Изучение личности обвиняемого

04-03-19 admin 0 comment

Багаутдинов Ф.
Законность, 2001.


Ф. Багаутдинов, прокурор Казани, кандидат юридических наук.

Изучение личности обвиняемого — важное и необходимое условие обеспечения принципа полноты, всесторонности и объективности исследования обстоятельств дела.

В соответствии со ст. 68 УПК РСФСР среди обстоятельств, подлежащих доказыванию, указаны и данные о личности преступника. Следователь, а затем судья должны четко представлять себе, что за человек сидит на скамье подсудимых. За одно и то же преступление, совершенное примерно при одинаковых обстоятельствах, одного можно отправить за решетку, а другого оставить на свободе.

Согласно ст. 6 УК РФ назначенное подсудимому наказание должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Как указано в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11 июня 1999 г. «О практике назначения судами уголовного наказания», данные о личности подсудимого, с учетом конкретных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности преступления, требуют от суда обсуждения вопроса как о назначении предусмотренного законом более строгого наказания, так и о назначении менее строгого. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено законом за конкретное преступление (ст. 64 УК РФ), также невозможно без учета данных о личности.

В самом простом понимании изучение личности обвиняемого означает, что в ходе расследования к уголовному делу должны быть приобщены характеристики, копии приговоров и другие документы, отражающие его личностные качества. Положительная (или отрицательная) характеристика, как правило, учитывается судом при определении вида и меры наказания. Без учета и оценки личности правонарушителя обычно не принимается и решение о прекращении уголовного преследования по нереабилитирующим основаниям.

Между тем данному вопросу уделяется явно недостаточное внимание как учеными, так и практиками. За длительное время прокурорско — следственной работы автор неоднократно убеждался в том, что немало следователей не утруждают себя особо тщательным изучением личности обвиняемого.

В особенности это касается следователей органов внутренних дел — в большинстве уголовных дел можно встретить одну — единственную характеристику. А если человек в последнее время не работал, то характеристику на него из трех строк нередко пишет участковый инспектор милиции. Этим зачастую удовлетворяются надзирающий прокурор и судья. Случаи возвращения уголовных дел для дополнительного расследования в связи с неполнотой изучения личности правонарушителя чрезвычайно редки в практике.

Отчасти причину такого положения следует искать и в самом законе: он не содержит требований об объеме или хотя бы о примерном перечне данных, характеризующих личность правонарушителя, которые должны быть собраны при расследовании преступления. Не отражены эти моменты и в каких-либо приказах или указаниях соответствующих ведомств. В этой связи хотелось бы высказать соображения, которые, надеюсь, будут полезны для следователей, в особенности — начинающих.

В целях более полного и своевременного сбора данных о личности обвиняемого целесообразно уже на начальной стадии расследования провести его подробный допрос — именно о нем самом. В ходе допроса необходимо предложить обвиняемому рассказать автобиографию. При этом в протоколе следует отразить: места работы, учебы, проживания — с указанием периодов времени; сведения о судимости (каким судом, когда, по какой статье, к какой мере наказания и т.д.) и месте отбывания наказания; сведения о состоянии здоровья (состоит ли на учете у психиатра, нарколога, не имеет ли инвалидности либо заболеваний, которые в силу п. 3 ст. 49 УПК РСФСР могут потребовать обязательного участия защитника); является ли депутатом (какого уровня) либо членом органа местного самоуправления; имеет ли правительственные награды (какие именно и за что); не является ли участником войны либо боевых действий, например, в Афганистане или Чечне, либо входит в другую категорию особо пострадавших лиц (участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС и т.д.) и др. И далее, исходя из анализа полученных сведений, приступить к сбору характеризующего материала, направив соответствующие запросы.

Допускают грубую ошибку те следователи, которые оставляют вопрос об изучении личности обвиняемого на конец расследования. Нередко в таких случаях именно тогда в деле появляются данные, которые потребуют, например, проведения судебно — психиатрической экспертизы. А запоздалое ее назначение ведет к продлению сроков расследования и содержания под стражей.

