Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим

04-03-19 admin 0 comment

Аликперов Х.
Законность, 1999.


Х. Аликперов, доктор юридических наук, профессор, заместитель директора Института повышения квалификации руководящих кадров Генеральной прокуратуры РФ.

Институт примирения с потерпевшим не был известен УК РСФСР, хотя широко использовался в дореволюционном российском уголовном законодательстве.

До принятия нового УК РФ такой вид освобождения от уголовной ответственности предусматривался в УПК РСФСР и распространялся на так называемые дела частного обвинения. В соответствии со ст. 27 УПК дела о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 115, 116, ч. 1 ст. 129 и ст. 130 УК РФ, возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего и подлежат прекращению в случае примирения его с обвиняемым.

Статья 76 УК РФ существенно отличается от одноименного процессуального института. Это отличие выражается в том, что, во-первых, в УПК законодатель установил небольшой круг преступлений, потерпевшему от которых предоставляется право решать вопрос о наказании виновного или освобождении его от уголовной ответственности. Норма же УК теперь распространяется на все преступления, отнесенные к категории небольшой тяжести. А таких составов в Особенной части УК более ста.

Во-вторых, для анализируемого уголовно — процессуального института решение потерпевшего о примирении с виновным является для правоприменителя безусловным (за исключением случаев, когда дела о перечисленных выше преступлениях возбуждены прокурором) основанием для освобождения обвиняемого от уголовной ответственности. Для уголовно — правового же института сам факт примирения с потерпевшим является лишь одним из двух условий, при наличии которых суд, прокурор, следователь и лицо, производящее дознание, с согласия прокурора могут принять решение об освобождении от уголовной ответственности лица, совершившего преступление.

В-третьих, для освобождения от уголовной ответственности на основании уголовно — процессуального института примирения от виновного не требуется возмещения ущерба или устранения вреда, причиненного потерпевшему преступлением. Для комментируемой нормы УК РФ такое возмещение — одно из обязательных условий для освобождения от уголовной ответственности.

В-четвертых, освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим допускается только по делам о преступлениях небольшой тяжести и если такое преступление совершено лицом впервые, тогда как уголовно — процессуальный институт примирения допускает освобождение от уголовной ответственности и лица, ранее совершившего преступление.

Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим существенно отличается и от других норм комментируемой главы УК РФ. В частности, для освобождения от уголовной ответственности на основании ст. 76 УК не требуется, чтобы лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, явилось с повинной, раскаивалось в содеянном или способствовало раскрытию преступления, как это, к примеру, требуется для освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием.

Освобождение от уголовной ответственности на основании ст. 76 УК допускается только при наличии двух обязательных условий:

а) между лицом, совершившим преступление, и потерпевшим состоялось примирение;

б) лицо, совершившее преступление, загладило причиненный потерпевшему вред (за исключением случаев, когда потерпевший прощает виновному причиненный вред).

Лицо, производящее дознание, следователь, прокурор и суд перед возбуждением уголовного дела, как и в последующих стадиях уголовного процесса, обязаны принять меры для примирения сторон. При этом следует четко разграничивать понятия «примирение» и «прощение». Право прощения лица, совершившего преступление, является исключительной прерогативой государства (амнистия, помилование). Поэтому в комментируемой статье законодатель ведет речь только о примирении с потерпевшим.

Под примирением следует понимать отказ потерпевшего от поданного им заявления о привлечении лица, совершившего преступление, к уголовной ответственности или заявление о прекращении в отношении того уголовного дела в связи с достижением с ним мира.

Примирение между сторонами должно быть актом добровольного волеизъявления. Поэтому каждый раз правоприменитель должен проверить, не является ли согласие потерпевшего на примирение вынужденным: следствием запугивания, угроз и т.д. со стороны лица, совершившего преступление, или его окружения. При установлении таких причин примирения суд, прокурор, следователь и орган дознания не вправе освобождать виновного от уголовной ответственности по рассматриваемому основанию.

При наличии нескольких потерпевших виновный должен возместить ущерб (загладить вред) и достичь примирения с каждым из них. Не подлежит освобождению от уголовной ответственности лицо, если оно возместило ущерб и достигло примирения только с одним из потерпевших.

Примирение лица, совершившего преступление, с потерпевшим должно быть оформлено в надлежащей процессуальной форме. Учитывая, что УПК РСФСР не регламентирует форму, содержание и процессуальный порядок оформления примирения, представляется, что факт примирения с потерпевшим суд, прокурор, а также следователь или орган дознания должны оформить:

— протоколом, если примирение состоялось в ходе предварительного расследования или судебного разбирательства, так как в этом случае примирение сторон является следственным действием, в силу чего в соответствии со ст. 141 УПК оно должно быть оформлено протоколом (протокол о примирении потерпевшего с обвиняемым):

— актом о примирении потерпевшего с лицом, совершившим преступление, если такое примирение состоялось в ходе доследственной проверки.

Как в протоколе, так и акте о примирении правоприменитель должен четко отразить:

а) добровольность согласия потерпевшего на примирение;

б) ходатайство потерпевшего перед судом, прокурором, следователем или органом, производящим дознание, об освобождении от уголовной ответственности лица, совершившего в отношении него преступление;

в) заявление потерпевшего о полном заглаживании вреда, причиненного ему лицом, совершившим преступление, или его отказе от необходимости заглаживания вреда со стороны виновного, либо достижении ими договоренности об отсрочке заглаживания причиненного вреда на определенный срок. При этом в протоколе (акте) необходимо отразить все условия договоренности об отсрочке заглаживания причиненного вреда или о его прощении потерпевшим. В последнем случае следует разъяснить потерпевшему последствия освобождения лица, совершившего преступление, от обязанности загладить вред, так как в соответствии со ст. 415 ГК РФ прощение долга одновременно влечет и прекращение гражданско — правовых обязательств.

Освобождение от уголовной ответственности на основании ст. 76 УК РФ является правом, а не обязанностью суда, прокурора, а также следователя или органа дознания. Поэтому применение данной нормы законодатель оставляет на усмотрение правоприменителя, который должен принимать решение об освобождении от уголовной ответственности с учетом всех обстоятельств совершенного преступления и личности лица, его совершившего.

Недостатки комментируемой нормы видятся в том, что она распространяется только на те деяния, которые отнесены к категории преступлений небольшой тяжести. Между тем, как показывает практика, в ряде случаев крайне важно учитывать позицию потерпевшего и при решении вопроса о привлечении к уголовной ответственности лица, совершившего преступление иной категории. Сказанное, в частности, относится к преступлениям средней тяжести и тяжким преступлениям, но не повлекшим тяжких последствий для жизни и здоровья потерпевшего, когда лицо, совершившее какое-либо из деяний перечисленной категории (например, кражу), состоит в родстве или близких отношениях с потерпевшим. В этих случаях игнорирование воли жертвы преступления и привлечение виновного к уголовной ответственности ведет к тому, что интересы потерпевшего нарушаются дважды: один раз — в результате действий преступника, другой — в результате позиции правоохранительных органов.

Серьезная преграда для реализации нормы УК об освобождении от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим — отсутствие детального процессуального механизма ее применения. Включая данную норму в новый УК, законодатель не внес соответствующих изменений и дополнений в УПК. В частности, по сей день в УПК не определен круг лиц, которые вправе принимать участие в примирении, не перечислены вопросы, подлежащие разрешению при осуществлении примирения, не предусмотрен процессуальный порядок закрепления результатов примирения и т.д.