Отчуждай, разделяй и… властвуй

04-03-19 admin 0 comment

Барщевская Н.
Бизнес-адвокат, 2000.


Н. Барщевская, адвокат.

В редакцию поступило письмо от нашего постоянного подписчика, юрисконсульта одного из предприятий г. Щелково. Камнем преткновения в ситуации, сложившейся на предприятии, стало положение Устава муниципального предприятия, принятого до введения в действие части первой Гражданского кодекса РФ, и до настоящего времени не приведенное в соответствие с ним.

В повседневной работе постоянно приходится сталкиваться с различным толкованием правовых актов, их коллизиями, а то и противоречиями. В связи с этим у автора письма возник ряд вопросов, а именно:

1) Не противоречит ли положение Устава («отчуждение основных и оборотных средств предприятия осуществляется с согласия Учредителя») ст. ст. 294, 295 ГК РФ и не ограничивает ли оно полномочия по распоряжению имуществом муниципального предприятия по сравнению с теми, которые установлены действующим законодательством?

2) Чем необходимо руководствоваться предприятиям при заключении сделок — положениями настоящего Устава в указанной части или положениями ст. ст. 294, 295 ГК РФ?

3) Является ли указанный Устав, не приведенный в соответствие с ГК РФ, «иным правовым актом» в том смысле, в котором это понятие звучит в абз. 2 п. 2 ст. 295 ГК РФ?

В письме речь идет о муниципальном предприятии. Из положений ст. 113 ГК РФ следует, что муниципальным унитарным предприятием является коммерческая организация, созданная на базе муниципальной собственности, имущество которой является неделимым и не может быть распределено по вкладам, паям, долям, акциям. Согласно п. 8 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 28 февраля 1995 г. N 2/1 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой ГК РФ» начиная с 8 декабря 1994 г. созданные ранее муниципальные предприятия обладают имуществом на праве хозяйственного ведения. Статья 294 ГК РФ определяет право хозяйственного ведения как право муниципального унитарного предприятия владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом собственника в пределах, установленных законом или иными правовыми актами. Поскольку имущество, передаваемое унитарному предприятию на праве хозяйственного ведения, выбывает из фактического обладания собственника — учредителя и зачисляется на баланс предприятия, сам собственник уже не может осуществлять в отношении этого имущества по крайней мере правомочия владения и пользования (а в значительной мере — и правомочие распоряжения).

В отношении переданного имущества собственник — учредитель сохраняет правомочия, предусмотренные п. 1 ст. 295 ГК РФ, то есть он решает вопросы создания предприятия, определения предмета и целей его деятельности, его реорганизации и ликвидации, назначает директора (руководителя) предприятия, осуществляет контроль за использованием по назначению и сохранностью принадлежащего предприятию имущества. Собственник — учредитель также имеет права на получение части прибыли от использования имущества, находящегося в хозяйственном ведении предприятия.

Вместе с тем нельзя говорить о полной самостоятельности и свободе унитарного предприятия за пределами перечисленных правомочий собственника — учредителя: оно лишено возможности без согласия собственника распоряжаться недвижимостью (продавать, сдавать в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве вклада в уставный капитал хозяйственных обществ и товариществ).

Что касается движимого имущества, то им предприятие распоряжается самостоятельно, если только законом либо иным правовым актом не будет предусмотрено соответствующее ограничение (п. 2 ст. 295 ГК РФ). Кроме того, следует учитывать и положение п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. N 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», согласно которому действия предприятия по распоряжению закрепленным за ним имуществом собственника должны быть обусловлены прежде всего задачами его уставной деятельности и целевым назначением предоставленного для выполнения этих задач имущества, поскольку закон устанавливает принцип специальной (целевой) правоспособности унитарных предприятий (ст. 49 ГК РФ).

Поэтому в тех случаях, когда действия предприятия, в том числе и осуществленные в порядке требований п. 2 ст. 295 ГК РФ, приводят к невозможности использования имущества собственника по целевому назначению, соответствующие сделки являются недействительными по основаниям, предусмотренным ст. 168 ГК РФ, независимо от того, совершены они с согласия собственника или самостоятельно предприятием.

Вышесказанное позволяет ответить на заданные вопросы следующим образом:

1) Положение Устава о необходимости получения согласия Учредителя на отчуждение основных и оборотных средств предприятия должно быть приведено в соответствие с нормами части первой ГК РФ. Согласно действующему законодательству основные средства — это часть имущества, используемая в качестве средств труда для управления организацией в течение периода, превышающего 12 месяцев или обычный операционный цикл, если он превышает 12 месяцев; предметы стоимостью на дату приобретения более стократного установленного законом размера минимальной месячной оплаты труда за единицу, независимо от срока их полезного использования. К основным средствам относятся здания, сооружения, машины и оборудование, приборы и устройства, транспортные средства, инструменты и др.

В отличие от основных средств, участвующих в производстве длительное время, средства в обороте переносят свою стоимость на продукцию по общему правилу в одном производственном цикле. Оборотными средствами являются также малоценные и быстроизнашивающиеся предметы.

Следовательно, как было сказано выше, согласие собственника требуется только для отчуждения недвижимого имущества, движимым муниципальное предприятие может распоряжаться по своему усмотрению в пределах, установленных законодательством.

2) В данном случае мы рекомендуем руководствоваться нормами ГК РФ, так как в соответствии с п. 6 ст. 6 Федерального закона от 30 ноября 1994 г. N 52-ФЗ «О введении в действие части первой ГК РФ» и п. 1 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 28 февраля 1995 г. N 2/1 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой ГК РФ» учредительные документы муниципальных предприятий подлежат приведению в соответствие с нормами части первой ГК с 8 декабря 1994 г. Таким образом, положения Устава необходимо привести в соответствие с действующим законодательством.

3) Устав не является «иным правовым актом» в смысле ст. 295 ГК РФ, поскольку в ней имеются в виду нормативные правовые акты — акты, изданные управомоченными государственными органами и содержащие правовые нормы, то есть предписания, рассчитанные на применение в отношении неограниченного круга лиц.