О форме и реквизитах векселя

04-03-19 admin 0 comment

Габов А.В.
Журнал российского права, 1999.


Габов Андрей Владимирович — эксперт Профессиональной ассоциации регистраторов, трансфер — агентов и депозитариев (ПАРТАД), соискатель ИЗиСП.

Ценная бумага должна соответствовать установленной форме и содержать обязательные реквизиты (ст. 142 ГК). Их отсутствие признается законом (ст. 144 ГК) в качестве основания для признания ценной бумаги недействительной. В равной степени это относится и к векселю как одному из видов ценных бумаг. Однозначно следует указанным требованиям и судебная практика по делам, возникающим из вексельных правоотношений.

В требованиях о форме и реквизитах векселя находит свое выражение такая характеристика вексельного обязательства, как формальная определенность.

По мнению Г.Ф. Шершеневича, формальная сторона вексельного обязательства выражается в том, что все обстоятельства, имеющие значение для вексельного отношения, должны быть указаны в документе, а все обстоятельства, не нашедшие себе места на документе, не могут быть принимаемы при обсуждении вексельного отношения <*>.

———————————

<*> См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права (по изданию 1914 г.). С. 270.

Иногда формальность векселя понимается слишком узко — указывая на то, что вексель является письменным документом и только письменная форма документа, отвечающего всем требованиям вексельного закона, может породить вексельные правоотношения <*>.

———————————

<*> См.: Балашова Ю.В., Казаков Н.А. Составление и применение векселя в торговом обороте. М., 1992. С. 4.

Принцип формальности нельзя возводить в абсолют, чем грешат некоторые авторы <*>, по той причине, что вексель не стоит особняком в гражданском законодательстве; современное вексельное законодательство достаточно тесно «инкорпорировано» с иными институтами гражданского законодательства.

———————————

<*> Так, Л.Г. Ефимова слишком прямо понимает этот принцип, приводя без каких-либо комментариев старый принцип о том, что «чего нет в векселе, того не существует» (Вексель и вексельное обращение в России. М., 1994. С. 67).

Требования закона об необходимости составления векселя в установленной форме, а также о наличии обязательных реквизитов при всей кажущейся ясности вызывают многочисленные теоретические дискуссии, в связи с чем представляется актуальным еще раз обратиться к проблеме.

1. Форма векселя. В соответствии со ст. 142 ГК ценной бумагой является документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы определенные имущественные права. Вся сила векселя основана на форме, в которую вексель облечен. Как справедливо отмечал Е. Крашенинников, никакое устное заявление лица о принятии на себя вексельного долга не породит вексельных последствий <*>.

———————————

<*> См.: Крашенинников Е. Форма и реквизиты простого векселя. // Хозяйство и право. N 10. 1993. С. 137.

Нельзя, как иной раз делалось в современной российской практике, именовать какое-либо обязательство векселем без соблюдения формальных требований. В этом смысле интересный пример мошенничества с использованием векселя приводит Е.Н. Мысловский. Промышленно — финансовая инвестиционная компания принимала от граждан деньги по договору займа; при этом в текст договора включалось следующее: «факт передачи денежных сумм удостоверяется свидетельством,… по договоренности сторон именуемым «вексель» (не являющимся ценной бумагой)» <*>. Понятно, что это — не вексель.

———————————

<*> Мысловский Е.Н. Внимание: «Кидал-Инвест»: Информационно — методическое пособие для работников правоохранительных органов. М., 1996. С. 52.

Представляется, что под формой векселя, как и под формой ценной бумаги вообще, следует понимать способ фиксации прав, удостоверенных ценной бумагой (векселем) <*>. Требование о документировании отношений по ценной бумаге есть само по себе указание на форму ценной бумаги. Как подчеркнул А.В. Белевич, само определение ценной бумаги как документа исключает ее выдачу в устной форме <**>.

———————————

<*> Это очень точно подмечено Ю.О. Кремер. — См.: Кремер Ю. К вопросу о форме векселей. // Хозяйство и право. 1996. N 9. С. 148.

