Проблемы института поручительства

04-03-19 admin 0 comment

Волнухин Д.Н.
Право и экономика, 2000.


Волнухин Дмитрий Николаевич

Родился 14 января 1971 г. в Костроме. В 1996 г. закончил юрфак Ивановского госуниверситета.

Работает главным юрисконсультом филиала Внешторгбанка в г. Костроме.

Поручительство — это один из основных закрепленных в законе способов обеспечения гражданско — правовых обязательств. Своими корнями данный институт уходит в римское частное право. Сущность поручительства в соответствии со ст. 361 ГК РФ заключается в том, что поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части. А поручитель, исполнивший обязательство за должника, приобретает по отношению к последнему права кредитора по этому обязательству и права, принадлежавшие кредитору как залогодержателю.

К договору поручительства применяются общие нормы гражданского законодательства о договоре. Договор поручительства в юридической литературе однозначно характеризуется как односторонне обязывающий и консенсуальный <*>, поскольку его содержанием является обязанность поручителя перед кредитором нести ответственность за исполнение должником основного обязательства либо его части. Объем и характер этой ответственности определяются договором. Такой договор считается заключенным, когда между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям. К ним в данном случае следует отнести условие о предмете, под которым понимается само обязательство нести ответственность за должника, четкое указание, за кого было выдано поручительство, данные, позволяющие идентифицировать основное обязательство между должником и кредитором.

———————————

<*> Хейфец Л., Григорьев В. Поручительство и его правовая природа // Бизнес — адвокат. 1997. N 10.

Что представляет собой договор поручительства по критерию возмездности?

Ответить на этот вопрос не так-то просто. Некоторые правоведы считают, что договор поручительства по общему правилу является возмездным, предлагая в качестве аргумента презумпцию, установленную п. 3 ст. 423 ГК РФ, согласно которой договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания и существа договора не вытекает иное <*>. Однако следует согласиться с другими авторами, которые относят договор поручительства к безвозмездным <**>. Анализируя существо данного обязательства, трудно представить себе ситуацию, в которой поручитель получает от кредитора должника встречное имущественное предоставление, если речь не идет о ручательстве по договору комиссии. Нельзя рассматривать обязанность отвечать за третье лицо как материальное благо, удовлетворяющее интересы кредитора. В первую очередь оно направлено на удовлетворение интересов самого должника. Именно должник в большей степени заинтересован в поручительстве, ибо предоставление поручительства, как правило, одно из условий, при обязательном наличии которого кредитор будет иметь возможность с наименьшим риском вступить в договорные отношения с должником по основному обязательству.

———————————

<*> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации / Отв. ред. Садиков О.Н. — М., 1997. С. 367.

<**> Гражданское право. Учебник. Часть 1 / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. — М.: Проспект. — 1998. С. 608.

В Древнем Риме широко применялось поручительство, так как недостаточно был развит институт залогового права. Существенное влияние на это оказали и социально — экономические условия общества. Бедняк, не обладающий необходимым для залога имуществом, вынужден был обращаться к богатому рабовладельцу, с тем чтобы в дальнейшем найти кредит. В свою очередь рабовладельцы охотно шли на предоставление поручительства, приобретая при этом право голоса, принадлежащее должнику, обращая должника в экономическую зависимость, а порой получая право эксплуатации. Таким образом, не кредитор, а поручитель получал вознаграждение либо иное возмещение от должника, за которого он ручался.

Безусловно, неопределенность, связанная с вознаграждением по договору поручительства, не имеет принципиального значения, поскольку стороны ее легко преодолеют, включив в текст договора соответствующий пункт, не вникая при этом в юридические тонкости. Вопрос кроется не в содержании, а именно в конструкции договора, связанной с субъектным составом договора. В главе «Поручительство» ГК РФ общественные правоотношения урегулированы между тремя лицами.

Во-первых, это поручитель, который обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение обязательства. Поручитель имеет право выдвигать против требования кредитора возражения, которые мог бы представить должник. В случае удовлетворения требований кредитора поручитель в силу договора поручительства приобретает право предъявления регрессного требования к лицу, за которое он выполнил обязательство. Изначально по римскому частному праву поручитель приобретал право требовать от кредитора, чтобы тот уступил свои иски к должнику.

Во-вторых, это кредитор, который выступает в качестве управомоченной стороны. Следовательно, обязанности поручителя соответствует право кредитора получить удовлетворение по основному обязательству как за счет должника, так и за счет поручителя. Кредитор имеет не только права, но и обязанности, в частности по исполнении поручителем основного обязательства кредитор обязан передать поручителю документы, удостоверяющие требование к должнику.

И в-третьих, это должник по основному обязательству. Соответственно должник обязан возместить поручителю по исполнении основного обязательства его сумму, сумму процентов и иных убытков. Должник также обязан в случае исполнения обязательства немедленно известить об этом поручителя.

Таким образом, договор поручительства весьма условно можно отнести к договорам, односторонне обязывающим. В той или иной мере имеют права и несут обязанности все три участвующих в поручительстве лица.

Между кем из участников правоотношений должен быть заключен договор поручительства?

