Некоторые особенности участия военных организаций в договорных правоотношениях, связанные с переходом на казначейскую систему исполнения федерального бюджета

04-03-19 admin 0 comment

Виноградов А.Ю.
Право в Вооруженных Силах, 2000.


А.Ю. Виноградов, капитан юстиции, адъюнкт Военного университета.

Как известно, для упорядочения учета средств федерального бюджета и повышения контроля за их использованием к настоящему времени осуществлен переход на казначейскую систему исполнения федерального бюджета (эта цель была выделена как одна из приоритетных в экономической политике России <*>), и все средства, находившиеся на ранее открытых в кредитных организациях счетах организаций, финансируемых из федерального бюджета, по учету средств, полученных от предпринимательской и иной приносящей доход деятельности, перечислены на открытые в органах федерального казначейства Министерства финансов Российской Федерации лицевые счета организаций, финансируемых из федерального бюджета, по учету средств, полученных от предпринимательской и иной приносящей доход деятельности (за исключением организаций образования, культуры, здравоохранения и науки, финансируемых из федерального бюджета) <**>. К 1 сентября 1999 г. истек срок ранее выданных Министерством финансов РФ разрешений и были закрыты открытые ранее в кредитных организациях текущие счета по учету внебюджетных средств, получаемых бюджетными организациями, в том числе федеральными органами исполнительной власти и иными прямыми получателями средств федерального бюджета <***>.

———————————

<*> См.: ст. 1 Федерального закона от 26 марта 1998 г. «О федеральном бюджете на 1998 год» N 42-ФЗ, ст. 1 Федерального закона от 22 февраля 1999 г. «О федеральном бюджете на 1999 год» N 36-ФЗ.

<**> См.: п. 1 Постановления Правительства РФ от 22 июля 1998 г. N 1001 «О мероприятиях по переводу в органы Федерального казначейства счетов организаций, финансируемых из федерального бюджета, по учету средств, полученных от предпринимательской и иной приносящей доход деятельности» (в ред. Постановления Правительства РФ от 23 октября 1998 г. N 1239) (Собрание законодательства РФ. 1998. N 35. Ст. 4405; там же. N 43. Ст. 5365).

<***> См.: письмо Министерства финансов РФ от 29 июля 1999 г. N 3-12-7/36; письмо Центрального банка РФ от 24 августа 1999 г. N 254-Т «О закрытии текущих счетов по учету внебюджетных средств организаций, финансируемых из федерального бюджета».

Этот переход лишний раз свидетельствует о временном (переходном) характере нашей сегодняшней экономики и обслуживающем ее правопорядке. Государство собирает воедино свои распыленные ранее средства, усиливает контроль за направлениями их использования, не отказываясь тем не менее от существования в обороте самостоятельных участников — государственных бюджетных юридических лиц, получающих свое «обособленное» имущество от государства и использующих его только по прямому указанию государства. Возможно, следующим шагом станет полное объединение всего государственного имущества в полное владение, пользование и распоряжение самого государства как такового, без обременения этого имущества ограниченными вещными правами, и, как следствие, отказ от существования ограниченных вещных прав и возврат к рассмотрению государственных бюджетных организаций в качестве органов самого государства, действующих в обороте только от имени государства, то есть воссоздание стройной системы вещных прав и уменьшение риска остальных (не госбюджетных) юридических лиц, вступающих в товарно — денежные отношения с государственными организациями.

После перехода на казначейскую систему исполнения федерального бюджета порядок открытия в учреждениях Банка России или кредитных организациях организациям, финансируемым из федерального бюджета, счетов по учету средств, полученных от предпринимательской и иной приносящей доход деятельности, а также счетов, поступающих во временное распоряжение бюджетной организации, определенный Центральным банком РФ <1>, позволяет сделать вывод о том, что военные организации обязаны открывать все счета по учету средств, полученных от осуществления разрешенных им видов предпринимательской и иной приносящей доход деятельности, только в органах федерального казначейства <2> и могут открывать в кредитных организациях только счета по учету средств, поступающих в их временное распоряжение <3> и подлежащих при наступлении определенных условий возврату владельцу или передаче по назначению в установленном порядке (но только с разрешения органа федерального казначейства, в котором у них открыт счет) <4>.