<**> См.: Правовые основы рынка ценных бумаг. // Под ред. Е.А. Шерстобитова. М., 1997. С. 71 — 72.

Общепринятая точка зрения о том, что в понятие «форма векселя» включаются и реквизиты векселя, представляется ошибочной. Ее приверженцы смешивают содержание векселя — правоотношения и содержание векселя — сделки. Но содержание векселя — правоотношения — «это обязательство, сущность которого заключается в обещании лица, выдавшего вексель, уплатить определенную денежную сумму, независимо от оснований выдачи векселя» <*>, а содержание векселя — сделки — совокупность его существенных условий (пунктов), которые в векселе именуются еще реквизитами.

———————————

<*> Гордон В.М. Вексельное право. Сущность векселя, его составление, передача и протест. Харьков. 1926. С. 75.

Не во всем можно согласиться и с теми авторами, которые разделяют понятия «форма» и «реквизиты». Так, Д.В. Мурзин отмечает, что под формой ценной бумаги законодатель подразумевает технические характеристики исполнения бланка ценной бумаги, а под реквизитами — информацию, имеющую смысловую нагрузку, отграничивающую одну ценную бумагу от другой <*>. Но когда говорится о «технических характеристиках исполнения бланка», «бездокументарная» реальность ценных бумаг из нашего поля зрения выпадает.

———————————

<*> См.: Мурзин Д.В. Ценные бумаги — бестелесные вещи. М., 1998. С. 10.

Некоторыми авторами высказывались более радикальные мнения относительно формы векселя. Так, по мнению Ю.О. Кремер, одним из элементов формы может служить обязательность использования утвержденных бланков <*>. Такие бланки были утверждены первоначально Постановлением Президиума Верховного Совета РСФСР N 1451-1 от 24 июня 1991 г. «О применении векселя в хозяйственном обороте РСФСР», а впоследствии Постановлением Правительства РФ от 26 сентября 1994 г. N 1094 «Об оформлении взаимной задолженности предприятий и организаций векселями единого образца и развитии вексельного обращения».

———————————

<*> См.: Кремер Ю. Указ. соч. С. 148.

Высший Арбитражный Суд РФ справедливо считает, что бланки, установленные названными нормативными актами, не являются необходимым элементом формы. Эта позиция нашла свое отражение в п. 2 Обзора практики разрешения споров, связанных с использованием векселя в хозяйственном обороте, утвержденного Письмом Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 июля 1997 года <*>.

———————————

<*> Вестник ВАС РФ. 1997. N 10.

Установленной формой для векселя в соответствии с Федеральным законом «О переводном и простом векселе» будет бумажный носитель, что соответствует смыслу ст. 142 ГК. Однако в таком требовании к форме векселя есть как отрицательные, так и положительные моменты.

Положительный момент связан с тем, что таким образом преодолевается не слишком удачное определение ценной бумаги, данное в ст. 142 ГК. Неудачность самой дефиниции ст. 142 ГК связана с тем, что системообразующим признаком ценной бумаги объявляется «документ». Документ — это материальный носитель информации. Ценные бумаги — это вид юридических документов <*>.

———————————

<*> А.Ф. Черданцев подробно исследовал значение юридических документов и дал их классификацию. В ней выделены пять видов юридических документов. Ценные бумаги, наряду с деньгами, по его мнению, это отдельный вид юридических документов. Представляется, что было бы целесообразно все-таки выделить их в подвид «документы, фиксирующие юридические факты». Подробнее см.: Общая теория государства и права. / Под ред. проф. М.Н. Марченко. Т. 2. Теория права. М., 1998. С. 364 — 365.

Употребление в определении ценной бумаги одновременно терминов «документ» и «форма» представляется нелогичным.

Бездокументарная ценная бумага — еще одно «удачное» изобретение российской юриспруденции — как бы документ, только электронный или бумажный в виде совокупности записей, образующих в логическом единстве лицевой счет или счет депо. Представляется, что понятие «бездокументарная ценная бумага» должно быть заменено на несертифицированную или недокументированную ценную бумагу. Есть смысл и в предложенном А.К. Шестопаловой термине «безбумажная ценная бумага». Хотя с этим автором нельзя согласиться в части придания документарности как признаку ценной бумаги решающего значения <*>.

———————————

<*> См.: Шестопалова А.К. Гражданско — правовое регулирование выпуска и обращения государственных ценных бумаг в России: Автореф. дисс. … к.ю.н. М., 1997 С. 11 — 12.

Легального определения понятия «документ» действующее законодательство не содержит. Несмотря на то, что редкий нормативный акт не содержит самого слова «документ», смысловое значение последнего является различным в зависимости от назначения соответствующего акта и круга отношений, на которые этот акт распространяется.

Требование к векселю — документу об обязательности наличия бумажного носителя неудачно, так как по его смыслу вексель может быть выписан на любой бумажке. Представляется, что это относится к числу недоработок закона. Однако, критикуя положения закона, разумно задаться вопросом: можно ли заменить термин «бумажный носитель» на более удачный? Действующее российское законодательство в части материальных носителей обязательств, выраженных ценной бумагой, крайне противоречиво. Чаще всего употребляются три понятия: «сертификат», «бланк», «совокупность записей». Первые два понятия обычно относят к документарной форме ценных бумаг, а последнее считается формой фиксации прав, которая получила наименование «бездокументарная ценная бумага». Определения бланка ценной бумаги действующее законодательство также не дает. Изготовление и ввоз самих бланков является лицензируемым видом деятельности <*>. В вексельной практике говорят иногда о бланко — векселях или вексельных бланках, то есть документах, в которых отсутствует какой-либо реквизит. Определение сертификата дается применительно к эмиссионным ценным бумагам в ст. 2 Федерального закона «О рынке ценных бумаг». Наличие сертификата должно, по мысли законодателя, разделять документарные и бездокументарные ценные бумаги. По логике, сертификат как юридический документ должен индивидуализировать право. Это право должно объективизироваться в сертификате и тем самым «отрываться» от фигуры обязанного лица. Должнику должно быть все равно, кто будет управомоченным лицом. По сути, должен соблюдаться принцип: одно индивидуализированное право — один сертификат. Однако закон позволяет объединять в сертификате несколько стандартных (одинаковых) прав, передать которые разным лицам одновременно невозможно без замены сертификата (погашения старого и выдачи нескольких новых). В связи с этим применение термина «сертификат» к носителю вексельного обязательства неправомерно.

———————————

<*> См.: Постановление Правительства РФ от 3 июня 1992 г. N 376 «Об упорядочении производства бланков ценных бумаг в Российской Федерации».

Действующее законодательство (глава 7 ГК) должно подвергнуться существенным корректировкам. Представляется, что определение документарных ценных бумаг необходимо дать уже в самой этой главе. В иных федеральных законах, в частности в ст. 2 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» и Федеральном законе «О переводном и простом векселе», также могут содержаться определения, однако они должны подчеркивать только особенности, присущие какому-то виду ценных бумаг.

Необходимо закрепить в законодательстве понятия бланка ценной бумаги и вексельной бумаги (вексельного бланка), что позволит существенно упорядочить вексельный оборот. Кроме того, это будет иметь и иные положительные последствия. В частности, государство сможет хотя бы частично иметь представление об объемах эмиссии частных денег в экономике. С точки зрения фискальной политики такая новелла позволит улучшить контроль за собираемостью налогов.

2. Некоторые размышления в защиту «бездокументарного» векселя. Общепризнанным считается, что такое понятие, как «бездокументарный вексель», существовать не может. Однако систематическое толкование норм законодательства о ценных бумагах обнаруживает более сложную и мозаичную картину <*>.

———————————

<*> Мы не затрагиваем здесь теоретической стороны вопроса, которая разработана целым рядом авторов. См., напр.: Трофименко А. Споры о ценных бумагах. // Российская юстиция. 1998. N 6 и др.

Конечно, бездокументарная ценная бумага — правовая фикция, поскольку, как таковой, в классическом понимании бумаги не существует. Но ведь на эту «бумагу» законодатель распространяет все правила о праве собственности. Такой точки зрения придерживаются и наши судебные органы (см. п. 7 Обзора практики разрешения споров по сделкам, связанным с размещением и обращением акций, утвержденного информационным письмом Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 апреля 1998 года <*>).

———————————

<*> Вестник ВАС РФ. 1998. N 6.

Появление такого «векселя» встретило отпор со стороны Центрального банка РФ (Банка России) и многих специалистов. Телеграммой от 5 июля 1996 года ЦБ указал коммерческим банкам, что институт бездокументарного векселя противоречит положениям Единообразного закона о переводном и простом векселе, утвержденного Женевской вексельной Конвенцией 1930 г., и запретил кредитным организациям обязываться по таким векселям, а также совершать с ними любые другие сделки.

«Бездокументарный» вексель нашел и сторонников. По их мнению, такие векселя «имеют право на жизнь, наряду с традиционными векселями, а отнюдь не вместо них» <*>.

———————————

<*> См.: Астахов В.П. Ценные бумаги. М., 1998. С. 78; Семенов Б. Бездокументарные векселя: быть или не быть. // Рынок ценных бумаг. 1996. N 21 и др.

Анализ векселя как документа и анализ правового режима бездокументарных ценных бумаг не позволяет дать однозначно отрицательный ответ на вопрос о возможности существования бездокументарного векселя.

Женевские конвенции ничего не указывают относительно формы векселя. В самом тексте можно встретить только упоминание термина «документ». Через этот же термин определяется ценная бумага в ст. 142 ГК. Однако исследование показывает, что это понятие столь неопределенно, что если нет конкретного правового контекста его употребления, трактовать его значение можно сколь угодно вольно.

Бездокументарный вексель вписывается в российскую правовую доктрину ценных бумаг. В ст. 149 ГК речь идет не о ценных бумагах в собственном смысле, а об особых объектах гражданского оборота, к которым применяются правила о таком ее объекте, как ценные бумаги. Ничто не исключает возможности применения правил о конкретной ценной бумаге к какой-либо особой форме фиксации прав. В соответствии со ст. 44 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» Федеральная комиссия имеет право «квалифицировать ценные бумаги и определять их виды в соответствии с законодательством Российской Федерации». Глагол «квалифицировать» должен пониматься как право распространения на определенного вида финансовые инструменты режима именно конкретной ценной бумаги, а не ценных бумаг вообще. Такая квалификация и была сделана ФК ЦБ России. Речь идет об особой форме фиксации прав с вексельным режимом. Никакого противоречия законодательству здесь нет.

3. Вексельные реквизиты. Всякая ценная бумага должна обладать определенным содержанием, то есть однозначно предусматривать меру возможного и должного поведения участников отношений. Такая мера выражается в существенных условиях (пунктах) или реквизитах ценной бумаги. Реквизиты векселя составляют в совокупности его содержание как сделки.

Большинство отношений в сфере рынка ценных бумаг возникает уже в урегулированной форме, и конкретные виды прав, удостоверяемых ценными бумагами, не зависят от воли или усмотрения субъектов правоотношений, поскольку определяются законом или в установленном законом порядке <*>. Однако действующее законодательство позволяет определять содержание конкретного векселя самим участникам правоотношений. Правовое регулирование в данном случае носит ярко выраженный правонаделительный характер, что в целом присуще гражданско — правовому методу регулирования общественных отношений.

———————————

<*> См.: Гражданское право: Учебник для вузов. Часть первая. / Под общей редакцией Т.И. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. М., 1998. С. 159.

Законодательство только устанавливает пределы, в которых субъекты по своему усмотрению могут включать в вексель отдельные реквизиты и формулировать их. Вексель, согласно действующему законодательству — денежное обязательство (ст. 140 ГК). Следовательно, валютой платежа могут быть только денежные средства. Но участники правоотношений по конкретному векселю вправе: установить конкретную номинальную стоимость векселя (вексельную сумму), выбрать валюту долга и валюту платежа, предусмотреть начисление на вексельную сумму процентов в любом размере и т.д.

Наличие всех обязательных реквизитов является необходимым основанием признания документа векселем. В теории такое положение получило наименование «вексельной строгости». В.М. Гордон указывал, что «юридическое значение содержания векселя выражается в том, что дефект в содержании акта влечет недействительность его, без предварительного признания этого со стороны суда» <*>.

———————————

<*> Гордон В.М. Указ. соч. С. 95.

Интересен вопрос о классификации вексельных реквизитов. В настоящее время имеется значительная литература, в которой относительно вексельных реквизитов были высказаны различные позиции.

С.М. Барац указывает на «необходимые составные части» (или «существенные реквизиты») и «несущественные составные части», которые вместе именуются еще «внешними реквизитами» и составляют текст и содержание векселя. Отличие между ними можно продемонстрировать следующей его мыслью: «Неясность в несущественных составных частях вексельного обязательства не оказывает никакого влияния на действительность векселя». Он же указывает на так называемую «внутреннюю форму векселя», которую образуют специальные составные части и общие принадлежности обязательств <*>.

———————————

<*> Барац С.М. Курс вексельного права в связи с учением о векселях и вексельных операциях. СПб., 1893. С. 70, 76.

А.В. Макеев полагает, что исходя из вексельного закона, можно говорить об обязательных (необходимых) и дополнительных реквизитах векселя. Кроме дополнительных реквизитов, этот автор отдельно называет «оговорки» <1>. Ф.А. Гудков указывает на обязательные реквизиты векселя и «приписки» <2>. В.М. Гордон анализировал отдельно содержание простого и переводного векселей. В простом векселе он выделял три части: центральную, которая именуется текстом векселя, часть, предшествующую тексту, наконец, подпись векселедателя. Переводный вексель, по его мнению, состоит из четырех частей: части, предшествующей тексту, самого текста, подписи векселедателя (трассанта), обозначения плательщика (трассата) <3>. А.А. Вишневский выделяет «реквизиты безусловно обязательные» и «реквизиты, отсутствие которых не влечет автоматического лишения документом вексельной силы, но может быть восполнено в силу существующих в вексельном праве презумпций». К последним он относит срок платежа, место платежа, место составления <4>.

———————————

<1> См.: Ильин В.В., Макеев А.В., Павлодский Е.А. Вексельное право. Общие положения и юридический комментарий. М., 1998. С. 27, 33.

<2> См.: Гудков Ф.А. Вексель. Дефекты формы. Методики выявления типичных ошибок. М., 1998. С. 70.

<3> См.: Гордон В.М. Указ. соч. С. 7, 26.

<4> Вишневский А.А. Вексельное право. М., 1996. С. 15.

Представляется, что все вексельные реквизиты можно разделить на следующие три группы: 1) существенные (обязательные); 2) определимые существенные; 3) факультативные (дополнительные) или оговорки.

Дополнительные реквизиты, в свою очередь, могут быть следующие: оговорки, специально предусмотренные вексельным законодательством; оговорки, не предусмотренные вексельным законодательством, — дописки, различные надписи.

Оговорки по месту своего расположения в векселе могут быть: оговорками, включенными в самый текст векселя; оговорками, которые расположены в векселе, но вне его текста. При этом оговорки, специально предусмотренные вексельным законодательством, как правило, включаются в самый текст векселя. Оговорки, не предусмотренные вексельным законодательством (дописки, надписи) могут быть включены как в самый текст векселя, так и располагаться вне его. Этим должен исчерпываться вопрос о классификации вексельных реквизитов.

В связи с анализом вексельных реквизитов целесообразно провести их сравнение с теми классификациями, которые выделяются в договорном праве. В нем условия договора обычно принято делить на три группы: существенные, обычные и случайные. Однако перенесение автоматически этой классификации на вексельные правоотношения будет неверным, поскольку, как представляется, обычных и случайных реквизитов (условий) в векселе быть не может.

В договорном праве под обычными понимают условия, которые не нуждаются в согласовании сторон. Они предусмотрены в соответствующих нормативных актах и автоматически вступают в действие в момент заключения договора. В данном случае соглашение сторон подчинить договор обычным условиям, содержащимся в нормативных актах, выражается в самом факте заключения договора данного вида. Стороны вправе отступить от обычных условий, если это предусмотрено диспозитивной нормой.

Такая позиция справедливо критиковалась в литературе. По мнению М.М. Брагинского, если считать императивные нормы договорными условиями, то, очевидно, не должно быть никакой разницы между нормами, которые регулируют данный вид (тип) договоров, договоры и обязательства вообще, и едиными для всего гражданского оборота положениями. Диспозитивная норма, по его мнению, не отличается от нормы императивной, до той поры, пока стороны не включат в договор иное; в последнем случае речь пойдет действительно о договорном условии <*>.

———————————

<*> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1997. С. 24.

Последнее замечание представляется правильным. Императивные нормы должны быть выведены за рамки как договорных условий, так и любых односторонних обязательств.

В векселе не может быть никаких обычных условий (реквизитов) хотя бы потому, что вексельное обязательство, в отличие от других обязательств, является обязательством формальным. (Содержание обязательства определяется исключительно тем, что в векселе написано.)

В векселе не может быть и случайных реквизитов. В отличие от обычных условий они приобретают юридическую силу лишь в случае включения их в текст договора. Употребление термина «случайные условия» не совсем корректно. Все условия, о которых договорились стороны в двусторонних обязательствах или которые были включены лицом, выдавшим односторонне обязательство, являются существенными и определяют права и обязанности участников обязательства. Все реквизиты, которые включены в текст векселя и не относятся к категории «существенных» или «определимых существенных», относятся к дополнительным вексельным реквизитам.

В соответствии с ст. 1 Положения о переводном и простом векселе 1937 г. переводный вексель должен содержать следующие обязательные реквизиты: 1) наименование «вексель», включенное в самый текст документа и выраженное на том языке, на котором этот документ составлен; 2) простое и ничем не обусловленное предложение уплатить определенную сумму; 3) наименование того, кто должен платить (плательщика); 4) наименование того, кому или по приказу кого платеж должен быть совершен; 5) указание даты составления векселя; 6) подпись того, кто выдает вексель (векселедателя). В соответствии со ст. 75 Положения простой вексель должен содержать следующие обязательные реквизиты: 1) наименование «вексель», включенное в самый текст документа и выраженное на том языке, на котором этот документ составлен; 2) простое и ничем не обусловленное обещание уплатить определенную сумму; 3) наименование того, кому или по приказу кого платеж должен быть совершен; 4) указание даты составления векселя; 5) подпись того, кто выдает вексель (векселедателя).

Определимые существенные условия векселя отличаются тем, что при их отсутствии в тексте вексель не поражается мерами недействительности. В подобных ситуациях соответствующий реквизит векселя считается по умолчанию определенным исходя из императивных норм вексельного законодательства (ст. 1, 2, 75, 76 Положения). При этом становится не имеющим юридического значения то обстоятельство, в силу которого векселедатель не пожелал включать в текст векселя соответствующие условия.

Действующее вексельное законодательство указывает на три определимых существенных реквизита векселя: 1) срок платежа; 2) место платежа; 3) место составления. В соответствии со ст. 2 и 76 Положения переводной и простой вексель, срок платежа по которому не указан, рассматривается как подлежащий оплате сроком «по предъявлении». При отсутствии особого указания место составления документа считается местом платежа и вместе с тем местом жительства векселедателя. Вексель, не указывающий место его составления, рассматривается как подписанный в месте, обозначенном рядом с наименованием векселедателя.

Совокупность всех вышеперечисленных реквизитов ограничивает составление векселя.