Объективная сторона криминальных банкротств

04-03-19 admin 0 comment

Колб Б.
Законность, 2001.


Б. Колб, Московский государственный открытый университет.

Преступления, связанные с банкротством, такая же неизбежная реальность, как, допустим, преступления против личности. Актуальность исследования криминальных банкротств имеет не только научное, но и прикладное значение. Борьба с этими преступлениями осложнена тем, что они носят латентный характер, скрываясь под видом гражданских правоотношений. Расследованию предшествует раскрытие этих преступлений.

Суть банкротства состоит в том, что должник, который не может выполнить денежные обязательства, должен предоставить взамен свое имущество, которое будет продано путем проведения конкурса. А деньги, полученные от продажи, будут переданы кредиторам в погашение долга, после чего должник считается свободным от долгов даже в том случае, если деньги, переданные кредиторам, окажутся меньше суммы долга. Такая процедура, с одной стороны, гарантирует интересы кредиторов, поскольку они получают сумму долга (хотя бы частично), а с другой — гарантирует интересы должника, поскольку освобождает его от пожизненной кабалы по уплате всего долга.

Основанием банкротства может быть не только задолженность по гражданско — правовым сделкам, но и неспособность выполнить обязательные платежи в бюджет и во внебюджетные фонды.

Когда банкротом признается физическое лицо, то в погашение долга продается его имущество, а если банкротом становится юридическое лицо, то продается имущество этого юридического лица. Имущество, принадлежащее участникам (инвесторам) юридического лица, продаже не подлежит, поскольку субъектом правоотношений является юридическое лицо, а не его участники (инвесторы).

Юридическое понятие банкротства отличается от бытового понятия «разорение» тем, что разорение означает утрату материального благополучия, а банкротство означает в дополнение к тому еще и наличие денежных обязательств, которые банкрот не может оплатить.

Банкротство — цивилизованная форма поражения в конкурентной борьбе, своеобразный способ оздоровления экономики путем исключения неплатежеспособного субъекта из гражданского оборота с учетом интересов не только кредиторов, но и должника, исключая при этом криминальные способы получения долга.

Чтобы понять общественную опасность преступлений, связанных с банкротством, недостаточно сослаться на объект этих преступлений, который определяется, по сути, формально: родовой объект — тем, в какую главу УК помещено данное преступление, а непосредственный — редакцией текста состава преступления. Для понимания общественной опасности преступлений, связанных с банкротством, необходимо выявить те механизмы, которые регулируют экономическую деятельность и нарушаются этими преступлениями.

Возникновение института банкротства связано с институтами займа и кредита и последующей неспособностью должника оплатить свои денежные обязательства. Заем — это деньги, данные на условиях, что они будут возвращены в согласованные сроки, за что заемщик платит кредитору процентную ставку. Кредит — это сумма денег, на которую коммерсант позволяет своему клиенту приобретать товары, не требуя немедленной оплаты. Помимо этого есть еще так называемый фактический кредит, который появляется в результате того, что время получения товара (работы, услуги) и время оплаты не совпадают. Одновременное получение и оплата товара за наличные деньги происходит лишь в розничной торговле. Оплата крупных сделок производится через банковские учреждения и при помощи ценных бумаг, что влечет разрыв по времени получения и оплаты, независимо от того, какая форма оплаты предусмотрена условиями сделки — предварительная или в кредит.

Необходимость привлечения дополнительных денег возникает на различных этапах экономической деятельности. Получение дополнительных денег путем привлечения новых инвесторов приводит к увеличению числа лиц, имеющих право управлять делами и получать прибыль, хотя при этом они берут на себя и риск убытков. Привлечение дополнительных денег путем займа или кредита не увеличивает число инвесторов. Заимодавец и кредитор в управлении и прибылях не участвуют. Общественная опасность преступлений, связанных с банкротством, заключается в подрыве институтов займа и кредита, этих фундаментальных инструментов экономической деятельности, путем умышленного уклонения от уплаты долгов.

Составы преступлений, связанных с банкротством, указаны в ст. ст. 195, 196, 197 УК РФ (неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное банкротство, фиктивное банкротство).

Наиболее сложна в составе этих преступлений объективная сторона. Сложность определяется двумя обстоятельствами: во-первых, необходимостью правильного отбора юридически значимых признаков преступления, во-вторых, необходимостью ясного изложения этих признаков.

Ясность изложения законов всегда была актуальной проблемой. Еще в XVI веке французский философ Монтень писал: «Наши французские законы по своей неупорядоченности и нечеткости весьма содействуют произволу и коррупции у тех, кто их применяет. Сформулированы они так темно и неопределенно, что это некоторым образом даже оправдывает и неподчинение им, и все неправильности в их истолковании, применении и соблюдении…»

К сожалению, в ст. 195 УК (неправомерные действия при банкротстве) нет ясного изложения сути преступления. Текст объективной стороны заимствован из ныне отмененного закона «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» (ст. ст. 45 — 47). Неправомерное деяние описывается рядом частных действий: сокрытие имущества, передача имущества в иное владение, отчуждение или уничтожение имущества, фальсификация документов и т.п.

