Полюбовный» арест денежных средств

04-03-19 admin 0 comment

Анциферов О.
Бизнес-адвокат, 2001.


О. Анциферов, юрист.

Вопросы, связанные с арестом судебным приставом безналичных денежных средств, актуальны не только для сторон исполнительного производства, но и для коммерческого банка, в котором открыт счет должника. Приходится констатировать, что сложившийся на практике порядок ареста и взыскания денежных средств по постановлению судебного пристава не подкреплен достаточным нормативным материалом, что, разумеется, создает дополнительные сложности для юридической службы коммерческого банка, одним из представителей которой является автор настоящей статьи.

Согласно ст. 856 ГК РФ в случае необоснованного списания денежных средств со счета клиента, а также невыполнения указаний клиента о перечислении денежных средств со счета банк обязан уплатить на эту сумму проценты в порядке ст. 395 ГК РФ. Кроме того, при необоснованном списании денежных средств банк обязан будет восстановить остаток на счете клиента.

С другой стороны, ст. 86 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» предусматривает для банка штраф в размере 50 процентов от суммы, подлежащей взысканию, в случае неисполнения требований, содержащихся в постановлении судебного пристава.

Такое положение «меж двух огней» заставляет юристов банка в каждом конкретном случае внимательнейшим образом анализировать ситуацию с арестом и, прежде всего, оценивать требования судебного пристава с точки зрения соответствия их законодательству.

Изучение поступавших в банк в последние несколько лет постановлений судебных приставов об аресте и взыскании денежных средств позволило сделать вывод, что какая-либо строго определенная форма такого постановления отсутствует.

Действительно, Закон об исполнительном производстве ничего не говорит о том, какие обязательные реквизиты должно содержать постановление судебного пристава в отношении порядка и условий ареста и взыскания денежных средств. Почему-то и Министерство юстиции, утвердившее Приказом от 3 августа 1999 г. N 226 Инструкцию по организации работы с документами при ведении исполнительных производств, среди типовых форм, установленных данным актом, не предусмотрело форму постановления о наложении ареста на денежные средства на счете. В результате требования одних приставов зачастую существенно отличаются от требований их коллег из других подразделений.

В этой связи желательно поэтапно рассмотреть наиболее важные проблемы, связанные с арестом денежных средств, на основе анализа соответствующих вариантов требований судебных приставов и правовых норм, на которых они основаны.

Арест и момент поступления денежных средств на счет

Судебные приставы налагают арест на денежные средства, а не на сам счет. Такие действия соответствуют закону, в частности ст. 12 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ «О судебных приставах», ст. ст. 46, 57 Закона «Об исполнительном производстве». Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в п. 6 Постановления от 31 октября 1996 г. N 13 также говорит, что «арест налагается не на счета, а на имеющиеся на счетах средства».

Практически все постановления содержат следующую формулировку: «наложить арест на денежные средства, находящиеся на счете». Некоторые приставы добавляют: «при недостаточности денежных средств на счете должника обязать банк производить арест всех поступающих сумм на счет».

Во-первых, обратим внимание на некорректность требования пристава, обязывающего банк арестовывать денежные средства. Согласно ст. 27 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 «О банках и банковской деятельности» арест налагается не банком, а соответствующими государственными органами и должностными лицами. Ведь арест в соответствии со ст. 45 Закона об исполнительном производстве является мерой принудительного исполнения, присущей только административно — правовым отношениям, каковыми отношения банка и его клиента не являются. Но банк на основании ст. 5 Закона об исполнительном производстве является организацией, обязанной исполнять требования судебных приставов. Согласно ст. 27 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» «кредитная организация незамедлительно по получении решения о наложении ареста прекращает расходные операции по счету», что неравнозначно наложению банком ареста, как того требуют некоторые судебные приставы.

Итак, какие же денежные средства могут быть арестованы: только те, которые находятся на счете в момент получения банком постановления, либо в том числе и вновь поступающие суммы?

В Информационном письме Президиума ВАС РФ от 25 июля 1996 г. N 6 применительно к аресту арбитражными судами денежных средств на счетах в качестве меры обеспечения иска сказано, что «не может быть наложен арест на суммы, которые в будущем поступят на счет». На первый взгляд, можно было бы по аналогии и арест, наложенный судебным приставом, не распространять на поступающие в будущем суммы. При наличии конкретного указания пристава об аресте поступающих сумм банк, который будет руководствоваться данным Информационным письмом, рискует применением санкций со стороны пристава. В случае же, если в постановлении нет такого указания, вопрос, казалось бы, ясен. Пристав арестовал денежные средства, находящиеся на счете, следовательно, арестован только остаток на дату получения банком постановления. Поступившие на следующий день на счет денежные средства в момент ареста на счете не находились, следовательно, арестованы не были, и клиент вправе ими распоряжаться по своему усмотрению.

Наверняка такая логика банка (основанная, между прочим, на Информационном письме Президиума ВАС РФ!) у судебных приставов, мягко говоря, не нашла бы понимания. К счастью, вышеизложенное нами толкование требований пристава слишком абсурдно, чтобы воплотиться в реальность. Практика исходит из того, что аресту подлежат все суммы, включая и поступающие в дальнейшем на счет (в пределах, указанных приставом), независимо от того, распорядился ли пристав судьбой вновь поступающих сумм или нет.

Возьмем на себя смелость утверждать, что сама возможность данной конфликтной ситуации возникла из-за теоретически неверного подхода законодателя и Высшего Арбитражного Суда к вопросу об аресте денежных средств. Их позиция по поводу того, что арестованы могут быть только денежные средства на счете, а не сам счет, базируется на нормах гражданского процессуального законодательства (ст. ст. 134, 390 ГПК РСФСР) и законодательства об исполнительном производстве ст. ст. 46, 47, 57 ФЗ «Об исполнительном производстве»).

Исходя из этих норм можно сделать вывод, что арестовано может быть только имущество. Так как в силу ст. 128 ГК РФ деньги являются имуществом, следовательно, они могут быть арестованы, в отличие от банковского счета, который сам по себе имуществом не является. Но при этом не учитывается специфика безналичных денег как «особого» имущества, для которого характерны обезличенность и постоянное нахождение в обороте. Безналичные деньги не могут выразить себя «вовне» иначе как через счет, на котором они находятся, поэтому представляется, что речь должна вестись об аресте счета, именно к счету должны быть обращены ограничительные требования судебного пристава, а не к денежным средствам на счете (хочется отметить, что в тех случаях, когда автор говорит об аресте денежных средств, он лишь стремится избежать противоречий с буквальным содержанием правовых норм и постановлений судебных приставов).

Косвенное подтверждение этому содержится в ст. 27 Закона «О банках и банковской деятельности», которая, как уже отмечалось, рассматривает арест как обязанность банка прекратить расходные операции по счету в пределах средств, на которые наложен арест. То есть предметом правоотношений является именно счет, а денежные средства — лишь опосредованно.

Данная позиция корреспондируется со сравнительно новыми нормами Налогового кодекса РФ, в которых законодатель разделяет понятия «арест имущества» (ст. 77 НК РФ) и «приостановление операций по счетам налогоплательщика» (ст. 76 НК РФ).

Только абстрагируясь от буквального содержания постановлений судебных приставов об аресте денежных средств и рассматривая каждый такой арест как обязанность приостановления расходных операций по счету (то есть арест счета) в пределах указанной приставом в постановлении суммы можно реально исполнить решение суда о взыскании с должника денежных средств. При таком подходе для банка безразлично, когда поступили на счет денежные средства — до момента снятия ареста они, безусловно, подпадают под ограничения, примененные по требованию судебного пристава.

Арест и требования, предъявленные к счету

Цель ареста, наложенного судебным приставом, — обеспечение списания со счета денежных средств в пользу взыскателя. Однако списание денежных средств может осуществляться только в порядке очередности, предусмотренной ст. 855 ГК РФ. При этом постановление судебного пристава не пользуется какими-либо преимуществами. При определении очередности требования пристава банк исходит из статуса взыскателя.

К сожалению, зачастую из постановления нельзя сделать однозначный вывод об очередности данного документа. Обычно приставы не указывают конкретную очередность требований своего взыскателя, ограничиваясь лишь сообщением его наименования (фамилии), в связи с чем банк вынужден сам, на основании текста постановления, делать вывод об очередности.

В отношении взыскателей — физических лиц сделать это практически невозможно. Физическое лицо может быть: взыскателем первой очереди (например, в случае возмещения вреда здоровью), взыскателем второй очереди (например, при взыскании через суд денежных средств по оплате труда), взыскателем пятой очереди (например, при взыскании через суд материального ущерба). В результате банк, не получивший от пристава достаточной информации, вынужден все «неопознанные» постановления в отношении взыскателей — физических лиц относить к пятой очереди («исполнительные документы, предусматривающие удовлетворение других денежных требований»).

