Современное понимание имущественных интересов как объекта страхования

04-03-19 admin 0 comment

Турбина К.Е.
Финансы, 2000.


К.Е. Турбина, кандидат экономических наук.

Известно, что понятие имущественного интереса страхователя или застрахованного лица является ключевым для возникновения отношений по страхованию, поскольку именно имущественные интересы, имеющие различный предмет, в соответствии со ст. 4 Закона РФ «Об организации страхового дела в Российской Федерации» есть объект страхования.

Напомним, что закон устанавливает: предметом договора страхования могут являться в личном страховании имущественные интересы, связанные с жизнью, здоровьем, трудоспособностью и пенсионным обеспечением страхователя (застрахованного лица); в страховании имущества — имущественные интересы, связанные с владением, распоряжением и пользованием имуществом; в страховании ответственности — имущественные интересы, связанные с возникновением обязанности страхователя компенсировать ущерб, причиненный его действиями имущественным интересам третьих лиц.

Гражданский кодекс РФ (часть вторая), вступивший в силу с 1 марта 1995 г., установил некоторые ограничения на интересы, страхование которых не допускается. К таким интересам относятся прежде всего противоправные интересы. При этом необходимо обратить внимание на то, что гражданским законодательством не установлено понятие противоправности интереса, в том числе и связанного с заключением договора страхования (очевидно, законодатель предполагает, что доказательство правового основания для действительности страхового обязательства лежит на одной из сторон договора и может быть оспорено в суде). Одновременно не допускается страхование убытков от участия в играх, лотереях и пари, а также страхование расходов, к которым лицо может быть принуждено в целях освобождения заложников.

Между понятиями объекта страхования, приведенными в Законе «Об организации страхового дела в Российской Федерации» и Гражданском кодексе РФ, содержатся существенные различия. Так, в ст. 929 ГК установлено, что по договору имущественного страхования компенсируются убытки в застрахованном имуществе или убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя. При этом под имущественными интересами (ч. 2 ст. 929) понимается риск утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества, риск ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, риск гражданской ответственности и риск убытков от предпринимательской деятельности.

Соответственно, по договору личного страхования (ст. 934) выплачиваются суммы в случае причинения вреда жизни или здоровью застрахованного лица, достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события.

Как видим, понятие имущественного интереса как объекта страхования в договорах личного страхования не является обязательно установленным законодателем условием сделки, а в договорах имущественного страхования понятие имущественного интереса становится синонимом страхового риска.

Однако ни определение, данное в Законе «Об организации страхового дела в Российской Федерации», ни приведенное в ГК РФ не дают ответа на вопрос о соотношении следующих понятий: имущественного интереса лица как объекта страхования и страхового интереса лица в договоре страхования. Между тем эти понятия для договора страхования имеют значение существенных условий и ненадлежащее их установление может повлечь недействительность договора страхования и сделать невозможным собственно страхование.

Сама по себе категория «интереса» в гражданском праве, а также «имущественного интереса» требует дефиниции, поскольку в страховании наличие или отсутствие имущественного интереса определяет возможность или невозможность заключения договора страхования.

В началах гражданского законодательства Российской Федерации установлено, что гражданские права реализуются гражданами и юридическими лицами (субъектами гражданского оборота) своей волей и в своем интересе. Одновременно содержание гражданских прав связывается прежде всего с правом собственности, другими вещными правами, договорными и иными обязательствами и иными имущественными отношениями, основанными на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников. Таким образом, предметом волеизъявления и интереса участников гражданского оборота являются имущественные права (их возникновение, изменение и прекращение) и обязательства.

Это позволяет квалифицировать имущественный интерес как интерес лица (гражданина или юридического лица), связанный с правом собственности, иными вещными правами и обязательствами. Интерес при этом предполагает волеизъявление лица, направленное на возникновение или прекращение соответствующих гражданских прав и обязанностей. Поэтому возможно двойственное толкование имущественного интереса лица. С одной стороны, имущественный интерес имеет свой предмет и связан с имуществом, имущественными правами и обязательствами, а с другой стороны, интерес не может быть воспринят иными участниками гражданского оборота иначе, чем волеизъявление лица, связанное с предметом интереса.