———————————

<1> См.: указание Центрального банка РФ от 18 июня 1999 г. N 579-У «О порядке открытия и ведения счетов организаций, финансируемых из федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов, по учету средств, полученных от предпринимательской и иной приносящей доход деятельности, а также по учету средств, поступающих во временное распоряжение организаций, финансируемых из федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации и местных бюджетов в учреждениях Центрального банка Российской Федерации или кредитных организациях» (Вестник Банка России, 1999, N 37).

<2> См.: п. 1.8 указания Банка России от 18 июня 1999 г. N 579-У.

<3> В Положении о финансовом хозяйстве воинской части СА и ВМФ (введено в действие Приказом Министра обороны СССР 1973 г. N 80) средства, поступающие во временное распоряжение, именуются «переходящими средствами».

<4> См.: п. 3 указания Банка России от 18 июня 1999 г. N 579-У; письмо Министерства финансов РФ от 24 июня 1999 г. N 3-12-9/6; письмо Министерства финансов РФ от 24 июня 1999 г. N 3-12-5/41.

Тем не менее перевод всех счетов военных организаций в органы федерального казначейства вовсе не означает, что таким образом военные организации утратили право на заключение гражданско — правовых договоров. На современном этапе, характеризующемся как недостаточным финансированием Вооруженных Сил, так и нечеткостью в доведении до непосредственных пользователей положенных норм довольствия, получаемого по заключенным центральными довольствующими органами договорам, такой отказ от частичного самообеспечения военными организациями своих нужд означал бы добровольное согласие на ухудшение материального положения армии и флота, а значит, и на снижение обороноспособности государства.

Поэтому на федеральном уровне установлено, что заключение организациями и учреждениями, финансируемыми из федерального бюджета на основании смет доходов и расходов (т.е. и военными организациями в том числе), договоров, исполнение которых осуществляется за счет средств федерального бюджета, имеет две особенности:

производится в пределах утвержденных таким организациям ассигнований из федерального бюджета <*>;

подлежит обязательному учету в территориальных органах федерального казначейства (в том территориальном органе, где у данной военной организации открыт лицевой счет) <**>.

———————————

<*> См.: ст. 119 Федерального закона от 22 февраля 1999 г. N 36-ФЗ «О федеральном бюджете на 1999 год» (в ред. Федеральных законов от 5 июля 1999 г. N 129-ФЗ, от 5 июля 1999 г. N 130-ФЗ, от 17 июля 1999 г. N 166-ФЗ, от 17 июля 1999 г. N 170-ФЗ, от 17 июля 1999 г. N 173-ФЗ) (Собрание законодательства РФ. 1999. N 9. Ст. 1093; N 28. Ст. 3462; N 28. Ст. 3463; N 29. Ст. 3687; N 29. Ст. 3691; N 29. Ст. 3694).

<**> См.: Постановление Правительства РФ от 15 июля 1999 г. N 806 «О порядке учета территориальными органами федерального казначейства обязательств, подлежащих исполнению за счет средств федерального бюджета» (Собрание законодательства РФ. 1999. N 29. Ст. 3762); Приказ Министерства финансов РФ от 13 августа 1999 г. N 55н «Об утверждении Правил учета территориальными органами федерального казначейства обязательств, подлежащих исполнению за счет средств федерального бюджета», зарегистрированный в Министерстве юстиции РФ 26 августа 1999 г. за N 1876.

Это означает, что военные организации могут заключать гражданско — правовые договоры, создавая для себя гражданские права и принимая гражданские обязанности. Но при этом они обязаны исходить из доведенных им в установленном порядке лимитов бюджетных обязательств. Объем таких лимитов ни в коем случае не может быть превышен военной организацией.

Для того чтобы превышения лимитов все-таки не произошло, все обязательства, возникающие для военных организаций на основании заключаемых ими договоров, подлежат обязательному учету в органах федерального казначейства. Обязательства, не учтенные в органах федерального казначейства, исполнению за счет федерального бюджета не подлежат. А поскольку все счета военных организаций (за исключением счетов по учету средств, поступающих во временное распоряжение военной организации) могут быть открыты исключительно в органах федерального казначейства, то неучтенное в органах федерального казначейства обязательство военной организации вообще не будет ею выполнено, что почти неизбежно приведет к привлечению военной организации к гражданско — правовой ответственности.

