ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕЗАКОННОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО

04-03-19 admin 0 comment

Котин В.
Законность, 1995.


В. Котин, кандидат юридических наук.

Новые формы преступных посягательств в экономике ставят перед правоохранительными органами проблемы, решение которых требует тщательного анализа не только уголовного, но и других отраслей права. Практика по делам о таких преступлениях, складывающаяся в различных регионах России, достаточно противоречива. Работники правоохранительных органов испытывают большие трудности при квалификации преступлений в сфере рыночной экономики. К подобным преступлениям можно отнести незаконное предпринимательство.

Некорректное использование таких понятий, как «предпринимательство», «торговая деятельность», «неконтролируемый доход», а также неправильное толкование отдельных нормативных актов приводит к ошибкам в квалификации незаконного предпринимательства. Сложности возникают из-за противоречивости самого законодательства. Это, пожалуй, главная причина того, что до сегодняшнего дня по делам о преступлениях в предпринимательской деятельности не может сложиться единая судебная практика.

В соответствии со ст. 162(4) УК под незаконным предпринимательством понимается осуществление предпринимательской деятельности без регистрации либо без специального разрешения, если такое разрешение обязательно, а также с нарушением условий лицензирования, совершенное в течение года после наложения административного взыскания за такие же нарушения.

Часть вторая данной нормы предусматривает ответственность за самовольное осуществление предпринимательской деятельности, разрешенной исключительно государственным предприятиям.

Как известно, кроме этой статьи, есть отдельная норма об ответственности за незаконное предпринимательство в сфере торговли. Согласно ст. 162(5) УК осуществление торговли, подлежащей регистрации или лицензированию, без регистрации или специального разрешения, а равно с нарушением условий, предусмотренных в разрешении, или с иными нарушениями правил предпринимательства в сфере торговли, с извлечением неконтролируемого дохода в крупном размере, — наказывается лишением свободы на срок до четырех лет либо штрафом в трехкратном размере величины неконтролируемого дохода с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет.

С момента установления уголовной ответственности за незаконное предпринимательство вопросов о правовой природе предпринимательства, как правило, не возникало. Судебная практика, видимо, по инерции использовала традиции борьбы со спекуляцией, рассматривая предпринимательство не только как систематические действия, но и любое действие, направленное на получение прибыли. В принципе, это не противоречило Закону РФ «О предприятиях и предпринимательской деятельности» и вполне соответствовало нормам УК, которые либо вообще не связывают понятие незаконности с размерами деятельности (ст. 162(4), либо для определения степени общественной опасности используют размер полученного дохода (162(5)). И если, например, гражданин без регистрации в качестве предпринимателя привез партию товара и реализовал его, то независимо от того, сделал он это оптом (за счет разовой сделки) или продал частями, его действия одинаково будут квалифицироваться как незаконное предпринимательство в сфере торговли, если неконтролируемый доход составил определенный размер.

Однако с 1 января 1995 г. Закон РФ «О предприятиях и предпринимательской деятельности» утратил силу, а согласно определению нового Гражданского кодекса предпринимательская деятельность — самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном порядке.

Новое определение предпринимательской деятельности как систематической вносит разночтения между гражданским и уголовным законодательством. Если механически переносить понятия и категории гражданского законодательства в уголовно-правовой анализ, то возникнет знакомая ситуация, когда юристы путались в определениях государственной и негосударственной собственности, общественных объединений и организаций и т.д. Это значит, что еще не сложившаяся практика борьбы с незаконным предпринимательством вновь окажется в тупике, а в самой предпринимательской деятельности, образно выражаясь, будут перепутаны все карты и правила игры.

В уголовном праве такие понятия, как повторность, систематичность, деятельность, промысел и т.д., имеют самостоятельные, или, точнее, самодостаточные определения, которые не могут механически переноситься из других отраслей права. Поэтому изменения в гражданском законодательстве в этой части не могут повлиять на уголовно — правовую оценку незаконной предпринимательской деятельности.

Другой подход следует искать к толкованию таких понятий, как доход, торговая деятельность и других, которые отражают определенную экономическую реальность и используются как основные понятия в налоговом и ином законодательстве. От того, насколько корректно использует законодатель подобные термины в уголовном законе, зависит эффективность применения уголовно — правовых норм.

Попытаемся теперь провести экономико — правовой анализ диспозиций уголовно — правовых норм, исходя из сложившейся практики применения ответственности за незаконное предпринимательство.

Альтернативными признаками незаконного предпринимательства являются:

— осуществление предпринимательской деятельности без регистрации;

— осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) либо с нарушением условий лицензирования.

В соответствии с действующим законодательством регистрации подлежит всякая деятельность, направленная на получение прибыли. Ранее, как известно, Закон «О предприятиях и предпринимательской деятельности» предусматривал ведение предпринимательской деятельности в форме индивидуальной трудовой деятельности и путем создания предприятия.

Новое гражданское законодательство рассматривает предпринимательскую деятельность как право граждан и юридических лиц (коммерческих и некоммерческих организаций). При этом обязательным условием для занятия такой деятельностью является государственная регистрация. Путем государственной регистрации осуществляется контроль за деятельностью предпринимателей, в том числе контроль за уплатой ими налогов.

Государственная регистрация индивидуальных предпринимателей, а также коммерческих организаций осуществляется сейчас в порядке, установленном Положением о порядке государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности, утвержденным Указом Президента РФ N 1482 от 8 июля 1994 г.

Вопрос о том, в каких случаях гражданин обязан регистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя, не простой. Однозначно, что выполнение обязанностей по трудовому контракту не является предпринимательской деятельностью. Для совершения каких-либо единичных сделок гражданско — правового характера также не требуется государственной регистрации в качестве предпринимателя. Например, передача в аренду имущества, находящегося в собственности гражданина, по общему правилу не является предпринимательством. Однако важно правильно определить характер возникающих при этом правоотношений.

Директор частного предприятия Р. попросил своих знакомых А. и С. оказать содействие в реализации винограда. А. и С. в свободное от основной работы время продали виноград. Часть выручки, оставшуюся после расчета с предприятием, они поделили между собой. Должны ли были А. и С. регистрироваться в качестве предпринимателей, прежде чем заняться торговлей? Чтобы правильно квалифицировать действия участников торговой операции, необходимо установить:

а) какие правоотношения возникли между предприятием и гражданами — было это трудовое соглашение или договор гражданско-правового подряда;

б) если это договор подряда, то какова правовая природа такого договора: действовали ли А. и С. как самостоятельные хозяйствующие субъекты или же это отдельная сделка граждан с предприятием.

Ответить на поставленные вопросы позволит анализ проведенных с А. и С. финансовых расчетов. Если они получили в предприятии заработную плату за выполненную работу с удержанием подоходного налога и других платежей, их действия нельзя квалифицировать как незаконное предпринимательство. Если же они выступали как самостоятельные хозяйствующие субъекты и расчеты с предприятием осуществлялись путем дележа прибыли, налицо предпринимательская деятельность граждан. При наличии других признаков преступления (сокрытие дохода в крупном или особо крупном размере и т.д.) действия А. и С. должны квалифицироваться как незаконное предпринимательство.

Как уже отмечалось, закон не требует государственной регистрации в качестве предпринимателя для заключения разовых сделок гражданско-правового характера. Однако на практике возникает вопрос: как квалифицировать систематические действия гражданина, например, по передаче имущества в аренду, залог и т.д.? В подобных ситуациях опять же необходимо исследовать специфику возникших правоотношений. Есть разница, например, в том, сдает ли гражданин в аренду имеющийся у него компьютер (хотя и неоднократно) или же он закупил партию компьютеров и получает доход от их использования по различным договорам. В последнем случае он обязан зарегистрироваться в качестве предпринимателя. Такое требование содержится в ч. 3 п. 1 ст. 2 Гражданского кодекса.

При квалификации незаконного предпринимательства необходимо иметь в виду, что под незарегистрированной деятельностью понимается уклонение предпринимателя от регистрации в органах власти в соответствии с Указом Президента РФ N 1482 от 8 июля

1994 г. Осуществление торговли или другой предпринимательской деятельности без соответствующей регистрации в налоговых органах является одним из способов сокрытия дохода. Если гражданин зарегистрирован в качестве предпринимателя, но уклоняется от регистрации в налоговом органе, то при наличии соответствующих признаков преступления такие действия должны квалифицироваться по ст. 162(2) УК. Однако необходимо иметь в виду: если предпринимательство осуществляется в сфере торговли, то уклонение от регистрации в налоговых органах в некоторых случаях является нарушением правил предпринимательства и такие действия по этому признаку могут квалифицироваться по ст. 162(5) УК. (Порядок постановки на учет в налоговом органе установлен Письмом Государственной налоговой службы Российской Федерации от 13 августа 1994 г. N ВГ-4-13/94н.)

Обязанность регистрации в качестве предпринимателя — императивная норма гражданского законодательства. Поэтому при квалификации незаконного предпринимательства не имеет значения, знало или нет лицо о такой обязанности, уклонялось от государственной регистрации умышленно или предприниматель не был зарегистрирован по каким-либо не зависящим от него причинам.

Иностранные граждане, занимающиеся предпринимательской деятельностью на территории России, также должны зарегистрироваться в соответствии с Законом «Об иностранных инвестициях».

Правоохранительными органами г. Самары был привлечен к уголовной ответственности Ториашвили, который, будучи гражданином Грузии, без регистрации предпринимательской деятельности в апреле 1994 г. приобрел в фирме, занимающейся импортом продукции (Москва), за 24200000 руб. наличными куриные окорочка общим весом 10000 кг. Ториашвили реализовывал их на рынке, получив неконтролируемую государством прибыль в сумме около 6015000 руб.

В общем плане ответственность за незаконное предпринимательство — это ответственность за нарушение правоограничений и правовых запретов в предпринимательской деятельности. Что касается ограничений в виде специального разрешения (лицензии), такое требование установлено гражданским законодательством. Так, п. 1 ст. 49 ГК определяет, что отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии).

Постановление Правительства РФ «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 24 декабря 1994 г. N 1418 определяет порядок ведения лицензионной деятельности, перечень видов деятельности, на осуществление которых требуется лицензия, и органов, уполномоченных на ведение лицензионной деятельности. В соответствии с этим Постановлением, например, деятельность на основании лицензии, выданной органом исполнительной власти субъекта Федерации, на территории других субъектов РФ может осуществляться после регистрации таких лицензий органом исполнительной власти соответствующих субъектов РФ.

Следует отметить, что Постановление Правительства N 1418 не содержит исчерпывающего перечня видов деятельности, подлежащих лицензированию. Такие ограничения могут быть заложены в законе (например, Закон РФ «О частной детективной и охранной деятельности», «О ветеринарии», «Об образовании» и др.), а также Указах Президента РФ.

Например, Указами Президента Российской Федерации от 23 июня 1992 г. N 657 «О некоторых мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации «О свободе торговли» и от 29 октября 1992 г. N 1311 «О мерах по защите прав покупателей и предотвращении спекуляции» была установлена обязательность по уплате платежей и сборов и введено лицензирование торговли продовольственными и непродовольственными товарами, облагаемыми акцизами.

Таким образом, правоограничения, связанные с лицензированием отдельных видов предпринимательской деятельности, могут быть установлены только органами государственной власти (федеральной и субъектов Российской Федерации). Введение подобных правоограничений муниципальными органами власти законом не предусмотрено. Это весьма важное обстоятельство, поскольку диспозиции уголовно — правовых норм, предусматривающих ответственность за незаконное предпринимательство (равно как и некоторых других хозяйственных преступлений), бланкетные. Поэтому при правовом анализе правоограничений в предпринимательской деятельности необходимо определить правомочия государственных органов, установивших такие ограничения.

Применение уголовно — правовых норм, предусматривающих ответственность за незаконное предпринимательство, в настоящее время вызывает трудности, связанные с тем, что уголовное, административное и налоговое законодательство не унифицировано, а деятельность налоговых и правоохранительных органов по применению санкций зачастую не согласуется. Это общая проблема, однако именно в данном случае она выражена наиболее очевидно. Остановимся подробнее на ее правовом анализе.

Уголовная ответственность за незаконное предпринимательство может наступать в соответствии с ч. 1 ст. 162(4) УК только при наличии административной преюдиции. Однако КоАП не содержит нормы, предусматривающей такую ответственность. Она предусмотрена в соответствии со ст. 157(3) КоАП лишь за незаконное предпринимательство на транспорте.

Анализ практики уголовно — правовой борьбы с незаконным предпринимательством показывает, что из-за нечеткого определения административной преюдиции в диспозиции статьи 162(4) УК эта уголовно-правовая норма практически не применяется. Несомненно, что решение проблемы возможно только путем изменения уголовного законодательства. При этом, видимо, необходимо по-новому подойти к определению незаконного предпринимательства, учитывая, что общественная опасность таких преступлений бывает не ниже, а порой выше, чем в торговле, где административной преюдиции не предусмотрено.

Следует обратить внимание, что при квалификации незаконного предпринимательства правоохранительные органы не всегда учитывают требования налогового законодательства, которое также устанавливает административную ответственность за подобные деяния. Незарегистрированная предпринимательская деятельность, осуществление ее без лицензии рассматривается налоговым законодательством как правонарушение, влекущее применение к налогоплательщикам соответствующих санкций.

Согласно разъяснению Высшего Арбитражного Суда РФ (письмо от 19.01.93 N С-13/ОП-19ВЯ-21), если деятельность, для занятия которой необходимо специальное разрешение (лицензия), осуществляется без указанного разрешения, такая деятельность должна рассматриваться как незаконная. Аналогичные разъяснения даны и налоговыми органами (письмо Минфина РФ и Госналогслужбы РФ от 01.11.93 «О лицензировании отдельных видов деятельности»).

Таким образом, административная ответственность за незаконное предпринимательство установлена не только в статьях КоАП, но и налоговым законодательством. При согласованных действиях налоговых и правоохранительных органов применение статьи 162(4) УК вполне возможно. Хотя необходимо отметить, что налоговое законодательство в этой части также несовершенно. Например, п. 12 ст. 7 Закона РФ «О государственной налоговой службе» предоставляет право органам Государственной налоговой инспекции налагать административные взыскания за нарушение законодательства о предпринимательской деятельности или занятие предпринимательской деятельностью, в отношении которой есть специальное запрещение, только на граждан. Для руководителей и других должностных лиц предприятий, учреждений и организаций такой ответственности не предусмотрено.

Такая «разноголосица» в законодательстве приводит к тому, что деятельность налоговых и правоохранительных органов по борьбе с незаконным предпринимательством остается малоэффективной. Наиболее наглядно это проявилось в следующем деле.

Промышленно — финансовая компания в нарушение установленного порядка занималась инвестиционной деятельностью на рынке ценных бумаг. Не имея соответствующей лицензии, компания на протяжении длительного периода осуществляла операции с акциями. Попытки правоохранительных органов пресечь незаконную деятельность оказались безуспешными ввиду несогласованности гражданского, административного и уголовного законодательства. Когда налоговая инспекция предъявила иск в арбитражный суд на предмет признания деятельности незаконной и обращения всего полученного в доход государства, возник судебный спор о подсудности дела ввиду наличия среди учредителей компании иностранных инвесторов.