Цивилисты практически всегда решают этот вопрос на основе лишь определения договора, изложенного в п. 1 ст. 361 ГК РФ: «…поручитель обязывается перед кредитором другого лица…», без учета всего комплекса взаимоотношений. В этой связи договор поручительства рассматривается как соглашение между кредитором и поручителем, выступающим на стороне должника. Более того, неоднократно утверждалось, что связь между должником и поручителем, в силу которой поручитель обязуется отвечать за исполнение обязательства должника, может быть самой разнообразной. В том числе она может иметь и неправовой характер. А мотивы, побудившие поручителя дать поручение за должника, правового значения, как правило, не имеют <*>. Такая позиция нашла широкое распространение не только в теории, но и на практике.

———————————

<*> Завидов Б. Договор поручительства // Хозяйство и право. 1997. N 12.

Однако нельзя рассматривать поручительство исключительно как соглашение между должником и поручителем, поскольку такое соглашение не в полной мере охватывает все взаимоотношения участников, складывающиеся в этом акцессорном обязательстве.

Как указывалось выше, из поручительства возникает обязанность должника перед поручителем исполнить основное обязательство в том случае, если он удовлетворил требование кредитора, а также обязанность в случае исполнения обязательства немедленно известить об этом поручителя. При этом за ненадлежащее исполнение последней обязанности законом установлена ответственность, состоящая в праве регресса со стороны поручителя по отношению к должнику, даже в том случае, если должником требования кредитора были удовлетворены. Должник, непосредственно не участвующий в договоре поручительства, может оказаться в ситуации, когда он не по своей вине нарушает возложенные на него законом обязанности, не говоря о существующей возможности различных злоупотреблений со стороны кредитора либо поручителя.

Отсутствие в законе указания об обязательном участии должника в договоре поручительства в качестве стороны, требований о согласии или уведомлении должника может создать условия и тем самым побудить кредитора и поручителя к заключению договора поручительства в тайне от должника, преследуя при этом цели, отличные от обеспечения основного обязательства. В частности, может быть искусственно создана ситуация, когда должник, исполнив основное обязательство, не знает о своей обязанности немедленно известить об исполнении так называемого «поручителя». Тем самым должник попадает в своеобразную ловушку и остается обязанным перед поручителем в порядке регресса, а кредитор получает двойное удовлетворение. Более того, основной должник не вправе выдвигать против регрессного требования поручителя возражения, которые он имел против кредитора, если должник не информировал поручителя об исполнении обязательства <*>.

———————————

<*> Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 20 января 1998 г. N 28 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве» // Экономика и жизнь. 1998. N 7.

Говоря о форме договора поручительства, следует отметить, что ст. 362 ГК РФ устанавливает для него простую письменную форму вне зависимости от формы основного обязательства. Это позволяет кредитору и поручителю заключить не просто негласный договор поручительства, но и «задним числом». С какой целью? Например, для того чтобы «обойти» институт исковой давности. Согласно ст. 200 ГК РФ течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Исключение составляют регрессные требования, по которым срок исковой давности начинает течь с момента исполнения основного обязательства. «Псевдопоручитель» может и иным образом воспользоваться институтом поручительства в нарушение интересов должника. Следует обратить внимание на то обстоятельство, что в ГК РСФСР было установлено правило, по которому поручитель в случае предъявления к нему иска был обязан привлечь должника к участию в деле. По действующему Гражданскому кодексу поручитель вправе принимать решение по собственному усмотрению, привлекая должника лишь тогда, когда он считает это в интересах дела. Такое решение законодателя, видимо, объясняется общей тенденцией либерализации гражданского законодательства.

Конечно, в данных случаях речь идет о явных злоупотреблениях правом. Тем не менее должнику не всегда будет легко доказать факт неосведомленности о существовании договора поручительства.

Было бы логично построить институт поручительства по схеме, используемой в параграфе «Банковская гарантия» ГК РФ. То есть подлежит заключению договор о предоставлении поручительства между должником и поручителем. Это возмездный договор, по которому поручитель предоставляет или обязуется предоставить должнику письменное обязательство (собственно поручительство) отвечать перед третьим лицом (кредитором должника) за исполнение должником его обязательства полностью или в части. Здесь вполне была бы уместна и новелла п. 2 ст. 361 ГК РФ, устанавливающая, что договор поручительства может быть заключен также для обеспечения обязательства, которое возникнет в будущем.

Предложенную схему в рамках действующего законодательства использовать ни в коем случае нельзя.

Принятие кредитором одностороннего письменного обязательства и исполнения по нему не может рассматриваться в качестве акцепта, поскольку согласно п. 2 ст. 438 ГК РФ молчание не является акцептом, если иное не вытекает из закона, обычая делового оборота или из прежних деловых отношений сторон. Оно не может быть расценено и как конклюдентное действие, т.е. как поведение лица, из которого явствует его воля совершить сделку. Закон предусматривает возможность считать акцептом действия, совершенные лицом, получившим оферту, по выполнению указанных в ней условий договора, таких как отгрузка товаров, предоставление услуг, выполнение работ, уплата соответствующей суммы и т.п. Предъявление же кредитором требования по отношению к поручителю — организационное действие, направленное на получение платежей от другой стороны, т.е. это действие управомоченной, но не обязанной стороны <*>. Из этого следует, что положения п. 3 ст. 438 ГК РФ к процедуре заключения договора поручительства применяться не могут. А несоблюдение простой письменной формы влечет недействительность (ничтожность) договора поручительства.

———————————

<*> Аванесова Г. Применение банковской гарантии и договора поручительства в банковской практике // Хозяйство и право. 1996. N 7.