Проблемы сохранения имущества должника в процессе банкротства

04-03-19 admin 0 comment

Алексеев В.Н., Скаредов Г.И.
Право и экономика, 1999.


Алексеев Владимир Николаевич

Кандидат экономических наук, специалист в области права, один из разработчиков закона о финансово — промышленных группах.

Родился 26 июля 1954 г. в Саратове.

В 1976 г. закончил Саратовский политехнический институт по специальности инженер — механик. В 1981 г. — Саратовский экономический институт.

С 1985 по 1991 гг. — заместитель генерального директора по экономике и финансам оборонного предприятия ПО «Контакт». В 1992 г. — управляющий Саратовского филиала банка «Электроника». В 1993 г. создал и возглавил конверсионно — финансовый банк «Конфинбанк» на базе предприятий оборонного комплекса. В 1996 г. — вице — президент «Некоммерческой организации «Региональный Саратовский финансовый союз». В 1997 г. — арбитражный управляющий Саратовского банка «Гермес — Волга». В настоящее время — временный арбитражный управляющий ОАО «Инкомбанк».

Скаредов Георгий Иванович

Кандидат юридических наук. Заслуженный юрист РФ.

Родился 15 июля 1937 г. в поселке «Красный Восток» Лукояновского района Горьковской области.

В 1959 г. закончил юридический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова.

В 1959 — 1996 гг. работал в прокуратуре г. Москвы заместителем прокурора столицы, прокурором Москвы, Московским транспортным прокурором. В настоящее время — советник временного арбитражного управляющего ОАО «АБ «Инкомбанк» по правовым вопросам.

Автор более 30 научных трудов, в том числе учебного пособия «Участие прокурора в следственных действиях», «Ответственность за обман покупателей и заказчиков» (в соавторстве).

Арбитражный суд Ростовской области признал торги по продаже административного здания новочеркасского филиала Инкомбанка и протокол об их результатах незаконными. Судебные приставы не имели права это имущество арестовывать, поскольку Инкомбанк проходит процедуру банкротства.

Неправомерность наложения ареста на имущество должника, в отношении которого арбитражным судом ведется процесс о банкротстве, изъятия этого имущества и передачи его на продажу признал и Кировский районный суд г. Ростова — на — Дону. 15 июля 1999 г. он рассмотрел жалобу новочеркасского филиала Инкомбанка на действия судебных приставов — исполнителей Кировского района г. Ростова — на — Дону, которые 12 января 1999 г. изъяли ранее арестованное имущество филиала для его последующей реализации. Письменные возражения филиала банка о неправомерности действий судебных приставов — исполнителей со ссылкой на то, что в отношении банка с 4 ноября 1999 г. Арбитражным судом г. Москвы введено наблюдение, поэтому в соответствии со статьей 57 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» все исполнительные производства в отношении должника должны быть приостановлены, остались без внимания.

Иную позицию по этому вопросу занял Арбитражный суд г. Москвы. 22 июня 1999 г. он отказал Инкомбанку в удовлетворении иска о возврате 74743914 акций ОАО «Ленэнерго», арестованных Адмиралтейским отделением службы судебных приставов — исполнителей г. Санкт — Петербурга, изъятых и перечисленных для реализации со счета ЗАО «Единый регистратор» в г. Санкт — Петербурге на счет ЗАО «Депозитарно — клиринговая компания» в Москве. В решении суда указано, что акции были арестованы на основании актов служб судебных приставов в порядке исполнительного производства. При этом довод истца о том, что пункт 6 Порядка наложения ареста на ценные бумаги, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 12 августа 1998 г. N 934, не допускает изъятия бездокументарных ценных бумаг, оставлен без внимания. Не учел суд и то обстоятельство, что пункт 7 Порядка… обязывает пристава — исполнителя в случае наличия основания считать, что хранение депозитарием бездокументарных ценных бумаг затруднит исполнительное производство или сделает его невозможным, отдать распоряжение должнику о передаче на хранение арестованных ценных бумаг другому депозитарию. Заметьте: не изъять, а дать распоряжение должнику заменить депозитария. В нашем же случае об изъятии и переводе акций на счет в другую компанию их собственнику не сообщалось.

А самое главное — при вынесении этого решения арбитражный суд не учел в полной мере особенности правового режима процедуры банкротства. Эти особенности заключаются в том, что в данной сфере действует прежде всего законодательство о банкротстве, имея примат над законодательством общегражданским (ГК РФ, ГПК РСФСР) и над судебными процедурами. Нормы гражданского и гражданско — процессуального кодексов действуют здесь постольку, поскольку не противоречат законодательству о банкротстве, в противном же случае действуют нормы федеральных законов о несостоятельности.

