Каким должен быть запрос районного суда в Конституционный суд РФ

04-03-19 admin 0 comment

Анишина В.
Электронный ресурс, 1999.


В. Анишина, судья Дмитровского городского суда Московской области.

Для нас, судей районных судов, запрос в Конституционный Суд о проверке конституционности закона, возможность направления которого предусмотрена ч. 4 ст. 125 Конституции России, остается по-прежнему делом новым и непривычным. И не только потому, что этот институт еще недостаточно разработан в теории конституционного права, да и не так уж часто заглядывает в теоретические разработки практикующий судья, находящийся под постоянным прессом необходимости поскорее рассмотреть сотни дел. Тут срабатывает еще и психологический фактор.

Во-первых, ведь нас учили и воспитывали в духе безусловного подчинения закону и только закону; во-вторых, не столь это и просто — написать такой запрос. Может, уж лучше не мудрить, сослаться на действующий закон, да и дело с концом, и областной суд не придерется. Ну а если писать, то как это лучше сделать?

Цель данной статьи и состоит в том, чтобы постараться выявить некоторые основные общие требования, предъявляемые законом к запросу суда.

Прежде всего, какова правовая природа запроса суда? Иными словами, является ли запрос в Конституционный Суд одним из тех процессуальных документов, которые принимаются в рамках УПК, ГПК, Кодекса РСФСР об административных правонарушениях и не выходят за эти рамки, или же он представляет нечто иное? Ответ, на мой взгляд, содержится в понимании того, к какому виду судопроизводства относится данный акт.

Суд, приняв дело к производству, рассмотрев в своем заседании представленные доказательства, выслушав стороны, принимает решение по существу. В этом случае он выступает в качестве органа судебной власти, разрешающего дело на основании закона и в пределах своей компетенции. Действия суда оформляются в порядке, предусмотренном нормами уголовного, гражданского или административного судопроизводства, а принимаемые им документы являются процессуальными документами, относящимися к соответствующему виду судопроизводства. В этом смысле запрос суда в Конституционный Суд таким процессуальным документом не является хотя бы уже потому, что нельзя провести аналогию между запросом суда о конституционности закона и вынесением определения о назначении экспертизы по вопросам, требующим специальных познаний.

Когда суд обращается с запросом о конституционности закона, то он уже сам становится стороной процесса, вступающей в спор с другой стороной — законодателем. Следовательно, если запрос суда в Конституционный Суд и можно рассматривать как процессуальный документ, то только с позиции особого вида судопроизводства — конституционного. Данный вывод, по моему мнению, имеет принципиальное значение и влечет определенные правовые последствия, о чем будет сказано ниже.

Часть 1 ст. 36 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. «О Конституционном Суде Российской Федерации» устанавливает, что запрос суда является поводом к рассмотрению дела в Конституционном Суде при условии, что он отвечает требованиям настоящего Закона. Эти требования изложены в имеющих общий характер ст. ст. 37 — 39, а также в ст. ст. 101 и 102, относящихся специально к запросам судов. Несоблюдение этих требований влечет отказ в приеме запроса к рассмотрению (именно так поступает и судья, отказывая в принятии, например, ненадлежаще оформленного искового заявления).

Запрос должен быть представлен в письменной форме и подписан, как сказано в ч. 1 ст. 37, управомоченным лицом. Таким лицом в данном случае является тот судья, в чьем производстве находится дело, а не председатель суда или его заместитель. (Свой первый запрос я направила за подписью председателя суда, в связи с чем мне было предложено его переоформить.) Если дело слушается с участием народных заседателей, их подписи, думается, необязательны, поскольку они уже стоят на определении о приостановлении производства по делу в связи с направлением запроса, а сам запрос касается только вопросов права.

Далее в ст. 37 Закона от 21 июля 1994 г. очень подробно расписаны реквизиты запроса, выполнить которые несложно. Но некоторые моменты нуждаются в комментариях. Так, в запросе следует обязательно указать нормы, дающие суду право на данное обращение; это, как минимум, ч. 4 ст. 125 Конституции Российской Федерации, п. 3 ч. 1 ст. 3 и ст. 101 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».

