Метод уголовного права

04-03-19 admin 0 comment

Голик Ю.В.
Журнал российского права, 2000.


Голик Юрий Владимирович — доктор юридических наук, профессор.

Как ни странно, вопрос о методе уголовного права не привлекал длительное время серьезного внимания ученых. В советский период это отчасти объяснялось «решением» всех принципиальных вопросов теорией марксизма — ленинизма, когда в любом учебнике по уголовному праву можно было прочесть, что «советская наука… основана на единственно подлинно научном методе — методе материалистической диалектики» <*>.

———————————

<*> Советское уголовное право. Часть Общая. М., 1952. С. 15.

В какой-то мере это объяснялось элементарным страхом теоретиков поднимать острые вопросы, которые становились действительно острыми, и не только на бумаге. Достаточно вспомнить поиски вредителей в теории уголовного права, прокатившиеся по судьбам многих людей <*>.

———————————

<*> См., например, Волков Г.И. Классовая природа преступлений по советскому уголовному праву. М., 1935; Маньковский Б.С. Положение на фронте теории социалистического уголовного права. М., 1938; Славин И. Вредительство на фронте советского права. Л., 1931. Само название этих работ говорит за себя: «фронт», «вредительство». Можно подумать, что авторы ставили перед собой задачу одолеть не преступность, а тех, кто ей действительно противостоял. Позже эти работы прятали в спецхраны, уничтожали, но рукописи, как известно, не горят.

Все это и привело к тому парадоксальному положению, когда по животрепещущему вопросу практически нет специальных работ. Справедливости ради следует отметить, что в дореволюционной отечественной уголовно — правовой литературе положение было не лучше. Внимание исследователя темы может привлечь едва ли не единственная работа того периода профессора С.П. Мокринского <*>.

———————————

<*> См.: Мокринский С.П. Система и методы науки уголовного права // Вестник права. 1906. Кн. 3. С. 21 — 53.

Между тем вопросы методологии становятся весьма актуальными в переломные моменты истории, когда сама жизнь заставляет «по-новому оценивать и даже переоценивать многие традиционные методологические постулаты» <*>.

———————————

<*> Наумов А.В. Обновление методологии науки уголовного права // Сов. государство и право. 1991. N 12. С. 23.

Метод и методология

Понятия «метод» и «методология» зачастую смешивают, что приводит к размыванию понятийных границ, затрудняет уяснение мысли автора. К сожалению, такого рода научная некорректность проникает иногда очень глубоко. Например, журнал «Советское государство и право», анонсируя цитировавшуюся выше статью А.В. Наумова, на обложку вынес заголовок совсем иной: «О методах в науке уголовного права».

Метод — это способ получения результата, избранный исследователем путь познания, конкретные приемы и операции действия и воздействия <*>. В уголовном праве целесообразно рассматривать вопрос о методе в двух аспектах: во-первых, метод познания, метод изучения уголовно — правовой материи и, во-вторых, метод правового регулирования общественных отношений. В первом случае можно говорить о методе науки уголовного права, а во втором — о методе уголовного права как отрасли права.

———————————

<*> О многообразии методов правовой науки в целом см.: Сырых В.М. Метод правовой науки. М., 1980.

Методология <*> — понятие интегральное, объединяющее в себе ряд компонентов: мировоззрение и фундаментальные теоретические концепции, диалектические категории и законы, обще- и частнонаучные методы. Вот почему методологию нельзя сводить к одному из названных компонентов, в том числе и к методу. В противном случае за ее пределами останутся другие составные части методологии <**>. В равной степени методологию нельзя сводить и к простой сумме различных компонентов.

———————————

<*> О методологии права см.: Лукич Р. Методология права. М., 1981.

<**> См.: Керимов Д.А. Философские основания политико — правовых исследований. М.: Мысль, 1986. С. 33.

Метод позволяет узнать одну из сторон изучаемого явления. Методология же позволяет познать сущность этого явления. При этом методология — не инструмент, а «матрица, формирующая необходимый набор поискового инструмента, позволяющего отразить специфическую сущность конкретного социально — правового явления» <*>.

———————————

<*> Вот одно из характерных определений: методология науки уголовного права — «базирующееся на принципах материализма научное познание (исследование) сущности уголовно — правовых институтов как специфических общественных явлений, адекватно отражающее их диалектическое развитие» (Горбуза А.Д., Козаченко И.Я., Сухарев Е.А. Понятие методологии уголовно — правовой науки // Уголовно — правовые меры борьбы с преступностью в условиях перестройки. Свердловск, 1990. С. 11.)