В период проведения процедуры банкротства прекращают свое действие нормы ГК РФ и ГПК РСФСР, регламентирующие исковой порядок предъявления имущественных требований к должнику. Статья 57 подпункт 1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» прямо указывает на то, что имущественные требования к должнику могут быть предъявлены только в порядке, установленном данным Законом. Этот неисковой порядок регламентирован статьей 63 названного Закона: кредиторы вправе предъявить свои требования в месячный срок с момента получения уведомления временного управляющего о принятии арбитражным судом заявления о признании должника банкротом. Требования направляются в арбитражный суд и должнику, кроме случаев, ранее установленных состоявшимися судебными решениями. Должник по заявленным требованиям вместе с кредитором составляет акт сверки обязательств, который при взаимном согласии с размером требований подписывается обеими сторонами. Этот акт и является документом, устанавливающим размер требований данного кредитора.

Если должник не согласен с предъявленными кредитором требованиями, он может в недельный срок направить свои возражения в арбитражный суд, в производстве которого находится дело о банкротстве, кредитору и временному управляющему. Возражения рассматриваются арбитражным судом в порядке, предусмотренном статьей 46 Закона «О несостоятельности (банкротстве)» с участием представителя должника и кредитора. Если требования кредиторов, составленные в соответствии с настоящим Федеральным законом, считаются установленными, то они направляются вместе с устанавливающими их документами временному управляющему для включения их в реестр требований кредиторов и удовлетворения на последующих стадиях процедур банкротства. Таким образом, федеральным законодательством определен простой, ясный и четкий неисковой порядок предъявления, установления и удовлетворения требований кредиторов в период банкротства предприятия. Важность и значение этого порядка состоит в том, что он, во-первых, исключает необоснованное приоритетное удовлетворение требований одних кредиторов в ущерб интересам других, во-вторых, позволяет сосредоточить рассмотрение всех имущественных и иных требований к должнику в одних руках — в руках арбитражного суда, в производстве которого находится дело о банкротстве.

Серьезные изъятия сделаны из общегражданского законодательства и в части принудительного исполнения судебных решений по имущественным взысканиям с должника.

Статья 58 пункт 5 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» гласит: «с момента введения наблюдения аресты имущества должника и иные ограничения должника по распоряжению принадлежащим ему имуществом могут быть наложены исключительно в рамках процесса о банкротстве».

Это означает, во-первых, что на имущество должника, находящегося в процедуре банкротства, арест может быть наложен исключительно и только арбитражным судом, в производстве которого находится дело о банкротстве, иначе говоря, которым ведется судебный процесс о банкротстве. Такой арест может быть применен арбитражным судом как обеспечительная мера, предусмотренная статьей 76 АПК РФ. И никакой другой арбитражный суд и суд общей юрисдикции, никакой судебный пристав — исполнитель не вправе налагать арест на имущество должника, производить его изъятие и реализацию для исполнения судебных решений.

Во-вторых, судебный пристав — исполнитель не имеет права арестовывать, изымать и продавать имущество должника, находящегося в процедуре банкротства, даже по не приостановленному исполнительному производству. В соответствии со статьей 21 пункт 1 Федерального закона «Об исполнительном производстве» судебный пристав — исполнитель в этом случае обязан обратиться в суд, выдавший исполнительный документ, с заявлением о разъяснении принятого им судебного акта. Такое обращение, как следует из текста статьи Закона, является основанием для принятия судом решения о приостановлении исполнительного производства.

Принимая решение по иску о возврате акций ОАО «Ленэнерго», суд как раз и не учел приведенные выше требования закона о недопустимости ареста и изъятия имущества должника, находящегося в процедуре банкротства, и признал по существу правомерной передачу на реализацию этих акций, арестованных и изъятых с нарушением закона.