Поэтому следователям необходимо строго придерживаться следующего правила: все запросы об истребовании на обвиняемого характеризующего материала направлять в течение первых 10 дней расследования. Тогда есть достаточная гарантия, что ответы поступят к концу первого месяца расследования. Остается в запасе еще один месяц, чтобы в случае необходимости успеть назначить и провести судебно — психиатрическую экспертизу. В результате расследование возможно завершить в установленный законом двухмесячный срок.

Что касается сбора характеристик с мест работы обвиняемого, то можно порекомендовать следующее. Необходимо принять меры к получению (с последнего места работы обвиняемого или от его родных и т.д.) и снятию копии трудовой книжки и исходя из записей в ней о местах работы направить соответствующие запросы. Ведь человек может просто не вспомнить точное наименование организации, период своей работы и другие обстоятельства. Записи в трудовой книжке позволят направить запросы с конкретными данными (период работы, номера приказов о приеме, увольнении и т.д.) и, соответственно, облегчат оперативное предоставление необходимых сведений.

Наряду с допросом самого обвиняемого (подозреваемого) целесообразно также получить характеризующие его показания родственников и знакомых.

Сложившийся стереотип о том, что характеристика обвиняемого представляет собой только документ, озаглавленный соответствующим образом и подписанный полномочным лицом, не соответствует ни духу времени, ни требованиям уголовно — процессуального законодательства. Под характеристикой необходимо понимать развернутое, по возможности подробное и наглядное, изложение сведений о личности обвиняемого. Характеристика — это не просто биография обвиняемого и некий штампованный безликий набор черт его характера, который следователь и суд должны принимать на веру. Это описание человека в различных, в том числе нестандартных, ситуациях. Желательно, чтобы те или иные выводы были проиллюстрированы примерами, которые наиболее красноречиво «высвечивают» личность обвиняемого. В частности, в ряде случаев не будет лишним отражение таких сведений, как участие в общественной жизни, отношение к религии, занятие благотворительной деятельностью, увлечения и т.п. В этих же целях могут оказаться крайне полезными данные о ближайшем окружении обвиняемого.

Какой объем данных о личности обвиняемого необходим или достаточен при расследовании и судебном рассмотрении уголовного дела? Этот вопрос важен с практической точки зрения — сколько, например, должно быть в деле характеристик, за какой период времени и т.д.

На практике сложился ряд подходов к решению этой проблемы. Например, исходя из тяжести совершенного преступления. Требуется особая, максимальная полнота сбора данных о личности обвиняемого по делам о преступлениях, за совершение которых возможно вынесение приговора о применении смертной казни или пожизненном лишении свободы.

Как образно говорят опытные следователи, по таким делам, где обвиняемому грозит смертная казнь, сбор характеристик на него надо начинать со времен, когда он ходил… в детский сад. Конечно же, это шутка, но она содержит рациональное зерно. И в принципе сбор характеризующего материала по таким делам необходимо начинать с истребования характеристики из школы.

Прокуратурой Казани в прошлом году разработан и направлен на места перечень документов, необходимых по уголовным делам, подсудным Верховному суду Республики Татарстан. Думается, он поможет наиболее полному изучению личности обвиняемого и потерпевшего по уголовным делам о самых тяжких преступлениях.

Далее идут дела о тяжких и особо тяжких преступлениях, по большинству из которых судом принимается решение об избрании наказания в виде лишения свободы. Практика свидетельствует, что по этой категории дел целесообразно собирать характеризующий материал за последние 5 — 10 лет и единственной характеристики здесь явно недостаточно.

По делам о преступлениях средней тяжести этот период может составлять за последние 3 — 5 лет.

По делам о преступлениях небольшой тяжести, по делам протокольной формы, как правило, достаточно одной характеристики.

Оговоримся, что эти рекомендации носят условный характер.

