Уголовная ответственность сопричинителей вреда по неосторожности

04-03-19 admin 0 comment

Нерсесян В.
Российская юстиция, 1999.


В. Нерсесян, доцент МГЮА, кандидат юридических наук.

В условиях бурного развития научно — технического прогресса, связанного с постоянным увеличением количества различного рода машин, механизмов, конструкций, опытных и производственно — технических процессов, нередко представляющих значительную угрозу безопасности, здоровью и жизни людей, все большую актуальность приобретает проблема уголовно — правовой оценки так называемого неосторожного сопричинения. Современный НТП сопровождается возрастанием доли средств труда коллективного пользования; сложные технические системы, являющиеся коллективными рабочими местами, требуют повышенной концентрации внимания и четкого взаимодействия всех работников.

Неосторожное сопричинение представляет собой разновидность множественности участников преступления, где несколько лиц совершают по неосторожности одно преступное деяние либо причиняют единый преступный результат. Следственная и судебная практика в таких случаях сталкивается с пробелом в уголовном законодательстве: в отличие от совместных умышленных посягательств распространенная форма совершения преступлений — неосторожное сопричинение — в законе никак не регламентирована. Определение соучастия, данное в ст. 32 УК РФ, как известно, исключает его наличие в преступлении, совершенном по неосторожности. Такая законодательная интерпретация соучастия существенно ограничивает сферу применения данной нормы, оставляя за ее пределами как случаи неосторожного поведения нескольких лиц при совершении одного и того же преступления, так и случаи умышленного совершения несколькими лицами действий (бездействия), повлекших неосторожный преступный результат.

Как обоснованно считают многие криминалисты, неосторожная вина не может создавать внутреннюю согласованность между действиями отдельных лиц, которая является необходимым признаком соучастия, так как в этом случае совместность не заключается в простом объединении людей в пространстве и времени даже при единой цели, а требует строго согласованного выполнения взаимосвязанных действий.

При решении проблемы неосторожного сопричинения следует учесть, что речь идет в том числе и о том, может ли установленная законодателем в общем виде ответственность за неосторожное причинение преступного последствия быть согласована с концепцией соучастия как совместного умышленного участия нескольких лиц в совершении умышленного преступления. Ведь соучастие всегда предполагает субъективную связь соучастников с действиями исполнителя, которая основывается на осознании, что действие, совершаемое участниками преступления, осуществляется сообща с исполнителем и при желании либо сознательном допущении его совершения сообща. Ранее ряд ученых утверждали, что соучастие возможно и в тех умышленных преступлениях, которые содержат в качестве квалифицирующего признака наступление по неосторожности второго более тяжкого последствия, например, в умышленном причинении тяжких телесных повреждений (тяжкого вреда здоровью), повлекших по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 2 ст. 108 УК РСФСР — ч. 4 ст. 111 УК РФ), в умышленном уничтожении или повреждении имущества, повлекшем по неосторожности человеческие жертвы (смерть человека) или иные тяжкие последствия (ч. 2 ст. 98 УК РСФСР — ч. 2 ст. 167 УК РФ), и др. Однако термин «умышленно», используемый в тексте ст. 32 УК дважды, исключает распространение ее на любые случаи неосторожного поведения. Неосторожное причинение преступного результата выходит за пределы правового регулирования данной нормы. Иными словами, институт соучастия применим лишь в рамках основного состава преступления. Неосторожный производный (дополнительный) результат не есть результат соучастия. Такое толкование ст. 32 УК в настоящее время разделяется большинством ученых и практиков.

Судебная практика свидетельствует о возрастающей актуальности проблемы неосторожного сопричинения; ее разработка и решение приобретают важное значение в деле усиления охраны общественных отношений, поддержания режима общественной безопасности, предполагающего устранение пробела в законодательном регулировании такого рода проявлений неосторожности. Так, в сфере уголовно — правовых отношений нуждаются в первоочередном внимании вопросы, связанные с обоснованием ответственности за неосторожное сопричинение, с «вычленением» и последующей квалификацией действий каждого из сопричинителей вреда, с дифференциацией и индивидуализацией ответственности и наказания с учетом степени вины.

Анализ практики позволяет выделить наиболее существенные специфические черты, присущие неосторожному сопричинению:

— неосторожное сопричинение — это единое преступление;

— в таком преступлении участвуют несколько субъектов ответственности;

— наличествует взаимосвязанный и взаимообусловленный характер поведения, повлекшего наступление результата;

— создается угроза наступления или наступает единое для всех субъектов преступное последствие, предусмотренное конкретным составом;

— устанавливается наличие причинной связи между допреступным поведением субъектов и наступившим преступным результатом.

Установление содержания вины каждого сопричинителя, как уже отмечалось, имеет важное значение для расследования и рассмотрения в суде уголовных дел. Трудности особенно ощутимы, если преступные последствия связаны с профессиональной деятельностью или с выполнением должностных обязанностей, когда специальными познаниями и навыками обладает лишь один из сопричинителей. Влияет ли и в какой мере это обстоятельство на степень вины тех субъектов, которые обладают такими специальными признаками, и подлежат ли ответственности те сопричинители, которые этих признаков лишены? Эти и другие вопросы особенно актуальны, ибо нередко аналогичные ситуации на практике разрешаются по-разному.

Так или иначе, возложение обязанности принимать меры для предотвращения преступного результата на двух или более лиц ведет к вменению им этого результата в вину в случае нарушения такой обязанности. Поэтому индивидуализация ответственности виновных — непременное условие поддержания режима общественной безопасности. Здесь необходимо принимать во внимание широкий спектр обстоятельств дела, разные причины объективного и субъективного характера, а также меру невнимательности каждого из сопричинителей.

В этой связи считаю необходимым закрепление института неосторожного сопричинения в Общей части УК, что позволит, с одной стороны, дифференцировать ответственность сопричинителей в зависимости от их «вклада» в преступный результат, а с другой стороны, полнее отразить в нормах Особенной части конкретные виды неосторожного сопричинения. Статью 32 УК предлагаю дополнить ч. 2 следующего содержания: «Если при совершении единого неосторожного преступления в нем взаимосвязанно и взаимообусловленно участвовали несколько лиц, что повлекло создание угрозы или наступление единого для них преступного последствия, предусмотренного конкретной нормой Особенной части настоящего Кодекса, то совершенное должно быть определено как неосторожное сопричинение. Каждому из сопричинителей вменяется полностью состав совершенного преступления. Различная степень сопричинения связана лишь с дифференциацией и индивидуализацией ответственности и наказания».

В ст. 26 УК в качестве дополнительной самостоятельной части, по моему мнению, может быть сформулировано положение о том, что в случае, когда преступный результат причиняется неосторожными действиями нескольких лиц, суд при назначении наказания учитывает, насколько действия каждого из них способствовали наступлению преступного результата. Такое решение служило бы дальнейшей дифференциации ответственности и гарантировало бы обоснованность привлечения виновных к ответственности в случае неосторожного сопричинения. Факт, что дифференциация ответственности необходима даже в пределах института неосторожного сопричинения, например при обладании одним из сопричинителей специальными познаниями и умениями.

К сожалению, на сегодняшний день можно констатировать, что, как и прежний, ныне действующий УК не разрешил проблему неосторожного сопричинения.