Незаконное получение кредита

04-03-19 admin 0 comment

Козаченко И., Васильева Я.
Российская юстиция, 1999.


И. Козаченко, заведующий кафедрой уголовного права УрГЮА, доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ.

Я. Васильева, аспирантка УрГЮА.

Сложность и многоаспектность проблем кредитования продиктована особой криминогенной обстановкой, сложившейся на рынке кредитов, связанной с глубоким проникновением преступных элементов в банковскую сферу, вовлечением в незаконную деятельность больших групп людей, в том числе государственных чиновников. Если в 1991 году, по данным Главного управления по экономическим преступлениям (ГУЭП) МВД России, в этой сфере выявлено 310 преступлений, то в 1997 году — уже 31 тыс., причем значительное их количество совершается при кредитовании предприятий и населения, а суммарный ущерб, нанесенный банковскими преступлениями в 1997 году, исчисляется суммой, превышающей 67 трлн. рублей. Таким образом, обеспечение защищенности кредитно — денежной сферы от криминальных проявлений приобретает важное не только правоохранительное, но и социально — политическое значение.

Уголовный кодекс РФ устанавливает ответственность за получение индивидуальным предпринимателем или руководителем организации кредита либо льготных условий кредитования путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации, если это деяние причинило крупный ущерб (ч. 1 ст. 176 УК), а также ответственность за незаконное получение государственного целевого кредита, а равно его использование не по прямому назначению, если эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству (ч. 2 ст. 176 УК). Приведенная статья распространяется на те случаи, когда заемщик, намереваясь взять кредит, умышленно вводит в заблуждение кредитора о своем финансово — хозяйственном положении, хотя и не преследует цели присвоения получаемых денег, что позволяет отграничить данный состав преступления от мошенничества: умысел виновного здесь направлен на получение кредита с последующим его возвратом.

Сделка должна осуществляться в рамках кредитного договора. На практике часто возникает вопрос, подпадают ли под действие ст. 176 УК сделки, аналогичные по сути и характеру кредитным отношениям, например договоры займа или банковской ссуды. К отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные для договора займа, если иное не предусмотрено для первого и не вытекает из его существа (п. 2 ст. 819 ГК РФ). Здесь же следует сказать и о договоре ссуды, который ранее рассматривался как разновидность кредитного договора (банковская ссуда). К нему применяются правила, предусмотренные для аренды, а не для договоров займа и кредита (ст. 689 ГК). Согласно ст. 819 ГК по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуется предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную сумму и уплатить проценты на нее. Однако кредитные отношения могут возникать не только из кредитного договора в чистом виде, но и при заключении смешанных договоров (п. 3 ст. 421 ГК).

Также может быть заключен договор, предусматривающий обязанность одной стороны предоставить другой вещи, определенные родовыми признаками (договор товарного кредита). К нему применяются правила о кредитном договоре, если иное не предусмотрено таким договором и не вытекает из существа обязательства (ст. 822 ГК).

К коммерческому кредиту, исполнение которого связано с передачей в собственность другой стороне денежных сумм или других вещей, определяемых родовыми признаками, и где предусматривается предоставление кредита, в том числе в виде аванса, предварительной оплаты, отсрочки и рассрочки оплаты товаров (ст. 489 ГК), работ или услуг, применяются правила о кредитном договоре, если иное не предусмотрено правилами о договоре, из которого возникло соответствующее обязательство и не противоречит его существу (ст. 823 ГК). Следовательно, по смыслу закона, потерпевшей стороной могут выступать:

— банки, в том числе:

а) Центральный банк России, который вправе предоставлять кредиты коммерческим банкам;

б) российские коммерческие банки;

в) филиалы и представительства иностранных банков, входящие в банковскую систему Российской Федерации;

— иные кредиторы:

а) небанковские кредитные организации, т.е. имеющие право осуществлять отдельные банковские операции (финансовые и трастовые компании, инвестиционные фонды, ломбарды и др.);

б) лица, предоставившие товарный и коммерческий кредит, из чего вытекает, что ст. 176 УК в полной мере может применяться в нередко встречающейся производственно — хозяйственной деятельности субъектов предпринимательства и при заключении договоров на оказание бытовых и иных услуг частным лицам в ситуациях получения поставщиками или подрядчиками авансовых средств (предоплаты), с дальнейшим неисполнением договорных обязательств.

Предметом рассматриваемого преступления являются кредит, а также льготные условия кредитования. К последним можно отнести отсрочку или рассрочку возвращения денег или товаров, предоставляемых в кредит, уменьшение размера процентов за пользование денежными средствами или товарами и другие условия, которые согласно соответствующим нормативно — правовым актам предоставляются только при наличии на стороне заемщика обстоятельств, обусловливающих льготы. Не являются льготными условиями в смысле ст. 176 УК льготы, предоставленные банком в пределах свободы кредитного договора по усмотрению кредитора.

В содержание объективной стороны преступления входит получение индивидуальным предпринимателем или руководителем организации кредита либо льготных условий кредитования путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о своем хозяйственном положении либо финансовом состоянии, если это деяние причинило крупный ущерб. К сведениям о хозяйственном положении либо финансовом состоянии следует относить те, которые подтверждают основания получения и гарантии возврата кредита. Такие данные обычно содержатся в бухгалтерском балансе, учредительных и регистрационных документах, в счете прибылей и убытков за последние два года, в отчете о движении кассовых поступлений, в данных внутреннего оперативного учета, в налоговой декларации, в бизнес — плане с указанием планируемых на квартал доходов и расходов, в технико — экономическом обосновании кредита, в документах, гарантирующих надлежащее исполнение обязательства (поручительство, банковская гарантия, договор залога), в разрешительных документах (лицензия, документы на право пользования или владения, например, помещением и т.д.).