Каков примерный перечень документов, необходимых для сбора данных о характеристике личности обвиняемого? Коротко перечислим основные: характеристики (с мест работы, с места жительства); копии приговоров суда; справки, касающиеся состояния здоровья (из наркологических, психоневрологических и других медицинских учреждений); справки из органов внутренних дел (о привлечении к административной ответственности, о доставлении в медвытрезвитель) и др.

В качестве характеризующего материала должны быть использованы копии приговоров, по которым судимость снята или погашена. Эти приговоры, хотя и не влияют на квалификацию содеянного, все же являются дополнительным источником характеристики обвиняемого.

Кроме того, к делу должен быть приобщен документ, удостоверяющий личность обвиняемого (паспорт, военный билет, а при их отсутствии — другие важные документы: пенсионное или иное удостоверение и т.д.). Если у обвиняемого вообще нет документов, удостоверяющих личность, необходимо приобщить копию формы N 15 из паспортно — визовой службы. В практике бывают случаи осуждения правонарушителей под чужими фамилиями, что является следствием поверхностного изучения личности обвиняемого.

По делам об автотранспортных преступлениях необходимо изъять и приобщить к делу водительское удостоверение, так как ст. 264 УК РФ предусматривает в качестве дополнительной меры наказания лишение права управлять транспортным средством.

Законодатель в ст. 392 УПК РСФСР особо выделяет обстоятельства, подлежащие установлению по делам несовершеннолетних. Практически большинство из этих обстоятельств относятся именно к изучению личности несовершеннолетнего правонарушителя, условий его жизни и воспитания, роли родителей и других взрослых и т.д.

По таким делам, как показывает практика, дополнительно приобщаются следующие документы: копия акта о рождении из загса; характеристики (с мест учебы, работы, жительства); справка ОППН (отдела по профилактике правонарушений несовершеннолетних) органа внутренних дел (состоял ли на учете, с какого времени, за что, какие допустил нарушения и т.д.); справка КДН (комиссии по делам несовершеннолетних) главы соответствующей администрации (если несовершеннолетний обвиняемый или его родители обсуждались на КДН).

Если несовершеннолетний обвиняемый ранее совершал правонарушения, однако дело прекращено либо в возбуждении уголовного дела отказано (часто это происходит в связи с недостижением возраста, необходимого для привлечения к уголовной ответственности), нужно приобщить к делу копию соответствующего постановления.

Нередко случается, что источником характеристики обвиняемого может служить его поведение на следствии и даже в судебном заседании. Это особенно справедливо в отношении дел, по которым сроки расследования и содержания под стражей достаточно велики, в том числе когда дело возвращалось судом на дополнительное расследование. Например, такие черты характера, как лживость и изворотливость, наиболее отчетливо проявляются в случаях, когда обвиняемый неоднократно, обычно под напором неопровержимых улик, меняет свои показания и в целом позицию с целью избежать наказания. Это проявляется особенно ярко, если он всякий раз заявляет об искренности своих намерений сообщить правдивые сведения. Хотя закон и не предусматривает ответственности за заведомо ложные показания обвиняемого (подозреваемого), они тем не менее вполне могут быть использованы как характеризующие данные. Так, в практике неоднократно встречались случаи, когда обвиняемый разрывал, поджигал и даже съедал отдельные фрагменты материалов уголовного дела, чем существенно затруднял расследование. Случалось, что в руки следствия попадали записки обвиняемого, адресованные обычно его защитнику, родственникам или друзьям, с угрозами в отношении свидетелей обвинения или потерпевших и призывами расправы с ними, с различного рода инструкциями по противодействию расследованию. Думается, подобные факты следует использовать для характеристики обвиняемого и отражать их в обвинительном заключении.