Такое трактование интереса характерно для гражданского оборота в целом. К примеру, у Г.Ф. Шершеневича читаем: «Гражданское право представляет собой совокупность юридических норм, определяющих частные отношения отдельных лиц в обществе. Следовательно, область гражданского права определяется двумя данными: 1) частные лица как субъекты отношений, 2) частный интерес как содержание отношения» <*>. Современный подход к предмету гражданского права коренится еще в римском праве, согласно которому «частное право содержит нормы, ограждающие интересы (т.е. выгоду) отдельных лиц» <**>.

———————————

<*> Г.Ф. Шершеневич. Учебник гражданского права, М. СПАРК, 1995, стр. 57.

<**> И.Б. Новицкий. Римское право. Ассоциация «Гуманитарное знание», М., 1994, стр. 8.

Понятно, что в условиях товарно — денежных отношений имущественный интерес всегда будет иметь стоимостное, денежное выражение.

С учетом вышеизложенного содержание статьи 4 Закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (далее — Закон «Об организации страхового дела») представляется следующим.

Под имущественными интересами юридических лиц понимают прежде всего интересы собственника (а также владельца или пользователя) имущества, связанные с владением им, распоряжением и пользованием; гражданской ответственностью, связанной с владением, распоряжением и пользованием имуществом, а также имущественный интерес в связи и по поводу различного рода источников дохода хозяйствующего субъекта.

Под имущественными интересами граждан следует понимать интерес, направленный на сохранение и обеспечение жизни, здоровья, трудоспособности, а также в той степени, в которой они являются собственниками (или обладают иными имущественными правами и обязательствами) различных видов имущества, — имущественные интересы по поводу обеспечения соответствующих имущественных прав и ответственности, связанной с имуществом и действиями граждан.

Следует обратить внимание на особенности правового положения имущественного интереса граждан, связанного с их жизнью, здоровьем и трудоспособностью. Понятно, что в гражданском обороте не участвует ни один из указанных предметов — жизнь, здоровье или трудоспособность. Однако установление гражданским законодательством общих оснований ответственности за причинение вреда предусматривает обязанность его возмещения в полном объеме причинителем независимо от того, причинен ли вред имуществу или личности гражданина. При этом под объемом вреда, причиненного личности и подлежащего возмещению, т.е. жизни и здоровью потерпевшего, понимают утраченный в результате причинения вреда доход (в том числе заработок), который потерпевший имел либо определенно мог иметь, дополнительные расходы, связанные с восстановлением здоровья, а также в случае смерти потерпевшего — расходы по содержанию его иждивенцев в случае и в порядке, предусмотренном гражданским законодательством (см. ст. ст. 1084 — 1094 ГК РФ). Размер вреда и убытка, причиненного личности, исчисляется в денежной форме, несмотря на то, что связан этот убыток с жизнью, здоровьем и трудоспособностью гражданина, которые, как указывалось, не являются предметами гражданского оборота. Обязанности лиц по возмещению вреда, причиненного личности граждан, являются неотъемлемой и важнейшей составляющей обязательственных прав и поэтому порождают правомерные имущественные интересы страхователя.

Вполне закономерно предположить, что если обязанности, связанные с обеспечением исполнения обязательств вследствие причинения вреда личности, порождают законные имущественные интересы страхователя, то и имущественные интересы самого потерпевшего, связанные с причинением вреда его личности, имеют законные основания для их учета в волеизъявлении субъектов и самом гражданском обороте.

Поэтому спектр имущественных интересов страхователя настолько широк, что требует более детального рассмотрения. Уместно напомнить, что и форма проявления или реализации такого интереса может быть достаточно разнообразной.

Не вызывает сомнения, что имущественный интерес всегда персонифицирован, привязан к лицу, имеющему и выражающему такой интерес. Для страхования эта взаимосвязь может быть рассмотрена и с другой точки зрения. Только носитель, лицо, обладающее имущественным интересом, может явиться стороной в договоре страхования, иначе содержание имущественного интереса утрачивает в договоре всякий смысл.

Вместе с тем, содержание страховых правоотношений связано с вероятностью и возможностью (риском) нанесения ущерба или вреда имущественным интересам страхователя (или застрахованного) и именно эта специфика главным образом предопределяет необходимость выделения правового регулирования договора страхования в самостоятельный раздел гражданского права.

