
Электронный ресурс, 1999.


Ю. Аргунова, кандидат юридических наук.

На вынесенный в заголовок вопрос теперь можно ответить утвердительно. Это стало возможным благодаря Постановлению Конституционного Суда РФ от 2 июля 1998 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. ст. 331 и 464 УПК РСФСР в связи с жалобами ряда граждан.

Конституционный Суд признал положения п. 3 ч. 1 ст. 331 и ч. 1 ст. 464 УПК в той мере, в какой они исключают до постановления приговора возможность обжалования и пересмотра в кассационном порядке определений (постановлений) суда первой инстанции о применении или изменении меры пресечения, о помещении лица в медицинское учреждение для проведения стационарной судебно — психиатрической экспертизы, а также об отложении разбирательства, приостановлении уголовного дела или о роспуске коллегии присяжных заседателей и связанном с этим возобновлении подготовки к рассмотрению дела, поскольку указанные решения затрагивают конституционные права и свободы и, в частности, сопряжены с фактическим продлением срока содержания под стражей, не соответствующими Конституции РФ.

Федеральному Собранию РФ поручено внести в уголовно — процессуальное законодательство изменения и дополнения, направленные на урегулирование процедуры обжалования и пересмотра в кассационном порядке определений суда и постановлений судьи, ограничивающих конституционные права и свободы граждан, в том числе право на свободу и право на доступ к правосудию.

Впредь до внесения в законодательство соответствующих изменений и дополнений судам надлежит, обеспечивая право на судебное обжалование определений (постановлений) суда первой инстанции на основании непосредственного применения положений ст. ст. 46 и 123 Конституции РФ и с учетом данного Постановления, исходить из предписаний раздела IV УПК, а также из возможности использования на основании процессуальной аналогии правил, предусмотренных для судебной проверки законности и обоснованности применения заключения под стражу в качестве меры пресечения (ст. ст. 220.1 и 220.2 УПК).

Статья 46 Конституции РФ, гарантируя каждому право на судебную защиту, в качестве одного из существенных элементов этого права предусматривает возможность обжалования в суд решений и действий (или бездействия) органов государственной власти и должностных лиц, включая судебные органы. Закрепленное в конституционной норме положение предполагает, что заинтересованным лицам предоставляется возможность добиваться исправления допущенных судами ошибок и что в этих целях вводится порядок процессуальной проверки вышестоящими судами законности и обоснованности решений, принимаемых нижестоящими судебными инстанциями, поскольку правосудие, как отмечалось в Постановлении Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1996 г. по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. ст. 371, 374 и 384 УПК, по самой своей сути признается таковым лишь при условии, если оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах.

Согласно ст. 120 Конституции РФ судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону, т.е. какое бы то ни было вмешательство в деятельность судов при отправлении ими правосудия, в том числе со стороны вышестоящих судебных инстанций, является недопустимым.

В целях обеспечения независимости судей при осуществлении ими уголовного судопроизводства в ст. ст. 331 и 464 УПК установлено правило, согласно которому большинство решений, которые суд первой инстанции выносит в ходе судебного разбирательства, не подлежат кассационному обжалованию и могут быть проверены в кассационном порядке лишь одновременно и в связи с приговором. Тем самым исключается текущий контроль со стороны вышестоящих судебных инстанций за ходом рассмотрения дела судом первой инстанции и, следовательно, вмешательство в осуществление им своих дискреционных полномочий. Однако возможность судебной проверки законности и обоснованности промежуточных действий и решений суда при этом не устраняется — она лишь переносится на более поздний срок.

Одним из таких промежуточных решений является определение суда первой инстанции о назначении стационарной судебно — психиатрической экспертизы (СПЭ).

Следуя логике Конституционного Суда, пересмотр промежуточных судебных решений все же возможен, если только они не находятся в прямой связи с содержанием приговора, включающим выводы о фактических обстоятельствах дела, оценке доказательств, квалификации деяния, наказания осужденного и т.д., так как в этом случае он не касается существа уголовного дела, а потому не затрагивает независимости судей.

Конституционный Суд пришел к выводу, что к подобным судебным решениям относятся определения (постановления) судов первой инстанции, сопряженные с применением меры пресечения, включая содержание под стражей, или ее продлением, ибо фактическую основу для судебной проверки составляют материалы, подтверждающие только законность и обоснованность указанной меры пресечения, но никак не виновность лица в совершении инкриминируемого преступления, вопрос о которой в данном случае не подлежит исследованию. К этой категории судебных решений отнесено и определение о назначении стационарной СПЭ, также, как правило, влекущее избрание меры пресечения в виде содержания под стражей.

