Новый УК: проблемы освобождения от уголовной ответственности

04-03-19 admin 0 comment

Аликперов Х.
Законность, 1999.


Х. Аликперов, доктор юридических наук, профессор, заместитель директора Института повышения квалификации руководящих кадров Генеральной прокуратуры РФ.

Вниманию читателей предлагается цикл статей, в которых предпринята попытка дать рекомендации по применению норм Общей части УК РФ об освобождении от уголовной ответственности.

Необходимость в практическом комментарии этих норм на страницах журнала обусловлена тем, что в изданных в последние годы комментариях к УК РФ многие принципиальные вопросы, относящиеся к уголовно — правовым основаниям и условиям освобождения от уголовной ответственности, не исследованы с достаточной полнотой, что вызывает на практике трудности при их применении.

Новый Уголовный кодекс России существенно обогатил уголовно — правовую науку. Его разработчики сохранили как преемственность традиций, так и оправдавшие себя на практике многие институты и нормы советской школы уголовного права.

Среди достоинств нового УК особо хотел бы отметить согласованность его концепции с общечеловеческими ценностями, международно — правовыми принципами и нормами, стандартами и требованиями Совета Европы и ОБСЕ в области охраны прав человека и гражданина.

Но, как известно, идеальных законов не бывает. Сказанное в полной мере относится и к УК РФ, который содержит ряд просчетов и пробелов, что затрудняет работу органов уголовной юстиции. Однако эти недостатки вовсе не дают основания для его огульного охаивания. Нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что разработка и принятие нового УК происходили в условиях социально — политической нестабильности в стране, когда новые общественные отношения находились в зачаточном состоянии. Поэтому недостатки кодекса требуют прежде всего спокойного и профессионального обсуждения, конструктивных предложений по их устранению.

Из всего комплекса пробелов УК РФ остановимся лишь на тех, которые касаются института освобождения от уголовной ответственности.

УК РСФСР 1960 г. не содержал специальной главы, нормы которой регулировали бы правовые основания освобождения от уголовной ответственности. Там эти вопросы регламентировались в главе о назначении наказания, что вызывало справедливые нарекания.

В УК РФ эта проблема нашла логическое разрешение — в нем предусмотрена отдельная глава об освобождении от уголовной ответственности.

Необходимость проведения четкого водораздела между нормами об освобождении от уголовной ответственности и наказания была обусловлена тем, что по своим правовым характеристикам названные институты существенно отличаются как по кругу участников процесса, уполномоченных принимать решение об освобождении от ответственности и наказания, так и по стадиям уголовного судопроизводства, в ходе которых допускается освобождение от уголовной ответственности или же наказания.

Общая часть УК РФ предусматривает четыре вида освобождения от уголовной ответственности, каждая из которых имеет свою специфику. Однако независимо от различия правовых оснований и условий их применения все эти нормы, как и примечания к отдельным статьям Особенной части, предусматривающие возможность освобождения от уголовной ответственности, являются нормативным отражением идеи компромисса в концепции современной уголовно — правовой борьбы с преступностью в Российской Федерации.

Как свидетельствует практика, все нормы об освобождении от уголовной ответственности, предусмотренные Общей частью УК РФ, показали свою высокую эффективность в борьбе с отдельными видами преступлений. Достаточно отметить, что только за 1997 г. органами предварительного расследования на основании ст. ст. 75 — 78 УК было освобождено от уголовной ответственности более 125 тыс. подследственных.

Вместе с этим анализ следственной и судебной практики показывает, что антикриминогенный потенциал института освобождения от уголовной ответственности реализуется лишь частично, так как законодатель, конструируя нормы об этом, допустил ряд концептуальных просчетов и редакционных погрешностей. В результате институт освобождения от уголовной ответственности страдает существенными противоречиями, а отдельные его нормы вступают в коллизию не только с другими статьями УК, но и нормами других отраслей права.

