Сложности применения статьи 228 УК

04-03-19 admin 0 comment

Ахмадуллин А.
Законность, 2000.


А. Ахмадуллин, старший следователь прокуратуры г. Октябрьского Республики Башкортостан.

Диспозиция ст. 228 бланкетная и отсылает к Сводной таблице заключений Постоянного комитета по контролю наркотиков (далее ПККН) об отнесении к небольшим, крупным и особо крупным размерам количеств наркотических средств, психотропных и сильнодействующих веществ, обнаруженных в незаконном хранении или обороте. Такая диспозиция нормы закона свидетельствует о том, что она может быть подвержена частым изменениям и признаки указанного преступления фактически излагаются в другом, не уголовном нормативном акте.

Сводная таблица заключений ПККН за время своего существования подвергалась неоднократным изменениям как по наименованию, так и по размерам наркотических средств и психотропных веществ. На практике следственные органы при расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, постоянно руководствуются этой таблицей, применяя ее уже как норму закона. Между тем Сводная таблица была и остается подзаконным нормативно — правовым актом ведомственного характера (Министерства здравоохранения и медицинской промышленности РФ). Приведенные в таблице сведения о размерах могут носить только рекомендательный и не общеобязывающий характер.

Возникает вопрос о законности постановлений следователя и приговора суда, основывающихся на этой таблице. То, что Сводная таблица не является законом, приводило к абсурдной ситуации, когда для ряда наркотических средств и психотропных веществ не существовало небольших размеров, а от нуля и более считалось уже крупным размером. За любое количество обнаруженных в незаконном владении наркотических средств или психотропных веществ наступала уголовная ответственность. Это же относилось и к особо крупным размерам некоторых указанных средств и веществ — их просто не было.

То, что при определении размеров этих средств и веществ ПККН исходил из реальной социальной опасности их распространения, не является этому серьезным обоснованием. В дальнейшем ПККН внес соответствующие изменения, определившие небольшие размеры, но уже понесли наказание люди, у которых были обнаружены мизерные размеры указанных средств и веществ, предназначенных для собственного потребления. Была сведена на нет административная ответственность за незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ.

С учетом распространенности незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, продолжающегося роста этого вида преступлений возрастают требования к правовому регулированию отношений, связанных с ним. В этой связи, возможно, следует придать Сводной таблице характер и силу закона либо дополнить примечание к ст. 228 УК указанием крупных и особо крупных размеров наркотических средств и психотропных веществ.

Несколько слов о самой ответственности по ст. 228. Часть первая этой статьи предусматривает в качестве наказания лишение свободы на срок до трех лет. Санкция относительно определенная и не содержит альтернативных видов наказания. Таким образом, суду предоставляется выбор только срока — от 6 месяцев до 3-х лет, но в любом случае только лишения свободы. И это, по сути, за то, что человек страдает заболеванием наркоманией.

Возможно, целесообразным было бы исключение из УК ответственности за приобретение, хранение, изготовление, переработку, перевозку и пересылку наркотических средств и психотропных веществ вне зависимости от их количества, если указанные действия были совершены исключительно в целях собственного потребления таких средств и веществ. А за указанные правонарушения предусмотреть административную ответственность. Либо же оставить ч. 1 ст. 228 УК в прежней редакции, но включив в нее условие, при котором лицо подлежит ответственности за незаконное приобретение или хранение без цели сбыта наркотических средств или психотропных веществ в крупных размерах, если к нему в течение года применялась мера административного воздействия за незаконное приобретение или хранение наркотических средств или психотропных веществ (это потребует дополнительно откорректировать ст. 44 КоАП).

Несоответствие диспозиции и санкции ч. 1 и ч. 2 ст. 228 УК РФ (касаемо приобретения, хранения, изготовления, переработки, перевозки и пересылки в целях личного потребления и без цели сбыта) существующим общественным отношениям следует из статистических данных, когда, к примеру, из 100 лиц, осужденных Октябрьским городским судом Республики Башкортостан по ч. 1 и ч. 2 ст. 228 УК РФ в 1999 г., реально лишение свободы получили только 52 человека. Аналогичная ситуация и в других регионах.

Статья 228 УК РФ вообще не предусматривает ответственности за приобретение и хранение наркотических средств без цели сбыта в особо крупных размерах. На практике встречаются случаи, когда изъято большое количество наркотических средств (особо крупный размер), но ввиду того, что расследованием не доказана цель их сбыта, обвиняемый несет ответственность только по ч. 1 ст. 228 УК РФ. Так, Октябрьским городским судом Республики Башкортостан рассмотрено такое уголовное дело. В апреле 1997 г. Б. незаконно получил у своего знакомого М. 729,7 грамма наркотического средства (опий — сырец) в счет погашения долга за свой автомобиль КамАЗ, который по вине М. остался в соседней республике. Опий Б. хранил у себя в квартире. Сотрудниками милиции во время обыска на квартире у Б. наркотическое средство было обнаружено и изъято. Следствие деяние Б. квалифицировало по ч. 4 ст. 228 УК РФ как незаконное приобретение и хранение наркотического средства в целях сбыта в особо крупном размере. Поскольку не было доказано намерение Б. сбыть наркотическое средство, то, несмотря на его особо крупный размер, суд содеянное квалифицировал только как незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере, т.е. по ч. 1 ст. 228 УК.