Перечисление этих действий носит иллюстративный характер, их перечень может быть продолжен. Но не указана суть самого преступления — уменьшение конкурсной массы независимо от того, каким способом оно совершено. Преступлением является именно уменьшение конкурсной массы, а само по себе совершение вышеуказанных действий преступлением не является. Такие действия могут рассматриваться только как улики в совершении преступления.

Неясно изложено и время совершения неправомерных действий — «при банкротстве или в предвидении банкротства». При таком определении время «предвидения банкротства» не поддается точному установлению, юридической фиксации и доказыванию. Подобное описание времени допустимо в беллетристике, но не в уголовном законе. Поэтому логично предложение Л. Гаухмана определять «предвидение банкротства» временем совершения конкретных процессуальных действий. Должник бесспорно предвидит свое банкротство, когда совершено любое процессуальное действие, возбуждающее процедуру банкротства:

— должник сам подал в арбитражный суд заявление о своем банкротстве;

— должника уведомили, что арбитражный суд принял заявление о признании его банкротом, поданное конкурсными кредиторами, прокурором, налоговыми органами или иными уполномоченными лицами;

— должник обратился к кредиторам с просьбой дать согласие на его добровольное банкротство и ликвидацию без обращения в арбитражный суд.

Любое из этих действий свидетельствует, что должник свое банкротство предвидит, и это поддается юридической фиксации и доказыванию.

В ст. 196 УК (преднамеренное банкротство) банкротство описано как «создание или увеличение неплатежеспособности». Этот текст также заимствован из отмененного закона «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» (преамбула). И он тоже неточный.

Определение преднамеренного банкротства как увеличение неплатежеспособности не соответствует логике этого преступления. Увеличение предполагает уже имеющуюся неплатежеспособность, которая могла возникнуть и при отсутствии вины должника или даже по его вине, но неосторожной. А это уголовно ненаказуемо. Уголовно наказуемо только умышленное создание неплатежеспособности. Если неплатежеспособность умышленно создается, когда процедура банкротства уже возбуждена, то применяется ст. 195 УК (цель — уменьшение конкурсной массы). А если неплатежеспособность умышленно создается до начала процедуры банкротства, то ответственность наступает по ст. 196 УК.

В ст. 197 УК (фиктивное банкротство) понятие банкротства сформулировано как заведомо ложное «объявление о несостоятельности». Эта формулировка тоже заимствована из закона «О несостоятельности (банкротстве) предприятий». В п. 1 ст. 10 ныне действующего Закона «О несостоятельности (банкротстве)» уточнено, что фиктивность определяется тем, что у должника есть возможность удовлетворить требования кредиторов в полном объеме.

Целями фиктивного банкротства указаны: получение отсрочки либо рассрочки платежей, или скидка с долга, или неуплата долга. Однако перечисленные цели содержат внутреннее противоречие: получение отсрочки либо рассрочки платежей или скидка с долга означают, что должник намерен продолжать свою деятельность, если кредиторы помогут ему вышеуказанным способом. А неуплата долга означает, что должник намерен признать себя банкротом и прекратить деятельность.

В законе не указано, в какой форме должник может сделать ложное объявление о своей несостоятельности. Когда оно сделано в форме заявления (письменного или устного) кредиторам о возможном банкротстве, если они не предоставят должнику отсрочку или рассрочку платежей или скидку с долга, то это мошенничество (ст. 159 УК). Когда же ложное объявление о несостоятельности должник выражает совершением процессуальных действий, направленных на возбуждение процедуры своего банкротства, то это фиктивное банкротство (ст. 197 УК).

Объективная сторона всех преступлений, связанных с банкротством, содержит указание на последствия: «причинение крупного ущерба». Но что понимать под крупным ущербом, как его определять: в единицах минимальной зарплаты, по каждому кредитору или по всем кредиторам суммарно, по значимости невозвращенного долга для экономического положения кредитора, что потребует проведения длительных и дорогостоящих экспертиз?

Главное в том, что состав преступления закончен, когда будет установлен «крупный ущерб», а это выявится после окончания конкурсной процедуры, т.е. через 2 — 3 года после совершения преступления, когда доказательства будут уже утрачены. В уголовном законодательстве зарубежных стран нет указания на последствия как элемент состава криминального банкротства. Ожидание последствий парализует борьбу правоохранительных органов с этими преступлениями, не позволяет своевременно начать расследование.

Безосновательно опасение, что исключение из составов криминальных банкротств указания на последствия (крупный ущерб) повлечет беспредельное увеличение количества уголовных дел этой категории. Круг уголовных дел, связанных с банкротством, ограничен не только уголовным правом (специальные субъекты), но и гражданским правом, которое установило минимальную величину потенциального вреда, необходимую для возбуждения арбитражной процедуры банкротства, — 500 минимальных размеров оплаты труда. Криминальность действий, связанных с банкротством, не в том, что долг не оплачен, и не в размере долга, а в том, что долг не оплачен умышленно.