Следует отметить, что нарушения законности в деятельности судебных приставов — исполнителей, связанные с арестом, изъятием и реализацией имущества должника, находящегося в процедуре банкротства, весьма распространены во многих регионах России. И причина их кроется не только в том, что судебные приставы — исполнители пренебрегают требованиями законодательства о банкротстве ради получения 7% от вырученных от реализации такого имущества денежных сумм. Распространенности этих нарушений способствует и деятельность некоторых судов. В соответствии со статьей 57 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» после введения наблюдения в отношении должника приостанавливается исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям, за исключением исполнения исполнительных документов, выданных на основании судебных решений о взыскании задолженности по заработной плате, выплате вознаграждений по авторским договорам и алиментов, а также о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, и морального вреда, вступивших в законную силу до момента принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

По ходатайству кредитора приостанавливается производство по делам, связанным со взысканием с должника денежных средств и иного имущества должника. Кредитор вправе в этом случае предъявить свои требования к должнику в порядке, установленном федеральным законом.

Однако некоторые суды и после начала процедур банкротства продолжают принимать и рассматривать имущественные требования к банкроту, выносят решения в пользу истцов и выдают исполнительные документы, на основании которых судебные приставы — исполнители и чинят произвол. При этом жалобы должника, которые по закону рассматривают только суды (ст. 90 Федерального закона «Об исполнительном производстве»), не рассматриваются вовсе или отклоняются.

По данным Департамента судебных приставов Минюста России в I квартале 1999 г. в отделении службы судебных приставов Адмиралтейского района г. Санкт — Петербурга было 2016 исполнительных производств по имущественным взысканиям в пользу кредиторов с Инкомбанка, находящегося в процедуре банкротства с 4 ноября 1998 г. Многие из этих исполнительных производств возбуждены по исполнительным листам и судебным решениям, выпущенным после введения в банке временного арбитражного управления.

На действия санкт — петербургских судебных приставов — исполнителей банк пишет жалобы в суды с октября 1998 г., но ни одна из них до сих пор не рассмотрена. В апреле текущего года три жалобы были приняты Октябрьским федеральным районным судом и назначены к рассмотрению соответственно на 30 июня 1999 г., 29 сентября 1999 г. и 13 октября 1999 г. В назначенный день и час 30 июня 1999 г. все участники процесса собрались в зале суда по жалобе на действия судебного пристава — исполнителя М.В. Голицина о незаконном наложении ареста на денежные средства Инкомбанка в головном РКЦ ГУ ЦБ по Санкт — Петербургу. После длительной задержки начала судебного заседания из кабинета судьи вышла секретарь и сообщила, что у судьи разболелся зуб, поэтому заседание суда откладывается на неопределенное время. До сих пор день суда так и не назначен.

В службе судебных приставов Кировского района г. Ростова — на — Дону было около 300 исполнительных производств в отношении Инкомбанка.

Банком направлены в этот суд десятки жалоб на действия судебных приставов — исполнителей и ходатайств о приостановлении исполнительного производства, из которых за 8 месяцев рассмотрена лишь одна, и то отклонена. В ходатайстве указывалось, что судебный пристав — исполнитель С.С. Гольский с 18 ноября 1998 г. по 7 декабря 1998 г., т.е. после введения в отношении заявителя арбитражным судом процедуры банкротства — наблюдения наложил арест на его имущество и произвел действия по изъятию имущества и передаче его на реализацию. При всей очевидности, что в соответствии со статьей 57 Закона о банкротстве исполнительное производство должно быть приостановлено, суд определением от 25 декабря 1998 г. необоснованно в этом отказал. На надзорную жалобу от 8 июля 1999 г. на это определение Ростовский областной суд пока не ответил.

Удивляет позиция федеральных правоохранительных и судебных органов в отношении перечисленных нарушений закона. 9 апреля 1999 г. мы обратились с письмом об устранении нарушений закона в службе судебных приставов г. Санкт — Петербурга в Минюст России, в чьем ведении находится эта служба. Проведение проверки было поручено Главному судебному приставу РФ В.П. Кондрашову, а тот перепоручил эту работу Главному судебному приставу по г. Санкт — Петербургу С.Н. Мовчану, под контролем которого это беззаконие творилось. Но ни из Минюста, ни от С.Н. Мовчана ответа так и не получили, нарушениям закона не дано никакой оценки, лица, их допустившие, оказались безнаказанными, безобразия продолжаются.

Важнейшая роль в наведении порядка в этом деле принадлежит Верховному Суду РФ, который мог бы обобщить судебную практику по гражданским искам к предприятиям, в отношении которых ведется процедура банкротства, и дать судам руководящие указания по всем перечисленным вопросам, принять соответствующее постановление Пленума Верховного Суда РФ.

Однако, как сообщила Председатель состава Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ М.Н. Лаврентьева, у судов никаких вопросов не возникает. Правда, по поводу нежелания судов рассматривать жалобы на действия судебных приставов — исполнителей она направила письмо председателю Санкт — Петербургского городского суда с просьбой разобраться и сообщить о результатах. Но с того времени прошло уже полтора месяца, а никакого ответа нет, и волокита продолжается. Что касается вопросов, касающихся этой категории дел, то они у судей конечно же есть, но им, видимо, некогда ставить их перед Верховным Судом РФ. Отдельные суды и в период процедуры банкротства принимают от кредиторов иски к банкроту по имущественным взысканиям, особенно преуспели в этом определенные суды Санкт — Петербурга и Ростова — на — Дону. Но в большинстве своем судьи принимали правильные, хотя и разноплановые решения. Некоторые судьи отказывали в приеме таких исков. Например, Нагатинским районным судом г. Москвы 4 марта 1999 г. отказано в приеме искового заявления от гр. Г.А. Ханиной к Инкомбанку о взыскании вклада, истице разъяснен порядок рассмотрения таких вопросов. Подобное же решение вынесено 30 ноября 1998 г. Черемушкинским районным судом г. Москвы по исковому заявлению Т.С. Беловской к Инкомбанку о взыскании вклада. А Кировский районный суд Ростова — на — Дону, рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску гр. В.Л. Бакуринской к Инкомбанку о взыскании суммы вклада, 2 июня 1999 г. вынес определение об оставлении искового заявления без рассмотрения. При этом суд сослался на статью 57, статью 11 пункт 4, статьи 61, 46, 63 Федерального закона от 1 марта 1998 г. N 6-ФЗ и разъяснил истице право на обращение по этому вопросу непосредственно к должнику и временному арбитражному управляющему.

В контексте рассматриваемого вопроса представляют интерес решения судебных органов Сахалинской области по иску гр. Хамлюк к Инкомбанку (по месту нахождения филиала) о взыскании неустойки по банковскому вкладу и компенсации морального вреда.

Южно — Сахалинский городской суд на основании статьи 219 пункт 1 ГПК РФ в связи с неподведомственностью этого спора суду общей юрисдикции вынес определение о прекращении производства по делу в части требований о взыскании неустойки по вкладу, а требование о компенсации морального вреда выделил в отдельное производство. По кассационной жалобе истца определением судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 11 мая 1999 г. определение Южно — Сахалинского городского суда о прекращении производства по делу было отменено из-за неправильного применения закона судом первой инстанции.

Президиум Сахалинского областного суда по протесту председателя Сахалинского областного суда Постановлением от 28 мая 1999 г. определение судебной коллегии по гражданским делам Сахалинского областного суда от 11 мая 1999 г. отменил, а определение Южно — Сахалинского городского суда от 23 марта 1999 г. о прекращении производства по делу в части имущественных требований оставил без изменения. В своем постановлении Президиум Сахалинского областного суда указал, что определением Арбитражного суда г. Москвы от 4 ноября 1998 г. принято к производству суда заявление о признании ОАО «АБ «Инкомбанк» банкротом. Согласно статье 11 пункт 4 и статье 57 пункт 1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» с момента вынесения арбитражным судом определения о принятии заявления о признании должника банкротом имущественные требования к должнику могут быть предъявлены только с соблюдением порядка, установленного этим Федеральным законом. Суд второй инстанции необоснованно отменил определение суда первой инстанции, вынесенное в соответствии с приведенным Федеральным законом.

Перед нами четыре позиции судов по одному и тому же вопросу: одни отказывают в приеме искового заявления; другие принимают и оставляют иск без рассмотрения; третьи принимают, рассматривают и прекращают; четвертые принимают, рассматривают, удовлетворяют иски и выдают исполнительные документы, толкая судебных приставов — исполнителей на массовые нарушения закона, потом уклоняются от рассмотрения обоснованных жалоб на их противозаконные действия. А Закон «О несостоятельности (банкротстве)» (ст. 57 п. 1) допускает по ходатайству кредитора еще и приостановление производства по делу.

Как видно из приведенных примеров, вопросы возникают на всех уровнях — от районного суда до президиума областного суда.

На наш взгляд, судебная практика по этим вопросам должна быть отрегулирована Верховным Судом РФ.

А вопрос к Верховному Суду РФ и Минюсту России остается:

Почему не пресекаются незаконные действия судебных приставов — исполнителей по аресту, изъятию и продаже имущества предприятий, находящихся в процедуре банкротства?