Органы федерального казначейства учитывают обязательства (договоры и дополнительные соглашения к ним) военных организаций в пределах остатка лимита, установленного военной организации на эти цели, на текущий финансовый год. Если же сумма обязательства превышает остаток выделенного на текущий финансовый год военной организации лимита, то обязательства (договор) не будут учтены, а следовательно, не смогут быть и исполнены. Но в то же время, если военная организация заключает договор, срок действия которого превышает пределы текущего финансового года, то договор подлежит учету в органах федерального казначейства независимо от остатка лимитов на текущий финансовый год.

Здесь следует отметить, что важной гарантией возможности участия военной организации в имущественном обороте, обеспечивающей интересы ее кредиторов и ограничивающей возможности со стороны вышестоящих органов военного управления повлиять на осуществление разрешенных ей видов предпринимательской деятельности в административном порядке, является положение, запрещающее вышестоящим распорядителям бюджетных средств (распорядителям кредитов) уменьшать военной организации, находящейся в их ведении, лимиты бюджетных обязательств, если военная организация уже приняла под них обязательства (т.е. заключила договор или договоры, сумма обязательств по которым для военной организации укладывается в сумму выделенных ей лимитов) <*>.

———————————

<*> См.: п. 5 Положения об учете территориальными органами федерального казначейства обязательств, подлежащих исполнению за счет средств федерального бюджета.

Для учета военная организация представляет в свой орган федерального казначейства оригинал договора, подлежащего учету, его копию, а также заверенную командиром (начальником) военной организации и начальником финансовой службы (части) военной организации расшифровку с указанием суммы договора в структуре кодов бюджетной классификации РФ (указывается раздел, подраздел, целевая статья, вид расхода и код экономической классификации расходов бюджетов РФ). Но в то же время, поскольку представление всего договора может повлечь раскрытие специфики задач, возложенных на ту или иную военную организацию, и тем самым нанести ущерб интересам обеспечения обороноспособности государства, военные организации имеют право представлять для учета в органы казначейства не весь договор, а только выписку из него (в двух экземплярах) с приложением расшифровки суммы договора в структуре кодов экономической классификации РФ.

Учитывая договор, орган федерального казначейства уменьшает соответствующую сумму неиспользованного военной организацией лимита бюджетных обязательств, в пределах которого военная организация сможет заключать договоры в дальнейшем. После этого ежемесячно орган казначейства направляет военной организации справку об оплате бюджетных обязательств по учтенным договорам и остатках неиспользованного лимита бюджетных обязательств.

В том случае если по завершении финансового года обязательства по учтенным органами федерального казначейства договорам не будут прекращены, они подлежат переучету в следующем финансовом году опять же в пределах установленных военной организации лимитов бюджетных обязательств. Переучет осуществляется органами федерального казначейства в таком же порядке, как установленный для первоначального учета обязательств.

Именно в таком порядке (через счета по учету доходов и средств федерального бюджета в органах федерального казначейства) осуществляется финансирование всех расходов военных организаций, связанных с исполнением ими любых принятых на себя гражданско — правовых обязательств <*>.

———————————

<*> В то же время существуют непосредственные указания, содержащиеся в нормативных правовых актах, о том, что именно в этом и ни в каком другом порядке могут финансироваться расходы, связанные с обеспечением закупок продовольствия для обеспечения военных и приравненных к ним спецпотребностей (п. 12 Постановления Правительства РФ от 28 августа 1997 г. N 1082 «О мерах по ускорению перехода на казначейскую систему исполнения федерального бюджета» (Собрание законодательства РФ. 1997. N 36. Ст. 4170); п. 8 Постановления Правительства РФ от 14 марта 1997 г. N 294 «О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для обеспечения военных и других потребителей федерального продовольственного фонда в 1997 году» (там же. 1997. N 11. Ст. 1330).

Вводимый в действие с 1 января 2000 г. Бюджетный кодекс Российской Федерации <*> в ст. 254 также установил обязательность открытия в территориальных органах Федерального казначейства лицевых счетов бюджетных средств для исполнения федерального бюджета по расходам, на которых отражается объем бюджетных средств, находящихся в распоряжении распорядителей и получателей средств федерального бюджета.

———————————

<*> См.: Собрание законодательства РФ. 1998. N 31. Ст. 3823.