Нередко правоохранительные органы, испытывая большие трудности в квалификации новых видов преступлений, пытаются преодолеть пробелы и несовместимость отдельных отраслей законодательства и путем ведомственного толкования «довести» уголовно — правовые нормы до необходимого уровня. Примером могут служить отдельные методические рекомендации, распространенные Генеральной прокуратурой и МВД РФ, где предлагается в случаях реализации продукции, изготовленной путем незаконной предпринимательской деятельности, квалифицировать содеянное по совокупности и как незаконное предпринимательство в сфере торговли. Такая практика уже сложилась в ряде регионов России, хотя ее вряд ли можно считать законной.

Законодатель, устанавливая ответственность за незаконное предпринимательство, определил, что из всех видов предпринимательской деятельности незаконная деятельность в сфере торговли представляет наибольшую общественную опасность, и поэтому помимо общей нормы (ст. 162(4)) принял специальную (ст. 162(5)).

Под торговой деятельностью традиционно понимается деятельность по продаже приобретенного товара. Реализация товара собственного производства является неотъемлемой частью предпринимательской деятельности и не может рассматриваться как самостоятельная предпринимательская деятельность в сфере торговли. Поэтому реализация произведенной в результате незаконного предпринимательства продукции должна квалифицироваться, на наш взгляд, при наличии соответствующих признаков только по ст. 162(4) и дополнительной квалификации по ст. 162(5) УК не требует.

С другой стороны, незаконное предпринимательство зачастую содержит признаки других преступлений. Например, когда виновные производят и реализуют ликеро — водочные изделия, используя товарный знак известного завода. Такие действия могут квалифицироваться не только как незаконное предпринимательство, но и по совокупности: как обман потребителей и незаконное пользование товарными знаками.

Помимо осуществления торговли без регистрации или специального разрешения, уголовная ответственность по ст. 162(5) УК наступает и при наличии иных нарушений правил предпринимательства в сфере торговли. О каких нарушениях в данном случае идет речь?

К сожалению, многие определения, заложенные в новых уголовных законах, весьма специфичны и требуют либо официального толкования, либо соответствующих решений Пленума Верховного Суда РФ. «Правил предпринимательства» как правового понятия в гражданском или ином законодательстве не существует. Можно представить неограниченный перечень нормативных актов, так или иначе регламентирующих предпринимательскую деятельность в сфере торговли. Это, например, законы и иные нормативные акты, регулирующие правила торговли, применение контрольно — кассовых машин, порядок ценообразования и т.д. В отличие от других признаков или определений, используемых в уголовном праве, правила предпринимательства — слишком широкое и неопределенное понятие. На наш взгляд, это один из примеров некорректного использования терминов и понятий в новом уголовном законодательстве. Может быть, поэтому применение ст. 162(5) УК по признаку нарушений правил предпринимательства в следственной и судебной практике встречается достаточно редко.

Тем не менее, в отдельных случаях нарушения установленных ограничений или правил предпринимательской деятельности в торговле представляют определенную общественную опасность. В зависимости от характера совершенных правонарушений, такие деяния могут квалифицироваться по различным статьям УК, в том числе и как незаконное предпринимательство. Например, в нарушение Закона РФ «О применении контрольно — кассовых машин» владелец магазина осуществлял торговлю без применения кассового аппарата. Такие деяния могут квалифицироваться:

а) как финансовое правонарушение (к предприятию применяются финансовые санкции);

б) как административное правонарушение (к виновному лицу применяются меры административного взыскания);

в) как нарушение правил торговли (ст. 156(5) УК), если виновный ранее в течение года привлекался к административной ответственности за подобное нарушение;

г) как незаконное предпринимательство в сфере торговли (ст. 162(5)), если будет установлено, что нарушение правил по ведению кассовых операций было связано с извлечением неконтролируемого дохода в крупном размере;

д) как покушение на сокрытие дохода (прибыли) от налогообложения (ст. 162(2) УК), если будет установлено, что умысел виновного был направлен на сокрытие дохода (прибыли) в крупном размере.