Возникает вопрос, можно ли отнести к понятию «сведения о хозяйственном положении либо финансовом состоянии» информацию о гарантах и поручителях заемщика, его учредителях, выполнении ранее принятых на себя обязательств? Если учесть, что сведения о хозяйственном положении либо финансовом состоянии содержат данные, которые по действующим нормативно — правовым актам и сложившейся практике используются в процессе принятия решения о кредитовании и влияют на волю кредитора, то к ним вполне можно отнести и информацию об учредителях и их участии в организации и деятельности фирмы, а также документы, гарантирующие надлежащее исполнение обязательства. Кроме того, если обратиться к процессу банковского кредитования, то на беседу с кредитным инспектором будущий заемщик приходит с кредитной заявкой, содержащей исходные данные о запрашиваемом кредите, целях, на которые он предназначен, сумме, сроках погашения и предлагаемом обеспечении. Обычно в солидных банках кредитная заявка рассматривается в составе пакета сопроводительных документов, куда входит в том числе и заверенная копия учредительных и регистрационных документов, нотариально заверенная карточка с образцами подписей и оттиском печати.

По смыслу ст. 176 УК преступлением является предоставление кредитору только таких ложных сведений, которые получатель кредита обязан представлять в истинном виде как условие оферты, запроса кредита, а не только его получения. Поэтому сведения, заведомо не являющиеся ложными, должны иметь все необходимые характеристики (реквизиты) договора о представлении кредита или льгот по нему. Эти сведения должны быть официальными, документальными, создавать хотя бы видимость своей достоверности, способную ввести кредитора в заблуждение. Следовательно, не могут выступать признаком данного состава различные сведения, не имеющие должного оформления: устные сведения, личные заверения и т.д. Заведомая ложность сведений состоит в том, что в них осознанно не внесены верные или отражены неполные данные фактического характера, искажающие смысл и содержание информации в них, или сделаны оценки, осознанно основанные на неверной информации.

Представление заведомо ложных сведений кредитору — это момент доведения их до лиц, принимающих решение о кредите, который может определяться нормами гражданского законодательства, регламентирующими заключение договора.

По конструкции состав незаконного получения кредита является материальным и считается оконченным с момента причинения крупного ущерба. К сожалению, законодатель прямо не установил размер крупного ущерба, из чего можно сделать вывод, что это оценочное понятие. Считаем целесообразным в качестве ущерба учитывать не только материальные, но и иные негативные последствия, возникшие в результате совершения преступления. Из смысла закона вытекает, что ущерб должен быть причинен в результате невозврата полученного с нарушениями кредита и исходя именно из этого нужно определять размер и характер причиненного вреда. Если обозначать ориентировочную границу денежного выражения крупного ущерба, то можно обратиться к критериям, изложенным в примечании 2 к ст. 158 УК, где говорится, что «крупным размером в статьях настоящей главы признается стоимость имущества, в пятьсот раз превышающая минимальный размер оплаты труда» (см. также примечания к ст. ст. 171 и 177 УК). Однако подчеркнем, что напрямую заимствовать критерии, установленные применительно к другим составам, нельзя на основании ч. 2 ст. 3 УК.

Крупный ущерб может иметь не только денежное выражение, он может выражаться в банкротстве предприятия — кредитора, нарушении режима его нормальной работы, включая срыв запланированных сделок, снижение финансового оборота, вынужденной неуплате налогов, невыполнении других принятых на себя обязательств.

Право оценивать характер ущерба принадлежит следователю, надзирающему прокурору и суду, которые в каждом отдельном случае учитывают хозяйственное положение и финансовое состояние потерпевшего.

С субъективной стороны состав преступления, по нашему мнению, может быть совершен как с прямым, так и с косвенным умыслом, т.е. виновный может как желать наступления преступных последствий, так и относиться к ним безразлично.

Субъектами рассматриваемого деяния являются индивидуальные предприниматели, статус которых определяется ст. 23 ГК, а также руководители предприятий различных организационно — правовых форм независимо от вида собственности.

В заключение отметим, что при применении ст. 176 УК на практике возникает достаточное количество вопросов, которые мог бы помочь разрешить Верховный Суд Российской Федерации, дав разъяснительное толкование уголовно — правовых норм, регулирующих отношения в кредитной сфере. В постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации, в частности, можно было бы внести предлагаемые нами определения:

— к сведениям о хозяйственном положении либо финансовом состоянии следует относить сведения, которые подтверждают основания получения и гарантии возврата кредита. Такие данные содержатся в бухгалтерском балансе, в учредительных и регистрационных документах, в отчете о движении кассовых поступлений и т.д.;

— заведомо ложные сведения — те, которые должны иметь все необходимые реквизиты кредитного договора, они должны быть официальными и иметь хотя бы видимость достоверности, способную ввести кредитора в заблуждение. Сведения, не имеющие должного оформления, не являются ложными и не могут расцениваться как признак данного состава преступления;

— под ущербом в крупном размере понимается: банкротство предприятия — кредитора; нарушение режима его нормальной работы, включая срыв важных запланированных сделок; снижение финансового оборота; вынужденная неуплата налогов; невыполнение других принятых на себя обязательств кредитором.