Очень важно не допускать упрощений и сокращений, давать полное и точное название, номер, дату принятия и источник опубликования закона, подлежащего проверке (особенно в том случае, если речь идет о законе субъекта Российской Федерации). Должен быть приложен к запросу и текст закона — полностью, если он оспаривается в целом, или же отдельные его положения.

Наибольшее внимание уделяется изложению содержания конкретных оснований к рассмотрению запроса (они указаны в ч. 2 ст. 36 Закона от 21 июля 1994 г.), позиции суда и ее правовому обоснованию с обязательной ссылкой на соответствующие нормы Конституции, а также формулировке обращения к Конституционному Суду.

На последней стоит остановиться подробнее.

Основанием к рассмотрению дела Конституционным Судом является обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли обжалуемый закон Конституции Российской Федерации. Но что значит «неопределенность», с чьей позиции — суда, обращающегося с запросом, или Конституционного Суда? Думается, что формулировка относится к Конституционному Суду: он обязан принять дело к рассмотрению, если придет к выводу, что оспариваемый закон действительно нуждается в проверке на соответствие Конституции («содержит неопределенность»), а сама эта проверка должна быть проведена по всем правилам конституционного судопроизводства в судебном заседании палаты.

При разрешении дела районный суд (судья) не может себе позволить рассуждать о «неопределенности» соответствия закона Конституции. Если возникают всего лишь сомнения такого рода, суд обязан исходить из презумпции конституционности законов. Основанием же для обращения с запросом является убеждение суда, что данный закон противоречит Конституции. Ведь в конституционном судопроизводстве районный суд сам является стороной в процессе и поэтому должен занимать определенную позицию. При направлении запроса о проверке конституционности Закона от 18 июня 1993 г. «О применении контрольно — кассовых машин при осуществлении денежных расчетов с населением» мы были твердо убеждены, что такие дела должны рассматриваться с применением основных норм административного судопроизводства, а установленные штрафы, взыскание которых приводит к разорению предпринимателей, безусловно нарушают конституционные права граждан.

Основное содержание запроса должно быть посвящено изложению позиции суда и ее правовому обоснованию. Эта позиция основывается на исследованных в судебном заседании фактических обстоятельствах дела. Закон прямо не оговаривает, на какой стадии процесса суд может обратиться с запросом. Ясно, что это должно быть сделано только после принятия дела к производству. В принципе, не исключается обращение с запросом еще до выхода в судебное заседание, когда судья, изучив материалы дела, приходит к убеждению о невозможности применить норму закона как противоречащую Конституции. И все же такое решение представляется преждевременным. Действительно, ведь еще не выслушаны стороны, не исследованы обстоятельства дела, еще не ясно, какой оно примет оборот, и может оказаться так, что решение будет основываться совсем не на той норме, которая представляется неконституционной.

Придя к выводу о необходимости обращения с запросом, суд приостанавливает производство по делу, указав основание — обращение с запросом в Конституционный Суд. Действующими процессуальными нормами такое основание не предусмотрено, поэтому в данном случае приходится руководствоваться ст. 103 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», имеющего большую юридическую силу, чем УПК и ГПК. Такое определение выносится в совещательной комнате и, по общему правилу, может быть обжаловано сторонами в кассационном порядке. В связи с одним из направленных нами в Конституционный Суд запросов сторона подавала частную жалобу на определение о приостановлении производства по делу, и эта жалоба рассматривалась областным судом. Поэтому при наличии жалобы запрос может быть направлен только после того, как обжалованное определение будет оставлено в силе. Сам же запрос, его текст в заседании не оглашается и его содержание не может быть оспорено сторонами, поскольку, как отмечалось, запрос в Конституционный Суд не является процессуальным документом, относящимся к тому виду судопроизводства, в рамках которого рассматривается данное дело.

Очевидно, что текст запроса и определение о приостановлении производства не могут расходиться по своему содержанию. Именно в определении суд должен обосновать, почему он пришел к выводу о несоответствии закона Конституции, поскольку запрос основывается именно на этом выводе суда.

Поскольку суд не прилагает к запросу само дело, то все его существенные фактические обстоятельства и изложение позиции сторон должны найти отражение в определении. В самом же запросе, воспроизводящем основные положения определения, главное внимание должно уделяться другому — обоснованию правовой позиции суда по данному запросу. Здесь необходимо дать анализ оспариваемой правовой нормы; привести ссылки на источники права, на относящиеся к данному случаю постановления Верховного Суда и Конституционного Суда, научно — практические комментарии, мнения авторитетных ученых и т.д.

В правовом обосновании позиции суда ключевыми являются ссылки на соответствующие нормы Конституции. При этом недостаточно указать только те, которые носят общий характер (например, ст. 15 — недопустимость принимать законы, противоречащие Конституции, ст. 55 — возможность ограничения прав только в конституционно значимых целях и т.п.). Закон проверяется на его соответствие именно конкретной норме Конституции, закрепляющей то или иное право гражданина (к примеру, ст. 19 — равенство всех перед законом и судом, ст. 27 — право на свободу передвижения, ст. 35 — право частной собственности и т.д.). В тех же случаях, когда регулируемый законом вопрос не нашел разрешения в самой Конституции, становится невозможной и его проверка на соответствие конституционным нормам.

Не могут быть проверены на соответствие Конституции пробелы в законе. До недавнего времени возмущение армейских офицеров вызывало то, что прежний Закон «О воинской обязанности и военной службе» не предусматривал возможность их увольнения в связи с невыполнением командованием условий контракта. По этому поводу в Конституционный Суд поступили запросы двух военных судов. Но в принятии запросов к рассмотрению было отказано, поскольку проверке подлежат содержащиеся, а не отсутствующие в законе нормы. Восполнение пробелов — прерогатива законодателя.

Наконец, обращение к Конституционному Суду должно быть сформулировано кратко и предельно четко: «Прошу признать (указывается конкретная статья закона) не соответствующей статьям Конституции Российской Федерации (указываются статьи Конституции)».

К запросу в обязательном порядке прилагаются, помимо текста оспариваемого закона или отдельного его положения, определение о приостановлении производства, иные документы и материалы, подтверждающие позицию суда и на которые сделаны ссылки в запросе, а также список свидетелей и экспертов, если, по мнению суда, они подлежат вызову Конституционным Судом в судебное заседание.

Требования к запросу не исчерпываются изложенными положениями. Он должен быть не только надлежаще оформленным, но и допустимым. Согласно ст. 102 Закона от 21 июля 1994 г. запрос суда допустим, если оспариваемый закон применен или подлежит, по мнению суда, применению в рассматриваемом им конкретном деле.

Следовательно, во-первых, должно быть конкретное дело. Только Верховный Суд может обратиться с запросом в Конституционный Суд в порядке так называемого «абстрактного нормоконтроля», вне связи с рассмотрением какого-либо дела, исходя, например, из обобщения судебной практики. Другие суды общей юрисдикции правом абстрактного нормоконтроля не наделены.

Во-вторых, оспорен может быть только тот закон, который в данном конкретном деле уже применен или, по мнению суда, подлежит применению. Один из районных судов г. Кемерово принял к производству иски госналогинспекции о признании бесхозяйным имуществом мотоциклов, собственники которых больше года не забирали их с платной стоянки. Суд обратился с запросом о проверке конституционности ч. 7 ст. 245 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях, согласно которой порядок хранения задержанных транспортных средств и оплаты хранения устанавливается местными органами исполнительной власти. Хотя эти вопросы взаимосвязаны, но в данном деле спор (признание имущества бесхозяйным) подлежал разрешению на основании норм гражданского, а не административного законодательства, поэтому запрос был возвращен суду как не отвечающий требованиям допустимости.

Следует отметить, что вопрос о допустимости обращения в Конституционный Суд, который вроде бы достаточно освещен в теории, на практике вызывает много споров и заслуживает специального рассмотрения.

После рассмотрения запроса и принятия по нему решения Конституционным Судом районный суд возобновляет производство по делу и принимает по нему свое решение в зависимости от выводов Конституционного Суда.