Должен ли суд нести ответственность за доказывание?

04-03-19 admin 0 comment

Власов А.А.
Современное право, 2001.


А.А. Власов — заведующий отделом НИИ проблем законности и правопорядка при Генеральной прокуратуре РФ, доктор юридических наук.

Задачами гражданского и арбитражного судопроизводства являются правильное и быстрое рассмотрение и разрешение дел, защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов как физических, так и юридических лиц во всех сферах деятельности, содействие укреплению законности и предупреждению различных правонарушений (ст. 2 ГПК РСФСР, ст. 2 АПК РФ). Несмотря на то что суд не имеет материально — правовой заинтересованности в исходе дела, его обязанность своевременно и качественно рассматривать дела свидетельствует об определенной процессуальной заинтересованности, которая выражается в правильности определения предмета доказывания, оценки доказательств и вынесении законного и обоснованного судебного постановления.

Вместе с тем в настоящее время продолжает оставаться дискуссионным вопрос о роли суда в гражданском, арбитражном, уголовном судопроизводстве в доказывании. На него однозначно трудно ответить, так как среди ученых нет единого мнения по данному вопросу. Нет также единого мнения и среди многих практических работников, которые считают, что суд не должен вообще принимать участие в доказывании и нести за это ответственность, а лишь на основании представленных сторонами доказательств делать вывод об обоснованности заявленных требований и возражений, не неся при этом никакой ответственности за принимаемые решения.

В науке как гражданского, арбитражного, так и уголовного процессуального права в качестве элементов доказывания называют определение предмета доказывания, собирание, представление, исследование и оценку доказательств. Чтобы определить субъекта доказывания, необходимо выявить квалифицирующие признаки, на основании которых решить вопрос об отнесении его к субъекту процессуального доказывания. Методологической основой, на наш взгляд, для выявления таких признаков могут служить исследования в науке гражданского, арбитражного и уголовного процессуального права. Если деятельность суда будет направлена хотя бы на один из перечисленных элементов доказывания, то соответственно он будет являться субъектом доказывания.

И.Л. Петрухин обоснованно, на наш взгляд, называет такие квалифицирующие признаки в судопроизводстве, как: а) постоянное участие в доказывании; б) ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ДОКАЗЫВАНИЕ (выделено мной. — А.В.); в) наличие права на активное и продолжительное участие в доказывании. Другой ученый А.А. Давлетов также относит суд к субъектам доказывания. Точки зрения А.А. Давлетова и И.Л. Петрухина в плане ответственности суда за доказывание совпадают <*>.

———————————

<*> См.: Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С. 494. Давлетов А.А. Основы уголовно — процессуального познания. Свердловск, 1991. С. 14.

Мы полагаем, что такую ответственность за доказывание в гражданском, арбитражном и уголовном судопроизводстве суд должен нести. Например, в процессуальном смысле, это в тех случаях, когда суд определяет предмет доказывания, принимает меры по обеспечению доказательств, назначает экспертизу, выполняет судебные поручения и т.п., в организационно — правовом смысле — когда суд удовлетворяет заявленные ходатайства сторон об истребовании доказательств, осуществляет контроль за своевременным представлением доказательств и т.д.

В связи с этим может возникнуть вопрос: что делать суду в том случае, если стороны по гражданскому или арбитражному делу отвергают предложение суда о предоставлении необходимых в данном случае доказательств, например предложение о проведении экспертизы, по материальным соображениям? На наш взгляд, то обстоятельство, что услуги различных экспертов в настоящее время являются платными, не должно, в интересах установления истины по делу, останавливать суд. Необходимая по делу экспертиза в таких случаях должна проводиться за счет государства с последующим взысканием всех расходов с проигравшей стороны (ст. 95 ГПК).

Ни у кого не вызывает сомнения, что суд в гражданском, арбитражном и уголовном процессе является субъектом оценки доказательств по внутреннему убеждению, поскольку оценка доказательств представляет собой органическую часть доказывания. На наш взгляд, являясь в определенном смысле итогом работы с доказательствами, оценка позволяет суду выразить свое отношение к материалам гражданского, арбитражного, уголовного дела и уже на этой основе принять определенное процессуальное решение. Внутреннее убеждение как результат оценки доказательств означает уверенность суда в достоверности доказательств и правильности выводов, к которым он пришел в процессе исследования доказательств. Результаты этой оценки содержатся в таких процессуальных документах, как судебное определение, решение, приговор.

