Пусть мир рухнет, но восторжествует закон

04-03-19 admin 0 comment

Бурков А.
Бизнес-адвокат, 2000.


А. Бурков, юрист ООО «Сутяжник», г. Екатеринбург.

Существующая судебная система Российской Федерации далека от совершенства. Судьи часто ставят на чаши весов правосудия несопоставимые категории: святость закона и материальную выгоду, решения принимаются по принципу «исполнение закона принесет большие убытки».

И такой пример порочной судебной практики подает нам Верховный Суд РФ.

Речь идет о порядке обжалования нормативных актов министерств и ведомств; о правовых последствиях отмены обжалуемых нормативно — правовых актов до вынесения решения суда, а именно о порядке его отмены тем субъектом, чье решение (нормативно — правовой акт) обжалуется. В решении судьбы гражданских дел данный вопрос является ключевым.

Так, в Верховный Суд РФ обратился гражданин Б. с жалобой о признании незаконными п. п. «в», «г», «д» пп. 13.13 «Наставлений по работе дорожно — патрульной службы ГИБДД МВД РФ», утвержденных Приказом от 20 апреля 1999 г. N 297. Обжалуемыми пунктами устанавливались дополнительные основания задержания транспортных средств, что находится в противоречии с КоАП. На момент обращения в суд Приказ являлся действующим. Но за несколько дней до начала судебного заседания МВД РФ вносит изменения в Приказ: «положения нормативно — правового акта приводятся в соответствие российскому законодательству». Как в данном случае поступить суду?

Существует две точки зрения, которых придерживается в том числе и Верховный Суд РФ. Первая сводится к тому, что факт отмены нормативного акта сам по себе не может служить основанием для отказа в признании акта недействительным, поскольку оспоренный акт фактически был направлен для исполнения до его последующей отмены. Отсюда основное отличие в правовых последствиях отмены и признания акта недействительным решением суда. Так, в случае отмены акта, его действие прекращается со дня таковой отмены. Признание же судом нормативного акта незаконным влечет признание этого акта недействующим со дня его издания. Вывод суда в резолютивной части решения об удовлетворении заявления (жалобы) о признании нормативного акта недействительным по мотивам противоречия его закону означает, что оспоренный нормативный акт не порождает (не влечет) правовых последствий со дня издания и не подлежит применению, утратив юридическую силу.

Приведенные аргументы в полной мере соответствуют целям осуществления правосудия: предотвратить будущие (возможные) нарушения, восстановить уже нарушенные права. Специалисты считают: чтобы полностью устранить допущенные нарушения прав и свобод гражданина, суду необходимо указать в резолютивной части решения на то, что нормативно — правовой акт является не порождающим правовые последствия с момента принятия.

На неукоснительное соблюдение данного требования указывает Пленум Верховного Суда РФ. В п. 17 Постановления от 21 декабря 1993 г. N 10 «О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. N 10), согласно которому «в соответствии с ч. 3 ст. 239-8 ГПК РСФСР вступившее в законную силу решение суда о признании индивидуального или нормативного акта либо отдельной его части незаконными влечет признание этого акта или его части недействующими с момента их принятия, о чем необходимо указывать в резолютивной части решения».

Но это только мнение Пленума Верховного Суда РФ. Дословно ч. 3 ст. 239-8 ГПК РСФСР гласит: «с момента вступления в законную силу решения суда о признании индивидуального или нормативного акта либо отдельной его части незаконными этот акт или его отдельная часть считаются недействующими». По мнению ведущих юристов, это не значит, что последствия признания нормативного акта недействительным не распространяются на права и обязанности, которые возникли до вступления решения в законную силу. В данном случае необходимо различать процессуальные и материальные последствия: вступления решения суда в законную силу и последствия признания нормативного акта недействительным вступившим в законную силу решением. Первые устанавливаются процессуальными нормами (ч. 3 ст. 239-8 ГПК РСФСР), вторые — материальными. На сегодняшний день такая материальная норма отсутствует.

Судам приходится руководствоваться разъяснениями Пленума Верховного Суда РФ. Согласно абз. 2 п. 9 ППВС РФ «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел по заявлениям прокуроров о признании правовых актов противоречащими закону» от 27 апреля 1993 г. (в ред. ППВС РФ, N 11 от 21 декабря 1993 г. N 10 от 25 октября 1996 г.), в случае удовлетворения заявления суду не следует обязывать орган или должностное лицо отменить признанный недействительным правовой акт, поскольку признание такового акта недействительным по мотивам противоречия закону означает, что он не порождает правовых последствий со дня издания, о чем целесообразно указать в резолютивной части решения.

Именно по такому пути шла судебная практика. Так, Верховный Суд РФ в решении от 5 января 1998 г. по жалобе президента Федерации профсоюзов авиационных диспетчеров России на Приказ Федеральной авиационной службы России от 27 августа 1997 г. N 176 указал: суд считает, что обстоятельство отмены нормативного акта само по себе не может служить основанием для отказа в признании обжалованного приказа незаконным…

Но на сегодняшний день ситуация коренным образом изменилась.

Так, согласно определению Верховного Суда РФ принятое к производству дело по жалобе гражданина Б. о признании незаконными п. п. «в», «г», «д» пп. 13.13 «Наставлений по работе дорожно — патрульной службы ГИБДД МВД РФ» подлежит прекращению в связи с внесением изменений в обжалуемый нормативный акт на основании п. 1 ст. 219 ГПК РСФСР (если дело не подлежит рассмотрению в судах). В мотивировочной части определения указывается следующее. Согласно ст. 116 ГПК РСФСР Верховный Суд РФ рассматривает дела по первой инстанции, в том числе об оспаривании законности нормативных актов министерств и ведомств, касающихся прав и свобод граждан. Ссылаясь на Закон «Об обжаловании в суд действий и решений» без указания конкретной нормы, суд делает вывод о том, что предметом судебного обжалования могут выступать лишь такие правовые акты, которые на время рассмотрения заявленных требований, по существу, являются действующими и влекущими нарушение гражданских прав и свобод, требующее судебного пресечения. Окончательный вывод суда состоит в том, что правовые акты, действие которых прекращено, сами по себе основанием для возникновения прав и обязанностей уже не являются и, следовательно, каких-либо нарушений охраняемых законом прав и свобод граждан повлечь не могут.

Следуя логике суда, можно прийти к выводу, что необходимо отказывать в удовлетворении всех жалоб (исков) в том случае, если нарушение прав гражданина уже прекратилось на момент рассмотрения дела в суде. Это глубокое заблуждение.

Такое толкование закона исключает для гражданина возможность восстановления нарушенного права. В приведенном примере при обращении гражданина Б. в органы ГИБДД за разрешением возникшего на основании Приказа МВД спора должностные лица ссылаются на оспариваемый Приказ МВД РФ, указывая, что на момент задержания автомобиля Приказ действовал и в судебном порядке недействительным признан не был, следовательно, действовал с момента его принятия вплоть до отмены.

Аналогичная практика складывается и в Уставном Суде Свердловской области. Так, при оспаривании законности постановлений правительства Свердловской области, регулирующих вопросы выплаты детских пособий, областное правительство с удивительной регулярностью представляет в Уставный суд новые постановления, отменяющие предыдущие, но содержащие те же незаконные положения об очередности выплат и товарном покрытии.

Итак, мы видим, что правовые последствия отмены и признания нормативного акта недействительным различны. Как следствие, само по себе обстоятельство отмены акта принявшим его субъектом не может служить основанием как для отказа в признании акта незаконным, так и для вынесения определения об отказе в принятии жалобы либо о прекращении производства по делу.

По меньшей мере, дважды Пленум Верховного Суда закрепил руководящие разъяснения по проблеме правовых последствий отмены и признания акта недействительным. Тем не менее практика того же Верховного Суда РФ идет абсолютно в противоположную сторону. Решение же проблемы просматривается в четком закреплении в законодательстве позиции Пленума Верховного Суда РФ относительно правовых последствий отмены и признания недействительным акта, что в отличие от Постановлений Пленума станет для судов обязательным для исполнения. На сегодняшний же день в законодательстве существует пробел, позволяющий министерствам и ведомствам уходить от ответственности за принятие нормативного акта, противоречащего российскому законодательству.