На этом же лицевом счете отражаются средства, полученные бюджетным учреждением от предпринимательской деятельности и использования государственной собственности, находящейся у учреждения. Эти средства отражаются на лицевом счете учреждения не позднее дня, следующего за днем их поступления в орган федерального казначейства (и зачисления их на единый счет федерального бюджета). С момента отражения этих средств на лицевом счете бюджетного учреждения у последнего возникает право распорядиться ими.

Из анализа п. 6 ст. 254 Бюджетного кодекса можно сделать вывод, что такие полученные от предпринимательской деятельности средства не подлежат изъятию собственником имущества учреждения, т.е. на них в действительности распространяется режим права хозяйственного ведения, определенный гл. 19 ГК РФ.

Все это в полной мере относится и к военным организациям.

Конечно, круг гражданско — правовых правоотношений, в которые вступают военные организации, не слишком широк, что объясняется специальным характером их правоспособности. Правоспособность военной организации не может быть такой же широкой, как правоспособность коммерческого юридического лица. Пределы специальной правоспособности военной организации обусловлены необходимостью централизованного снабжения Вооруженных Сил материальными средствами, необходимыми им для выполнения возложенных на них задач по обороне государства. Военные организации, таким образом, не могут выйти за рамки прямо определенных в нормативных правовых актах ограничений их возможностей на участие в имущественных отношениях. Большинством из закрепленного за военными организациями имущества они и вовсе лишены возможности распоряжаться <*> (к таким видам имущества относятся, например, вооружение, боеприпасы к нему, военная техника, запасные части, комплектующие изделия и приборы к ним, взрывчатые вещества, специальное снаряжение личного состава военных организаций, боевые отравляющие вещества и средства защиты от них и т.п. <**>). Но в то же время, используя выделенные по смете из федерального бюджета денежные средства, а также находящиеся в ее хозяйственном ведении (в «самостоятельном распоряжении») доходы, полученные от предпринимательской деятельности, военная организация может вступать в разрешенные ей гражданские правоотношения.

———————————

<*> См.: Перечень видов продукции и отходов производства, свободная реализация которых запрещена, утвержденный Указом Президента РФ от 22 февраля 1992 г. N 179 «О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная реализация которых запрещена» (в ред. распоряжения Президента РФ от 30 ноября 1992 г. N 743-рп; Указа Президента РФ от 15 июля 1998 г. N 840) (Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1992. N 10. Ст. 492; Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1992. N 23. Ст. 1998; Собрание законодательства РФ. 1998. N 29. Ст. 3538).

<**> Хотя и из этого правила есть исключение. Так, в соответствии с Правилами оборота боевого ручного стрелкового и иного оружия, боеприпасов и патронов к нему, а также холодного оружия в государственных военизированных организациях (утверждены Постановлением Правительства РФ от 15 октября 1997 г. N 1314 (в ред. Постановлений Правительства РФ от 30 декабря 1998 г. N 1584, от 29 июня 1999 г. N 708). Собрание законодательства РФ. 1997. N 42. Ст. 4790; 1999. N 2. Ст. 296; 1999. N 27. Ст. 3385) воинские части и организации Министерства обороны РФ имеют право:

— продавать или передавать оружие другим государственным военизированным организациям, а также юридическим лицам, занимающимся производством оружия или торговлей им в соответствии с лицензией на производство и торговлю;

— продавать гражданское и служебное оружие и патроны к нему юридическим лицам, имеющим соответствующую лицензию органов внутренних дел;

— приобретать оружие у юридических лиц, имеющих право на производство, продажу, торговлю и передачу оружия.

Среди тех обязательственных правоотношений, в которые военные организации могут вступать, используя выделенные им бюджетные средства, можно назвать договоры на поставку материальных ценностей, выполнение работ и оказание услуг.

Но и у тех договорных правоотношений, в которых правомочны участвовать военные организации, есть некоторые особенности.

Так, в тех случаях, когда военная организация выступает в качестве стороны, обязанной оплатить получаемые товары, выполненные работы или оказанные услуги, и оплата товаров, работ и услуг осуществляется за счет бюджетных средств, выделенных военной организации по смете (т.е. не за счет самостоятельно «заработанных» и находящихся в связи с этим на праве хозяйственного ведения средств), соответствующие договоры заключаются военной организацией не всегда от своего имени.

Если сумма, подлежащая уплате за поставляемые военной организации товары, выполняемые для нее работы или оказываемые ей услуги, превышает 2000 минимальных размеров оплаты труда, то соответствующий договор (именуемый государственным контрактом) военная организация заключает не от своего имени, а от имени Российской Федерации (ст. 71, п. 1 ст. 72 Бюджетного кодекса РФ) <*>.

———————————

<*> Если точнее, то закон (Бюджетный кодекс) определил, что такие закупки осуществляются на основании государственного или муниципального контракта, «заключенного органом государственной власти или органом местного самоуправления, бюджетным учреждением, уполномоченным органом или организацией от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования» (п. 1 ст. 72 Бюджетного кодекса РФ). Но поскольку Вооруженные Силы в целом и каждая военная организация, входящая в их состав, финансируются из федерального бюджета, то мы полагаем, что и заключение военными организациями договора в таких ситуациях может происходить только от имени Российской Федерации, но не от имени ее субъектов или, тем более, муниципальных образований. Поэтому мы и указали на возможность заключения данного договора в форме только государственного (но не муниципального) контракта.

Государственные контракты, заключаемые военными организациями в таких ситуациях, имеют несколько особенностей:

размещаются на конкурсной основе (если иное не установлено федеральным законом);

одним из их существенных условий является условие о выплате неустойки при нарушении исполнителем условий заключенного контракта;

совокупность заключенных государственных контрактов представляет собой государственный заказ.

Поэтому отношения по заключению военными организациями договоров на сумму, превышающую 2000 минимальных месячных размеров оплаты труда, кроме общих положений о договорах регулируются также параграфом 4 гл. 30 ГК, Федеральным законом от 13 декабря 1994 г. N 60-ФЗ «О поставках продукции для федеральных государственных нужд» (в ред. Федеральных законов от 19 июня 1995 г. N 89-ФЗ, от 17 марта 1997 г. N 58-ФЗ, от 6 марта 1999 г. N 97-ФЗ) <1>, Федеральным законом от 2 декабря 1994 г. N 53-ФЗ «О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд» <2>, Федеральным законом РФ от 29 декабря 1994 г. N 79-ФЗ «О государственном материальном резерве» (в ред. Федеральных законов от 17 марта 1997 г. N 58-ФЗ и от 12 февраля 1998 г. N 27-ФЗ) <3> и Федеральным законом от 27 декабря 1995 г. N 213-ФЗ «О государственном оборонном заказе» (в ред. Федерального закона от 6 мая 1999 г. N 97-ФЗ) <4>.

———————————

<1> См.: Собрание законодательства РФ. 1994. N 34. Ст. 3540; 1995. N 26. Ст. 2397; 1997. N 12. Ст. 1381; 1999. N 19. Ст. 2302.

<2> См.: Собрание законодательства РФ. 1994. N 32. Ст. 3303.

<3> См.: Собрание законодательства РФ. 1995. N 1. Ст. 3; 1997. N 12. Ст. 1381; 1998. N 7. Ст. 798.

<4> См.: Собрание законодательства РФ. 1996. N 1. Ст. 6; 1999. N 19. Ст. 2302.

Главной отличительной чертой указанных договоров является особая цель использования товаров, а именно их закупка для государственных нужд, в том числе в государственный резерв <*>.

———————————

<*> Государственными нуждами являются потребности Российской Федерации в продукции, необходимой для решения задач жизнеобеспечения, обороны и безопасности страны, а также для реализации государственных целевых программ. К ним относятся потребности обеспечения мобилизационных нужд РФ и первоочередных работ при ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, экспортных поставок продукции для выполнения международных (в том числе экономических) обязательств России, оказания государственной поддержки различным отраслям народного хозяйства (организациям) при временных нарушениях снабжения важнейшими видами ресурсов, регулирующего воздействия на рынок, гуманитарной помощи и т.д. (ст. ст. 1, 2 Закона «О поставках продукции для федеральных государственных нужд», ст. 3 Закона «О государственном материальном резерве»).

Здесь государство берет на себя статус стороны договора. Это объясняется, на наш взгляд, тем, что заключение договора, оплата за который производится из федерального бюджета, а цена превышает 2000 минимальных размеров оплаты труда, выходит за рамки отношений, регулируемых только частным правом. Такая функция государства, как обеспечение обороны, территориальной целостности и неприкосновенности, находится в сфере публичного права. Для того чтобы государство смогло обеспечить свое собственное бытие в качестве суверенной и эффективно функционирующей социально — экономической структуры, оно должно проводить необходимую экономическую (в том числе научно — техническую, внешнеторговую, налоговую) и внешнюю политику, укреплять обороноспособность и государственный аппарат, поддерживать равновесие с окружающей средой и т.д. Для выполнения этих задач государство должно располагать необходимой имущественной базой, формирование которой происходит путем закупок товаров, работ и услуг для государственных нужд. И размер в 2000 минимальных размеров оплаты труда ограничивает возможность самостоятельного участия в обороте бюджетного учреждения (в том числе и военной организации), если только речь не идет о заключении договора, оплачиваемого за счет собственных «заработанных» средств, находящихся в «самостоятельном распоряжении» (т.е. в хозяйственном ведении) государственного бюджетного учреждения, в том числе и военной организации.

Специфика предмета государственного контракта обусловливает и особый состав его участников, структуру договорных связей, порядок заключения и исполнения. Такие отношения обычно опосредуются двумя договорами: государственным контрактом на поставку товаров для государственных нужд и собственно договором поставки товаров для государственных нужд. Поэтому юридическая природа государственного контракта выглядит весьма неопределенной. Как предполагает, например, И.В. Елисеев, государственный контракт как таковой является особым типом договора гражданского права, стоящим в одном ряду с предварительным и публичными договорами, и поэтому его следовало бы регулировать в части первой ГК в качестве контракта на обеспечение государственных нужд <*>.

———————————

<*> См.: Гражданское право: Учебник. Часть II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 1997. С. 71.

Но в то же время закон предоставил военной организации (бюджетному учреждению) право заключить государственный контракт (пусть не от своего имени, но тем не менее самостоятельно, не прибегая к помощи иных вышестоящих государственных органов), ограничивая это право только объемом выделенных военной организации по смете бюджетных средств. В этой ситуации военная организация, можно сказать, совмещает функции и государственного заказчика по государственному контракту (по праву представительства), и получателя по договору поставки для государственных нужд.

Поэтому, на наш взгляд, несмотря на то, что основанием для возникновения отношений по поставке военной организации товаров, работ и услуг на сумму, превышающую 2000 минимальных размеров оплаты труда, является только государственный контракт, заключаемый от имени РФ, военная организация является абсолютно самостоятельным участником возникающих на его основе обязательственных правоотношений.

Такой вывод подтверждается анализом положений ст. 73 Бюджетного кодекса РФ, в соответствии с которой на военные организации (бюджетные учреждения) возлагается обязанность ведения реестров закупок товаров, работ и услуг. Данная статья не делает различия между закупками товаров, работ и услуг, производимыми на основании государственных контрактов и без заключения последних. Это позволяет прийти к выводу, что и в том и в другом случае возникновение и существование обязательственных правоотношений ставится в зависимость от воли именно самой военной организации, т.е. в рамках выделенных ей по смете бюджетных ассигнований военная организация самостоятельно заключает договоры и участвует в порождаемых ими правоотношениях, несмотря на то, что в некоторых случаях при заключении договора действует от имени государства <*>.

———————————

<*> В реестрах закупок (в случае если цена договора не превышает 1000 минимальных размеров оплаты труда) указываются следующие сведения:

— краткое наименование закупаемых товаров, работ и услуг;

— наименование и местонахождение поставщиков, подрядчиков, и исполнителей услуг;

— цена и дата закупки.

Что же касается открытия военной организацией счетов по учету средств, поступающих в ее временное распоряжение (которые, как мы отмечали ранее, военные организации имеют право открывать не только в органах федерального казначейства, но и в коммерческих банках, как правило, по месту открытия счета по учету средств федерального бюджета), то для этого она должна получить разрешение на открытие такого счета от органа федерального казначейства по месту своего нахождения. Основанием для получения данного разрешения является генеральное разрешение, выдаваемое Министерству обороны Российской Федерации Министерством финансов Российской Федерации <*>. Министерство обороны, получив генеральное разрешение Министерства финансов, самостоятельно доводит до находящихся в его ведении военных организаций копию этого генерального разрешения, на основании которой территориальные органы федерального казначейства и выдают разрешения военным организациям на открытие указанных счетов <**>.

———————————

<*> См.: п. 3 письма Министерства финансов РФ от 24 июня 1999 г. N 3-12-5/41.

<**> См.: п. п. 2, 4 письма Министерства финансов РФ от 24 июня 1999 г. N 3-12-9/6.