Если рассматривать гражданское судопроизводство, то в связи с изменениями, внесенными в ГПК в 1995 г., позиция суда в доказывании резко изменилась. Обязанность представления доказательств была возложена только на стороны и других лиц, участвующих в деле (ст. 50 ГПК). Суд может лишь предложить им представить дополнительные доказательства. В случае, когда представление дополнительных доказательств для сторон и других лиц, участвующих в деле, затруднительно, суд по их ходатайству лишь оказывает им содействие в собирании доказательств. По собственной инициативе суд уже не обязан собирать доказательства.

То есть акценты по собиранию доказательств смещены с активности суда на обязанности сторон и других лиц, участвующих в деле. Это в равной мере относится и к арбитражному судопроизводству (ст. 53 АПК). Однако это не означает, что суд общей юрисдикции, а также арбитражный суд перестали быть субъектами доказывания. Принцип состязательности в гражданском, арбитражном и уголовном судопроизводстве предполагает активность суда. Так, предмет доказывания в гражданском и арбитражном судопроизводстве должен определять суд. Суд обязан также поставить на обсуждение обстоятельства, имеющие значение для дела, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались. В случае необходимости суд может предложить сторонам представить дополнительные доказательства и, если их недостаточно, по ходатайству сторон должен оказать содействие в собирании доказательств: выдать запросы, истребовать письменные или вещественные доказательства, назначить эксперта в стадии подготовки дела к судебному разбирательству или в стадии разбирательства, провести осмотр на месте, поручить другому суду произвести определенные действия (например, направить судебное поручение) и т.п. (ст. 50 ГПК).

В уголовном судопроизводстве на суд возлагается обязанность проведения полного, всестороннего и объективного рассмотрения уголовного дела, выявления как уличающих, так и оправдывающих обвиняемого, а также смягчающих и отягчающих его ответственность обстоятельств (ст. 20 УПК РСФСР). Не являясь субъектом доказывания, суд не выполнит данную обязанность.

Однако устранение суда от доказывания и переложение этой обязанности только на стороны продолжает беспокоить как ученых — процессуалистов, так и граждан, которые обращаются в суд за защитой своих нарушенных прав. Введение состязательного процесса в чистом виде, как того хотели авторы изменений в ГПК (статьи 14, 50), на наш взгляд, в период реформирования государства и резкого расслоения общества на бедных и богатых было преждевременным и кроме негативных последствий за прошедшие 5 лет после их принятия ничего не принесло.

Статья 48 Конституции РФ, согласно которой каждому гарантирована квалифицированная юридическая помощь, в действительности оказалась декларируемым постулатом. Если в уголовном судопроизводстве суд, прокурор, следователь обязаны в соответствии со ст. 49 УПК обеспечить участие защитника вне зависимости от наличия у него материальных средств, то в гражданском и арбитражном судопроизводстве такого правила нет, и стороны по делу лишены возможности получения квалифицированной юридической помощи и должны сами находить себе адвоката — представителя, услуги которого стоят недешево.

В наше сложное экономическое время, когда простые граждане не могут позволить себе не только дорогостоящую оплату адвокатов — представителей, но и нередко прокормить себя, они остались один на один с процессуальным противником, обладающим «толстым кошельком», который может позволить себе пригласить опытного адвоката для защиты его интересов в суде и с учетом данного преимущества постараться выиграть дело. В данном случае ни о каком соблюдении принципа равноправия граждан перед законом и судом говорить не приходится, и этот принцип носит декларативный характер (ст. 5 ГПК). Закон лишь формально предоставляет истцу и ответчику «равные» процессуальные возможности по защите своих прав и охраняемых законом интересов в суде (ст. 33 ГПК), не обеспечивая при этом одинаковыми стартовыми возможностями истца и ответчика.

В связи с этим возникает вопрос: кто, как не государство, должно защитить интересы простого гражданина, который, не имея возможности воспользоваться услугами адвоката, не способен сориентироваться в сложном лабиринте судебных процедур и правильно отреагировать на действия своего процессуального противника? Ведь если истец (ответчик) не докажет своих требований (возражений), то суд не вынесет решения в их пользу, так как законодатель в ст. 50 ГПК указал, что «сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений». Похожее правило предусмотрено и в ст. 53 АПК.

Если раньше, до внесения изменений в ГПК, у сторон была какая-то гарантия вынесения законного и обоснованного решения, поскольку закон обязывал суд принимать предусмотренные законом меры для всестороннего и объективного выяснения всех обстоятельств дела, вне зависимости от активности и инициативности истца или ответчика, то теперь таких гарантий не существует. Суды, как свидетельствует практика, руководствуются принципом состязательности и устраняются от доказывания. Однако, как свидетельствует судебная статистика, из рассмотренных с вынесением решения за первое полугодие 2000 г. судами общей юрисдикции 2278601 дела из обжалуемых 185447 отменено и изменено в кассационной и надзорной инстанциях 42019 незаконных и необоснованных решений, что составило 22,6%, а из рассмотренных арбитражными судами за тот же период времени 252827 дел из обжалуемых 60185 отменено и изменено в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях 12359 незаконных и необоснованных решений, что составило 20,5%. Эти цифры красноречиво свидетельствуют о допускаемых судами ошибках при рассмотрении и разрешении дел, в том числе и связанных с неправильной оценкой доказательств.

С таким положением нельзя согласиться, так как закон не освободил в полной мере суд от такой обязанности. Принцип состязательности не предполагает полной пассивности суда в области выяснения сведений о фактах. Закон предписывает суду (исходя из позиций заинтересованных лиц) определять предмет доказывания. Несоблюдение этого требования может привести к отмене вынесенного судом решения, когда суд не исследовал всех предусмотренных нормой материального права юридических фактов или доказательственных фактов, наличие или отсутствие которых влияет на исход дела, или напротив, исследовал факты, не предусмотренные законом, подлежащим применению (ч. 1 ст. 306 ГПК, п. 1 ч. 1 ст. 158 АПК).

М.К. Треушников в этой связи справедливо, на наш взгляд, замечает, что для суда недоказанность равнозначна неистинности, поэтому отказ в иске по мотиву недостаточности доказательств внешне выглядит как отказ суда поверить в истинность обстоятельств, о которых заявляет истец <*>. Таким образом, отводить суду в гражданском, арбитражном, уголовном судопроизводстве роль лишь пассивного наблюдателя будет неправильно.

———————————

<*> Треушников М.К. Доказательства и доказывание в советском гражданском процессе. — М., 1982. С. 48.

Поэтому нельзя не согласиться с точкой зрения С.А. Шейфера, что суд сохраняет за собой обязанность доказывания. «Он обязан исследовать все имеющиеся в деле, а также представленные сторонами доказательства, подвергнув их испытанию на относимость, допустимость и достоверность, отразить результаты исследования в протоколе» <*>. Даже такой противник отнесения суда к субъектам доказывания, как А.Ф. Клейнман, и тот вместе с тем полагал, что обязанность суда — разрешить спор сторон <**>.

———————————

<*> Шейфер С.А. О понятии и цели доказывания в уголовном процессе // Государство и право. 1996. N 9. С. 65.

<**> Клейнман А.Ф. Основные вопросы теории доказательств в советском гражданском процессе. М.; Л. 1950. С. 40.

В связи с этим возникает естественный вопрос: может ли суд «разрешить спор», принять решение по делу, при этом не являясь субъектом доказывания? На наш взгляд, нет, не может, поскольку решение суд выносит на основании исследованных в судебном заседании доказательств и их надлежащей оценки (статьи 192, 194 ГПК). Оценка же доказательств в любой системе гражданского, арбитражного, уголовного судопроизводства была, есть и будет обязанностью суда при вынесении решения.

Права в данном случае и И.В. Решетникова <*>, которая правильно, на наш взгляд, относит к субъектам гражданско — процессуального доказывания субъектов гражданских процессуальных правоотношений, которые в силу закона несут обязанность и обладают правом доказывания обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела, а также заинтересованных в исходе дела как в материально — правовом, так и в процессуально — правовом смысле. Поэтому, учитывая изложенное, необходимо признать, что суд должен нести ответственность за доказывание в гражданском, арбитражном, уголовном судопроизводстве с вытекающими отсюда правовыми последствиями.

———————————

<*> Решетникова И.В. Доказательственное право в гражданском судопроизводстве. Екатеринбург, 1997. С. 46 — 47.