Присвоение полномочий должностного лица

04-03-19 admin 0 comment

Егорова Н.
Российская юстиция, 1999.


Н. Егорова, старший преподаватель Волгоградского юридического института МВД России, кандидат юридических наук.

Присвоение полномочий должностного лица (ст. 288 УК) посягает на законный порядок служебной деятельности должностных лиц, на общественные отношения, складывающиеся в связи с осуществлением прав и законных интересов граждан или организаций. Практике известны случаи выполнения должностных функций не уполномоченными на то служащими, в результате чего причиняется вред правоохраняемым интересам других лиц. Иногда государственные служащие или служащие органов местного самоуправления осуществляют правомочия должностных лиц, не разработанные или не оформленные надлежащим образом. Общественная опасность их деятельности не вызывает сомнений, но отвечать за должностные преступления названные лица не могут, так как нет полномочий данного должностного лица и нет регламентированной в соответствующем документе должностной компетенции.

Описание объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 288 УК, следующее: «присвоение государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, полномочий должностного лица и совершение им в связи с этим действий, которые повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций». Буквальный смысл приведенной формулировки таков, что виновный должен сначала присвоить себе полномочия должностного лица, а затем уже совершить общественно опасное деяние, повлекшее указанные в законе последствия. Но просто назвать себя судьей, прокурором, депутатом и т.п. еще не означает присвоить их полномочия. В диспозиции ст. 288 УК речь идет именно о присвоении полномочий, а не «звания или власти» должностного лица (ст. 194 УК РСФСР). «Присвоить» — значить «завладеть, самовольно взять в свою собственность» (Ожегов С.И. Словарь русского языка. Изд. 6-е. М., 1964. С. 588). Временной разрыв между присвоением звания должностного лица и использованием вытекающих из него должностных полномочий не всегда обязателен: фактическое совершение действий, которые вправе совершать только должностное лицо, и означает присвоение полномочий этого должностного лица. С объективной стороны виновный осуществляет действия, которые при совершении их должностным лицом могут содержать признаки злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК). В отличие от должностного злоупотребления, присвоения полномочий должностного лица возможно только в форме активных действий. По сравнению с собственно должностным злоупотреблением (ст. 285 УК) присвоение полномочий должностного лица характеризуется большим разнообразием действий — это могут быть отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию РФ или Счетной палате РФ (ст. 287 УК), незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК), получение взятки (ст. 290 УК). Все перечисленные виды общественно опасного поведения охватываются ст. 288 УК. Кроме того, возможно присвоение полномочий должностного лица, сопряженное с действиями, не образующими состава злоупотребления должностными полномочиями, — например, с хищением (последнее не квалифицируется по ст. 285 УК, так как при корыстном злоупотреблении должностными полномочиями выгода извлекается другим способом). В этом случае, видимо, необходима квалификация по совокупности преступлений.

Если виновный предварительно фальсифицирует документацию (удостоверение, приказ о назначении на должность), создавая видимость юридической основы своей «должностной» деятельности, его действия образуют также состав служебного подлога (ст. 292 УК). Использование виновным заведомо подложного документа, который он сам не изготавливал, дополнительно квалифицируется по ч. 3 ст. 327 УК; похищение или сокрытие официального документа для его последующего использования, а равно уничтожение или повреждение официальных документов — по ст. 325 УК.

Не имеет значения, действует ли виновный за конкретное должностное лицо государственного органа или органа местного самоуправления или осуществляет полномочия должностного лица независимо от их принадлежности должностному лицу. Тем не менее эти полномочия должны быть «ограничены» компетенцией должностных лиц того же ведомства (например, подведомственных государственных или муниципальных учреждений). Присваиваемые должностные полномочия — это только указанные в примечании 1 к ст. 285 УК функции представителя власти, организационно — распорядительные и административно — хозяйственные. Не образует состава рассматриваемого преступления присвоение государственным служащим или служащим органа местного самоуправления полномочий лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации (примечание 1 к ст. 201 УК). То же необходимо сказать и о действиях государственного служащего или служащего органа местного самоуправления, который самовольно присваивает полномочия другого служащего, не являющегося должностным лицом.

Как следует из содержания ст. 288 УК, присвоение полномочий должностного лица должно быть сопряжено с совершением в связи с этим действий, которые повлекли последствия в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций. Свойственное данному преступлению общественно опасное деяние может быть выражено только в форме действия — принятие на себя должностных функций ради «чистого» бездействия бессмысленно, да и

невозможно. При этом действия виновного должны совершаться

«вопреки интересам службы» (как предусмотрено ч. 1 ст. 285 УК), т.е. присвоенные полномочия должностного лица должны использоваться во вред интересам организации, граждан, общества или государства. Иначе, если служащий выполняет чужие должностные обязанности, но в строгом соответствии с законодательством, его деятельность не является общественно опасной, так как не может причинить никакого вреда.

Уголовный закон не конкретизирует, какими должны быть действия государственного служащего или служащего органа местного самоуправления, который присвоил полномочия должностного лица, — только преступными или иными противоправными. Но для констатации их преступности необходимо, чтобы они повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций. Для административных и дисциплинарных проступков последствия в виде существенного вреда не типичны: «существенность» вреда — показатель степени общественной опасности, свойственной преступлениям. Поэтому, если содеянное государственным служащим или служащим органа местного самоуправления в связи с присвоением им полномочий должностного лица содержит признаки состава другого преступления, все содеянное требует квалификации по совокупности ст. 288 УК и иных статей Особенной части УК.

В отличие от последствий злоупотребления должностными полномочиями («существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства» — ч. 1 ст. 285 УК), последствиями присвоения полномочий должностного лица может быть существенное нарушение прав и законных интересов только граждан или организаций. Не совсем ясно, чем вызвано такое узкое понимание общественно опасных последствий рассматриваемого преступления. Поскольку уголовное законодательство относит к числу субъектов данного преступления только государственных служащих и служащих органов местного самоуправления, то вред, причиняемый ими в результате присвоения полномочий должностного лица, всегда причиняет ущерб, по крайней мере, еще и авторитету публичной власти. Поэтому в ст. 288 УК можно внести изменения, дополнив диспозицию словами «либо охраняемых законом интересов общества или государства».

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 288 УК, может быть только государственный служащий или служащий органа местного самоуправления, не являющийся должностным лицом.

С. был осужден по ст. 288 УК РФ к двум годам исправительных работ с удержанием 15% заработка. С. работал заведующим автостоянкой внебюджетного хозяйства исправительного учреждения и был уполномочен администрацией ИК на получение арендной платы в сумме 300 тыс. рублей в месяц за использование торговых мест предпринимателями. Однако он установил среднюю плату 500 — 600 тыс. рублей в месяц, не имея на то полномочий. Указанные действия С. повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан, поскольку причинили ущерб многим торгующим гражданам в сумме от 150 до 600 тыс. рублей. На предварительном следствии действия С. были квалифицированы как неоднократное получение взятки, сопряженное с вымогательством взятки. Суд переквалифицировал действия С. на ст. 288 УК РФ 1996 года, указав при этом, что С. является государственным служащим исправительного учреждения, но его должностные обязанности в момент совершения преступления не были разработаны, с этими обязанностями С. не был ознакомлен, а получил лишь устное указание собирать арендную плату и сдавать в кассу учреждения. Функциональные обязанности соответствующего должностного лица были разработаны и доведены до сведения С. позднее. Поэтому квалификация действий С. как преступления, совершенного должностным лицом, была бы неправильной. Думается, действия С., совершенные в связи с присвоением им полномочий должностного лица, содержат также признаки мошенничества (ст. 159 УК).

Присвоение полномочий должностного лица — умышленное деяние. Виновный осознает, что самовольно возлагает на себя должностные правомочия, что совершаемые в связи с этим действия носят общественно опасный характер, предвидит возможность или неизбежность существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций и желает наступления указанных последствий либо не желает, но сознательно допускает эти последствия или относится к ним безразлично. Возможна также квалификация по ст. 288 УК действий виновного, который в связи с присвоением полномочий должностного лица совершает преступление по неосторожности, повлекшее существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций. Корыстная или иная личная заинтересованность для этого преступления необязательны. Нет состава присвоения полномочий должностного лица в действиях государственного служащего или служащего органа местного самоуправления, который по ошибке, вследствие незнания, неопытности вышел «за рамки» собственных прав и совершил действия, входящие в компетенцию должностного лица. Присвоение полномочий должностного лица в ситуациях, предусмотренных ст. 39 УК («Крайняя необходимость») или ст. 42 УК («Исполнение приказа или распоряжения»), исключает преступность содеянного.

С учетом изложенного можно предложить следующую редакцию ст. 288 УК:

Статья 288. Присвоение служащим полномочий должностного лица

1. Присвоение государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, а равно служащим государственной или муниципальной организации, не являющимися должностными лицами, полномочий должностного лица, сопряженное с совершением в этой связи действий, которые повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, —

Наказывается…

2. То же деяние, совершенное неоднократно, —

Наказывается…

На мой взгляд, есть основания для введения в УК РФ статьи об ответственности за присвоение звания или полномочий должностного лица общим субъектом. Как свидетельствует практика, такие действия частных лиц бывают связаны с совершением тяжких и особо тяжких преступлений.

Группа в составе Г., Д., Е. и М., действуя по тщательно разработанному плану, вымогала у отца и сына П. право на распоряжение квартирой для ее последующей приватизации и продажи. После того как М. имитировала ее изнасилование сыном П., Е. представился подполковником милиции и велел сыну П. в письменном объяснении признаться в изнасиловании М. Когда тот сделал это, Е. потребовал от П. передачи права на распоряжение квартирой, угрожая представлением материалов в органы внутренних дел. П. согласился, и Е. забрал его паспорт. Впоследствии Д. и Е. привезли отца П. к нотариусу, ввели его в заблуждение, и доверенность была оформлена.

Использование самовольно присвоенных звания или полномочий должностного лица не равнозначно использованию форменной одежды или документов представителя власти (п. «н» ч. 1 ст. 63 УК), которое считается обстоятельством, отягчающим наказание. Присвоение звания необязательно связано с использованием соответствующей одежды или документов; не все должностные лица — представители власти, хотя можно присвоить звание или полномочия любого должностного лица. Характер общественной опасности этого деяния определяется не формальным признаком (наличие у виновного форменной одежды, документа), а именно действиями виновного как представителя власти или иного должностного лица, т.е. фактическим осуществлением должностных полномочий либо совершением каких бы то ни было противоправных действий путем использования звания должностного лица. Таким образом, главу 32 УК («Преступления против порядка управления») целесообразно дополнить самостоятельной статьей (например, ст. 319.1).

Статья 319.1. Присвоение звания или полномочий должностного лица

Присвоение звания или полномочий должностного лица, сопряженное с совершением в этой связи противоправных действий, —

Наказывается…

Состав этого преступления должен быть формальным, так как, независимо от наступления общественно опасных последствий, оно всегда посягает на установленный законом порядок деятельности должностных лиц.