Рассмотрение дел об увольнении военнослужащих

04-03-19 admin 0 comment

Безнасюк А., Абабков А.
Российская юстиция, 1999.

А. Безнасюк, председатель Военного суда Московского военного округа, доктор юридических наук.

А. Абабков, судья Военного суда Московского военного округа, кандидат юридических наук.

После введения в действие Закона РФ от 27 апреля 1993 г. «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» одной из важнейших сфер деятельности военных судов стало рассмотрение жалоб военнослужащих на неправомерные действия органов военного управления и воинских должностных лиц.

За период 1993 — 1998 гг. было разрешено более 90 тыс. таких жалоб. Примерно 85% от общего их числа были удовлетворены.

Значительное количество жалоб (свыше 4200) было связано с увольнением с военной службы, а также отказами в увольнении несмотря на наличие оснований, предусмотренных законом (имеются в виду требования военнослужащих о расторжении контракта о прохождении военной службы в связи с невыполнением его условий со стороны Министерства обороны РФ и других министерств и ведомств).

Наблюдается неуклонное увеличение количества подобных жалоб. Так, если в 1993 и 1994 гг. в военные суды Московского военного округа с жалобами обратились соответственно 42 и 107 военнослужащих, то в 1998 году — 532 военнослужащих (в том числе уволенных с военной службы), из них — 498 офицеров. При этом 373 жалобы (около 70%) были признаны обоснованными, законные права военнослужащих восстановлены.

В чем причины тревожной ситуации?

Реформирование российской экономики породило немало проблем, одной из которых является проведение широкомасштабных организационно — штатных мероприятий, связанных с сокращением численного состава Вооруженных Сил России. Отсюда и рост контингента уволенных. С другой стороны, налицо неудовлетворенность многих военнослужащих своим социальным и материальным положением, коренящаяся в известных обстоятельствах. Это крайне низкий уровень денежного содержания; систематические задержки в обеспечении положенными видами довольствия; бытовая неустроенность; отсутствие жилья (свыше 130 тыс. бесквартирных военнослужащих) и служебных перспектив; невозможность пользоваться различными социальными льготами и преимуществами, предусмотренными действующим законодательством. И на фоне возрастания физических и психических нагрузок при исполнении служебных обязанностей эти факторы вызывают у одних ощущение безысходности, у других — неприятие воинского правопорядка и стремление, особенно молодых офицеров, уйти с военной службы.

В производстве военных судов появляется все больше дел, связанных с жалобами военнослужащих на нарушения их прав вследствие невыполнения Министерством обороны РФ (или иными министерствами и ведомствами) условий заключенного с ними контракта. Как правило, это связано с вопросом о праве в таких случаях на досрочное расторжение контракта и увольнение с военной службы.

В Законе РФ 1993 г. «О воинской обязанности и военной службе» вообще не было предусмотрено такого основания для досрочного увольнения с военной службы. Несмотря на это в период 1995 — 1998 гг. (до принятия названного Закона в новой редакции) только в военные суды Московского военного округа с подобными жалобами обратились 62 военнослужащих. Затем число обращений значительно увеличилось. Так, в период с апреля по декабрь 1998 г. было подано 114 жалоб с требованиями о досрочном расторжении контрактов в связи с систематическим или (и) существенным невыполнением их условий Министерством обороны РФ (иным министерством, ведомством).

Необходимо отметить, что, несмотря на закрепление в Законе права военнослужащих на досрочное увольнение с военной службы из-за невыполнения условий контракта, должностные лица и органы военного управления это право сплошь и рядом игнорируют, мотивируя отказ необходимостью констатации судом того факта, что в отношении конкретного военнослужащего Министерством обороны РФ (или другим министерством, ведомством) существенно или (и) систематически нарушались условия контракта.

Подполковник Б. обратился с жалобой, в которой просил признать незаконными действия начальника Главного оперативного управления Генерального штаба ВС РФ, выразившиеся в отказе представить его к увольнению с военной службы в запас по основанию, предусмотренному п. «а» ч. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», т.е. в связи с нарушением в отношении него условий контракта. Одновременно Б. просил суд признать незаконными указания начальника Главного управления кадров и военного образования Министерства обороны РФ в части, касающейся разъяснений о порядке увольнения военнослужащих в запас по указанному основанию. В судебном заседании было установлено, что в апреле 1998 г. в адрес начальников кадровых органов видов Вооруженных Сил, родов войск, военных округов, флотов, группы войск, главных и центральных управлений Министерства обороны РФ были направлены носящие директивный характер указания Главного управления кадров и военного образования МО РФ о возможности представления военнослужащих к увольнению в запас по подп. «а» п. 3 ст. 51 указанного Закона лишь в случае наличия судебного решения по поводу факта нарушения существенных или (и) систематических нарушений условий контракта в отношении конкретного военнослужащего. При подаче подполковником Б. соответствующего рапорта, как пояснил в суде представитель начальника Главного оперативного управления Генерального штаба ВС РФ, командование и кадровые органы Управления, отказывая в его реализации, руководствовались обязательными для них указаниями начальника Главного управления кадров и военного образования МО РФ.

