Временный управляющий. Его статус и полномочия

04-03-19 admin 0 comment

Телюкина М.В.
Законодательство и экономика, 1999.


М.В. Телюкина, кандидат юридических наук.

С момента поступления в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом судья в течение трех дней выносит определение о его принятии, после чего вводится процедура наблюдения. Ее проведение в отношении должника предусматривается Законом РФ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). На этом этапе приступает к деятельности так называемый временный управляющий, или арбитражный управляющий.

Закон не определяет механизм назначения временного управляющего. Очевидно, его назначение одновременно с введением наблюдения невозможно либо крайне затруднительно, так как заявление о признании должника банкротом подается, как правило, одним из кредиторов, в то время как остальные об этом пока не извещены.

В названном Законе (п. 1 ст. 59) сказано, что «временный управляющий назначается арбитражным судом из числа кандидатур, предложенных кредиторами, а при отсутствии указанных предложений — из числа лиц, зарегистрированных в арбитражном суде в качестве арбитражных управляющих. При отсутствии указанных лиц кандидатура временного управляющего предлагается государственным органом по делам о банкротстве и финансовому оздоровлению по запросу арбитражного суда в недельный срок с момента получения указанного запроса». Установление недельного срока говорит о том, что временный управляющий должен быть назначен как можно быстрее (наблюдение продолжается, по общему правилу, три месяца, а в порядке исключения в некоторых случаях — пять месяцев).

На практике нередко выявляются юридические коллизии, связанные с назначением временного управляющего (что уже привело к некоторым злоупотреблениям). Проблема в следующем. В силу закона любой из кредиторов может предложить арбитражному суду кандидатуру управляющего; его назначение должно произойти в кратчайшие сроки, в которые просто невозможно известить всех кредиторов о возбуждении конкурсного процесса (да и некому — это функция управляющего, которого еще нет), чтобы они воспользовались правом выдвижения своей кандидатуры.

Таким образом, получается, что кандидатуру временного управляющего выдвигает кредитор, подавший заявление о признании должника банкротом. Суд, как правило, за неимением других кандидатур ее и утверждает. Естественно, что такой управляющий потом будет действовать в интересах данного кредитора. К сожалению, подобные ситуации уже складывались на практике.

Думаю, во избежание таких злоупотреблений в Закон о банкротстве необходимо внести изменения, в соответствии с которыми временный управляющий должен назначаться судом из числа кандидатур, представленных государственным органом по делам о банкротстве. Причем в первую очередь представляться должны работники этого органа (либо его территориальных агентств), а уж потом (при невозможности этого) — другие кандидатуры. Кроме того, в Законе, на мой взгляд, следует предусмотреть положение, в соответствии с которым временный управляющий не может быть назначен внешним управляющим.

В соответствии с п. 1 ст. 59 Закона кандидатура временного управляющего не может быть внесена должником. Целесообразность данной нормы вызывает споры. Но, поскольку одна из функций временного управляющего — контроль за деятельностью должника (т.е. его руководства), она представляется обоснованной.

Очевидно, управляющим могло бы быть и юридическое лицо. Но Закон о банкротстве говорит об управляющем (причем любом — и временном, и внешнем, и конкурсном) как о лице физическом. Вместе с тем это представляется нелогичным. Многие проблемы (такие, как порядок назначения управляющего и злоупотребления при этом; действия управляющего в интересах кого-либо из кредиторов; ответственность управляющего) были бы решены (они бы попросту не возникли) при наличии управляющих компаний, специализирующихся на проведении процедур банкротства. Арбитражный управляющий назначался бы из числа сотрудников такой компании, имеющих соответствующую лицензию. Компания проверяла бы отсутствие заинтересованности у управляющего в отношении должника и несла ответственность (как работодатель) за его действия, причинившие ущерб должнику либо кредиторам. Безусловно, управляющая компания была бы заинтересована в поддержании своей деловой репутации, а наличие у нее определенного имущества (в том числе фондов) в некоторой степени гарантировало бы защиту интересов пострадавших в случае причинения управляющим вреда.

На мой взгляд, положения о возможности осуществления конкурсных процедур юридическим лицом, помимо физического, должны быть введены в Закон. А рынок впоследствии определит преимущества той или иной формы. Думаю, единственным ограничением для юридического лица — управляющего должен стать запрет на осуществление любой другой предпринимательской деятельности, т.е. наделение таких компаний специальной правоспособностью.

В ст. ст. 18 — 19 Закона о банкротстве предъявлены некоторые требования к физическому лицу, претендующему на роль временного управляющего. Их можно разделить на две группы: 1) позитивные (качества, которые должны наличествовать у кандидата во временные управляющие) и 2) негативные (качества, которые должны отсутствовать). Соответственно присутствие позитивных и отсутствие негативных условий позволяют назначить субъекта временным управляющим.

Позитивными являются следующие:

1) наличие статуса индивидуального предпринимателя (не распространяется на работников государственного органа по делам о несостоятельности (банкротстве); это же исключение действует и в отношении правил о лицензировании);

2) наличие лицензии государственной службы по делам о банкротстве и финансовому оздоровлению. Порядок и условия выдачи лицензии определены Положением о лицензировании деятельности физических лиц в качестве арбитражных управляющих, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 25 декабря 1998 г. N 1544. Если лицензия отзывается в процессе наблюдения, арбитражный суд обязан назначить нового временного управляющего, отстранив первоначального;

3) наличие регистрации лица в качестве арбитражного управляющего в каком-либо арбитражном суде (одном или более). Лицо, имеющее лицензию, зарегистрироваться обязано. После регистрации управляющий должен сообщить в Федеральную службу по делам о банкротстве об арбитражном суде (либо о каждом из них), произведшем регистрацию.