Нанесение ущерба имущественным интересам лица может выражаться в уничтожении или частичном повреждении принадлежащего ему (а также находящегося в его распоряжении или пользовании) имущества, возникновении у собственника непредвиденных финансовых обязательств, вытекающих из факта владения таким имуществом или деятельности по его использованию, а также в связи с утратой дохода (прибыли) по непредвиденным обстоятельствам.

В личном страховании возникновение такого ущерба или вреда связывают прежде всего с утратой доходов лица или возникновением непредвиденных расходов, связанных с его жизнью и здоровьем. Такого рода ущерб в медицинском страховании может быть оценен как расходы, связанные с лечением заболевшего застрахованного, в страховании от несчастных случаев — в размере разницы между доходами пострадавшего застрахованного до несчастного случая и после него.

В страховании жизни в денежном выражении оценить реальный ущерб и упущенную выгоду, причиненные имущественным интересам застрахованного лица в случае его смерти, не представляется возможным. В связи со смертью лица утрачивается необходимая составляющая имущественного интереса — само лицо и его волеизъявление. Однако понятно, что при заключении договора страхования на случай смерти имущественные интересы страхователя связаны с обеспечением интересов выгодоприобретателя по договору. Такой подход оправдан, поскольку обеспечение имущественных интересов, например, совместно проживающего супруга или несовершеннолетнего ребенка, или престарелых родителей являются гражданской обязанностью совершеннолетнего лица. Следовательно, имущественные интересы страхователя связаны не только с его личными потребностями, но и с потребностями семьи в целом.

Дискуссионным в теории страхового права, в части, связанной с договорами личного страхования и особенно страхования жизни, является установление имущественного интереса как объекта страхования. Именно отражением этой дискуссии является определение договора личного страхования, данное ГК РФ 1995 г. Отдельные исследователи придерживаются той точки зрения, что в личном страховании именно имущественный интерес, как и в любом другом договоре страхования, является ключевым вопросом при установлении возможности возникновения страховых правоотношений (В.И. Серебровский, К.К. Яичков, М.Я. Шиминова, К.И. Пылов, Н.С. Ковалевская). Другие, полагая, что страхование есть форма возмещения убытков, считают, что в договорах страхования жизни при отсутствии компенсации убытков страховщиком имущественный интерес не может быть признан объектом страхования (В.К. Райхер, К.А. Граве, Л.А. Лунц).

Представляется бесспорным, что во всех договорах страхования жизни: на случай смерти, дожития с выплатой ренты при выходе на пенсию, страхования от несчастных случаев при постоянной утрате трудоспособности с выплатой пенсии по инвалидности страховщиком компенсируется именно ущерб (вред), причиненный имущественным интересам самого страхователя или выгодоприобретателя. Вместе с тем не представляется возможным проведение прямой аналогии со страхованием имущества в той части, которая связана с ограничением размера страховой выплаты величиной реального ущерба в пределах действительной стоимости застрахованного имущества (имущественного интереса).

В страховании жизни при заключении договора страхования невозможно проведение прямой оценки стоимости имущественного интереса, и в этом с личным страхованием схоже страхование ответственности. В самом деле оценка принимаемого на страхование имущественного интереса при заключении договора страхования имущества достаточно проста и соответствует действительной стоимости имущества. При этом размер страховой выплаты не может превышать страховой стоимости имущества и страховой суммы. Однако оценить величину имущественного интереса при заключении договора страхования жизни или договора страхования ответственности невозможно.

Рассмотрим договор страхования ответственности нотариуса. Понятно, что при заключении договора страхования невозможно оценить потенциальный ущерб, который может быть нанесен имущественным интересам третьих лиц нотариальными действиями: его величина зависит и от стоимости имущества по сделкам, которые удостоверяются нотариусом, и от суммы ущерба, причиненного действиями нотариуса, которая устанавливается в судебном порядке. Поэтому если ограничение размера страховой суммы не предусмотрено законом, то она устанавливается в договоре страхования, и именно в пределах страховой суммы страхователю будут компенсированы его расходы (ущерб), связанные с компенсацией вреда, причиненного им имущественным интересам третьих лиц. Однако отсутствие действительной оценки «стоимости» имущественного интереса в договоре страхования ответственности не может являться доказательством того, что предметом договора страхования является нечто иное, чем имущественные интересы нотариуса, связанные с обязательствами по возмещению вреда, причиненного нотариальными действиями третьим лицам.

