Право на имя и его защита

04-03-19 admin 0 comment

Эрделевский А.
Законность, 1999.

А. Эрделевский, доцент МГЮА.

Право на имя — одно из личных неимущественных прав гражданина. Присвоение человеку имени — основной способ индивидуализации личности в обществе, позволяющий выделить человека из массы других людей как вполне определенного участника общественных отношений.

К числу норм, устанавливающих правила осуществления и защиты права на имя, относятся ст. 19 ГК РФ, ст. ст. 58, 59 Семейного кодекса РФ, ст. 15, 49 Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» от 9 июля 1993 г. Следует заметить, что упомянутые нормы Закона об авторском праве касаются специального обладателя права на имя — автора произведений науки, литературы и искусства. Нормы, регулирующие осуществление права на имя, содержатся и в Федеральном законе «Об актах гражданского состояния» от 15 ноября 1997 г. (далее — Закон об актах). В случае противоречия между Законом об актах и СК преимущество следует отдавать нормам Закона, как более позднего нормативного акта.

Пункт 1 ст. 19 ГК определяет составные части имени человека. К ним в общем случае относятся: личное имя (собственно имя); наименование по отцу (отчество); наследственное семейное наименование (фамилия). Однако из закона или национального обычая может следовать иной состав имени. В частности, в него может не входить отчество человека; как показывает анализ зарубежного права, в редких случаях в состав имени может не входить и фамилия (например, Исландия).

Содержание права гражданина на имя составляют следующие отдельные правомочия: право на получение имени; право на пользование именем; право на неприкосновенность имени; право на перемену имени; право на защиту имени.

Право гражданина на получение имени обеспечивается п. 1 ст. 58 СК, где предусмотрено право ребенка на имя, отчество и фамилию. Этому праву корреспондирует обязанность определенных в законе лиц и государственных органов присвоить ребенку имя. Основаниями присвоения имени являются: волеизъявление родителей (родителя); административный акт уполномоченных органов; закон. Как показывает анализ п. п. 2 — 5 ст. 58 СК и ст. 18 Закона об актах, совместное волеизъявление родителей — необходимое условие для присвоения ребенку только собственно имени, которое дается ребенку по соглашению родителей. Что касается отчества и фамилии, то в общем случае они присваиваются ребенку согласно ст. 58 СК независимо от волеизъявления родителей: отчество — по имени отца, если иное не предусмотрено законами субъектов РФ или не основано на национальном обычае, а фамилия — по фамилии родителей. Исключение из этого общего правила в отношении отчества ребенка представляет ситуация, когда отцовство не установлено — в этом случае не только имя, но и отчество ребенка оказывается результатом волеизъявления его матери (п. 5 ст. 58, п. 3 ст. 51 СК). В отношении фамилии ребенка соглашение родителей оказывается необходимым только при разных фамилиях родителей (п. 3 ст. 58 СК).

Указание органа опеки и попечительства является основанием присвоения ребенку собственно имени или фамилии при отсутствии соглашения между родителями по этому поводу (п. 4 ст. 58 СК). Фамилия, имя и отчество найденному (подкинутому) ребенку присваиваются на основании указания органа опеки, или органа внутренних дел, либо организации (социальной защиты населения, медицинской или воспитательной), в которую помещен такой ребенок (п. 3 ст. 19 Закона об актах).

Право гражданина на получение имени должно быть реализовано в кратчайшие сроки. Это условие следует из п. 1 ст. 7 Конвенции ООН о правах ребенка от 1989 г., где предусмотрено, что ребенок регистрируется сразу же после рождения и с момента рождения имеет право на имя. Осуществление этого права обеспечивается установлением в п. 6 ст. 16 Закона об актах месячного срока, в пределах которого родителями или иными лицами должно быть сделано заявление о рождении ребенка в орган регистрации актов гражданского состояния. Согласно ст. 18 того же Закона, регистрация рождения ребенка не может быть осуществлена без указания в акте о рождении имени, отчества и фамилии ребенка, поэтому регистрация рождения ребенка оказывается одновременно и регистрацией полученного им при рождении имени. На недопущение промедления с государственной регистрацией рождения найденного (подкинутого) ребенка направлены требования ст. 19 Закона об актах, обязывающие лицо, нашедшее ребенка, заявить об этом в течение сорока восьми часов в орган внутренних дел или в орган опеки и попечительства по месту обнаружения ребенка, а орган внутренних дел, орган опеки и попечительства либо медицинскую организацию, воспитательную организацию или организацию социальной защиты населения, в которую помещен такой ребенок, — заявить о государственной регистрации его рождения не позднее чем через семь дней со дня обнаружения ребенка.

