Разрешение споров в ходе выборов депутатов Госдумы

04-03-19 admin 0 comment

Абрамов Д.
Законность, 2000.


Д. Абрамов, прокурор отдела прокуратуры Ростовской области.

При проведении выборов депутатов Государственной Думы Ростовским областным судом в первой инстанции рассмотрено 19 дел, связанных с обжалованием действий (бездействия) избирательных комиссий разных уровней, нарушающих право граждан избирать и быть избранными. Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ 8 решений областного суда оставлено без изменения, отменено 2, при этом были вынесены новые решения об удовлетворении жалоб. Во всех делах принимал участие прокурор.

По предмету обжалования все избирательные споры, рассмотренные областным судом, распределяются на 4 группы: споры по жалобам кандидатов в депутаты и избирателей на решения окружных избирательных комиссий об отказе в регистрации кандидатом в депутаты (9 дел); споры, связанные с отменой регистрации зарегистрированного кандидата (7); дела по жалобам на действия избирательной комиссии Ростовской области в связи с осуществлением предвыборной агитации (2); 1 дело рассмотрено по жалобе доверенного лица кандидата на действия и бездействие окружной и участковых избирательных комиссий по составлению списков избирателей.

Практический интерес вызывают 2 из этих категорий дел — в связи с отказом в регистрации кандидатов и отменой регистрации уже зарегистрированных кандидатов, поскольку именно эти виды споров носят самый распространенный характер, актуальны непосредственно перед днем выборов, в рамках последней избирательной кампании именно этим вопросам было придано новое законодательное регулирование.

При рассмотрении дел об отказе в регистрации кандидатами в депутаты судом проверялось прежде всего соблюдение избирательными комиссиями процедуры проверки соответствия закону выдвижения кандидатов (главным образом, это касалось процедуры проверки подписных листов кандидатов), а также принципов коллегиальности и гласности при принятии решений об отказе в регистрации.

Основаниями к отказу в регистрации во всех рассмотренных судом случаях стало обнаружение более 15% недостоверных подписей избирателей среди подписей, подвергшихся проверке, что предусмотрено пп. «в» п. 6 ст. 47 ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» (далее — Закон о выборах), а также существенное нарушение установленного Законом порядка сбора подписей (пп. «а» п. 6 ст. 47). Конкретные нарушения со стороны кандидатов были выражены в том, что избирателями в нарушение п. 4 ст. 44 Закона о выборах несобственноручно вносились даты подписей, что было установлено справками экспертов, привлекавшихся к работе в избирательных комиссиях. Выявление такого нарушения влекло признание подписи избирателя недостоверной на основании пп. «д» п. 9 ст. 46 Закона. Действия комиссий судом признаны соответствующими закону, поскольку в нем специально подчеркнуто значение даты внесения подписи с целью недопустимости фальсификации подписей и внесения их до момента уведомления кандидатом или другим субъектом выдвижения избирательной комиссии о начале сбора подписей. Внесение даты другим лицом влечет признание подписи недостоверной. Одновременно суд согласился с выводом избирательных комиссий о том, что при многочисленных случаях несобственноручного внесения избирателями дат подписания листа это обстоятельство — существенное нарушение процедуры сбора подписей, что является основанием к отказу в регистрации.