Таким образом, при выявлении фактов нарушения правил предпринимательства в сфере торговли для правильной квалификации правонарушений необходимо делать правовой анализ конкретной ситуации и оценивать характер и размер причиненного вреда.

В результате проверки коммерческой деятельности фирменного магазина одного из совместных предприятий (СП) было установлено наличие товара без документов на сумму свыше 15 млн. руб., находившегося в торговом зале магазина. В сейфе магазина находились деньги в сумме 4976800 руб., из которых 3516075 руб. не имели документального подтверждения.

Поскольку в материалах проверки были данные о наличии неучтенного дохода, принято решение о возбуждении уголовного дела по ст. 162(5) УК. В процессе предварительного расследования установлено, что в период с октября по ноябрь 1993 г. директор магазина С. и товаровед Т. неоднократно принимали от граждан вещи для реализации через магазин на правилах комиссионной торговли. Решение о комиссионной торговле было принято советом директоров СП с целью увеличения товарооборота и прибыли.

Однако вопреки правилам комиссионной торговли, утвержденным Приказом Министерства торговли РСФСР N 77 от 25 июня 1990 г. «Об утверждении инструкции о порядке оформления комиссионных операций, учета и отчетности в комиссионных магазинах по продаже непродовольственных товаров», С. и Т., преследуя цель получения неконтролируемого дохода, приходных и расходных документов на принятые вещи не составляли, по учетам и отчетам вещи не проводили. Для закрепления доказательств по делу проводилась ревизия с привлечением экспертов контрольно — ревизионного управления. Виновные были привлечены к уголовной ответственности за осуществление торговли, подлежащей регистрации и лицензированию, с нарушением правил, разрешенных в лицензировании, с извлечением неконтролируемого дохода в особо крупном размере.

Хотя в приведенном примере предпринимательская деятельность зарегистрирована, условия лицензирования соблюдались, действия виновных были квалифицированы как незаконное предпринимательство по признаку нарушения правил предпринимательства в торговле.

Трудности на практике вызывает определение неконтролируемого дохода, полученного в результате незаконного предпринимательства в сфере торговли. Проведенный нами анализ уголовных дел о преступлениях этой категории показал, что иногда даже в пределах одного региона принимаются разные решения при определении неконтролируемого дохода. При этом под доходом признается: а) общая выручка, полученная от реализации товара; б) разница между продажной и покупной ценой товара; в) разница между продажной и покупной ценой товара с учетом затрат на транспортировку и хранение, естественной убыли и т.д.

Какое решение соответствует закону? Определение дохода от торговой деятельности можно найти в Законе РФ «О подоходном налоге с предприятий». Для предприятий, торгующих покупными товарами, под доходом от реализации (выручкой) понимается разница между продажной и покупной стоимостями реализуемых товаров (п. 5 ст. 4), а для предприятий, получающих доходы от посреднической деятельности, под доходом от реализации понимается сумма полученных вознаграждений (процентов) по всем сделкам, осуществленным в налогооблагаемый период (п. 6 ст. 4).

Следовательно, под доходом применительно к ст. 162(5) УК следует понимать разницу между продажной и покупной стоимостями реализуемых товаров. Эта разница и есть предмет доказывания по уголовному делу. Все расходы, понесенные при осуществлении незаконной предпринимательской деятельности, не должны учитываться.

При квалификации преступления важно правильно установить размер полученного дохода. И если установить цену реализации товара, как правило, не представляет особой сложности, то цену приобретения доказывать бывает достаточно сложно.

