Субъекты должностных преступлений

04-03-19 admin 0 comment

Кузнецов П.
Законность, 1999.


П. Кузнецов, прокурор Центрального района г. Кемерово.

Новый УК РФ развел в отдельные главы составы преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (глава 30) — должностные преступления в традиционном понимании и преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях (глава 23). Юридико — технически статьи указанных глав построены по одному типу. Статья 201 УК (злоупотребление полномочиями лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации), ст. 202 (злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами) и 285 (злоупотребление должностными полномочиями) имеют по существу одинаковую объективную сторону, отличаясь по объекту — характеру защищаемых интересов и по субъекту. Аналогичны сходства и различия ст. 203 (превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб) и ст. 286 (превышение должностных полномочий); ст. 204 (коммерческий подкуп) и ст. 290 (получение взятки).

Примечания к ст. 201 и ст. 285 УК, распространяющие свое действие на главы 23 и 30 УК, казалось бы, позволяют определить, является то или иное лицо субъектом должностного преступления, и дать правильную квалификацию. Однако практика показывает, что этот вопрос не ясен до настоящего времени.

Чтобы с достоверностью решить вопрос о том, является ли лицо субъектом должностного преступления, необходимо учитывать как положения ст. 285 УК, так и ст. 201, а именно примечание к ней. В п. 1 примечания указано, что форма собственности юридического лица не имеет значения для решения данного вопроса. Решающим критерием для квалификации действий лица, занимающего то или иное служебное положение в организации, является ее организационно — правовая форма.

В соответствии со ст. ст. 50, 113 ГК РФ муниципальное унитарное предприятие является коммерческой организацией, что в соответствии с Федеральным законом «Об основах государственной службы Российской Федерации» и Федеральным законом «Об основах муниципальной службы в Российской Федерации» исключает возможность рассматривать сотрудников муниципального предприятия как субъектов должностных преступлений, так как этими законами установлена несовместимость статуса государственного и муниципального служащего с осуществлением предпринимательской деятельности, коей является деятельность коммерческого предприятия.

Ссылка на законодательство о государственной и муниципальной службе в данном случае правомерна. Более того, без знания положений Федерального закона «Об основах государственной службы Российской Федерации» решение вопроса о субъектах составов преступлений главы 30 УК представляется невозможным.

Анализ п. 1 и п. 4 примечания к ст. 285 УК позволяет утверждать, что субъектами должностных преступлений являются государственные и муниципальные служащие, а также сотрудники образованных в соответствии со ст. 120 ГК РФ муниципальных и государственных учреждений (некоммерческих организаций), созданных для осуществления управленческих, социально — культурных или иных функций. Таким образом, для решения вопроса о субъекте должностного преступления, помимо определения статуса юридического лица, необходимо устанавливать содержание его обязанностей, а также надлежащее юридическое их оформление.

В соответствии с п. п. 2, 3 примечания к ст. 285 УК субъектами должностных преступлений также являются лица, занимающие государственные должности категории «А» (депутаты, министры, главы администраций субъектов Федерации и т.д.), в соответствии со ст. 2 Федерального закона «Об основах государственной службы Российской Федерации» государственными служащими не являющиеся.

К сожалению, неясным до настоящего времени остается вопрос о возможности привлечения к уголовной ответственности преподавателей учебных заведений за взятки. В соответствии с п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. преподаватель может быть признан субъектом должностного преступления — за нарушение обязанностей, возложенных на него как на члена квалификационной или экзаменационной комиссии. Однако и само Постановление принято во времена существования иной правовой системы, и посвящено оно делам о злоупотреблениях властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге, но не взяточничеству. Что делает актуальным применение ст. 49 Конституции РФ, в силу которой неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.