В ч. 3 ст. 60 УК РФ появилась новелла о том, что при назначении наказания необходимо учитывать, какое влияние окажет назначенное наказание не только на исправление осужденного, но и на условия жизни его семьи. Большинство следователей на этот момент внимания не обращают и не выясняют условий жизни семьи обвиняемого. Речь идет не только о выяснении данных о наличии у обвиняемого на иждивении несовершеннолетних детей и других членов семьи, нуждающихся в постоянной помощи, но и данных о недостойном поведении обвиняемого в семье. К примеру, если обвиняемый избивает жену или других членов семьи, пропивает вещи, то применение к нему за совершенное преступление наказания в виде лишения свободы может положительно повлиять на условия жизни его семьи, которая на определенный период освободится от домашнего дебошира.

Следователи пока не прочувствовали эту новеллу уголовного законодательства и не спешат с претворением ее в жизнь. Правда, этот пробел зачастую восполняют другие участники уголовного процесса (адвокаты, обвиняемые и т.д.).

В этой связи подлежат выяснению, кроме вышеуказанных обстоятельств, следующие: на какие средства содержится семья, сколько ее членов работает, состояние здоровья членов семьи и т.д.

В соответствии со ст. 446 УПК РСФСР запрещено исследование с участием присяжных заседателей обстоятельств, связанных с прежней судимостью подсудимого. Смысл такого запрета очевиден. Наличие судимости, нахождение в местах лишения свободы, отрицательная характеристика в этот период и т.д. — эти обстоятельства не должны довлеть над присяжными заседателями при вынесении вердикта о виновности или невиновности подсудимого.

В то же время исследование обстоятельств, характеризующих личность подсудимого, дает возможность сделать важные выводы о степени его общественной опасности. И это, безусловно, имеет значение при принятии решений присяжными заседателями. С этой точки зрения запрет на исследование с участием присяжных заседателей обстоятельств, связанных с прежней судимостью обвиняемого, по крайней мере спорный и требует внесения в него корректив. Думается, целесообразно знакомить с этой информацией присяжных заседателей после того, как они вынесут вердикт «виновен», но до того, как решат вопрос о мере наказания.

Еще одна проблема. Во многих уголовных делах, в особенности о насильственных преступлениях против личности, о так называемых половых преступлениях, есть характеристики и потерпевших. Они истребуются следователями либо приобщаются по ходатайствам обвиняемых или их адвокатов. В отдельных случаях в деле оказываются характеристики и свидетелей.

Нередко в характеристиках потерпевших и свидетелей содержатся сведения из их частной жизни, раскрываются пороки, дурные пристрастия, склонности, привычки, недостатки, как правило, характеризующие их с отрицательной стороны.

Приобщение к делу характеристик потерпевших и свидетелей действующим уголовно — процессуальным законодательством не предусмотрено. Если не получено согласие потерпевшего (свидетеля) на истребование и приобщение характеристики на него, значит, это противоречит Конституции РФ.

Очевидно, что в таких случаях заинтересованное лицо (потерпевший, свидетель либо их представители) вправе поставить перед следователем вопрос об изъятии из дела характеристики.

Личность потерпевшего необходимо изучать, о чем должно быть указано в УПК. Конечно, закон одинаково охраняет жизнь любого человека, но тем не менее здесь не все так просто. Убийство, например, бомжа, пьяницы, ранее судимого и т.д. вызывает меньше негодования у граждан, чем убийство ребенка, подростка, молодой девушки, женщины с детьми и т.д. Личность потерпевшего нередко играет важную роль при назначении наказания. Суды ссылаются в приговоре на такие обстоятельства, как неправомерное поведение самого потерпевшего, отрицательная характеристика его личности, учитывая их как смягчающие обстоятельства.

Суды при назначении наказания нередко ссылаются в приговоре и на мнение самого потерпевшего о необходимости избрания той или иной меры наказания. Это обстоятельство также диктует необходимость глубокого изучения личности потерпевшего, чтобы правильно оценить его мнение и причины, побудившие высказать именно такое мнение.

Из всех изложенных здесь соображений логически следует вывод о том, что в проект УПК РФ необходимо включить отдельную статью, посвященную вопросам изучения личности при расследовании преступлений (обвиняемого, потерпевшего, свидетелей), в которой должны найти законодательное разрешение затронутые в данной статье вопросы.