Прежде всего недостаток главы об освобождении от уголовной ответственности видится в том, что в ней не предусмотрена специальная норма, которая позволяла бы освобождать от уголовной ответственности отдельных членов преступных формирований в обмен на их свидетельские показания, изобличающие организаторов и других активных участников организованных преступных групп. А как показывает практика последних лет, отсутствие такой нормы существенно осложняет работу по выявлению организованных преступных групп (преступных сообществ), изобличению их организаторов и активных участников в совершенных ими преступлениях.

Представляется неоправданным исключение из перечня видов освобождения от уголовной ответственности такого вида, как освобождение с передачей на поруки, который показал свою эффективность в борьбе с преступлениями небольшой и средней тяжести. Достаточно отметить, что до 1997 г. ежегодно на основании этой нормы освобождались от уголовной ответственности более 40 тыс. лиц, совершивших преступления.

Третий недостаток анализируемой главы УК видится в том, что законодатель необоснованно ограничил категорию преступлений, на которые могут распространяться нормы этой главы. Думается, без ущерба делу борьбы с преступностью рассматриваемые нормы могли бы распространяться и на некоторые преступления, отнесенные к категории тяжких и средней тяжести. Речь, в частности, идет об умышленных имущественных преступлениях и преступлениях, совершенных по неосторожности, которые не повлекли за собой гибель или тяжкое увечье потерпевших.

Не менее существенным недостатком названной главы является то, что реализация подавляющего большинства ее норм, в отличие от аналогичных норм Особенной части УК, законодателем оставлена на усмотрение правоприменителя. В частности, ошибочна, на наш взгляд, формулировка «лицо может быть освобождено от уголовной ответственности», закрепленная в ст. ст. 75 — 77 УК. Она предполагает в качестве основания освобождения от уголовной ответственности не столько положительные посткриминальные поступки виновного, в точности и в полном объеме выполнившего все условия предложенного законодателем компромисса, сколько усмотрение суда, прокурора, следователя или лица, производящего дознание. Такой подход вряд ли можно признать правильным, если учесть, что усмотрение правоприменителя порой бывает необъективным или не всегда справедливым.

Отсутствие в этих нормах однозначной гарантии освобождения от уголовной ответственности лица, совершившего преступление, в обмен на выполнение им условий, перечисленных в законе, резко снижает главное их назначение — склонить таких лиц к осознанию своей вины, положительному посткриминальному поведению.

С учетом изложенного было бы целесообразно законодательную формулировку «лицо может быть освобождено от уголовной ответственности» заменить на «лицо освобождается от уголовной ответственности».

Полагаем, что такая законодательная гарантия лицам, впервые совершившим преступление, будет стимулировать их решимость на совершение положительных посткриминальных поступков, перечисленных в анализируемых нормах.

Спорным представляется решение законодателя, который предусмотрел в ст. ст. 75 — 77 УК безусловные последствия освобождения от уголовной ответственности. Тем самым теоретически допускается неоднократное освобождение от уголовной ответственности лица, ранее совершившего преступление, но освобожденного от уголовной ответственности по основаниям, перечисленным в нормах анализируемой главы УК. Если учесть, что положительные посткриминальные поступки не всегда являются следствием раскаяния, а, напротив, порой выступают как стремление избежать уголовной ответственности, то станет очевидно, что такие лица остаются фактически безнаказанными за содеянное. А это вряд ли согласуется с целями уголовного законодательства. Поэтому было бы целесообразно, чтобы нормы Общей части УК, допускающие компромисс с виновным в обмен на его явку с повинной, предусматривали условность освобождения от уголовной ответственности с тем, чтобы правонарушитель два — три года чувствовал над собой незримый меч уголовного закона, четко сознавал, что этот меч незамедлительно опустится, если он нарушит условия своего освобождения.

Вышеуказанные недостатки рассматриваемой главы УК наложили свой отпечаток и на отдельные нормы об освобождении от уголовной ответственности, которые также характеризуются существенными пробелами. Их анализ станет предметом обсуждения в последующих номерах журнала.