Негативными выступают следующие условия:

1) наличие заинтересованности кандидата в отношении должника либо кредиторов (признаки заинтересованности установлены ст. 18 Закона, их рассмотрение не является целью настоящего исследования <*>);

———————————

<*> Подробнее об этом см.: М. Телюкина. Постатейный комментарий к Закону «О несостоятельности (банкротстве)». М.: БЕК. 1998. С. 37 — 39.

2) осуществление кандидатом управления должником — юридическим лицом в течение трех лет до момента назначения его временным управляющим;

3) наличие дисквалификации, срок которой не истек;

4) наличие судимости; при этом не придается юридического значения характеру преступления, за которое был осужден кандидат. Очевидно, речь идет о непогашенной судимости (хотя этот вопрос в Законе не уточняется).

При отсутствии одного из позитивных и наличии одного из негативных условий лицо не может быть назначено временным управляющим. Если это выявляется уже после назначения, суд обязан отстранить управляющего и предложить кредиторам внести другую кандидатуру временного управляющего. Безусловно, все это должно быть проделано в кратчайшие сроки, но Закон этих сроков не устанавливает. Недельный срок для внесения кандидатуры по запросу суда определен для службы по делам о банкротстве и финансовому оздоровлению. Причем последствия его несоблюдения не установлены.

В письме Федеральной службы России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению «О вопросах, связанных с применением процедур банкротства» N Р-4 от 1 октября 1998 г. (ч. 4 п. 2) говорится, что «в случае, если предполагаемая кандидатура арбитражного управляющего не соответствует требованиям, установленным ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», кредиторы вправе предложить другую кандидатуру арбитражного управляющего. В этом случае необходимо учитывать, что кандидатура временного управляющего может быть предложена в десятидневный срок с даты принятия заявления о признании должника банкротом». Очевидно, тот же срок должен применяться и в случае отстранения временного управляющего.

Закон предусматривает возможность назначения арбитражным судом заместителя временного управляющего. Это происходит, если управляющий временно не может исполнять свои обязанности. Видимо, в определении суда о назначении заместителя временного управляющего должен быть указан срок, на который он назначен. К его кандидатуре предъявляются те же требования, что и к кандидатуре временного управляющего. Думаю, целесообразно было бы ввести в Закон положение о том, что кандидатуру заместителя может представить и временный управляющий.

Полномочия временного управляющего продолжаются до наступления одного из следующих юридических фактов:

— назначение внешнего управляющего (которое может не совпадать по времени с назначением внешнего управления, причем разница может составлять два — три месяца);

— назначение конкурсного управляющего, если по окончании наблюдения выносится решение о признании должника банкротом;

— назначение нового временного управляющего в случае удовлетворения ходатайства первоначального управляющего об освобождении его от исполнения этих обязанностей.

До недавнего времени не предусматривалось какой-либо дифференциации управляющих в зависимости от опыта работы именно в области конкурсных отношений. Теперь такая дифференциация введена упоминавшимся выше Положением о лицензировании деятельности физических лиц в качестве арбитражных управляющих. В соответствии с ним существуют три категории временных управляющих.

Первая — начинающие управляющие. Они не менее шести месяцев должны участвовать в более чем двух конкурсных процессах в отношении отсутствующих должников, граждан (в том числе индивидуальных предпринимателей) <*>, малых предприятий. Для получения лицензии первой категории необходимо сдать экзамен по программе обучения лицензирующего органа и представить документы, перечисленные в п. 10 Положения о лицензировании деятельности физических лиц в качестве арбитражных управляющих.

———————————

<*> Следует отметить, что поскольку в отношении физических лиц наблюдение и внешнее управление не вводится (за исключением внешнего управления имуществом крестьянского (фермерского) хозяйства), то с ними может работать только конкурсный управляющий.

Вторая категория — обычные управляющие, имеющие опыт работы более шести месяцев. Для получения лицензии второй категории управляющий должен представить отчет о своей деятельности по форме, утвержденной лицензирующим органом. Управляющие второй категории могут участвовать в конкурсных процессах в отношении граждан (в том числе индивидуальных предпринимателей), а также любых юридических лиц, за исключением «крупных, экономически либо социально значимых» (такая формулировка содержится в п. 6 Положения). Обращает на себя внимание тот факт, что понятие «крупные, экономически либо социально значимые предприятия» нигде не раскрывается. Очевидно, его предстоит уточнить либо Правительству РФ, либо Федеральной службе по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению.

Третья категория — крупные управляющие, имеющие право участвовать в любом конкурсном процессе независимо от размера и значимости должника. Для получения лицензии третьей категории необходимо свидетельство о сдаче соискателем экзамена по программе повышения квалификации, а также положительное заключение экспертной комиссии по арбитражному управлению о двух, как минимум, завершенных управляющим процедурах внешнего либо конкурсного управления (ч. 2 п. 12 Положения).

Интересная деталь: из текста Положения следует, что лицо, которое было только временным управляющим, не сможет получить лицензию третьей категории, даже если его работа была длительной и добросовестной. То есть временным управляющим крупного предприятия данное лицо быть не сможет. Для этого ему нужно будет поработать внешним либо конкурсным управляющим.

Такое положение, на мой взгляд, нелогично. Всем известно, что специализация в какой-то области повышает уровень специалиста, и чем уже специализация, тем выше качество выполненной им работы. Поэтому представляется весьма позитивной ситуация, когда управляющий специализируется на проведении только временного управления. Нет основания не допускать такого управляющего до работы с крупными предприятиями. Видимо, было бы целесообразно в лицензии указывать конкретную процедуру, которую имеет право осуществлять тот или иной управляющий.

В Положении предусмотрено два типа экзаменов для управляющих — простой (по программе обучения лицензирующего органа), который сдается претендентом на лицензию первой категории (результат действителен и при получении лицензии второй категории) и экзамен по программе повышения квалификации (переподготовки), который сдают претенденты на лицензию третьей категории. Свидетельства о сдаче этих экзаменов соискателями действительны для получения лицензии в течение одного года с момента их выдачи. Сама лицензия (любой категории) выдается на срок не более трех лет. То есть каждые три года управляющий для подтверждения своей лицензии будет обязан сдавать квалификационный экзамен.

Временный управляющий функционирует параллельно с руководителем должника — юридического лица, причем не в совсем обычной обстановке. Необычность эта связана с тем, что в период проведения наблюдения, с одной стороны, судьба должника не определена, в большей степени это задача временного управляющего. С другой стороны, предприятие — должник, как правило, продолжает функционировать, однако возможности руководства ограничены законом. Так, с момента введения наблюдения (т.е., возможно, еще до назначения временного управляющего) начинают действовать следующие правила.

1. Все требования имущественного характера могут быть предъявлены должнику только с учетом положений Закона о банкротстве, т.е. в рамках конкурсного процесса, а не в индивидуальном порядке (в соответствии со ст. 63 кредиторы могут предъявить свои требования в течение месяца с момента получения уведомления временного управляющего о принятии арбитражным судом заявления о признании должника банкротом).

2. По ходатайству кредитора возможно приостановление в суде производства по делам, связанным с взысканием с должника его имущества (включая все денежные средства). То есть именно кредитор должен определиться, необходимо ли ему судебное решение о взыскании с должника имущества. Такое решение исключает удовлетворение требований этого кредитора вне конкурса либо раньше других кредиторов, но позволит считать его требование установленным <*>. Это означает, что впоследствии арбитражный управляющий не будет вправе отклонить либо оспорить его размер.

———————————

<*> Установленными в смысле конкурсного процесса являются требования, которые 1) признаны должником; 2) подтверждены судебным решением.

Проблема состоит в том, что, несмотря на имеющееся в отношении должника судебное решение, арбитражный управляющий не может самостоятельно включить такое требование в реестр — для этого кредитор должен его предъявить в установленном порядке. В литературе высказывается мнение <*>, что требования указанной категории должны, во-первых, учитываться в реестре независимо от их предъявления должнику; во-вторых, удовлетворяться в третью очередь. На мой взгляд, это мнение вполне обоснованно. Представляется целесообразным наделить кредиторов, имеющих судебные решения, определенными льготами при распределении имущества должника.

———————————

<*> См., например: А.Ю. Николаев. О некоторых проблемах при проведении конкурсного производства // Юридический мир. 1997. N 12.

3. Обязательно приостановление исполнения исполнительных документов по имущественным взысканиям до вынесения арбитражным судом решения об отказе в признании должника банкротом. В иных случаях кредитор предъявляет свое требование (считающееся установленным) в рамках конкурсного процесса. Исключением из правила о приостановлении исполнения исполнительных документов являются случаи, когда исполнительные документы выданы на основании судебных решений, вступивших в силу до момента принятия судом заявления о банкротстве должника. Причем это касается только решений о взыскании задолженности по заработной плате, выплате по авторским договорам, алиментов, о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, возмещении морального вреда. Прекращение указанных выплат Законом о банкротстве не предусмотрено ни на одной из стадий конкурсного процесса.

4. Невозможно удовлетворение требований участника должника — юридического лица о выделе доли (пая) в имуществе последнего. Понятно, что этот запрет направлен на сохранение имущества должника.

А поскольку во время проведения конкурсного процесса запрещается даже принятие решений о выходе из состава участников, речь в данном случае идет о решениях, принятых до возбуждения конкурсного производства.

Нужно иметь в виду, что учредители (участники) должника не являются кредиторами в смысле конкурсного процесса, их требования удовлетворяются только в том случае, если после удовлетворения требований всех кредиторов у должника осталось какое-либо имущество.

5. При сохранении руководства предприятия — должника накладываются некоторые ограничения относительно его полномочий: во-первых, определенные решения не могут им приниматься вообще; во-вторых, определенные решения принимаются только с согласия временного управляющего (подробнее об этом будет сказано ниже). Таким образом, ограничения устанавливаются в отношении как правоспособности, так и дееспособности должника.

Теперь рассмотрим вопрос о правах и обязанностях временного управляющего.

Поскольку одна из целей наблюдения — сохранение имущества должника и предотвращение сокрытия этого имущества его руководством, права и обязанности временного управляющего связаны с осуществлением контроля за процессом функционирования предприятия — должника. В связи с этим временный управляющий имеет следующий комплекс прав.

1. Право санкционировать определенные сделки, заключаемые руководителем должника (т.е. должником). Эти сделки названы в п. 2 ст. 58 Закона о банкротстве:

— сделки по распоряжению недвижимым имуществом (включая его аренду, залог, внесение в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ и т.д.);

— сделки по распоряжению иным имуществом (это может быть движимое имущество, имущественные права), балансовая стоимость которого составляет более 10% балансовой стоимости активов должника;

— сделки, связанные как с выдачей, так и с получением займов (кредитов);

— сделки, связанные с выдачей поручительств и гарантий (последнее актуально, когда наблюдение проводится в отношении банка, иной кредитной организации, страховой компании, так как только такие юридические лица в силу ст. 368 ГК РФ могут быть гарантами);

— сделки, связанные с уступкой права требований и переводом долга;

— сделки, направленные на передачу имущества должника в доверительное управление.

Представляется, что руководитель должника, намереваясь заключить одну из названных выше сделок, обязан письменно проинформировать временного управляющего и получить письменное согласие последнего.

Каковы последствия несоблюдения этой процедуры? (Необходимо учитывать, что руководитель не обязан информировать управляющего о каждой сделке, а потенциальные контрагенты могут и не знать, что в отношении должника возбужден конкурсный процесс.) Сделки, совершенные без согласия временного управляющего, если такое согласие требовалось, являются недействительными; об аспектах признания их таковыми и защите прав добросовестных контрагентов будет сказано ниже.

2. Право санкционировать принятие должником решений об участии в ассоциациях, союзах, холдингах, финансово — промышленных группах, иных объединениях юридических лиц (ч. 8 п. 3 ст. 58 Закона о банкротстве). Очевидно, если указанные решения приняты без согласия временного управляющего, они не должны порождать правовых последствий.

Обращает на себя внимание тот факт, что необходимость принятия определенных решений с согласия временного управляющего закон связывает с введением наблюдения, а не с назначением управляющего.

При рассмотрении одного из дел о банкротстве перед арбитражным судом встал вопрос: может ли руководитель должника, в отношении которого возбуждено производство по делу о банкротстве, но еще не назначен временный управляющий, заключить кредитный договор под залог принадлежащего ему на праве собственности нежилого помещения? Причем речь шла о консенсуальном договоре, заключенном до подачи заявления о банкротстве. Действия, направленные на исполнение договора, должны быть совершены под угрозой санкций, а руководителю просто не у кого было спросить разрешение на их совершение.

С одной стороны, согласие временного управляющего требуется с момента введения наблюдения, а не с момента назначения временного управляющего. Следовательно, до такого назначения руководитель должника вообще не имеет права заключать указанные выше сделки и принимать соответствующие решения. С другой стороны, не исключено наступление для должника отрицательных последствий, связанных исключительно с неназначением временного управляющего.

Здесь возможны два подхода к проблеме. Во-первых, это ограничительное толкование п. 2 ст. 58 Закона в том смысле, что санкционирует действия должника временный управляющий с момента своего назначения. Во-вторых, возложение функции санкционировать сделки должника до назначения временного управляющего на арбитражный суд.

3. Право временного управляющего обращаться в арбитражный суд с требованиями о признании недействительными сделок должника. Управляющий действует от своего имени в интересах должника; возможно предъявление требований о признании оспоримой сделки недействительной, а также о применении последствий недействительности ничтожной сделки.

Какие именно сделки могут признаваться недействительными по требованию временного управляющего? Могут ли это быть сделки, заключенные до введения наблюдения (в соответствии со ст. 78 Закона (банкротстве)? Либо речь идет о сделках, нарушающих требования ГК и иных законов? К сожалению, п. 1 ст. 60 Закона однозначного ответа на эти вопросы не дает, что позволяет прибегать к доктринальному толкованию указанной нормы.

В соответствии с п. 1 ст. 60 Закона временный управляющий вправе предъявлять в арбитражный суд требования «о признании недействительными сделок, а также о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных либо исполненных должником с нарушением требований, установленных настоящим Федеральным законом». Если толковать эту норму буквально, то можно сделать два вывода: 1) не допускается требование о недействительности сделок, нарушающих ГК РФ и другие законы; 2) допускается требование о признании недействительными сделок в соответствии со ст. 78 Закона (возможность оспаривания сделок, совершенных с нарушением п. п. 2, 3 ст. 58 Закона, сомнений не вызывает).

Г.А. Федотова <*> предлагает другое толкование указанной нормы, которое представляется очень интересным. По ее мнению, п. 1 ст. 60 Закона предусматривает две ситуации: во-первых, когда речь идет о признании сделки недействительной (в этом случае допускается опровержение сделок по общим основаниям, предусмотренным ГК РФ); во-вторых, когда речь идет о применении последствий недействительности ничтожной сделки (в этом случае опровергаются сделки должника, совершенные без согласия временного управляющего).

———————————

<*> См.: Федеральный закон о несостоятельности (банкротстве). Постатейный комментарий / Под ред. В.В. Витрянского // М.: Статут. 1998. С. 155.

Закон не уточняет, в какой именно арбитражный суд должен обращаться временный управляющий с требованием об опровержении сделок — в арбитражный, принявший заявление о банкротстве, либо вне рамок конкурсного процесса в соответствии с процессуальными нормами о подсудности? Представляется, что сделки, связанные с применением п. п. 2, 3 ст. 58 Закона, должны рассматриваться в рамках конкурсного процесса, а все остальные — в обычном целевом порядке <*>.

———————————

<*> Подробнее об этом см.: М. Телюкина. Указ. соч. С. 96.

Следует обратить внимание на то, что, если речь идет о ничтожной сделке (сделке, прямо нарушающей закон), она недействительна в силу факта ее совершения, что делает необязательным ее опровержение в судебном порядке. Тем не менее в ряде случаев стороны не могут прийти к соглашению по вопросу о том, противоречит ли сделка закону (если, например, норма закона допускает двоякое толкование). В Постановлении Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ N 6/8 от 1 июля 1996 г. (п. 32) уточняется, что, поскольку ГК РФ не исключает возможность предъявления исков о признании недействительности ничтожной сделки, споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица с применением удлиненного (10 лет) срока исковой давности, установленного п. 1 ст. 181 ГК РФ.

С признанием недействительными сделок должника, заключенных либо исполненных без согласия временного управляющего, связана проблема правового положения контрагентов по такой сделке. Каковы последствия признания такой сделки недействительной? Этот вопрос наиболее актуален в ситуации, когда кредитор исполнил свои обязательства по сделке (например, осуществил предоплату либо поставил крупную партию товара), после чего она была признана недействительной. В таком случае либо будет осуществлена двусторонняя реституция, либо (что вероятнее) контрагент станет конкурсным кредитором со всеми вытекающими отсюда последствиями (и с вероятностью хоть что-то получить лишь по окончании конкурсного производства либо внешнего управления). Более того, неурегулированность данного вопроса в Законе открывает возможность для злоупотреблений со стороны как руководителя должника, так и временного управляющего.

На мой взгляд, права потенциальных контрагентов должника, в отношении которого проводится наблюдение, должны быть защищены. Сделать это можно двумя способами. Во-первых, путем введения в Закон нормы, в соответствии с которой руководитель должника, заключая любую сделку, обязан ставить контрагента в известность о возбужденном конкурсном процессе. Во-вторых, дополнения Закона положением, устанавливающим ответственность руководителя должника в виде возмещения контрагентам убытков, вызванных действиями руководителя, нарушившего Закон. В принципе, последний способ основан на общих нормах об ответственности. Однако нужно будет доказать, что убытки определенного размера возникли именно в результате того, что руководитель должника нарушил требования Закона о необходимости получения согласия на сделку.

4. Следующее право временного управляющего — обращаться в арбитражный суд с ходатайством о принятии дополнительных мер по обеспечению сохранности имущества должника. Оно непосредственно связано с обязанностью управляющего осуществлять меры, направленные на сохранение имущества должника. Причем дополнительные меры не могут применяться либо отменяться по решению самого управляющего.

В соответствии с п. 5 ст. 58 Закона о банкротстве с момента введения наблюдения снимаются все аресты, наложенные на имущество должника, и иные ограничения по распоряжению должником его имуществом; такие ограничения могут быть наложены только в рамках конкурсного процесса. Лишь по ходатайству временного управляющего (которое должно быть обосновано) возможно наложение ареста, применение иных мер, предусмотренных ст. 92 Арбитражного процессуального кодекса РФ, а также дополнительных мер, предусмотренных Законом о банкротстве. К числу последних относятся:

— запрет совершать без согласия временного управляющего некоторые (либо все) сделки, помимо тех, которые названы в п. 2 ст. 58 Закона (например, это могут быть ситуации, когда руководитель должника постоянно совершает мелкие сделки по отчуждению имущества, не связанные с целями функционирования должника, либо обременяет залогом движимое имущество);

— передача на хранение определенного имущества должника (это могут быть ценные бумаги, валютные ценности и др.). В связи с этим высказывается мнение о том, что таким образом «вводится новый институт хранения, который нигде не описан. Абсолютно не ясно, кто за него отвечает, кто платит за хранение, как будут учитываться интересы должника при такой передаче» <*>. Указанные опасения лишены оснований, так как за отсутствием специальных указаний в Законе «О несостоятельности (банкротстве)» к такому хранению применяется ГК РФ, урегулировавший хранение главой 47.

———————————

<*> В. Кузнецов. Некоторым удалось ускользнуть // Эксперт. 1998. N 5. С. 29.

Очевидно, временный управляющий должен убедить суд в необходимости передачи определенного имущества на хранение, после чего сможет заключить соответствующий договор хранения. Оплачиваться будет такая сделка, как и любая, совершенная арбитражным управляющим, из имущества должника в течение всего конкурсного процесса; требования хранителя будут удовлетворяться вне конкурса.

5. Временный управляющий призван применять меры к сохранности имущества должника, в том числе путем контроля за действиями его руководства. Если руководитель должника совершает сделки, убыточные для юридического лица, либо препятствует деятельности временного управляющего, возможно отстранение такого руководителя от исполнения его обязанностей по управлению должником. Все соответствующие обязанности принимает на себя временный управляющий.

Однако как быть, если недобросовестным окажется управляющий и он пожелает отстранить руководителя вполне добропорядочного (как правило, интересы такого управляющего расходятся с интересами предприятия — должника)? Во избежание такой ситуации необходимо требовать от временного управляющего, заявляющего в суд об отстранении руководителя, во-первых, обоснованного заявления с перечислением реальных действий руководителя, направленных на причинение вреда должнику; во-вторых, указания на иные предпринятые меры (например, запрещение руководителю совершать любые сделки без согласия управляющего) и их неэффективность; в-третьих (это актуально для крупных должников), предоставления экспертного заключения, подтверждающего вывод управляющего о целесообразности отстранения руководителя. Очевидно, такая мера допустима лишь в крайних случаях, когда действия руководителя явно мешают восстановлению платежеспособности должника, и не должна использоваться для «захвата власти» временным управляющим.

6. Временный управляющий имеет право получать любую информацию, в том числе конфиденциальную и представляющую коммерческую тайну, изучать любую документацию должника. Этому праву корреспондирует обязанность органов управления должника предоставлять временному управляющему по его требованию любые сведения о деятельности должника (п. 2 ст. 60 Закона о банкротстве).

7. Временный управляющий имеет право на вознаграждение (ст. 22 Закона). На практике возник вопрос: как и когда он может получить свое вознаграждение, если после наблюдения вводится внешнее управление на достаточно длительный срок, а временный управляющий, плюс ко всему, не назначается внешним управляющим? На мой взгляд, временный управляющий не должен дожидаться окончания внешнего управления для удовлетворения своих требований. Его требования являются внеочередными, на них не распространяется мораторий. Поэтому представляются неправомерным внесение внешним управляющим в реестр требования временного управляющего об оплате и отложение выплаты до окончания всех процедур.

В такой ситуации временный управляющий (это касается и всех остальных обладателей права на внеочередные требования) может заявить об удовлетворении своих требований внешнему управляющему. Если последний откажет либо промолчит, возможно обращение в суд с заявлением о принудительном взыскании средств, в том числе путем обращения взыскания на имущество должника. Если выяснится, что у внешнего управляющего была возможность удовлетворить требования временного управляющего, последний вправе требовать возмещения внешним управляющим убытков, вызванных несвоевременностью выплаты. Первые три основания ответственности, безусловно, присутствуют: противоправность деяния; наличие вреда; причинная связь между ними; четвертый — вина — принципиального значения не имеет, так как индивидуальный предприниматель (каковым является (в большинстве случаев) арбитражный управляющий) отвечает независимо от вины.

8. Временный управляющий может иметь и другие права, например, заявлять о временной неспособности исполнять обязанности (что влечет назначение заместителя временного управляющего) либо о досрочном прекращении исполнения своих обязанностей; заключать договоры со специалистами, в частности, для осуществления аудиторских проверок.

Представляется, что временный управляющий имеет право заключать от имени должника сделки, связанные с хозяйственной деятельностью последнего, если такие сделки не идут вразрез с полномочиями временного управляющего. При этом управляющий должен действовать по договоренности с руководителем должника либо доказать, что руководитель препятствует достижению целей наблюдения, не заключая необходимые либо выгодные должнику сделки. Лица, заключившие сделки с временным управляющим (равно как и с должником с согласия в необходимых случаях временного управляющего), становятся внеочередными кредиторами.

Обязанности временного управляющего связаны с его правами и также направлены на обеспечение сохранности имущества должника и анализ его финансового состояния.

1. Обязанность контролировать хозяйственную деятельность должника. В частности, управляющий должен следить, чтобы руководитель не заключал некоторые сделки и не принимал определенные решения (о них говорилось выше) без согласия управляющего. Кроме того, руководитель должника вообще не имеет права принимать решения:

— о реорганизации (в любой форме) либо ликвидации юридического лица — должника;

— о создании юридических лиц или об участии в иных юридических лицах (если решение об участии в юридическом лице принять до введения наблюдения, оно подлежит исполнению, но передача в уставный капитал недвижимости требует согласия временного управляющего);

— о создании филиалов и представительств;

— о выплате дивидендов;

— о размещении должником облигаций и иных эмиссионных ценных бумаг;

— о выходе из состава участников должника — юридического лица, приобретении у акционеров ранее выпущенных акций.

Указанные решения не могут приниматься и временным управляющим, т.е. на период наблюдения они вообще заблокированы.

2. Временный управляющий обязан предпринимать все возможные меры по обеспечению сохранности имущества должника. В связи с этим встает вопрос: каковы последствия неисполнения им этой обязанности и можно ли за это привлечь его к гражданско — правовой ответственности?

При рассмотрении одного из дел о банкротстве возникла следующая ситуация. Через 10 дней после введения наблюдения и назначения временного управляющего с территории завода — должника исчезло некоторое имущество, в том числе 10 станков, срок аренды которых закончился (станки в упакованном виде ждали отправки арендодателю). Арендодатель предъявил требование временному управляющему о взыскании убытков (стоимости станков и упущенной выгоды), аргументировав это тем, что временный управляющий не выставил охрану, вследствие чего им были понесены убытки. Судья решил, что требуемая арендодателем сумма должна быть взыскана не с временного управляющего, а с должника. Такой вывод судьи не бесспорен. Во-первых, не вполне ясно, была ли причинная связь между действиями (бездействиями) управляющего и причинением вреда; во-вторых, непонятно, почему за действия управляющего (если причинная связь была) отвечает другое лицо — должник. В-третьих, в описанном случае речь идет не об имуществе должника, об обязанности сохранения которого говорится в Законе! В связи с этим очевидной представляется необходимость расширительного толкования п. 1 ст. 61 Закона о банкротстве. Конечно, временный управляющий обязан сохранять не только имущество должника (т.е. принадлежащее ему на праве собственности либо находящееся во временном пользовании), но и любое другое, которым должник владеет (даже если это владение незаконно).

Меры, направленные на обеспечение сохранности имущества должника, естественно, могут быть не только фактическими (выставление охраны), но и такими, как дополнительные, обеспечивающие требования кредиторов, контроль за сделками и решениями должника, отстранение руководителя, опровержение сделок должника.

3. Временный управляющий обязан проводить анализ финансового состояния должника. По окончании наблюдения он делает вывод о целесообразности введения внешнего управления.

Решение о введении внешнего управления принимает арбитражный суд на основании решения первого собрания кредиторов, которое проводится временным управляющим. Кроме того, в некоторых случаях арбитражный суд может поступить вопреки решению кредиторов — назначить внешнее управление, даже если первое собрание кредиторов высказалось за признание должника банкротом. Это возможно, если (в соответствии с ч. 2 п. 3 ст. 67 Закона о банкротстве) «имеются достаточные основания полагать, что решение первого собрания кредиторов об обращении в арбитражный суд с ходатайством о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства принято в ущерб большинству кредиторов и установлена реальная возможность восстановления платежеспособности должника». Очевидно, вывод о наличии реальной возможности восстановления суд делает на основании финансового анализа, проведенного временным управляющим.

В процессе проведения финансового анализа выявляются причины возникновения признаков банкротства, наличие и степень ликвидности имущества (в том числе достаточность его для покрытия судебных расходов), перспективы и сроки восстановления платежеспособности в случае введения внешнего управления, перспективность некоторых видов деятельности, осуществляемых должником. Кроме того, определяется система мероприятий, осуществление которых способно помочь именно этому должнику.

Анализ должен включать в себя не только оценку отдельных видов имущества должника, но и определение рыночной стоимости имущественного комплекса, поскольку на стадии внешнего управления возможна продажа бизнеса должника. И не исключено, что стоимость бизнеса (либо одного из бизнесов) позволит должнику расплатиться со всеми кредиторами и восстановить платежеспособность. Анализ финансового состояния могут проводить как сам временный управляющий, так и по договоренности с ним специалисты, которые в этом случае становятся внеконкурсными кредиторами. В соответствии с п. 5 ст. 46 Закона в рамках подготовки дела о банкротстве к судебному разбирательству для определения финансового состояния должника арбитражный суд может и по собственной инициативе назначить экспертизу.

Отмечу, что анализ финансового состояния должен проводиться не на основании балансовых показателей (стоимости, ликвидности и т.д.), а исходя из реальной рыночной стоимости имущества. При наличии у должника ликвидного имущества и соответствующего доказательства наличия такого имущества (таковым может быть заключение временного управляющего либо акт аудиторской проверки) возможно отложение на два месяца рассмотрения дела о банкротстве арбитражным судом. Ходатайство об отложении дела должен подавать должник; к ходатайству прилагаются документы, подтверждающие наличие имущества, степень его ликвидности, возможность погасить требования всех кредиторов в срок, не превышающий пяти месяцев с момента поступления в арбитражный суд заявления о признании должника банкротом.

Возникает вопрос: возможно ли в течение периода наблюдения осуществить продажу бизнеса должника? Однозначного ответа на этот вопрос закон не дает. С одной стороны, нормы о продаже бизнеса привязаны к внешнему управлению и конкурсному производству, с другой — п. 2 ст. 51 Закона о банкротстве говорит о ликвидном имуществе, каковым вполне может быть один из имущественных комплексов (бизнесов) должника.

Представляется, что должник может продать бизнес в период наблюдения в случаях, когда 1) в соответствии с п. 2 ст. 51 и п. 2 ст. 47 Закона рассмотрение дела будет отложено; 2) временный управляющий даст согласие на эту сделку, поскольку она подпадет под признаки п. 2 ст. 58 Закона (исключения из этого правила невозможны, если речь идет именно о продаже бизнеса — даже когда имущественный комплекс не включает в себя недвижимого имущества, он все равно признается предприятием, т.е. недвижимостью).

4. Временный управляющий обязан определить наличие признаков фиктивного или преднамеренного банкротства. Они могут быть выявлены в процессе проведения финансового анализа платежеспособности должника. Ими являются: уничтожение финансовых документов либо внесение в них исправлений; сокрытие имущества; неосуществление истребования дебиторской задолженности; наличие явно убыточных для должника сделок; фактическое наличие средств у должника, когда платежи кредиторам уже не осуществлялись; невозможность либо проблематичность определения местонахождения контрагентов, которым было передано имущество должника (например, нечеткое указание адреса хранителя в договоре хранения), и т.д.

При обнаружении признаков преднамеренного (когда юридическое лицо доводится до банкротства действиями руководителя) либо фиктивного (когда в действительности должник платежеспособен, но хочет скрыть свое имущество от кредиторов) банкротства временный управляющий обязан заявить об этом в арбитражный суд, что влечет применение последствий, предусмотренных ст. 10 Закона о банкротстве.

Возникает вопрос: если временный управляющий не исполнил своей обязанности по обнаружению признаков преднамеренного и фиктивного банкротства, могут ли пострадавшие от этого кредиторы предъявить ему требование о возмещении убытков? А убытки эти могут быть значительными. На мой взгляд, привлечение управляющего к ответственности возможно (его вина в большинстве случаев не имеет значения), но необходимо рассчитать убытки, и не те, которые возникли в результате преднамеренного или фиктивного банкротства, а вызванные именно несвоевременным обнаружением данного факта временным управляющим. То есть если преднамеренное либо фиктивное банкротство обнаружено на стадии конкурсного производства, кредиторы могут потребовать от временного управляющего компенсации убытков, возникших в связи с этим после окончания наблюдения.

5. Временный управляющий обязан работать с кредиторами должника. Эта работа включает в себя несколько этапов:

— выявление кредиторов;

— уведомление каждого о возбужденном в отношении должника конкурсного процесса и о возможности в течение месяца предъявлять должнику свои требования;

— принятие кредиторских требований, признаваемых установленными (которые подтверждены судебным решением либо признаны должником);

— принятие возражений должника по требованиям кредиторов, не считающимся установленными; эти возражения должник обязан представить временному управляющему, кредитору и арбитражному суду в течение недели с момента получения требования. Требования, по которым должник в недельный срок не заявил возражений (помимо тех, которые уже считаются таковыми), признаются установленными.

Если возражения заявлены, то в порядке подготовки дела к судебному разбирательству проводится специальное заседание арбитражного суда по проверке обоснованности возражений должника. Такое заседание проводится в срок не позднее месяца до срока рассмотрения в суде дела о банкротстве. По результатам рассмотрения обоснованности возражений должника суд выносит определение, в котором указывается размер требований, признанных необоснованными (п. 4 ст. 46 Закона о банкротстве).

Обращает на себя внимание тот факт, что указанный порядок установления требований предусмотрен именно для периода наблюдения. При проведении внешнего управления установление требований происходит несколько иначе (ст. 75 Закона о банкротстве).

Определение размера требований необходимо для участия и голосования кредитора в первом собрании кредиторов, поскольку количество голосов каждого кредитора там определяется пропорционально его требованию.

6. Временный управляющий обязан созывать и проводить первое собрание кредиторов. Для этого он должен определить дату его проведения с учетом того, что оно должно состояться не позднее 10 дней до дня заседания арбитражного суда. Голосование на первом собрании проводится по правилам ст. 14 Закона; в некоторых случаях (если позволяет время) проводится повторное голосование. Участвовать в собрании и голосовать на нем имеют право кредиторы с установленными требованиями.

В собрании не могут участвовать кредиторы, срок исполнения требований которых еще не наступил. На мой взгляд, это может иметь только отрицательные последствия. Представляется необходимым допускать таких кредиторов до участия и голосования хотя бы потому, что они гораздо более других кредиторов заинтересованы в восстановлении платежеспособности должника.

Законом не урегулирован очень важный вопрос: должны ли включаться суммы штрафов (пени) в размер требований кредиторов, на основании которого рассчитывается количество голосов? На мой взгляд, для определения количества голосов на собрании кредиторов (как первом, так и последующих) важна только сумма основного требования (подробное рассмотрение данного вопроса выходит за рамки настоящего исследования).

Без права голоса в первом собрании кредиторов участвуют временный управляющий, руководитель должника, представитель работников должника. Представляется логичным допустить до участия в собрании хотя бы без права голоса кредиторов, срок исполнения требований которых к должнику еще не наступил, а также кредиторов, которые заявили свои требования с опозданием.

К кворуму собрания кредиторов Закон требований не предъявляет.

В ст. 65 Закона перечисляются вопросы, находящиеся в компетенции собрания.

7. Временный управляющий обязан по окончании наблюдения представить арбитражному суду отчет о своей деятельности, включающий сведения о финансовом состоянии должника и возможностях его восстановления.

На основании этого отчета суд может делать выводы о добросовестности и квалификации временного управляющего.

Последний вопрос, который необходимо рассмотреть, статус временного управляющего. Он связан с его функциями в отношении должника и с положением должника после принятия заявления о банкротстве и до рассмотрения его судом. В этот период, как отмечалось выше, юридическое лицо — должник некоторые действия не может осуществлять вовсе, некоторые может производить только с согласия временного управляющего. Таким образом, юридическое лицо не обладает тем же объемом правоспособности и дееспособности, каким оно обладало до принятия арбитражным судом заявления о банкротстве. Если бы должник мог совершать любые действия с согласия временного управляющего (либо управляющий имел бы право совершать эти действия от имени должника), это было бы ограничение дееспособности должника. Однако в силу того, что определенные решения должник принимать не может вообще, речь должна идти об ограничении правоспособности должника в период наблюдения. Это касается именно наблюдения, а не конкурсного процесса вообще, ибо на более поздних его стадиях арбитражные управляющие вправе совершать любые сделки и принимать любые решения. В течение наблюдения ограничена и правоспособность, и дееспособность должника (причем ограничения дееспособности исчезают, если по ходатайству временного управляющего руководитель отстраняется; тогда управляющий выступает как орган юридического лица).

Деятельность временного управляющего имеет целью восполнение дееспособности юридического лица — должника. Представляется поэтому, что по своей сути временный управляющий — представитель должника, назначаемый в силу закона (т.е. законный представитель). В силу этой особенности статуса управляющего представляется возможным в необходимых случаях применять к нему нормы ГК РФ о представительстве (с учетом того, что указанное представительство является его предпринимательской деятельностью).