К вопросу о правовом регулировании отношений по договору поставки

04-03-19 admin 0 comment

Белоусов И.
Хозяйство и право, 1995.


И. Белоусов, судья Тамбовского областного арбитражного суда, аспирант Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации.

На страницах журнала «Хозяйство и право», в других изданиях неоднократно публиковались различные мнения о месте и новом содержании договора поставки, в частности по проблеме разграничения договоров купли-продажи и поставки.

Такое внимание к этой теме, конечно, не случайно. Договор поставки чрезвычайно широко применяется в практике предпринимательской деятельности, опосредуя коммерческий товарооборот.

Основами гражданского законодательства (ст. 79) изменено определение договора поставки: он отнесен к разновидности договора купли — продажи, что отражает тенденции развития рыночных отношений в стране. Однако специфика предпринимательских отношений обусловливает необходимость сохранения и в дальнейшем относительной самостоятельности этого договора.

Отграничение договора поставки от собственно договора купли — продажи в настоящее время представляет не только научно — теоретический интерес, но и имеет важное практическое значение. При всей схожести этих видов договоров законодательством установлены значительные особенности регулирования отношений поставки. Например, ответственность покупателя за просрочку уплаты цены, предусмотренная п. 8 Постановления Президиума Верховного Совета РФ и Правительства РФ от 25 мая 1992 года «О неотложных мерах по улучшению расчетов в народном хозяйстве и повышении ответственности предприятий за их финансовое состояние», по обязательствам, возникшим из договора купли — продажи, не применяется.

Публикации по рассматриваемой теме, бесспорно, оказывают влияние на складывающуюся правоприменительную практику.

В этой связи хотелось бы обратить внимание на некоторые выводы и суждения, высказанные А. Брызгалиным в статье «Договор поставки: новое содержание в новой экономике», опубликованной в журнале «Хозяйство и право» (N 8 за 1994 г.).

Рассматривая особенности нормативного регулирования отношений по поставке, А. Брызгалин ставит под сомнение вопрос о действии Положений о поставках продукции и товаров в отношении договоров поставки между коммерческими структурами.

Однако это не так. Действительно, в п. 17 Постановления от 22 декабря 1993 г. N 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик на территории Российской Федерации» Пленум Высшего арбитражного суда разъяснил, что установленные Положениями о поставках санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по поставке могут применяться лишь в случаях, когда это предусмотрено в договоре.

Такое разъяснение Пленума Высшего арбитражного суда РФ было основано на п. 1 ст. 5 Основ гражданского законодательства, согласно которому участники имущественных отношений вправе самостоятельно распоряжаться принадлежащими им правами, в том числе правом на их защиту.

Но после издания указанного разъяснения Постановлением Верховного Совета РФ от 3 марта 1993 года «О некоторых вопросах применения законодательства Союза ССР на территории Российской Федерации» было прямо предусмотрено, что Положение о поставках продукции производственно — технического назначения и Положение о поставках товаров народного потребления, утвержденные Постановлением Совета Министров СССР от 25 июля 1988 года, подлежат применению на территории Российской Федерации в части, не противоречащей законодательным актам Российской Федерации и главе 9 Основ гражданского законодательства.

Соответствующие изменения были внесены и в п. 17 Постановления Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 22 декабря 1993 г. N 23.

В новой редакции этот пункт предусматривает, что при применении Положений о поставках продукции и товаров необходимо учитывать, что при заключении договора поставки стороны вправе согласовать иные, чем предусмотрено в указанных нормативных актах, условия о предмете и цене договора, сроках и порядке его исполнения и другие условия, а также увеличить или уменьшить размеры санкций за неисполнение обязательств, предусмотренные указанными Положениями.

Решение о продолжении применения Положений о поставках в современных условиях обоснованно и целесообразно. Принятые в 1988 г. Положения о поставках продукции и товаров в существенной мере учли тенденции к развитию в стране рыночных отношений. В совокупности с новейшим законодательством Российской Федерации Положения о поставках достаточно полно отвечают потребностям правового регулирования отношений по поставке и часто применяются в судебно — арбитражной практике.

При этом, конечно, нельзя не согласиться с мнением о необходимости разработки и принятия нового комплексного нормативного акта, в котором следовало бы объединить все разрозненные нормы, регулирующие отношения поставки, в том числе и порядок сдачи — приемки товаров, обновленный с учетом современных требований хозяйственных отношений.

Не столь простой оказалась проблема отграничения договора поставки от собственно договора купли — продажи. Можно выделить несколько существенных признаков, характеризующих договор поставки, которые указывают или против которых не возражают практически все авторы, обращавшиеся к этой проблеме:

1. Особый состав участников договора поставки. Участие в качестве продавца товара («поставщика») только предпринимателя, которым может быть юридическое лицо или гражданин — предприниматель, зарегистрированный в этом качестве в установленном порядке (в том числе выступающий от имени полного товарищества). Другой стороной по договору, как правило, также является лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность. Покупателем по договору поставки могут быть некоммерческие организации, приобретающие товар в уставных целях или для собственных нужд.

Гражданин (не являющийся предпринимателем) может быть покупателем по договору поставки, если приобретает товар для целей, не связанных с семейным, домашним потреблением.

2. Особенность предмета договора. Предметом договора поставки являются товары, относящиеся к категории движимого имущества, приобретаемые для целей, не связанных с личным потреблением.