С момента регистрации своего имени гражданин приобретает право пользоваться им для участия в правовых отношениях, т.е. приобретать и осуществлять под этим именем права и обязанности (п. 1 ст. 19 ГК). В случаях и в порядке, предусмотренных законом, гражданин может использовать вымышленное имя (псевдоним). Так, ст. 15 Закона об авторском праве предоставляет автору произведения науки, литературы и искусства право использовать свое произведение как под подлинным именем автора, так и под псевдонимом либо без обозначения имени, т.е. анонимно. Каких-либо ограничений в отношении выбора псевдонима ст. 15 Закона об авторском праве не содержит, но это не означает, что таких ограничений нет.

Ограничение в выборе псевдонима следует как из конституционного принципа недопустимости нарушения прав других лиц при осуществлении прав и свобод гражданина (п. 3 ст. 17 Конституции РФ), так и из установленного в п. 4 ст. 19 ГК запрета на приобретение прав (в том числе и прав автора произведения) и обязанностей под именем другого лица. Отсюда следует, что псевдоним автора не должен совпадать с подлинным именем другого лица. Если такое совпадение, хотя бы и без умысла со стороны автора, возникает, обладатель совпавшего с псевдонимом подлинного имени вправе требовать прекращения использования псевдонима, т.е. пресечения действий, нарушающих право обладателя подлинного имени на его неприкосновенность. Как избежать совпадения? Напомним, что термин «имя» в смысле ст. 19 ГК включает в себя собственно имя, отчество и фамилию, которые в совокупности образуют полное имя гражданина. Поэтому использование в псевдониме не всех, а лишь отдельных частей полного имени позволяет исключить риск нарушения запрета, установленного в п. 4 ст. 19 ГК.

Следует заметить, что запрет на приобретение прав и обязанностей под именем другого лица направлен не только на обеспечение неприкосновенности чужого имени. Другая, не менее важная, цель этого запрета состоит в защите от дезориентации неопределенного круга субъектов, могущих вступить с гражданином в правовые отношения. Последствием приобретения прав и обязанностей под именем другого лица может оказаться неправильное определение субъекта ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств либо затруднительность или невозможность установления такого субъекта.

Совершение сделки под именем другого лица влечет ее ничтожность (ст. 168 ГК). Это действие не следует смешивать с заключением сделки неуполномоченным лицом (ст. 183 ГК). В первом случае целью лица, совершающего сделку, является создание правовых последствий для себя, но под чужим именем; в результате ничтожности такой сделки правовых последствий (кроме связанных с ее недействительностью) не возникает. Во втором случае цель неуполномоченного представителя — создание правовых последствий для потенциального представляемого, и если последний прямо не одобрит сделку, она считается заключенной от имени совершившего ее лица, т.е. неуполномоченный представитель сам становится стороной сделки.

Как указывалось выше, совершение сделки под именем другого лица должно влечь ее ничтожность в связи с несоответствием требованиям закона (ст. 168 ГК). Однако такое утверждение может вызвать возражения. Дело в том, что совершение сделки под чужим именем практически всегда представляет собой обман другой стороны сделки, и в большинстве случаев цель такого обмана состоит в побуждении другой стороны к совершению сделки. Между тем в общем случае совершение сделки под влиянием обмана влечет ее оспоримость (п. 1 ст. 179 ГК), а не ничтожность. Как разрешить возникающую коллизию?