Доводы некоторых кандидатов о незаконности принятых решений об отказе в регистрации со ссылкой на заключения экспертов — почерковедов, которые не представили мотивированных заключений, составленных по правилам проведения экспертиз в гражданском и уголовном судопроизводстве, не приняты во внимание по следующим основаниям. Согласно п. 10 ст. 46 Закона о выборах подписи, выполненные от имени разных лиц одним лицом или от имени одного лица другим лицом, признаются недостоверными на основании письменного заключения эксперта, привлеченного к работе избирательной комиссии в соответствии с п. 4 этой статьи. Закон о выборах специально не оговаривает необходимость подробной мотивировки выводов эксперта и не отсылает к нормам процессуального права. С таким выводом согласился и Верховный Суд РФ, рассмотрев несколько дел в кассационном порядке, а одно дело — и в надзорном. По делу по жалобе О. на действия избирательной комиссии Ростовского одномандатного избирательного округа N 146 судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ указала в определении, что суд первой инстанции обоснованно не согласился с доводами заявителя о том, что заключение эксперта должно быть составлено с учетом требований гражданского процессуального закона, поскольку эти требования относятся к порядку назначения экспертизы судом. Закон о выборах не регламентировал порядок получения и содержания заключения эксперта. Суд исследовал представленные экспертом в избирательную комиссию письменные заключения и убедился в их достоверности. С учетом этого отказ в удовлетворении ходатайств заявителя о проведении почерковедческой экспертизы и вызове дополнительных свидетелей по поводу совершения подписей не может служить основанием для отмены решения.

По таким делам часто возникает вопрос о том, допустимо ли доказывание достоверности подписей и дат их внесения избирателями посредством допроса самих избирателей в качестве свидетелей. С учетом принципа допустимости доказательств показания даже допрошенных свидетелей нельзя принять за основу при оценке правильности заключения эксперта о недостоверности тех или иных подписей (дат). Законодательство о выборах специально предусматривает способы проверки достоверности подписных листов, указывая, что факт собственноручного внесения самой подписи и даты ее внесения проверяется с привлечением почерковеда, а не путем опроса избирателей. Именно поэтому в допросе свидетелей в ходе судебного заседания нет необходимости, тем более в процедуре работы самой окружной избирательной комиссии не предусмотрена возможность опроса избирателей. Суд при рассмотрении жалобы прежде всего проверяет решения комиссий с точки зрения их соответствия избирательному закону. При таком положении содержание принципа допустимости доказательств в гражданском процессе должно конкретизироваться в избирательных спорах предписаниями норм материального закона, определяющего порядок проверки подписных листов. Здесь необходимо иметь в виду и принцип процессуальной экономии (закрепленный в требовании о сокращенном сроке рассмотрения подобных дел): допрос свидетелей может затянуться на неопределенный период времени при большом количестве недействительных подписей.

Назначение по делам об отказе в регистрации почерковедческих экспертиз по правилам, предусмотренным ГПК, признано судебной практикой нецелесообразным в связи с длительностью таких экспертиз при сокращенном сроке разрешения дел и наличием других доказательств, на основании которых возможна оценка правильности решений избирательных комиссий с учетом положений ст. 56 ГПК.

Имели место и другие нарушения порядка сбора подписей. Судом практически по каждому рассмотренному делу установлены факты сокращений в данных об избирателях, что Законом не допускается, недостоверность адреса места жительства избирателя или его паспортных данных (что подтверждалось справками органов внутренних дел), подписные листы не были заверены надлежащим образом.

По делу по жалобе К. на постановление окружной избирательной комиссии Волгодонского избирательного округа об отказе ему в регистрации кандидатом в депутаты судом установлено, что при проверке отобранных для этой цели подписных листов выявлен факт заполнения данных об избирателях не избирателями и сборщиком подписей, заверившим подписной лист, а другим лицом. Это обстоятельство подтверждено справкой почерковеда. Все подписи на таких листах комиссией признаны недостоверными. Более того, комиссия сделала вывод о наличии существенного нарушения порядка сбора подписей. Суд в удовлетворении жалобы отказал, сославшись на то, что закон не предусматривает возможность внесения таких сведений помимо избирателя и сборщика третьим лицом, поскольку именно сборщика подписей закон наделил правом вносить эти данные, он же и заверяет их правильность. Закон не разрешает вносить данные об избирателях одному лицу, а заверять подписной лист другому. Решение оставлено в кассационном порядке без изменения.

Среди дел, связанных с оспариванием решений об отмене регистрации либо по требованиям об отмене регистрации зарегистрированных кандидатов, особо выделим те, которые связаны с применением положений закона о возможности отмены регистрации кандидата в случае существенного нарушения им процедуры своего выдвижения.

Постановлением окружной избирательной комиссии Таганрогского одномандатного избирательного округа N 147 по выборам депутатов Государственной Думы М. зарегистрирован кандидатом в депутаты, при этом комиссией ему было объявлено предупреждение в связи с непредоставлением им в срок сведений о наличии гражданства Греческой Республики.

Через три дня регистрация М. была отменена постановлением той же избирательной комиссии, поскольку после регистрации было установлено, что он предоставил недостоверные сведения о себе (по вопросу о греческом гражданстве) и эта недостоверность носит существенный характер. Решением Ростовского областного суда М. в удовлетворении требований отказано. Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ решение областного суда отменено, вынесено новое решение, которым признано незаконным и отменено постановление окружной избирательной комиссии об отмене регистрации М. кандидатом в депутаты (поскольку комиссия вышла за пределы своих полномочий — ей было известно о нарушении М. процедуры выдвижения кандидатом при решении вопроса о его регистрации). Вместе с тем в удовлетворении требования об отмене предупреждения было отказано в связи с тем, что факт нарушения М. Закона о выборах установлен и им фактически признан.

С учетом этих обстоятельств прокурор Ростовской области обратился в областной суд с заявлением о признании незаконным постановления окружной избирательной комиссии о регистрации М. кандидатом в депутаты. В обоснование заявления было положено содержание п. 1 ст. 64 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», согласно которому регистрация кандидата может быть отменена (аннулирована) не позднее чем в день, предшествующий дню голосования, в случае существенной недостоверности сообщенных кандидатом данных о себе (п. 2 ст. 28, п. 1 ст. 32), а также непредоставления данных о наличии неснятой или непогашенной судимости, о наличии гражданства иностранного государства.

При наличии предусмотренного основания к отказу в регистрации М. кандидатом в депутаты нельзя считать обоснованным вынесение предупреждения за нарушение.

Решением областного суда заявление прокурора области удовлетворено, указанное постановление признано незаконным и отменено, решение обращено к немедленному исполнению. Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ решение оставлено без изменения. При этом кассационная инстанция указала, что М. в заявлении о согласии баллотироваться кандидатом в депутаты, представленном в окружную избирательную комиссию, не указал на наличие у него гражданства Греческой Республики, не представил и данных о прекращении греческого гражданства на день подачи избирательных документов. Сокрытие М. сведений о гражданстве иностранного государства является существенным нарушением избирательного закона, влекущим отказ в регистрации кандидата, а когда она произведена — ее отмену. Окружная избирательная комиссия, принимая постановление о регистрации М., не дала оценки существенности допущенного нарушения, применив несоразмерную этому нарушению санкцию в виде предупреждения.

Областной суд рассмотрел 3 дела по жалобам избирателей на указанное постановление окружной избирательной комиссии Таганрогского одномандатного избирательного округа N 147 об отмене регистрации М. кандидатом в депутаты. В удовлетворении жалоб отказано, по 2 делам, рассмотренным в кассационном порядке Верховным Судом РФ, решения оставлены без изменения. Особенность этих дел в том, что жалобы избирателей на постановление, нарушающее, по их мнению, активное избирательное право, приняты к производству и рассмотрены в период между вынесением областным судом решения об отказе самому М. в удовлетворении аналогичной жалобы и кассационным рассмотрением этого дела. Суд первой инстанции, не установив прямой связи между активным и пассивным избирательным правом с точки зрения положений закона в данных случаях и с учетом того, что сам кандидат реализовал свое право на обжалование, отказал в удовлетворении требований заявителей об отмене названного постановления. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, оставляя решения областного суда в силе, вместе с тем указала, что данное постановление нарушало в том числе и активное избирательное право заявителей, поскольку лишало их возможности проголосовать за одного из кандидатов, однако в связи с отменой постановления избирательной комиссии определением судебной коллегии Верховного Суда РФ предмет обжалования отсутствует и нет необходимости заново признавать незаконным уже отмененный акт в силу требований Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации».