Ответственность за организацию и содержание притонов

04-03-19 admin 0 comment

Бубон К.
Электронный ресурс, 1999.


К. Бубон, следователь Следственного управления УВД Хабаровского края, старший лейтенант юстиции.

К одной из новелл нового Уголовного кодекса РФ надо отнести ст. 241, устанавливающую уголовную ответственность за организацию или содержание притонов для занятия проституцией.

Поскольку обобщения судебной практики по ст. 241 УК нет, то, комментируя ее, будем исходить, прежде всего, из общих юридических категорий. Раскрыть смысл этой статьи можно путем анализа понятий «притон», «проституция» и «организация».

Под термином «притон для занятия проституцией» следует понимать помещение, специально отведенное организатором для половых сношений за плату. По расследуемым мною уголовным делам все притоны располагались в квартирах, которые организаторы арендовали по устной договоренности с их законными владельцами. И при этом не во всех случаях владельцы квартир были осведомлены, как используются сданные ими внаем помещения. Это свидетельствует о том, что, организуя притон, сутенер предпочитает использовать жилое помещение, к которому сам не имеет прямого отношения.

Кроме собственно помещения, в понятие «притон» следует включить также такие неотъемлемые детали, как «штат», т.е. группу лиц, непосредственно обеспечивающих его деятельность — диспетчера, водителей, сутенера, лиц, занимающихся проституцией, а также телефонную или пейджинговую связь.

На практике все притоны приняли вид «фирм», которые имели атрибуты, присущие коммерческой структуре, — организатора и управленца в одном лице, «технических работников» (водителей и диспетчеров) и «персонал» проституток. При этом они занимались рекламной деятельностью в виде замаскированных объявлений в газетах и на улицах. И даже, в ряде случаев, вели письменную бухгалтерию.

С объективной стороны организация притона для занятия проституцией — это деятельность по подбору лиц для использования в качестве проституток, «технических работников» (водителя, диспетчера), а также приисканию помещения для дальнейшей деятельности проституток. Частью деятельности по организации притона для занятия проституцией является также установление соглашения между всеми лицами о порядке деятельности и ее оплате. Так, по одному из расследованных дел был изъят «график дежурства», в котором были обозначены ответственные за поддержание порядка в помещении притона.

При этом для квалификации деятельности организатора по ст. 241 УК обязательна оплата деятельности проституток, но это вовсе не значит, что данный состав предполагает корыстный мотив со стороны самого организатора. В принципе, можно квалифицировать по данной статье действия лица, которое организовало притон, но не получало от него дохода. Однако принципиально важно для квалификации, чтобы оплачивалась «работа» проституток.

С субъективной стороны состав преступления, предусмотренного ст. 241 УК, характеризуется прямым умыслом, которым должен охватываться как факт занятия проституцией другими лицами, так и собственная организующая роль притона. Исходя из текста закона, не является принципиально важным для квалификации мотив совершения данного преступления. Как показывает практика, мотив организации и содержания притона для занятия проституцией — корысть, и полученные доходы зачастую являются единственным источником существования для организатора и содержателя.

Субъектом данного преступления является лицо, достигшее 16-летнего возраста. Все известные мне лица, привлекающиеся по ст. 241 УК, — женского пола и имеют более или менее длительный опыт занятия проституцией. Свое положение сутенера — организатора притона — они воспринимают как своеобразный «профессиональный рост».

Объект преступления — общественная нравственность, которая считается нарушенной самим фактом существования и деятельности притона, независимо от того, имеются ли по этому поводу жалобы от граждан, соседей и т.д.

Об оценке эффективности и целесообразности данной правовой нормы как правового инструмента. Формулировка ныне действующей ст. 241 УК страдает одним серьезным недостатком — она похожа на некий плод компромисса между сторонниками легализации проституции и ее противниками. Статья плотно связывает уголовную ответственность сутенера с наличием помещения — притона. Получается, что сутенер, арендовавший квартиру и использующий ее как притон, несет уголовную ответственность. Но если он занимается аналогичной «деятельностью», не предоставляя клиентам и проституткам своего помещения, а используя гостиницы, сауны, квартиры самих клиентов и т.д., то состав преступления отсутствует. Другими словами, общественная нравственность не страдает, если сутенер не предоставляет систематически одного и того же помещения. Во всяком случае, это вытекает из смысла статьи.

Практически сутенерство и сводничество декриминализовано новым Уголовным кодексом, за исключением случаев, когда сутенер использует жилое помещение. Почему именно этот признак избран для определения общественной опасности организованной проституции, не вполне ясно. Сущность данного явления не изменяется в зависимости от места действия, поэтому представляется целесообразным принципиально решить в УК вопрос об установлении либо исключении ответственности за сутенерство и сводничество, а не ограничиваться направлением правовой репрессии на отдельные частные случаи, определенные, видимо, по случайному признаку.