Такого же подхода, на наш взгляд, следует придерживаться при квалификации имущественного интереса как объекта страхования в личном страховании, в том числе в страховании жизни. При заключении договора страхования, например, на случай постоянной утраты трудоспособности оценить действительный размер имущественного интереса лица невозможно. Основанием для этого является то, что такая оценка должна основываться на гипотезе подсчета будущих доходов страхователя (заработной платы, прочих доходов, связанных с выполнением разного рода работ, услуг и иных доходов) на момент наступления страхового случая. При этом компенсации страховщиком подлежала бы та часть неполученных доходов за весь период жизни застрахованного после установления утраты постоянной трудоспособности, которая была бы связана с последствиями утраты трудоспособности. Понятно, что такая сложная конструкция договора требует учета многих условных факторов, таких как возраст страхователя, изменение размера его доходов и тому подобное. Более того, и оценка ущерба в соответствии, например, с Законом РФ «Об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» от 24.07.98 носит достаточно условный характер и зачастую не включает всех видов доходов, которые получал застрахованный до установления инвалидности.

По изложенным причинам в договоре личного страхования оценка имущественного интереса приобрела превращенную форму — страховой суммы, взаимосвязь которой с реальными доходами страхователя на момент заключения договора страхования реализуется через размер страхового взноса, подлежащего уплате по договору страхования. В самом деле, чем больше доходы (имущественные интересы) страхователя, тем большую их часть он может направить на уплату страхового взноса, и тем, следовательно, выше может быть размер страховой суммы. В свою очередь размер страховой выплаты в определенной мере будет соответствовать размеру снижения доходов страхователя. Однако превращенность формы, на наш взгляд, нисколько не изменяет содержания имущественного интереса при заключении договора личного страхования.

И, наконец, наиболее сложен с точки зрения квалификации объекта страхования имущественный интерес в договоре страхования жизни с условием дожития застрахованного до возраста или срока, установленного договором. Напомним, что к числу таких страховых обязательств относятся договоры, по условиям которых обязанность страховщика произвести страховую выплату застрахованному лицу возникает при достижении им возраста или срока, установленного договором. Такие страховые выплаты могут быть произведены в виде единовременной выплаты или в рассрочку в виде страховой ренты (аннуитета), при этом период выплаты страховой ренты устанавливается договором страхования.

Большое число исследователей исходит из абсолютного различия между страхованием жизни с условием дожития и остальными видами страхования, особенно страхования имущества. «Страхованием лиц обозначается целая группа сделок, не имеющих по своей юридической природе ничего общего со страхованием имущества. Как ни почтенна задача страхования лиц, как ни свидетельствует она о высокой степени культуры, направленной к устранению влияния случайностей на жизнь человеческую, но все же с юридической точки зрения эти договоры не могут быть объединены под понятие страхования. Их связь и единство обуславливаются сосредоточением тех и других сделок в руках одних и тех же обществ; а также общим им экономическим, но не юридическим началом, которое заключается в обеспечении материальных интересов человека от действия случайности. Страхование лиц отличается от страхования имущества весьма существенными с юридической точки зрения признаками:

a) По договору страхования имущества страхователь приобретает право на возмещение понесенного ущерба, тогда как в страховании лиц такого ущерба может и не быть. Если можно еще назвать ущербом смерть или болезнь главы дома, доставляющего семье все средства существования, то в других видах личного страхования, например приданого или стипендии, даже этих признаков нет…

b) … В страховании имущества страховая сумма определяется только в момент происшедшего несчастья. Напротив, в страховании лиц отсутствие ущерба делает излишним выжидание несчастного события и страховая сумма определяется в момент заключения договора.

c) … Страхование осуществляется не непременно в пользу всех лиц, существование которых с материальной стороны стояло в зависимости от застрахованного лица, а в пользу одного из них или в пользу произвольно избранного постороннего лица, помимо всех ближе заинтересованных лиц.

d) Страхование имущества представляет собою условное обязательство, под условием всегда положительным. Страхование лиц является обязательством срочным, так как наступление возраста определяется календарным днем, а наступление смерти, хотя и неизвестно, когда оно наступит, но известно, что оно вообще наступит.

e) Вторичное страхование имущества будет недействительно, насколько оно превышает ценность застрахованной вещи, тогда как при личном страховании нет никакого юридического препятствия к заключению последовательного ряда страховых договоров» <*>

———————————

<*> Г.Ф. Шершеневич. Учебник гражданского права, М. СПАРК, 1995, стр. 349 — 350.