В результате проверки финансово — хозяйственной деятельности ТОО «АРАТ» был установлен факт получения предприятием сахарного песка в количестве 124 т. Сахарный песок поступил из Краснодара в двух железнодорожных вагонах без необходимых сопроводительных документов (по количеству) поставщика. Для оприходования сахарного песка главный бухгалтер оформил приемный акт на сахарный песок, указав количество 124 т по цене 1000 руб.

Отсутствие финансовых документов, подтверждающих первоначальную стоимость сахарного песка, дало основание правоохранительным органам подозревать сокрытие дохода. Для установления действительной цены приобретенного сахара сотрудник милиции выехал в Краснодар и установил, что отпускная цена одного килограмма сахара 590 руб. (вес нетто). В качестве доказательства в данном случае были использованы показания граждан, работавших на предприятии — поставщике сахара.

При отсутствии сведений о месте и времени приобретения товара необходимо использовать косвенные доказательства о цене приобретения (отпускная цена завода — изготовителя или среднерыночная стоимость товара в регионе приобретения и др.). В особо сложных случаях для определения размера полученного или предполагаемого дохода целесообразно назначать судебно — бухгалтерскую экспертизу. Проведение экспертизы можно поручить налоговым либо контрольно — ревизионным органам.

Условие привлечения к уголовной ответственности — получение неконтролируемого дохода. Обязанность по контролю за доходом предпринимателя возложена законодательством на органы налоговой службы. Следовательно, неконтролируемый доход — это доход, который не учитывается налоговыми органами. При осуществлении предпринимательской деятельности в торговле без регистрации любой доход является неконтролируемым. В других случаях признак «неконтролируемого» дохода необходимо устанавливать. Причем необходимо учитывать, что закон в данном случае говорит не о сокрытом доходе, а о неконтролируемом. Правильно определить эти понятия важно при разграничении незаконного предпринимательства в сфере торговли от налоговых преступлений.

Анализ уголовного законодательства позволяет сделать вывод, что незаконное предпринимательство имеет как бы два объекта посягательства. С одной стороны, такие преступления нарушают установленный порядок и принципы предпринимательской деятельности, с другой — наносят вред финансовым интересам государства. Поэтому при привлечении к уголовной ответственности за незаконное предпринимательство факты неуплаты налогов охватываются диспозицией ст. 162(5) и дополнительной квалификации по ст. 162(2) (сокрытие доходов), на наш взгляд, не требуют.

Наоборот, незаконное предпринимательство (ст. 162(4)) при наличии фактов сокрытия доходов (прибыли) в крупном и более размерах должно квалифицироваться по совокупности со ст. 162(2) УК.

Незаконная предпринимательская деятельность в торговле влечет не только сокрытие дохода от налогообложения. Она очень часто сопровождается нарушением налогового законодательства иными лицами. Поэтому при выявлении фактов сокрытия доходов необходимо принимать меры к пресечению незаконной торговой деятельности и привлечению всех виновных к ответственности.

При проверке деятельности коммерческого магазина сотрудник государственной налоговой службы выявил неучтенные запасы товара (лимонная настойка). Материалы о сокрытии доходов передали в правоохранительные органы. В процессе расследования было установлено, что неучтенный товар в магазин поставлял гражданин С. Не имея разрешения на занятие торговой деятельностью, он незаконно в течение трех месяцев скупал в Астрахани лимонную настойку и перепродавал ее в одном из районов Московской области. При этом спиртные напитки сдавал для реализации в магазины и торговые ларьки. Работники торговых предприятий, действуя по указанию руководителей, принимали товар от С. без оформления накладных и других необходимых документов. Всего за указанный период С. получил неконтролируемый доход в размере свыше трех миллионов рублей. Он был привлечен к уголовной ответственности за незаконную предпринимательскую деятельность в сфере торговли, а к лицам, скрывшим товар от учета, были применены финансовые санкции.

Таким образом, практика борьбы с преступлениями в сфере предпринимательской деятельности выявляет пробелы законодательства. Очевидно, что дальнейшее изменение уголовного законодательства должно происходить с учетом накопленного опыта, преодолевая проблему «несовместимости» отдельных отраслей права.

ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

«УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РСФСР»

(утв. ВС РСФСР 27.10.1960)

«КОДЕКС РСФСР ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ»

(утв. ВС РСФСР 20.06.1984)

ЗАКОН РСФСР от 25.12.1990 N 445-1

«О ПРЕДПРИЯТИЯХ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»

ЗАКОН РСФСР от 21.03.1991 N 943-1

«О ГОСУДАРСТВЕННОЙ НАЛОГОВОЙ СЛУЖБЕ РСФСР»

ЗАКОН РСФСР от 04.07.1991 N 1545-1

«ОБ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЯХ В РСФСР»

ЗАКОН РСФСР от 20.12.1991 N 2069-1

«О ПОДОХОДНОМ НАЛОГЕ С ПРЕДПРИЯТИЙ»

ЗАКОН РФ от 11.03.1992 N 2487-1

«О ЧАСТНОЙ ДЕТЕКТИВНОЙ И ОХРАННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ»

ЗАКОН РФ от 10.07.1992 N 3266-1

«ОБ ОБРАЗОВАНИИ»

ЗАКОН РФ от 14.05.1993 N 4979-1

«О ВЕТЕРИНАРИИ»

ЗАКОН РФ от 18.06.1993 N 5215-1

«О ПРИМЕНЕНИИ КОНТРОЛЬНО — КАССОВЫХ МАШИН ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ

ДЕНЕЖНЫХ РАСЧЕТОВ С НАСЕЛЕНИЕМ»

«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)»

от 30.11.1994 N 51-ФЗ

(принят ГД ФС РФ 21.10.1994)

УКАЗ Президента РФ от 23.06.1992 N 657

«О НЕКОТОРЫХ МЕРАХ ПО РЕАЛИЗАЦИИ УКАЗА ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ «О СВОБОДЕ ТОРГОВЛИ»

УКАЗ Президента РФ от 29.10.1992 N 1311

«О МЕРАХ ПО ЗАЩИТЕ ПРАВ ПОКУПАТЕЛЕЙ И ПРЕДОТВРАЩЕНИИ СПЕКУЛЯЦИИ»

УКАЗ Президента РФ от 08.07.1994 N 1482

«ОБ УПОРЯДОЧЕНИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ РЕГИСТРАЦИИ ПРЕДПРИЯТИЙ И

ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ НА ТЕРРИТОРИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

(вместе с «ПОЛОЖЕНИЕМ О ПОРЯДКЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ РЕГИСТРАЦИИ

СУБЪЕКТОВ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Правительства РФ от 24.12.1994 N 1418

«О ЛИЦЕНЗИРОВАНИИ ОТДЕЛЬНЫХ ВИДОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»

ПИСЬМО Минфина РФ N 119, Госналогслужбы РФ N НП-4-04/172н

от 01.11.1993

«О ЛИЦЕНЗИРОВАНИИ ОТДЕЛЬНЫХ ВИДОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ»

«ПОРЯДОК ПРИМЕНЕНИЯ ПОЛОЖЕНИЙ УКАЗА ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ ОТ 23 МАЯ 1994 Г. N 1006 «ОБ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ КОМПЛЕКСНЫХ

МЕР ПО СВОЕВРЕМЕННОМУ И ПОЛНОМУ ВНЕСЕНИЮ В БЮДЖЕТ НАЛОГОВ И ИНЫХ

ОБЯЗАТЕЛЬНЫХ ПЛАТЕЖЕЙ»

(утв. Госналогслужбой РФ 13.08.1994 N ВГ-4-13/94н, Минфином РФ

13.08.1994 N 104, ЦБ РФ 16.08.1994 N 104)

ПИСЬМО ВАС РФ от 19.01.1993 N С-13/ОП-19

«ОБ ОТДЕЛЬНЫХ РАЗЪЯСНЕНИЯХ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА»