Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием

04-03-19 admin 0 comment

Аликперов Х.
Законность, 1999.


Х. Аликперов, доктор юридических наук, профессор, заместитель директора Института повышения квалификации руководящих кадров Генеральной прокуратуры РФ.

УК РСФСР 1960 г. не предусматривал рассматриваемый вид освобождения от уголовной ответственности, хотя правоприменительная практика давно нуждалась в этом. Достаточно сказать, что только за 1997 г. на основании ст. 75 УК РФ было освобождено от уголовной ответственности более 25 тыс. лиц, совершивших преступление.

Анализируемая норма распространяется на более чем 130 составов преступлений, предусмотренных Особенной частью УК РФ, и содержит перечень оснований и условий, при выполнении которых суд, прокурор, а также следователь и орган дознания с согласия прокурора вправе принимать решение об освобождении от уголовной ответственности.

Основания для освобождения от уголовной ответственности:

а) преступление совершено впервые;

б) преступление относится к категории небольшой тяжести.

Отсутствие любого из этих оснований исключает применение рассматриваемой нормы.

Условия освобождения от уголовной ответственности:

а) лицо, совершившее преступление, добровольно явилось с повинной;

б) способствовало раскрытию преступления;

в) возместило ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления.

Как правило, только совокупность перечисленных условий дает право принять решение о прекращении уголовного дела. Однако это общее правило не распространяется на случаи, когда преступление не повлекло причинения материального ущерба или морального вреда (например, ч. 1 ст. 220, ст. 271 УК). В этом случае в посткриминальном поведении лица, совершившего преступление, могут отсутствовать такие действия, как возмещение причиненного ущерба или заглаживание вреда.

Вопрос об освобождении от уголовной ответственности на основании этой нормы целесообразно решать с учетом мнения потерпевшего. Однако отрицательная позиция потерпевшего не является основанием для отказа в освобождении от уголовной ответственности.

В ст. ст. 75 — 77 УК законодатель использует понятие «лицо, впервые совершившее преступление». Решая вопрос о том, совершено ли преступление впервые, необходимо руководствоваться ст. ст. 16 и 18 УК, регулирующими правила признания преступления неоднократным и рецидивом. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 16 преступление не признается совершенным неоднократно, если за ранее совершенное преступление лицо было в установленном законом порядке освобождено от уголовной ответственности либо судимость за ранее совершенное преступление погашена или снята. Аналогичное положение содержится и в ч. 4 ст. 18.

Исходя из вышеизложенного, под понятие «лицо, впервые совершившее преступление» подпадает не только лицо, которое ранее никогда не совершало преступления, но и лицо, которое хотя ранее и совершало преступление, но:

а) истекли сроки давности привлечения его к уголовной ответственности;

б) судимость в установленном законом порядке погашена или снята;

в) было освобождено от уголовной ответственности в силу акта амнистии или по иным нереабилитирующим основаниям (например, в связи с примирением с потерпевшим);

г) на территории иностранного государства, в том числе на территории стран — участниц СНГ.

В соответствии с ч. 2 ст. 15 УК преступление считается небольшой тяжести, если максимальное наказание, предусмотренное за него УК РФ, не превышает двух лет лишения свободы.

Одним из обязательных условий для освобождения от уголовной ответственности по ст. 75 УК законодатель указывает на явку с повинной.

Явка с повинной означает добровольное обращение лица, совершившего преступление, с заявлением о нем в компетентные органы с намерением передать себя в руки правосудия. При этом добровольность означает, что лицо имело реальную возможность не являться с повинной, но тем не менее предпочло сообщить о содеянном.

Заявление о явке с повинной должно содержать сведения о совершенном заявителем преступлении и адресоваться в органы суда, прокуратуры, следствия или дознания. Оно может быть как устным, так и письменным.

Добровольность явки с повинной не предполагает личное и непосредственное обращение такого лица в суд, прокуратуру, органы следствия или дознания. Заявление о явке с повинной может быть представлено и через его близких или знакомых. Иными словами, процедура явки с повинной и выбор органа, куда лицо обращается с подобным заявлением, могут быть многообразны.