В приведенной цитате в известной мере отражены наиболее часто встречающиеся основания, по которым страхование жизни критически воспринимается исследователями — юристами. При этом широта взглядов отрицания договора страхования жизни как действительно договора страхования определяется следующими полярными точками зрения: в договоре страхования жизни отсутствует ущерб — как основной элемент возникновения обязательства страховщика по страховой выплате, соотношение реального ущерба и размера страховой выплаты не связаны между собою, что не позволяет квалифицировать такие договоры как договоры страхования.

В целях установления оснований для квалификации договора страхования жизни рассмотрим его происхождение и развитие. Вряд ли можно признать верным мнение, что появление страхования было связано исключительно с развитием торговли и мореплавания. Известно, что еще в римской армии выплаты семьям погибших носили страховой характер, хотя и не были организованы специально создаваемой в этих целях организацией — страховщиком <*>.

———————————

<*> В.К. Райхер «Общественно — исторические типы страхования», стр. 55.

Однако реальным страхование жизни с условием выплаты страховой суммы в случае смерти страхователя или его дожития до окончания срока страхования стало возможным после расчета в конце восемнадцатого века таблиц смертности и вероятности дожития лиц определенного возраста до окончания установленного срока.

Поэтому, на наш взгляд, имущественный интерес страхователя, связанный с обеспечением его личных интересов и интересов его семьи, существовал всегда, однако отсутствие необходимой страховой техники, связанной с оценкой вероятности наступления страхового случая, делало невозможной оценку риска и исчисление страхового взноса. Защита таких имущественных интересов обеспечивалась главным образом самострахованием.

С учетом ранее приведенных доводов можно утверждать, что во всех договорах страхования жизни, за исключением страхования жизни на дожитие, связанного с единовременной выплатой страховой суммы или ее выплатой в рассрочку в виде выплаты ренты, начинающейся со срока до достижения страхователем (или застрахованным лицом) пенсионного возраста, основания для квалификации договора страхования жизни как реального договора страхования, основанного на имущественном интересе и компенсации ущерба, причиненного случайным событием, практически бесспорны.

В пользу признания именно имущественного интереса, связанного с обеспечением доходов застрахованного, как основания и предмета договора страхования на дожитие, аргументы были уже приведены. При этом объектом страхования не может являться ни собственно жизнь застрахованного, ни страховая сумма. Это лишь одни из ряда существенных условий договора страхования. Действительно, без определения в договоре страхования этих условий заключение его невозможно. Однако оно также невозможно и без установления даты вступления договора в силу, срока его действия, размера страховой премии и т.п. Поэтому, на наш взгляд, иная трактовка, нежели «имущественный интерес, связанный с жизнью застрахованного», не может отражать реального объекта страхования.

Что касается того факта, что при страховании на дожитие выгодоприобретателю в отдельных случаях (например, при заключении договора страхования на пятилетний срок до окончания трудоспособного возраста) не компенсируется ущерб в том смысле, в котором понятие установлено для договоров имущественного страхования, объясняется особым характером имущественных интересов, связанных с жизнью застрахованного, и расчетом вероятности, а следовательно, и оценкой страхового риска в таких договорах. В самом деле, отдельно взятый риск (вероятность) дожития застрахованного до окончания срока действия, например, пятилетнего договора страхования крайне высок, и чем меньше срок страхования, тем вероятность наступления страхового случая — дожития застрахованного — становится выше. Однако если в договор страхования не включены иные условия (например, выплаты страховой суммы в случае смерти застрахованного), то при наступлении такого события у страховщика, страховое обязательство которого связано только с выплатой страховой суммы при дожитии застрахованного до возраста или срока, установленного договором, его обязанность осуществить страховую выплату не наступает и выгодоприобретатель по договору имеет право только на уплаченные страховые взносы (относительно высокий размер которых объясняется высокой вероятностью наступления предусмотренного договором события), если такое условие предусмотрено договором страхования.