Таким образом, пренебрежение приставами нормой ст. 855 ГК РФ, то есть неуказание в постановлении очередности требований данного взыскателя, может привести, по вине приставов, к ущемлению интересов физических лиц, требования которых будут удовлетворены не в соответствии с их фактической очередностью.

Следует отметить, что при наличии средств на счете арест, как правило, снимается, и денежные средства взыскиваются в порядке очередности, установленной ст. 855 ГК РФ. Но не исключены ситуации, когда деньги на счете остаются арестованными в течение достаточно длительного времени (например, в случае приостановления исполнительного производства).

Возникает вопрос: а вправе ли банк при наличии ареста, наложенного судебным приставом, удовлетворять требования очередей, предшествующих очереди, лица, в пользу которого пристав осуществляет взыскание?

Арест, как уже указывалось, есть нечто иное, как приостановление расходных операций по счету. Гражданское законодательство не содержит каких-либо исключений из приостановленных расходных операций, связанных с субъектным составом взыскателей. Такие исключения имеются в ст. 76 НК РФ, устанавливающей, что приостановление операций по требованию налоговых органов не распространяется на платежи, очередность исполнения которых предшествует исполнению обязанности по уплате налогов. Однако представляется, что нельзя нормы налогового права по аналогии распространять на гражданские правоотношения. Поэтому, по нашему мнению, банк не может до момента снятия ареста проводить какие бы то ни было расходные операции по счету в пределах арестованной суммы.

Легко понять, что для судебного пристава практический смысл в такой ситуации отсутствует — ведь в любом случае после снятия ареста вперед будут удовлетворены предыдущие требования, а не постановление пристава. Таким образом, выигрывает от неоплаты находящихся в картотеке документов только банк, корреспондентский счет которого какое-то время будет иметь несколько больший остаток, чем в том случае, если бы существовали правовые нормы, аналогичные соответствующим нормам налогового права.

Единственное исключение, встречающееся на практике, — это те крайне редкие случаи, когда пристав в своем постановлении сам указывает, что арест не распространяется на требования кредиторов предыдущих очередей. С формально юридической точки зрения такая «льгота», предоставляемая приставом, все-таки не соответствует ни Закону об исполнительном производстве, ни Закону о банках и банковской деятельности. Приставу не предоставлено право каким-либо образом менять ныне действующее правило о невозможности исключений из приостановленных расходных операций.

Но банки в этом случае удовлетворяют требования предшествующих очередей исходя из практических соображений — раз сам пристав снял ограничения, то с его стороны претензий не последует.

Какие же меры могут предпринять для удовлетворения своих требований предшествующие приставу «очередники» (в том числе, в определенных случаях, и сам должник)?

Вышеуказанное Информационное письмо Президиума ВАС РФ No. 6 предусматривает, что при аресте счета в порядке обеспечения иска кредиторы, предшествующие истцу, «вправе обратиться в арбитражный суд с ходатайством о разрешении списать определенные суммы в порядке установленной законом очередности. Арбитражный суд рассматривает указанные ходатайства и при подтверждении изложенных в них фактов удовлетворять их».

Думается, что и при аресте судебным приставом денежных средств на счете кредиторам (либо должнику) следует обращаться с соответствующими ходатайствами к приставу, а в случае отрицательного результата — подавать в арбитражный суд иски об освобождении имущества от ареста в порядке ст. 92 Закона «Об исполнительном производстве». При этом истец, безусловно, должен обратить внимание суда на декларируемый Президиумом ВАС РФ в Информационном письме N 6 принцип того, что обеспечение не должно препятствовать исполнению документов в соответствии с очередностью, установленной законом. Правда, следует признать, что решение об удовлетворении иска в подобной ситуации будет основано только на здравом смысле и справедливости, так как нормативная база пока, к сожалению, отстает от требований правоприменительной практики.

Момент снятия ареста

Большинство постановлений судебных приставов, имея первым пунктом решение о наложении ареста, во втором пункте содержат требование о перечислении денежных средств на депозитный счет Службы судебных приставов. Некоторые приставы, наложив арест, требуют от банка сообщить остаток на счете и только после получения информации направляют постановление о взыскании денежных средств либо инкассовое поручение. Ни в том, ни в другом случае постановления приставов не содержат решения о снятии ареста. А если, рассуждая логически, в результате наложения ареста прекращены расходные операции по счету (ст. 27 Закона «О банках и банковской деятельности»), то возобновлены они могут быть только после снятия ареста (отмены постановления о наложении ареста).

К сожалению, Закон «Об исполнительном производстве» не содержит норм, регулирующих сроки действия ареста денежных средств на счете, порядок его снятия и т.п. Опять-таки, передовым в этом плане выглядит Налоговый кодекс, п. 5 ст. 76 которого предусматривает, что приостановление операций по счетам налогоплательщика действует до отмены решения налогового органа о приостановлении.

Позиция некоторых судебных приставов по поводу того, что арест, наложенный приставом, не распространяется на его же требования о взыскании, не подтверждается правовыми нормами. Как уже отмечалось, законодательство не содержит указания на тех взыскателей, которые могут списывать денежные средства при наличии ареста на счете. Кроме того, нераспространение ареста на требования самого пристава нарушало бы очередность, установленную ст. 855 ГК РФ, в случае предъявления к арестованному счету требований предшествующих очередей.

На практике банковские юристы обычно исходят из следующего: если пристав представил в банк требование о перечислении денежных средств на депозитный счет (в форме постановления либо инкассового поручения), то тем самым он выразил свою волю на возобновление приостановленных по его требованию расходных операций, то есть фактически снял арест со счета. В таком случае, если в постановлении пристава одновременно содержатся решение об аресте и требование перечисления средств (а таких постановлений — абсолютное большинство), то такое постановление вообще исключает арест — будучи наложенным, он в то же мгновение снимается, что свидетельствует о бессмысленности ареста по такому постановлению.

Представляется, что принятие приставами решения об аресте — лишь вынужденное следование норме п. 3 ст. 46 Закона «Об исполнительном производстве», обязывающей пристава налагать арест на денежные средства на счете.

На самом деле обеспечительную функцию выполняет не решение об аресте, а требование перечисления денежных средств. Содержащее такое требование постановление, будучи поставленным в картотеку к счету, при поступлении на счет денежных средств позволит приставу получить их, но не иначе как в порядке установленной законом очередности. Никакой арест и никакие иные меры не могут позволить приставу обойти ст. 855 ГК РФ.

Некоторые банковские юристы занимают радикальную позицию, изложенную в начале данного раздела, то есть считают, что требование о перечислении денег на депозитный счет не есть снятие ареста, и настаивают на предоставлении приставом документа с соответствующей буквальной формулировкой (например, «снять арест», «отменить решение об аресте», «возобновить расходные операции по счету» и т.п.). Так как, по мнению банка, арест приставом не снят, то даже реально находящиеся на счете средства не будут списаны ни приставу, ни предшествующим кредиторам. Разумеется, что от этого выигрывает только банк, так как все время, потраченное на споры с судебным приставом, иными кредиторами, а также на доставку в банк постановления о снятии ареста, деньги будут находиться на корреспондентском счете.

Несмотря на отсутствие четкой нормативно — правовой базы, данная позиция юристов является достаточно сильной. Она зиждется (не в прикладном, а в теоретическом плане) на указанной выше норме п. 5 ст. 76 НК РФ, предусматривающей необходимость отмены решения о приостановлении. Думается, что вряд ли приставам в такой ситуации следует вступать в конфликт с банком, отказываясь снять арест — экономически выгоднее как можно быстрее доставить в банк постановление и получить денежные средства на депозитный счет, чем заставлять судей в очередной раз принимать решение при отсутствии нормального правового регулирования по предмету спора.

В заключение хотелось бы отметить, что любой закон нуждается в соответствующей корректировке с учетом практики его применения. Достаточно сказать, что в Налоговый кодекс за два с небольшим года изменения вносились трижды. В то же время Закон «Об исполнительном производстве» действует четвертый год, но ни одной поправки в него внесено не было, хотя необходимость изменений представляется очевидной. Остается надеяться, что у законодателя найдется когда-нибудь время и на законодательство об исполнительном производстве. Оптимизм внушает то, что содержащаяся в Налоговом кодексе концепция законодателя по вопросу о взаимоотношении властных структур и коммерческих банков по поводу денежных средств на счетах клиентов в достаточной мере проработана, соответствует реалиям времени и вполне может быть реализована в поправках к Федеральному закону «Об исполнительном производстве».