Между тем законодатель, гарантируя военнослужащим право на увольнение в связи с существенным или (и) систематическим нарушением в отношении них условий контракта, не оговорил реализацию этого права какими-либо дополнительными условиями, в том числе необходимостью принятия судебного решения, подтверждающего факт наличия (или отсутствия) нарушений со стороны командования. Кроме того, подп. «а» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» является нормой прямого действия и не предоставляет права каким-либо органам, должностным лицам определять дополнительный порядок или условия ее применения. В связи с изложенным суд признал указания начальника Главного управления кадров и военного образования МО РФ в соответствующей части незаконными и недействующими с момента их издания.

При рассмотрении жалоб с требованиями о досрочном расторжении контрактов суды признают систематическими такие нарушения, которые имели место неоднократно. При решении же вопроса о том, являются ли они существенными, принимаются во внимание обстоятельства каждого конкретного дела, в том числе степень влияния допущенных нарушений на семейное и материальное положение заявителя, состояние здоровья его и членов семьи и т.п.

Вернемся к примеру. Суд, удовлетворяя жалобу подполковника Б. на действия начальника ГОУ Генерального штаба ВС РФ, посчитал, что в отношении заявителя на протяжении длительного времени допускались существенные нарушения условий контракта. Так, за период с января 1997 г. по апрель 1998 г. денежное довольствие Б. выплачивалось крайне нерегулярно: задержки в выплатах составляли от трех до двух месяцев. На протяжении десяти месяцев Б. не обеспечивался денежной компенсацией за продовольственный паек. В судебном заседании было установлено, что ежемесячное денежное довольствие Б. составляло около 1400 руб., а в состав его семьи входят неработающая жена и двое несовершеннолетних детей, в связи с чем систематическая несвоевременная выплата ему денежного довольствия не давала возможности обеспечить семью даже самыми необходимыми продуктами питания и предметами первой необходимости.

Также судом было принято во внимание, что в силу п. 7 ст. 10 Закона РФ «О статусе военнослужащих» Б. как офицер не вправе был заниматься иной оплачиваемой деятельностью, поскольку свое право на труд он реализовал посредством прохождения им военной службы. Ежемесячное денежное довольствие для Б. являлось единственным источником доходов, а его систематическая несвоевременная выплата нарушала гарантированное ему ст. 37 Конституции РФ право на оплату труда.

Следует отметить, что в 1998 году из общего числа жалоб военнослужащих, в которых они ставили вопрос о досрочном увольнении их с военной службы по мотивам систематического или (и) существенного нарушения условий заключенного с ними контракта, военными судами Московского военного округа было удовлетворено 73 (около 65% подобных жалоб).

В то же время по 41 жалобе заявителям было отказано в удовлетворении их требований, а допущенные в отношении них отдельные нарушения со стороны командования (если они имели место) не признавались судами систематическими и существенными. Так, при рассмотрении жалобы старшего прапорщика М., обжаловавшего отказ командира части представить соответствующие документы на досрочное увольнение его в запас по данному основанию, было установлено следующее. За период с января 1997 г. по апрель 1998 г. в войсковой части, где заявитель проходил службу по контракту, действительно были задержки в выплате М. денежного довольствия, а также компенсации за продовольственный паек. При оценке же систематичности и существенности нарушений прав заявителя суд принял во внимание, что в ряде случаев (за 4 месяца 1997 г. и 2 месяца 1998 г.) денежное довольствие М. выплачивалось своевременно, а в остальные месяцы задержки в выплатах составляли от 4 до 23 дней. Учитывая это обстоятельство, суд сделал вывод о систематичности обеспечения заявителя этим видом довольствия, а также обоснованно не признал данное нарушение прав М. существенным, поскольку оно фактически не отражалось на материальном положении заявителя и членов его семьи (о чем он и сам заявил в судебном заседании). Относительно имевших место задержек в выплате М. денежной компенсации взамен продовольственного пайка суд в своем решении отметил, что с декабря 1997 г., т.е. сразу же после заключения с М. контракта, ему ежемесячно производились данные выплаты в порядке погашения образовавшейся задолженности во второй половине 1997 года, что также не позволяет вести речь о существенных и систематических нарушениях контракта.

Одним из оснований для расторжения контракта с Министерством обороны РФ, как это следовало из жалобы М., являлось то, что в 1997 — 1998 гг. он вносил абонентную плату за пользование квартирным телефоном в полном размере, без учета установленной для военнослужащих льготы. Однако данное обстоятельство не было связано с какими-либо нарушениями со стороны командования, поскольку касалось гражданско — правовых отношений между заявителем и предприятием связи. Командование части своевременно, в установленном порядке выдало М. справку, подтверждающую его право на льготу, но он ее по неизвестным причинам не представил в предприятие связи.

С учетом всех обстоятельств суд пришел к выводу, что допущенные в отношении М. незначительные нарушения контракта не были существенными или систематическими, в связи с чем жалоба оставлена без удовлетворения.

По этим же основаниям одним из военных судов Московского военного округа было отказано в удовлетворении жалобы подполковника К. на действия начальника Ярославского высшего военного финансового училища, не представившего документы на увольнение заявителя в запас по мотивам систематического нарушения условий контракта.

Было установлено, что в период с сентября 1997 г. по январь 1998 г. имели место задержки по выплате К. денежного довольствия сроком до 5 недель. При этом доводы командования училища об объективности причин этих задержек (из-за недостаточного финансирования училища вышестоящим органом) нашли свое подтверждение в суде и не подвергались сомнению со стороны самого заявителя. В то же время выяснилось, что начиная с февраля 1998 г. (а К. обратился с жалобой в суд в сентябре 1998 г.) денежное довольствие ежемесячно выплачивалось за предыдущий месяц, т.е. с этого периода времени К. каждый месяц обеспечивался соответствующим денежным содержанием в полном объеме. При таких обстоятельствах, по выводам суда, у К. не имелось достаточных оснований для досрочного увольнения с военной службы.

По мнению суда, в данном конкретном случае не могло расцениваться в качестве основания для досрочного увольнения с военной службы и то обстоятельство, что командование по уважительной причине не обеспечило К. в полной мере вещевым имуществом, однако готово было выплатить ему денежную компенсацию за недостающие предметы военного обмундирования в порядке, предусмотренном соответствующим приказом Министра обороны РФ. Заявителю неоднократно предлагалось получить денежную компенсацию за недостающее имущество, однако К. каждый раз отказывался это сделать. Назначение подполковника К. помощником дежурного по гарнизонному караулу, имевшее место в феврале 1998 г., действительно не соответствовало требованию ст. 57 Устава гарнизонной и караульной службы ВС РФ, согласно которой таковым назначается военнослужащий из числа младших офицеров. Однако этот единичный случай нарушения Устава ВС РФ, допущенный конкретным воинским должностным лицом, не может расцениваться как несоблюдение условий контракта со стороны Министерства обороны РФ (на чем К. настаивал в своей жалобе).

Убедительными выглядели доводы командования военного училища о том, что с февраля 1998 г. К. не обращался к кому-либо из должностных лиц с жалобой на имевшее место нарушение, а привел его в качестве основания для досрочного расторжения контракта лишь в сентябре 1998 г. при подаче жалобы в суд, т.е. за один месяц до истечения срока заключенного контракта, желая таким образом уволиться в запас по наиболее льготному основанию.

Особый интерес представляет дело, рассмотренное в 1998 году военным судом Брянского гарнизона по жалобе старшего лейтенанта П. Суд обоснованно удовлетворил его требование обязать командира части представить соответствующие документы вышестоящему командованию на досрочное увольнение с военной службы по подп. «а» п. 3 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе». Во исполнение решения суда командир части отправил необходимые документы вышестоящему командованию, но оно отказало в увольнении.

Между тем признанное судом право военнослужащего на досрочное увольнение является обязательным для вышестоящих командиров (начальников). Иначе заявитель для реализации своего права, подтвержденного вступившим в законную силу судебным решением, вынужден будет еще несколько раз обращаться в суд, обжалуя действия вышестоящих должностных лиц по мере прохождения его документов. В данном случае вопрос увольнения должен решаться в порядке исполнения судебного решения.

В то же время нельзя исключить, что в период оформления документов на досрочное увольнение того или иного военнослужащего по подп. «а» п. 3 ст. 51 названного Закона появятся иные основания для увольнения заявителя с военной службы (например, при совершении им проступка, порочащего честь военнослужащего, по состоянию здоровья и т.д.).