С другой стороны, при заключении договора страхования с условием выплаты страховой ренты при достижении пенсионного возраста не вызывает сомнения тот факт, что предметом договора страхования являются имущественные интересы застрахованного, связанные с прекращением его трудоспособности. Предположим, что срок начала выплат установлен за три года до прекращения трудовой деятельности или что после достижения возраста, связанного с выходом на пенсию и дающего права на получение страховой ренты, застрахованный продолжает трудовую деятельность. Будет ли это означать, что у него не возникло право требовать от страховщика исполнения страхового обязательства? Или означать, что такое страховое обязательство не имеет права быть оформленным договором страхования?

В зарубежной литературе понятие имущественного интереса в договоре страхования жизни («insurable interes» — интерес, который может быть застрахован) исходит прежде всего из того, что такой интерес, связанный с собственной жизнью, неограничен. Подобного рода имущественные интересы могут возникать у родителей по отношению к детям и наоборот; супругов в отношении друг друга; кредитора по отношению к заемщику как средство обеспечения возврата займа в случае смерти заемщика; у работодателя в отношении работника <*>.

———————————

<*> Dictionary of insurance terms, USA, 1992, с. 198.

На наш взгляд, именно особый характер связанного с жизнью имущественного интереса, основанный на его неограниченности, позволяет реально оценить содержание ранее проанализированных договоров страхования жизни. И эта характеристика имущественного интереса в страховании жизни позволяет рассматривать выплату страховой суммы при дожитии застрахованного до срока или возраста, установленного в договоре страхования, именно как страховую и соответствующую как признаку имущественного интереса в качестве объекта страхования, так и риску наступления страхового случая и реальности страхового обязательства.

По нашему мнению, представляется вполне обоснованным наличие взаимосвязи между страховым интересом и законодательно установленными обязанностями различных субъектов в гражданском праве. Так, ст. ст. 210, 211 ГК РФ устанавливают обязанность собственника заботиться о сохранности принадлежащего ему имущества; ст. 1085 ГК РФ устанавливает обязанность причинителя вреда компенсировать имущественный и иной вред, причиненный жизни, здоровью, имуществу потерпевшего, а в случае его смерти — его наследникам; ст. 1084 специальным образом регулирует установление обязательства и порядок компенсации вреда, причиненного работодателем работнику при исполнении последним служебных обязанностей; ст. ст. 60, 80, 87, 89 Семейного кодекса РФ устанавливают обязанность родителей заботиться о несовершеннолетних детях и, наоборот, детей о престарелых родителях. Для страхования юридические основания страхового интереса имеют существенное значение, поскольку являются доказательством законности имущественного интереса, подлежащего страхованию.

Естественно предположить, что любой хозяйствующий субъект заинтересован в существовании источников компенсации понесенного ущерба. Это позволяет говорить о существовании специального страхового интереса, связанного с имущественным интересом собственника в связи с возможным нанесением ему имущественного ущерба. Принято говорить, что такой субъект заинтересован в организации и предоставлении ему страховой защиты при наступлении неблагоприятных обстоятельств.

Итак, страховой интерес лица есть следствие двух обстоятельств: имущественного интереса (различного по предметам и субъектам) лица; риска нанесения ущерба или вреда имущественным интересам лица.

В этой связи представляется важным указать, что страховой интерес всегда связан с уже имеющимся правоотношением — например, собственности на недвижимость, или обязательством по возмещению вреда, которое определяет предмет имущественного интереса лица (страхователя), или обязательством заботиться о членах семьи и требует его волеизъявления по обеспечению страховой защиты такого имущественного интереса.

Таким образом, отсутствие страхового интереса у страхователя следует считать основанием для признания договора страхования недействительным как не соответствующего требованиям закона (ст. 4 Закона «Об организации страхового дела…»), в том числе и в договорах страхования жизни.

Иногда страховой интерес рассматривается как эквивалент действительной стоимости имущества, принимаемого на страхование. Так, в ст. 369 Гражданского Кодекса РСФСР от 31 октября 1922 г., находим (при установлении последствий неправильного определения размера страховой суммы в договоре страхования) следующую гипотезу: «если при имущественном страховании страховая сумма окажется выше страхового интереса…». Однако в статье 371 «дополнительное страхование соответственной части застрахованного уже интереса» разрешалось только с согласия первого страховщика, такое определение заставляет рассматривать страховой интерес скорее как имущество, имеющее некоторую стоимостную оценку.

Более общее представление о соотношении понятия имущества и имущественного интереса со страховым интересом можно найти в ст. 373, которая устанавливает, что «договор страхования может быть заключен всяким лицом, заинтересованным в целости имущества, как то: собственником, лицом, имеющим на это имущество вещное право или право нанимателя или по договору ответственным за ухудшение или гибель имущества. При заключении договора страхователь должен точно указать характер своего интереса и интереса выгодоприобретателя». Мы видим, что указанная норма устанавливает не только возможность заключения договора страхования исключительно лицом, заинтересованным в сохранности имущества, но и требует доказательства юридических оснований такого интереса при заключении договора страхования. При этом к существенным условиям договора страхования законодатель относил (ст. 380 ГК РСФСР 1922 г.) и указание застрахованного интереса (застрахованного имущества или лица).

Необходимо отметить, что действующее российское законодательство (ст. 942 ГК РФ 1995 г.) о страховании устанавливает, что в числе существенных условий в договоре имущественного страхования представлено определенное имущество или иной имущественный интерес, являющийся объектом страхования, а в договоре личного страхования это требование ограничивается указанием застрахованного лица. Понятно, что такое определение существенно отличается от того, как определен объект страхования в Законе Российской Федерации «Об организации страхового дела…», а также от того, каким определением пользовалось российское законодательство в начале века, ибо отсутствует главное — юридическая связь между объектом страхования и субъектом договора страхования (имущественным интересом, предполагающим наличие имущества и интереса в нем лица — страхователя, заключающего договор страхования), а следовательно, и юридическая мотивация возникновения страхового интереса лица в связи с объектом страхования — интереса, связанного с сохранностью имущества или жизнью застрахованного лица и т.д.

Таким образом, мы можем констатировать следующую разницу между подходами к трактовке предмета договора страхования Гражданского кодекса Российской Федерации (1995 г.) и Закона Российской Федерации «Об организации страхового дела».

Закон устанавливает в качестве объекта договора страхования имущественные интересы лица, при этом такие интересы могут быть связаны с различными юридическими фактами: владение имуществом, причинение вреда его здоровью, возникновение обязанностей по возмещению вреда, причиненного третьим лицам, и тому подобное. Однако для заключения договора страхования не требуется доказательства интереса страхователя в страховании таких имущественных интересов. В результате мы имеем коллизию, при которой страхователь может заключить договор о страховании имущественных интересов, в отношении которых у страхователя не существует страхового интереса. Например, заключение договоров страхования жизни в пользу участников телевизионных игр и иных рекламных кампаний и тому подобное.

ГК РФ в качестве объекта страхования устанавливает в имущественном страховании наличие имущества или иной имущественный интерес, в личном страховании — застрахованное лицо и размер страховой суммы.

Однако следует отметить, что продолжительность дискуссий на тему о предмете или объекте страхования заставляет оценить данный вопрос, с одной стороны, как неоднозначный и спорный, а с другой — как имеющий конкретные и разные при каждом подходе юридические последствия. Понятно, что содержание имущественного интереса значительно шире, чем просто понятие имущества. Например, в результате пожара на промышленном предприятии сгорела часть конвейера. Прямой ущерб имуществу определяется стоимостью ремонта или замены поврежденного участка производства. Однако в результате остановки производства реальный убыток может существенно превысить сумму прямого ущерба на величину упущенной выгоды, штрафов со стороны кредиторов за непоставленную продукцию и тому подобного. Это доказывает, что имущественный интерес и имущество не синонимы и между стоимостью имущества и размером имущественного интереса нельзя ставить знак равенства.

«Глубокой ошибкой, прямо мешавшей правильному познанию природы договора страхования, было бы видеть предмет страхования в застрахованной вещи» <*>.

———————————

<*> В.Р. Идельсон «Страховое право», с. 29.