Факт приобретения наркотиков надо доказывать

04-03-19 admin 0 comment

Васецов А.
Электронный ресурс, 1999.


А. Васецов, кандидат юридических наук, заслуженный юрист РФ.

Статья 228 УК РФ предусматривает ответственность за незаконное приобретение или хранение наркотических средств или психотропных веществ. В зависимости от отсутствия или наличия цели их сбыта содеянное квалифицируется по ч. 1 или ч. 2 данной статьи. Изучение судебной практики показывает, что при обнаружении у лица названных средств квалификация практически всегда происходит как по признаку хранения, так и приобретения (по-видимому, считается, что одно не может существовать без другого). Например, С. пыталась передать своему другу Б., находящемуся под арестом в отделении милиции, 0,02 грамма героина, спрятанного в военный билет последнего. Этот военный билет с героином С. взяла из дома Б. и перевезла в отделение милиции для передачи Б. Органы предварительного следствия действия С. оценили как незаконное приобретение и хранение в целях сбыта, а также перевозку наркотических средств. Однако представляется, что приобретения наркотических средств в данном случае не было.

Обратимся к п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 1998 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами». Он гласит: «Приобретением наркотических средств или психотропных веществ надлежит считать их покупку, получение в качестве средства взаиморасчета за проделанную работу, оказанную услугу или в уплату долга, в обмен на другие товары и вещи, присвоение найденного, сбор дикорастущих растений или их частей, содержащих наркотические вещества (…), остатков находящихся на неохраняемых полях посевов наркотикосодержащих растений после завершения их уборки и т.д.». Следовательно, при приобретении наркотических средств или психотропных веществ лицо получает возможность распоряжаться ими по своему усмотрению. Приобретение наркотических средств для личного потребления практически всегда связано и с их незаконным хранением, и здесь квалификация содеянного по обоим признакам обоснованна. Но такой жесткой связи указанных действий может не быть в случаях, когда наркотические средства приобретаются или хранятся в целях сбыта.

Необходимость четкого разграничения признаков приобретения и хранения наркотических средств диктуется и соображениями процессуального характера. Дело в том, что сам факт обнаружения у задержанного наркотических средств, которые находились у него без законных оснований, является вполне достаточным для предъявления обвинения в незаконном хранении наркотиков. В то же время органы предварительного следствия жестко связывают хранение наркотиков с их приобретением, хотя очень часто не имеют возможности установить обстоятельства такого приобретения. Поэтому в процессуальных документах пишется ставшая шаблонной фраза, что обвиняемый в неустановленное время, в неустановленном месте, у неустановленного лица приобрел такое-то количество наркотических средств. Подобная формулировка означает, что фактически лицо обвиняется в преступлении, объективная сторона которого не установлена. Между тем согласно ст. 205 УПК РСФСР в описательной части обвинительного заключения должна быть изложена сущность дела: место и время совершения преступления, его способы, мотивы, последствия и другие существенные обстоятельства. Эти же данные согласно ст. 314 УПК должны содержаться в приговоре. Без их установления едва ли можно считать обвинение доказанным, а приговор — обоснованным и законным. Неустановление признаков объективной стороны преступления и, следовательно, фактически непредъявление лицу обвинения в этой части существенно ограничивает его право на защиту. К тому же нередки случаи, когда задержанные по подозрению в приобретении наркотиков утверждают, что обнаруженные у них наркотики подброшены работниками милиции. Именно установление обстоятельств приобретения наркотических средств позволило бы опровергнуть такие утверждения. В настоящее время их истинность обычно проверяют путем допроса оперативных работников, проводивших задержание, которые, естественно, все дружно отрицают. Считаю такой способ проверки абсолютно неубедительным.