Представляется, поставленный вопрос решается в пользу отнесения сделки, совершенной под чужим именем, к числу ничтожных. Отнесение ряда сделок к числу оспоримых направлено на обеспечение устойчивости отношений, возникающих в гражданском обороте, и предоставление участникам гражданских правоотношений возможности по своему усмотрению распоряжаться принадлежащими им гражданскими правами, включая право на их защиту (ст. 9 ГК). В соответствии с этим принципом потерпевшая сторона, на чью волю при совершении сделки было оказано неправомерное воздействие, вправе по своему усмотрению либо предъявить иск о признании сделки недействительной, либо воспользоваться ее правовым результатом. Однако в рассматриваемой ситуации могут быть нарушены не только права и интересы обманутой стороны; здесь есть еще один потерпевший — действительный обладатель использованного имени, чье абсолютное неимущественное право на неприкосновенность имени оказывается нарушено.

Как отмечалось, установленный в п. 2 ст. 19 ГК запрет имеет двойную цель — защиту права действительного обладателя имени на его неприкосновенность и защиту интересов возможных контрагентов. Поэтому неправомерность действия нарушителя состоит не только в обмане, но и всегда включает в себя нарушение права на неприкосновенность чужого имени. Это исключает возможность отнесения такого действия к числу оспоримых сделок, поскольку оспоримость сделки как особое последствие правонарушения должна быть специально предусмотрена законом, а для нарушения при совершении сделки права на имя закон таких последствий не предусматривает. Заметим также, что отнесение сделки, совершенной под чужим именем, к числу оспоримых выхолащивало бы установленный в п. 4 ст. 19 ГК запрет на приобретение прав и обязанностей под чужим именем, так как в этом случае права и обязанности в момент совершения сделки оказывались бы приобретенными и их аннулирование полностью зависело бы от предъявления иска потерпевшей стороной сделки. Итак, совершенная под чужим именем сделка ничтожна; любое заинтересованное лицо, в том числе и действительный обладатель имени, вправе требовать констатации этого обстоятельства в судебном порядке. Независимо от требования о констатации ничтожности сделки обладатель имени вправе требовать от нарушителя компенсации морального вреда, причиненного ему в связи с неправомерным использованием его имени.

Перейдем к праву гражданина на перемену имени. Согласно п. 2 ст. 19 ГК, гражданин вправе переменить свое имя в порядке, установленном законом. При этом перемена имени подлежит регистрации в порядке, установленном для регистрации актов гражданского состояния. Перемена имени — не основание для прекращения или изменения прав и обязанностей гражданина, приобретенных им под прежним именем. Гражданин обязан принимать необходимые меры для уведомления своих должников и кредиторов о перемене своего имени и несет риск последствий неисполнения этой обязанности.

В настоящее время порядок перемены гражданином имени и регистрации этого акта регулируется ст. 58 — 61 Закона об актах и ст. 59 СК. Согласно ст. 58 Закона лицо, достигшее возраста четырнадцати лет, вправе переменить свое имя, включающее в себя фамилию, собственно имя и (или) отчество. Перемена имени лицом, не достигшим совершеннолетия, производится при наличии согласия обоих родителей, усыновителей или попечителя, а при отсутствии такого согласия — на основании решения суда, за исключением случаев приобретения лицом полной дееспособности до достижения им совершеннолетия (п. 2 ст. 21, ст. 27 ГК). Перемена имени лицом, не достигшим возраста четырнадцати лет, а также изменение присвоенной ему фамилии на фамилию другого родителя может производиться по совместной просьбе родителей с разрешения органа опеки и попечительства. Согласно п. 4 ст. 59 СК, изменение родителями имени и (или) фамилии ребенка, достигшего возраста десяти лет, может быть произведено только с его согласия.

Основанием для государственной регистрации перемены имени лицом, достигшим возраста четырнадцати лет, является его заявление, поданное в орган записи актов гражданского состояния. Требования к содержанию заявления установлены в ст. 59 Закона об актах. Следует обратить внимание, что в заявлении, в числе других сведений, должны быть указаны причины перемены фамилии, собственно имени и (или) отчества. Отсюда можно сделать вывод, что причины перемены имени имеют правовое значение для целей регистрации перемены имени (в ином случае их незачем было бы указывать). Между тем в государственной регистрации перемены имени может быть отказано, и в этом случае руководитель органа записи актов гражданского состояния обязан сообщить причину отказа в письменной форме (п. 5 ст. 60 Закона об актах). Однако основания отказа в регистрации перемены имени в Законе не указаны. Может ли отказ быть связан с указанными гражданином причинами перемены имени? Для ответа на этот вопрос сделаем небольшой экскурс в историю законодательства о перемене имени.