При расследовании преступлений, предусмотренных ст. 228, органы следствия часто связывают хранение наркотических средств и психотропных веществ с их приобретением, хотя, как правило, не могут установить их продавца, а также время и место реализации. Обвиняемый сообщает, что приобрел наркотическое средство (психотропное вещество) у незнакомого ему человека в таком-то месте и в такое-то время. Другими данными следствие не располагает и не имеет возможности проверить показания обвиняемого.

В соответствии с уголовно — процессуальным законодательством следователь обязан в этом случае возбудить уголовное дело по ч. 2 ст. 228 в отношении неустановленного продавца. Поскольку такие лица вероятнее всего установлены не будут, то в результате появилось бы большое количество уголовных дел, приостановленных производством ввиду неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Поэтому в одних регионах сложилась не вполне законная практика вынесения в рамках расследуемого дела постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении продавца по разным, порой надуманным основаниям, в других — фиктивного выделения в отдельное производство материалов из уголовного дела в отношении продавца как будто бы в целях его установления. В этом случае в уголовном деле имеется соответствующее постановление, чтобы у суда при его рассмотрении не возникло вопросов в отношении продавца наркотических средств или психотропных веществ. Но сам материал, конечно же, нигде не регистрируется, не получает никакого движения и по нему не возбуждается уголовного дела.

Недостатки действующей редакции ч. ч. 1 и 2 ст. 228 сказываются и на ч. ч. 3 и 4 этой же статьи, поскольку они являются отсылочными.

Некоторые вопросы возникают и по примечанию к ст. 228. Законодатель имел целью стимулировать добровольную сдачу наркотических средств и психотропных веществ. Согласно этому примечанию, лицо, добровольно сдавшее наркотические средства или психотропные вещества и активно способствующее раскрытию или пресечению преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление.

Как указал Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27 мая 1998 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», освобождение лица от уголовной ответственности за совершение какого-либо из преступлений, предусмотренных ч. ч. 1 — 4 ст. 228, возможно только при наличии совокупности двух условий: добровольной сдачи наркотических средств или психотропных веществ и активного способствования раскрытию или пресечению преступления, в котором лицо принимало участие, и других заведомо ему известных преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

Получается, что сама по себе добровольная сдача наркотических средств или психотропных веществ не влечет освобождения лица от уголовной ответственности. В таком случае, что следует понимать под «активным способствованием раскрытию или пресечению преступлений»? Означает ли это, что лицо должно принять участие в оперативно — розыскных и следственных мероприятиях по установлению лиц, причастных к преступлению, обстоятельств совершения преступления? Осознавая свою незащищенность, правонарушители, как правило, не идут на подобного рода сотрудничество с органами следствия и дознания. Источник получения наркотических средств или психотропных веществ, каналы их реализации остаются неизвестными. Своим разъяснением Пленум ВС РФ, на наш взгляд, ослабляет действенность примечания к ст. 228.

Добровольная выдача наркотических средств или психотропных веществ является правом лица. Это означает, что следователь (другие субъекты уголовно — процессуальной деятельности, обладающие соответствующими полномочиями) обязан разъяснить лицу это его право, последствия такого поступка. Разъяснение следователя должно быть отражено в соответствующем документе.

Как следует из смысла примечания к ст. 228, а также как указано в постановлении вышеназванного Пленума, добровольная сдача наркотических средств или психотропных веществ означает выдачу лицом этих средств или веществ при реальной возможности распорядиться ими иным способом.

На практике чаще всего встречаются такие дела, когда сотрудники милиции останавливают на улице лицо, в отношении которого у них есть реальное подозрение на хранение при себе наркотического средства или психотропного вещества. Они доставляют его в отделение милиции, где в присутствии понятых при личном досмотре обнаруживают наркотическое средство или психотропное вещество. Разъяснили сотрудники милиции лицу его право или нет, но в любом случае получается, что оно уже не имеет и не имело реальной возможности распорядиться наркотическим средством или психотропным веществом по своему усмотрению с того момента, когда его остановили на улице. Таким образом, оно было лишено своего права на добровольную выдачу.

Следственным отделением Октябрьского ГОВД МВД Республики Башкортостан расследовалось уголовное дело, возбужденное по факту обнаружения у С. 2,3 г ацетилированного опия: сотрудники милиции на улице обратили внимание на С., состоящего на учете как потребитель наркотических средств. Остановив его, они предложили С. проехать вместе с ними в милицию. Тот, в свою очередь, вероятно, предвидя дальнейшие события, сразу же заявил, что имеет при себе наркотическое средство, которое пять минут назад нашел в подъезде дома, и сейчас направляется в милицию, чтобы добровольно выдать опий. Считать ли действия С. добровольной выдачей? А такое все чаще стало встречаться на практике.

Если же наркотические средства или психотропные вещества изымаются в результате осмотра места происшествия, при выемке или обыске, то следователь также обязан перед проведением следственного действия предложить добровольно выдать наркотические средства или психотропные вещества. Но, как правило, наркоманы не прячут предметы, используемые для приготовления наркотического средства или психотропного вещества, не делают они и тайников для этих средств или веществ, используемых для собственного потребления. Обнаружить их при обычном осмотре помещения (как правило, квартиры) не составляет труда. Будет ли в этом случае считаться заявление об имеющихся наркотических средствах или психотропных веществах добровольной их выдачей, поскольку наркотические средства или психотропные вещества обязательно будут обнаружены?

Продолжающийся резкий рост рассматриваемых преступлений свидетельствует о необходимости качественного правового регулирования условий ответственности за них.