Следует отметить здесь неудачное применение законодателем слова «предназначенный» в определении предмета договора поставки — «товар, предназначенный для предпринимательской деятельности». Из буквального значения этого слова следует, что предметом договора поставки может быть только продукция производственно — технического назначения и из предмета поставки исключено имущество, охватываемое понятием «товары народного потребления». Это явно не отвечает потребностям хозяйственного оборота и сложившейся практике. Более уместным было бы применение слова «приобретаемые» вместо «предназначенные».

3. Несовпадение во времени между заключением договора и передачей вещи. Этот признак традиционно указывается в теории гражданского права как отличительный признак договора поставки. Однако представляется, что для этого нет весомых оснований.

Исполнение сделок при самом их совершении характеризует устные сделки различных видов. Значительное число сделок купли — продажи заключается в письменной форме и с условием передачи вещи через определенное время после оформления договора. Таким образом, есть основания считать, что несовпадение во времени заключения и исполнения договора присуще и договору купли — продажи. Передача товара при практически одновременном подписании договора поставки (с использованием заранее подготовленного проекта договора) также достаточно широко распространена в современной хозяйственной практике и не противоречит определению договора поставки, данному в п. 1 ст. 79 Основ гражданского законодательства.

Таким образом, вряд ли имеются достаточные основания считать важным отличительным признаком договора поставки несовпадение во времени заключения договора и его исполнения, поскольку этот признак присущ и договору купли — продажи, да и другим видам договоров, заключенных в письменной форме.

С учетом изложенных доводов из определения договора поставки, данного в п. 1 ст. 79 Основ гражданского законодательства, однозначно выявляются лишь следующие существенные отличительные признаки: особый состав участников договора и особенность предмета договора (специфика и предназначение товара). Эти признаки присущи только договору поставки и являются достаточными критериями для разграничения договоров поставки и купли — продажи.

По мнению А. Брызгалина, «самым существенным признаком, разграничивающим договоры купли — продажи и поставки, является неоднократность передачи товаров при поставке продавцом и неоднократность их приемки и оплаты покупателем».

Данное утверждение представляется неосновательным, как и мнение о том, что не может быть разовой поставки.

Нормы Основ гражданского законодательства, регулирующие отношения купли — продажи и поставки, не содержат положений, предполагающих невозможность установления сторонами в договоре купли — продажи условий о неоднократности передачи имущества (например, частей целого) или неоднократности расчетов (уплаты цены по частям). Отсутствуют и положения, не позволяющие сторонам в договоре поставки условиться об однократной (разовой) передаче (поставке) товара и единовременной полной уплате цены.

Использование законодателем в определении договора поставки слов «передавать», «платить» в отличие от «передать», «уплатить» в определении договора купли — продажи было бы вернее отнести к разряду положений «как правило».

В практике предпринимательской деятельности условия о сроках и порядке передачи товара (по частям или единовременно), а также о форме и сроках расчетов увязываются с вопросами коммерческой целесообразности, финансовых и технических возможностей участников договора (наличие и тип транспортных средств, возможности хранения товара у покупателя до его использования, объем потребительского спроса и др.). Это относится в равной мере и к договору купли — продажи, и к договору поставки.

В сложившейся практике арбитражных судов имеющееся в договоре поставки условие о разовости передачи товара и уплаты цены также не является критерием для признания такого договора договором купли — продажи.

Отнесение этих условий к существенным разграничительным признакам договора купли — продажи и поставки приведет к существенному и совершенно необоснованному ограничению прав хозяйственных партнеров по установлению конкретных условий поставки и расчетов, отвечающих взаимным интересам.

В настоящее время в хозяйственной деятельности более предпочтительным является именно договор поставки, а не купли — продажи. Этот вид отношений урегулирован более детально, и использование однотипных обязательств по товарообмену, коммерческой купле — продаже товаров (равно как неоднократной, так и разовой) отвечает потребностям и интересам современных предпринимателей, зачастую не имеющих достаточных правовых знаний.

ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ

«ОСНОВЫ ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА СОЮЗА ССР И РЕСПУБЛИК»

(утв. ВС СССР 31.05.1991 N 2211-1)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума ВС РФ, Правительства РФ от 25.05.1992

N 2837-1

«О НЕОТЛОЖНЫХ МЕРАХ ПО УЛУЧШЕНИЮ РАСЧЕТОВ В НАРОДНОМ ХОЗЯЙСТВЕ И

ПОВЫШЕНИИ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПРЕДПРИЯТИЙ ЗА ИХ ФИНАНСОВОЕ СОСТОЯНИЕ»

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ВС РФ от 03.03.1993 N 4604-1

«О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ ПРИМЕНЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА СОЮЗА ССР НА

ТЕРРИТОРИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Совмина СССР от 25.07.1988 N 888

«ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОЛОЖЕНИЯ О ПОСТАВКАХ ПРОДУКЦИИ ПРОИЗВОДСТВЕННО —

ТЕХНИЧЕСКОГО НАЗНАЧЕНИЯ, ПОЛОЖЕНИЯ О ПОСТАВКАХ ТОВАРОВ НАРОДНОГО

ПОТРЕБЛЕНИЯ И ОСНОВНЫХ УСЛОВИЙ РЕГУЛИРОВАНИЯ ДОГОВОРНЫХ ОТНОШЕНИЙ

ПРИ ОСУЩЕСТВЛЕНИИ ЭКСПОРТНО — ИМПОРТНЫХ ОПЕРАЦИЙ»

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума ВАС РФ от 22.12.1992 N 23

«О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ ПРИМЕНЕНИЯ АРБИТРАЖНЫМИ СУДАМИ ОСНОВ

ГРАЖДАНСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА СОЮЗА ССР И РЕСПУБЛИК НА ТЕРРИТОРИИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»