Квалификация хищений глазами практиков

04-03-19 admin 0 comment

Кочои С.
Российская юстиция, 1999.


С. Кочои, кандидат юридических наук (г. Киров).

Анализ материалов более чем 100 уголовных дел, рассмотренных судами Кировской области, а также опрос 80 судей и следователей показали, что в понимании ряда норм Уголовного кодекса Российской Федерации о хищении и практике их применения имеют место определенные разночтения.

Это прежде всего касается самого понятия хищения. Как видно из примечания к ст. 158 УК, законодателем сделана попытка дать универсальное определение хищения, распространив его не только на преступления против собственности, но и на ряд деяний, посягающих на общественную безопасность (ст. ст. 221, 226 УК), здоровье населения и общественную нравственность (ст. 229 УК). Попытка эта, думается, оказалась не совсем удачной, поскольку привнесла в составы хищений радиоактивных материалов, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, наркотических средств или психотропных веществ обязательную корыстную цель.

Из примечания 1 к ст. 158 УК следует, что оно распространяется на любое хищение, предусмотренное в статьях настоящего Кодекса. Однако данная законодательная новелла противоречит как традиционному пониманию хищений объектов, предусмотренных ст. ст. 221, 226 и 229 УК, так и практике применения указанных норм (см., например, Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами» и от 25 июня 1996 г. «О судебной практике по делам о хищении и незаконном обороте оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ»). Что же касается хищения радиоактивных материалов, то в специальной литературе прямо утверждается, что корыстная цель не является его обязательным признаком.

65% судей и следователей высказались против распространения понятия хищения имущества на преступления, предусмотренные ст. ст. 221, 226 и 229 УК. Особо отмечу: в последнее время возникает масса вопросов, связанных с квалификацией действий лиц, похищающих имущество (по их заявлениям и с представлением «доказательств»), — «в целях восстановления справедливости» (возврата долга, помощи обездоленным в связи с задержкой зарплаты и т.п.). Установить корыстную цель в каждом конкретном случае крайне затруднительно, а подчас и невозможно.

Полагаю целесообразным исключить из примечания 1 к ст. 158 УК слова «…совершенные с корыстной целью».

Одна из острых проблем — квалификация хищения, совершенного неоднократно. Понятие неоднократности дается в примечании 3 к ст. 158 УК. Как следует из ч. 1 ст. 16 УК, неоднократность — это совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи Уголовного кодекса. Однако применительно к хищениям установлена повышенная ответственность не только при «неоднократности», но и для лица, ранее два или более раза судимого за хищение либо вымогательство (например, п. «в» ч. 3 ст. 158 УК). Отсюда возникает проблема разграничения либо сочетания двух квалифицирующих признаков хищения, связанных с неоднократной судимостью и простой неоднократностью.

Предлагалось такое разграничение провести по числу судимостей. При наличии одной судимости за какое-либо из преступлений, предусмотренных в примечании 3 к ст. 158 УК, повторное хищение — квалифицировать по признаку неоднократности. Если же судимостей было более одной, то вновь совершенное преступление подлежит квалификации по признаку специального рецидива.

Есть другое мнение: под неоднократностью хищений следует понимать только деяния, за которые субъект осужден еще не был. Нетрудно заметить, что и первое, и второе предложения не соответствуют уголовно — правовому понятию неоднократности.

На мой взгляд, судимость виновного следовало бы учитывать лишь при назначении наказания, не вводя ее в нормы Особенной части кодекса в качестве признака состава преступления. Проведенный опрос показал, что более половины респондентов поддерживают предложение об исключении из числа квалифицирующих признаков ст. ст. 158 — 165 УК прежней судимости и о сохранении «неоднократности». 45% выступают за сохранение в качестве квалифицирующих признаков как рецидива, так и неоднократности; 2% практиков высказались за сохранение в качестве квалифицирующего признака хищения только судимости.

О квалификации хищений, предусмотренных ст. 164 УК («Хищение предметов, имеющих особую ценность»). Среди квалифицирующих признаков, т.е. в ч. 2 данной статьи, не оказалось совершения хищения путем разбоя с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Следовательно, такое деяние подлежит квалификации по ч. 1 ст. 164 УК и, соответственно, наказанию в виде лишения свободы на срок от 6 до 10 лет. Однако сам разбой, совершенный с причинением тяжкого вреда, может быть наказан лишением свободы на срок от 8 до 15 лет (ч. 3 ст. 162 УК).

В ходе проведенного опроса практическим работникам был задан вопрос о том, как они относятся к дополнению ч. 2 ст. 164 УК квалифицирующим признаком: «с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего». 52% опрошенных на поставленный вопрос ответили, что это правильное предложение.