Какие суды являются судами субъектов Российской Федерации?

04-03-19 admin 0 comment

Степанов В.
Российская юстиция, 1999.


В. Степанов, редактор отдела журнала «Российская юстиция».

Элементарный вопрос, могут сказать многие наши читатели, и сошлются на п. 4 ст. 4 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации», в котором четко написано: «К судам субъектов Российской Федерации относятся: конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации, мировые судьи, являющиеся судьями общей юрисдикции субъектов Российской Федерации».

Может прозвучать и ссылка на п. 3 ст. 4 названного Федерального конституционного закона, в котором перечислены федеральные суды. Среди них — Верховный Суд РФ, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов, районные суды, военные и специализированные суды.

Действительно, вопрос представляется предельно ясным и не могущим вызвать дискуссий и кривотолков.

Но вот в одном из обзоров судебной практики (Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. N 1. С. 18) читаем: «Некоторые областные и другие соответствующие суды субъектов Российской Федерации необоснованно не принимали жалобы на решения окружных избирательных комиссий…»

Как видим, «областные и другие соответствующие суды» почему-то переведены из статуса федеральных в статус судов субъектов федерации.

Удивительно, что подобная «вольность» присутствует и в статистических материалах о работе судов Российской Федерации, которые готовятся отделом статистики и аналитических обобщений Министерства юстиции РФ (за полугодие и за год). Там к судам субъектов Российской Федерации были отнесены верховные суды республик, краевые, областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов.

Как известно, эти материалы регулярно публикуются в нашем журнале. И мы не могли не обратить внимания на ошибку, запросили объяснения. Оказалось, что такое написание продиктовано желанием не повторять перечень названных выше федеральных судов и поэтому они обозначены для краткости как «суды субъектов Российской Федерации».

Нам удалось доказать недопустимость использования в данном случае такой формулировки и была найдена другая, компромиссная — «суды уровня субъектов Российской Федерации».

А как доказать законодателю, что недопустимо включать в текст федерального закона подобную формулировку, противоречащую положениям Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г.? В п. 2 ст. 63 Федерального закона от 19 сентября 1997 г. «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» записано: «Решения и действия (бездействие) Центральной избирательной комиссии Российской Федерации и ее должностных лиц обжалуются в Верховный Суд Российской Федерации, решения и действия (бездействие) избирательных комиссий субъектов Российской Федерации, окружных избирательных комиссий по выборам в федеральные органы государственной власти и должностных лиц этих избирательных комиссий обжалуются в суд субъекта Российской Федерации, решения и действия (бездействие) иных избирательных комиссий, а также комиссий референдума обжалуются в районные суды».

Из этого контекста видно, что под «судом субъекта Российской Федерации» здесь понимается верховный суд республики, краевой, областной и иной соответствующий суд, а вовсе не конституционный (уставный) суд или мировой судья, которые только и относятся к судам субъектов Федерации.

Возможно, кто-то сочтет ошибку, о которой идет речь, не заслуживающим внимания пустяком.

С этим нельзя согласиться.

Во-первых, есть такое понятие — «юридическая чистота формулировки». Она должна присутствовать в каждом законодательном акте и в любом документе, исходящем от государственного органа (тем более, если документ исходит от Верховного Суда РФ или Министерства юстиции РФ).

Во-вторых, ошибка не столь безобидна. Вспомним, как трудно проходил проект Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», особенно в Совете Федерации. Многие главы республик, краев и областей настаивали на том, чтобы суды общей юрисдикции, действующие в республике, крае или области, формировались органами власти данного субъекта Федерации, судьи назначались не Президентом РФ, а в порядке, установленном законом субъекта Федерации, и т.д. Иначе говоря, проводилась линия на то, чтобы эти суды были не федеральными, а именно судами субъектов Федерации.

Тогда эти усилия не увенчались успехом. В начале этого года были предприняты попытки частичного демонтажа федеральной судебной системы. Об этом сообщалось в редакционной статье нашего журнала «Вокруг статуса федеральных судей начались опасные маневры» (Российская юстиция. 1999. N 5).

Вот почему нельзя, как нам представляется, проходить мимо переименования федеральных судов в суды субъектов Федерации, хотя бы это делалось только на бумаге и только по мотиву удобства в написании.