Так, одни могут изложить свое решение письменно и по почте отправить в правоохранительные органы или поставить об этом в известность милицию по телефону. Другие — сообщить о преступлении и о своей готовности явиться с повинной через близких. Третьи, к примеру несовершеннолетние, могут сообщить своим родителям, педагогам и т.д.

Словом, существует своеобразный веер форм явки с повинной. Законодатель ставит во главу угла не форму проявления посткриминального поведения, а сам факт явки с повинной, который и имеет правовое значение. Другие же обстоятельства анализируемого поступка находятся за пределами уголовно — правового регулирования и не должны влиять на решение суда, прокурора, следователя или лица, проводящего дознание.

Законодатель не придает правового значения и мотивам явки с повинной, которые могут быть самыми разными. Так, они могут быть продиктованы раскаянием, стремлением покончить с преступным прошлым; желанием снять подозрение с невинного человека или пресечь преступную деятельность соучастников; жалостью или состраданием к потерпевшему; желанием скрыть другое, более тяжкое преступление или ввести следствие в заблуждение; страхом перед разоблачением.

В тексте анализируемой нормы законодатель использует понятие «деятельное раскаяние», раскрывая содержание которого, необходимо четко отграничивать его от понятий «признание вины» и «раскаяние».

Признание вины может быть полным или частичным. Частичное признание заключается в том, что лицо признает себя виновным только по отдельным пунктам обвинения. Полное же признание выражается в даче правдивых показаний о всех обстоятельствах преступления, признании себя виновным по всем пунктам обвинения и может сопровождаться раскаянием. Полное признание может сопровождаться как оказанием помощи правоохранительным органам в раскрытии преступления и добровольном устранении вредных последствий содеянного, так и без этих посткриминальных поступков. Оно может сопровождаться явкой с повинной. Наконец, признание вины может быть осуществлено на любой стадии уголовного процесса.

Раскаяние предполагает полное признание своей вины по всем пунктам обвинения и искреннее сожаление о содеянном. Раскаяние может сопровождаться явкой с повинной, наступить как до возбуждения уголовного дела, так и на любой стадии уголовного процесса.

Деятельное раскаяние означает не только полное признание вины в совершенном преступлении и искреннее сожаление о содеянном, но и оказание помощи правоохранительным органам.

Из сказанного следует, что в деятельном раскаянии необходимо выделять субъективные и объективные признаки. Субъективными признаками такого поведения являются: а) словесно выраженное и письменно закрепленное полное признание лицом своей вины в преступлении; б) осознание вредности своих противоправных поступков, искреннее сожаление о содеянном.

Объективные признаки выражаются в явке с повинной, оказании помощи в раскрытии преступления, установлении обстоятельств его совершения, установлении и изобличении участников преступления, добровольной выдаче похищенного, орудий, предметов преступления и т.д., возмещении причиненного ущерба или заглаживании вреда.

Поэтому только наличие всех или же только тех, которые перечислены в норме УК, объективных и субъективных признаков раскаяния позволяет сделать вывод о наличии в посткриминальных поступках именно деятельного раскаяния.

Нередко явка с повинной и деятельное раскаяние тесно связаны между собой и лицо, добровольно сдавшее себя в руки правосудия, полностью признает свою вину и искренне раскаивается в содеянном. Вместе с тем на практике нередки случаи, когда явившийся с повинной, хотя и признает свою вину, способствует раскрытию преступления, добровольно возмещает причиненный ущерб, но не раскаивается в содеянном. Совершенное преступление он объясняет неправильным поведением потерпевшего (защищая девушку от хулиганов, превысил пределы необходимой обороны) или считает содеянное единственным выходом из положения. Бывает, явившийся с повинной полагал, что он вправе «наказать» безнравственный, омерзительный поступок потерпевшего.

Однако, учитывая, что законодатель в перечне условий для освобождения от уголовной ответственности не предусмотрел обязанность лица, явившегося с повинной, раскаяться в содеянном, для комментируемой нормы раскаяние является факультативным, а не обязательным признаком.

Другим обязательным условием для освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием является способствование раскрытию преступления.

Под этим видом позитивного посткриминального поведения следует понимать: указание на соучастников преступления; оказание помощи в их обнаружении, в необходимых случаях — задержании и доставлении в органы внутренних дел; правдивое изложение всех обстоятельств совершенного, активное участие в следственных действиях; помощь в отыскании вещественных доказательств и т.д.

Для освобождения от уголовной ответственности по ст. 75 УК требуется и возмещение причиненного ущерба или заглаживание вреда, причиненного в результате преступления.

Возмещение ущерба выражается в добровольной компенсации потерпевшему или его близким причиненных материальных потерь в денежной или иной форме.

Заглаживание вреда, причиненного в результате преступления, может выражаться в передаче лицом, совершившим преступление, или его близкими потерпевшему предмета, ценностей или изделия, равнозначного похищенному, уничтоженному или поврежденному имуществу, либо в самостоятельном устранении причиненного вреда (ремонт машины, строения и т.д.).

Заглаживание морального вреда может выразиться в публичном извинении перед потерпевшим, компенсации затрат на лечение и т.д.

Освобождение от уголовной ответственности допускается только в отношении лица, впервые умышленно или по неосторожности совершившего преступление небольшой тяжести. Поэтому к лицу, имеющему судимость или совершившему преступление иной категории, рассматриваемый институт не может быть применен.

Вместе с тем в соответствии с ч. 2 ст. 75 УК в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части, лицо, совершившее преступление иной категории, также может быть освобождено от уголовной ответственности. Речь идет о примечаниях к ст. ст. 126, 204 — 206, 208, 222 — 223, 228, 275 — 276, 278, 291, 337 — 338 УК, в которых законодатель гарантирует лицу, совершившему соответствующее преступление, освобождение от уголовной ответственности в обмен на его определенные положительные посткриминальные поступки, перечень которых дан в примечаниях к указанным выше статьям. При этом в примечаниях к этим статьям законодатель не ставит одновременно всех условий и оснований, указанных в ч. 1 ст. 75 УК, а требует выполнения одного или двух из них либо вводит новые условия или основания. Например, в соответствии с примечанием к ст. 127 УК, для освобождения от уголовной ответственности за похищение человека достаточно добровольного освобождения похищенного человека. Иными словами, здесь основания и условия освобождения, предусмотренные ч. 1 ст. 75 УК, не обязательны. Таковыми они являются только при совершении преступлений небольшой тяжести.

Действие ст. 75 УК распространяется как на оконченные, так и на неоконченные преступления. Ряд преступлений, относящихся к категории небольшой тяжести, могут совершаться как единолично, так и в соучастии. В этих случаях вопрос об освобождении от уголовной ответственности может решаться только в отношении того участника преступления, который выполнил все условия, перечисленные в ч. 1 ст. 75 УК.

Недостатки рассматриваемой нормы. Существенный пробел ст. 75 УК — противоречие между ее названием (гипотезой) и содержанием (диспозицией). В частности, в названии статьи указано на деятельное раскаяние, а в диспозиции об этом не упоминается. Так, в перечень обязательных условий для применения этой нормы законодатель включил лишь явку с повинной, способствование раскрытию преступления и устранение виновным вредных последствий содеянного.

Как видим, о непосредственном раскаянии речь не идет. Между тем такие положительные посткриминальные поступки, как явка с повинной, способствование раскрытию преступления и устранение вредных последствий преступления, нельзя рассматривать как безусловное доказательство раскаяния виновного в содеянном. Они могут служить лишь дополнительными признаками раскаяния, его внешним проявлением. Основной же признак, как говорилось выше, — словесно выраженное и письменно закрепленное осознание виновным пагубности содеянного, осуждение им своих противоправных поступков, искреннее сожаление о совершенном преступлении и т.д. Перечисленные в диспозиции ч. 1 ст. 75 УК положительные посткриминальные поступки не всегда свидетельствуют о раскаянии. Они могут быть продиктованы и стремлением избежать уголовной ответственности или же смягчить свою участь.

Возникает резонный вопрос: может ли правоприменитель при наличии прочих условий освободить такое лицо от уголовной ответственности?

Представляется, ответ должен быть положительным, так как:

во-первых, законодатель в перечне условий для освобождения от уголовной ответственности не предусмотрел обязанность лица, явившегося с повинной, раскаяться в содеянном, вследствие чего для рассматриваемой нормы раскаяние является факультативным признаком;

во-вторых, главная цель этой нормы заключается не в стремлении побудить к раскаянию, а в том, чтобы склонить к активному способствованию раскрытию преступления и устранению вредных последствий содеянного.

Недостатки ч. 1 ст. 75 отразились и на содержании ч. 2 этой статьи, которая вступает в коллизию с некоторыми нормами Особенной части УК. Так, в ч. 2 ст. 75 УК законодатель допускает освобождение от уголовной ответственности и лиц, совершивших преступление иной категории, но при наличии всех условий, перечисленных в части первой этой же статьи, т.е. явки с повинной, активного способствования раскрытию преступления и устранения вредных последствий содеянного. При этом решение вопроса об освобождении от уголовной ответственности, как и в части первой, оставлено на усмотрение правоприменителя. В то же время большинство примечаний к статьям Особенной части УК, во-первых, не требуют наличия условий, перечисленных в ч. 1 ст. 75 УК, а предусматривают принципиально иные. Во-вторых, в этих примечаниях законодатель не уполномочивает, а обязывает освобождать лицо от уголовной ответственности, если оно выполняет все те условия, перечень которых дан в законе.

Рассматриваемая норма вступает в противоречие и с нормами других отраслей законодательства. Так, в соответствии с ч. 4 ст. 18 Закона «Об оперативно — розыскной деятельности» лицо из числа членов преступной группы, совершившее противоправное деяние, не повлекшее тяжких последствий, и привлеченное к сотрудничеству с органом, осуществляющим оперативно — розыскную деятельность, активно способствовавшее раскрытию преступления, возместившее нанесенный ущерб или иным образом загладившее причиненный вред, освобождается от уголовной ответственности.

Иными словами, этот закон допускает освобождение от уголовной ответственности как за преступления различной категории, в том числе и за особо тяжкое, не повлекшее тяжких последствий, так и ранее судимого. При этом не требуется и явки с повинной. Помимо этого, если в ст. 75 УК законодатель вопрос об освобождении от уголовной ответственности оставил на усмотрение правоприменителя, то в упомянутом законе такое освобождение является не правом, а его обязанностью.

Это не единственный случай коллизии норм УК с нормами других отраслей права. Можно сослаться на ст. 222 УК и ст. 172 КоАП, которые одновременно предусматривают и уголовную, и административную ответственность за одно и то же правонарушение — незаконное хранение гладкоствольного охотничьего оружия.

Полагаем, что до устранения законодателем этих противоречий суд, прокурор, следователь и орган дознания должны исходить из принципа, согласно которому при коллизии между нормами двух или более равнозначных по уровню законов применению подлежит закон, который предусматривает более мягкие меры ответственности.

Предложенное решение не противоречит ч. 1 ст. 1 УК, так как в соответствии с ней обязательному включению в УК подлежат лишь те законы, которые предусматривают уголовную ответственность. Следовательно, подлежат применению те законы, которые освобождают от уголовной ответственности или предусматривают более мягкие меры ответственности, либо иным образом улучшают положение лица, совершившего правонарушение.

Учитывая, что такие коллизии могут иметь место и в будущем, целесообразно дополнить вторую главу УК нормой, чтобы глава регламентировала действие уголовного закона не только во времени и пространстве, но и при коллизии уголовного закона с нормами других отраслей законодательства.