До вступления в силу Закона об актах отношения, возникающие в связи с переменой имени и ее государственной регистрацией, регулировались Законом СССР от 3 июля 1991 г. «О порядке перемены гражданами СССР фамилий, имен и отчеств» (а ранее — одноименным Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 марта 1971 г.) и Положением о порядке перемены гражданами СССР фамилий, имен и отчеств, утвержденным Постановлением Совета Министров СССР от 20 августа 1971 г. (далее — Положение), а также ст. 158 КоБС СССР. Положение предусматривало разрешительный порядок перемены имени. Согласно п. 2 Положения, перемена фамилии, имени, отчества производилась с разрешения областного, краевого, городского органа записи актов гражданского состояния. Разрешение на перемену фамилии, имени, отчества выдавалось лишь в тех случаях, когда для этого были веские причины, неисчерпывающий перечень которых был приведен в Положении: неблагозвучность фамилии, имени, отчества или трудность их произношения; желание супруга носить общую с другим супругом фамилию или вернуть свою добрачную фамилию, если об этом не было заявлено при разводе; желание носить фамилию отчима (мачехи), воспитавшего заявителя, или отчество по имени отчима, когда усыновление не может быть оформлено, и др. В п. 18 Положения были предусмотрены два случая, когда перемена фамилии, имени, отчества вообще не допускалась: а) если заявитель находился под следствием, судом или у него имелась судимость; б) если против перемены фамилии, имени, отчества возражали заинтересованные государственные органы. Положение утратило силу в соответствии с п. 9 Постановления Правительства РФ от 6 июля 1998 г. N 709 «О мерах по реализации Федерального закона «Об актах гражданского состояния».

Таким образом, в течение более чем полугода после вступления в силу Закона об актах Положение продолжало действовать в части, не противоречащей этому Закону. Требование о наличии веских причин для перемены имени Закону об актах не противоречило, так как сама необходимость указания причин перемены имени предусмотрена в ст. 59 Закона. Вряд ли это требование упраздняется и после отмены Положения. Перемена имени сопряжена с комплексом правовых последствий (право гражданина требовать внесения соответствующих изменений в документы, оформленные на его прежнее имя, и обязанность государственных органов внести такие изменения, обязанность гражданина уведомить должников и кредиторов о перемене имени и др.), поэтому вряд ли смыслу Закона соответствовало бы предположение о допустимости перемены имени без уважительных причин. Если бы перемена имени могла быть совершена по любой причине, то указывать в заявлении причины вообще не было бы необходимости. Итак, причина должна быть достаточно серьезной. Безусловно, к таким причинам вполне могут быть отнесены причины, указанные в п. 2 Положения, а также множество других (например, несоответствие имени заявителя его национальности).

Оценка уважительности причин перемены имени дается работником органа записи актов гражданского состояния. Отказ в регистрации перемены имени в связи с неуважительностью причин для такой перемены, как и по любому другому основанию, может быть обжалован гражданином в суд. Поскольку неправомерный отказ в перемене имени может причинить гражданину значительные страдания, последний вправе требовать компенсации причиненного этим действием морального вреда за счет казны соответствующего муниципального образования (ст. ст. 16, 151, 1069, 1099 — 1101 ГК).

Обратимся к праву гражданина на защиту имени. Поскольку имя идентифицирует гражданина в обществе, в том числе и как обладателя определенной репутации, оно неразрывно связано с такими принадлежащими гражданину нематериальными благами, как честь, достоинство и деловая репутация. Поэтому п. 5 ст. 19 ГК устанавливает, что при искажении либо использовании имени гражданина способами или в форме, которые затрагивают его честь, достоинство или деловую репутацию, применяются способы защиты, предусмотренные ст. 152 ГК. Искажение или использование имени гражданина возможно в сообщении, устном и письменном, причем как в отношении полного имени, так и его составных частей в отдельности. В последнем случае для применения правил ст. 152 ГК потерпевший должен исходя из контекста сообщения доказать, что именно его личность в достаточной степени идентифицируема по содержащейся в сообщении части полного имени.