Возможность проверки законности и обоснованности подобных определений суда лишь после окончательного разрешения дела, а именно одновременно с рассмотрением кассационной жалобы на приговор, по мнению Конституционного Суда, не может быть признана эффективным средством защиты нарушенных прав, тем более если их уже нельзя восстановить в полном объеме после отмены приговора.

Однако предоставление подсудимым гарантий судебной защиты от необоснованного и незаконного применения принудительных мер при обжаловании выносимых в ходе судебного разбирательства решений суда первой инстанции, как отмечается в Постановлении, не должно приводить ни к приостановлению исполнения обжалуемого решения, ни к приостановлению производства по делу в суде первой инстанции, с тем чтобы не нарушался действующий в уголовном судопроизводстве принцип непрерывности, который является, в частности, условием реализации права обвиняемого быть судимым без неоправданной задержки.

Кроме того, исходя из принципа независимости судей, кассационный порядок обжалования промежуточных решений суда первой инстанции должен исключать какое-либо ограничение его дискреционных полномочий (в Постановлении используется именно этот термин. — Ю.А.) не только в части завершающих рассмотрение выводов, но и применительно к последующим промежуточным процессуальным решениям, потребность в которых может возникнуть в ходе судебного разбирательства до вынесения приговора.

Итак, Конституционный Суд открывает возможность обжалования и пересмотра в кассационной инстанции определения суда первой инстанции «о помещении лица в медицинское учреждение для проведения стационарной судебно — психиатрической экспертизы», поскольку указанное определение «затрагивает конституционные права и свободы, в частности сопряжено с фактическим продлением срока содержания под стражей». Данная формулировка наводит на некоторые размышления.

Во-первых, из нее следует, что речь идет не только о ситуациях, связанных с нахождением лица под стражей, но и иным образом затрагивающих конституционные права и свободы. А значит, обжаловано может быть и помещение лица на стационарную СПЭ без избрания меры пресечения в виде содержания под стражей.

Во-вторых, Постановление Конституционного Суда содержит юридическую неточность. В соответствии с действующим процессуальным законодательством суд вправе вынести определение не «о помещении лица в медицинское учреждение для проведения стационарной СПЭ», а «о назначении стационарной СПЭ». Похоже, однако, что такая неточность была допущена намеренно. Если бы Конституционный Суд руководствовался формулировкой УПК, более емкой по содержанию, он фактически открыл бы путь для обжалования не только водворения лица в медицинское учреждение, но и самого факта назначения экспертизы, ее необходимости. А это уже повлекло бы контроль со стороны вышестоящих судебных инстанций за ходом рассмотрения дела судом первой инстанции и, следовательно, вмешательство в осуществление последним своих дискреционных полномочий. Ведь назначение стационарной СПЭ и ее результаты в отличие от других процессуальных действий, перечисленных в Постановлении (применение или изменение меры пресечения, отложение разбирательства, роспуск коллегии присяжных заседателей и т.д.), находятся в прямой связи с содержанием приговора, включающим выводы о фактических обстоятельствах дела, оценке доказательств, квалификации деяния, наказании осужденного: выявленные психические расстройства в пределах вменяемости учитываются, например, в рамках ст. ст. 22, 106 и др. УК, а наличие невменяемости, как известно, служит основанием для освобождения лица от уголовной ответственности или наказания либо для прекращения дела. С другой стороны, возможное признание вышестоящим судом незаконным или необоснованным помещение обвиняемого в медицинское учреждение для проведения СПЭ сделает невозможным и само экспертное исследование его психического состояния, в особенности если решить экспертные вопросы в амбулаторных условиях не представляется возможным.

Рассмотрев вопрос об обжаловании определения суда, касающегося производства СПЭ, в одном ряду с другими видами определений и постановлений, Конституционный Суд, по моему мнению, не оценив до конца специфики вопроса, создал некую недосказанность, которая, в свою очередь, может привести к ошибкам и разнобою в правоприменительной практике. Специальное разъяснение Конституционного Суда по применению рассматриваемого пункта Постановления могло бы внести ясность в создавшееся положение, позволило бы избежать неточностей в соответствующих нормах разрабатываемого УПК РФ.