Методология — это система координат, а метод — вектор поиска и действия. Система координат может быть построена только на основе приверженности какой-либо одной методологической линии, что не исключает стремления — по мере накопления знания — объединить различные интеллектуальные традиции и подходы. Это определяется «действительными потребностями познания» <*>.

———————————

<*> Малинова И.П. Философия правотворчества. Екатеринбург, 1996. С. 27.

Метод и методология — понятия разные, но тесно связанные друг с другом.

Метод науки уголовного права

Метод научного исследования — чрезвычайно важный инструмент познания. От правильно выбранного метода зависит достоверность полученных результатов. Недаром Фрэнсис Бэкон — английский философ — еще 400 лет назад удачно сравнил метод со светильником, освещающим путнику неизвестную дорогу в темноте <*>.

———————————

<*> См.: Бэкон Ф. Соч. М., 1972. Т. 2. С. 46.

Многие философы уделяли проблеме метода пристальное внимание, но самый существенный вклад в исследование метода внес в свое время Иммануил Кант. Его «Трансцендентальное учение о методе» — второй раздел известной работы «Критика чистого разума» — до сих пор является настольной книгой всех методологов. Конечно, механическое перенесение философских категорий в право — прием неприемлемый, но без философской основы рассуждать о методе в праве тоже не стоит. Именно философия помогает выработать мировоззренческий взгляд на окружающую действительность, без которого невозможно комплексно оценить все многообразие происходящих вокруг человека процессов.

По Канту метод — это способ действия <*>. Способов может быть много, поэтому Кант выделяет следующие виды методов: догматический, критический, натуралистический, научный, синтетический, скептический, экспериментальный и математический. Не все из них используются наукой уголовного права непосредственно.

———————————

<*> См.: Кант И. Критика чистого разума. М.: Мысль, 1994. С. 497.

С.П. Мокринский в начале века выделял три метода: догматический, политический, этический. Н.С. Таганцев приблизительно в то же время писал о догматическом и критическом методах <*>. А.В. Наумов сегодня выделяет больше: догматический, социологический, сравнительно — правовой, диалектический (философский) и другие, что дает основания предполагать наличие целого ряда других методов <**>. Ничего удивительного в этом нет, так как терминологическая многозначность и концептуальная неоднородность присуща теории как таковой.

———————————

<*> См.: Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть общая. М., 1994. Т. 1. С. 17 — 18.

<**> См.: Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 1966. С. 29.

Полагая в целом предложенный А.В. Наумовым набор методов приемлемым, считаю необходимым добавить еще метод криминологический. Сложилась такая ситуация, при которой его подразумевают и им пользуются все без исключения исследователи, но никто о нем не говорит.

Использование любого метода и тем более комплекса методов в уголовном праве не самоцель. Это нужно, во-первых, для восприятия выраженной воли законодателя, во-вторых, в целях уяснения и использования этой воли правоприменителем (прежде всего судом), в-третьих, для исполнения решения правоприменительного органа.

В самом общем виде методы науки уголовного права могут быть подразделены на формальные и содержательные. К первым относятся догматический, сравнительно — правовой, историко — правовой. Ко вторым — философский, социологический и криминологический. Деление это достаточно условное, как и всякая классификация, и носит вспомогательный характер.

Догматический или логический, формально — логический, грамматический, синтаксический, герменевтический, собственно юридический метод позволяет уяснить смысл правовой нормы с помощью анализа ее логической конструкции и значения терминов, использованных законодателем. Это один из самых древних методов познания. Все остальные методы в определенном смысле производны. Когда-то он был самодостаточным, ибо позволял вполне адекватно ситуации досконально изучить саму норму как таковую либо совокупность норм, институтов, понятий уголовного права. Однако в связи с усложнением общественных отношений, всей структуры общества его возможности в познании уголовно — правовой материи постепенно сужались. Это привело к тому, что в отечественной литературе он одно время и вовсе не учитывался. Между тем в период бурного обновления законодательства роль этого метода возрастает как никогда. Недаром Н.С. Таганцев писал: «Появление нового полного кодекса всегда выдвигает на первый план работы чисто догматические» <*>. Оно и понятно: при кажущейся стабильности основных понятий уголовного права они с течением времени могут приобретать новый смысл, отличный от того, что был прежде. Принятие же нового уголовного закона всегда заставляет пересмотреть весь научно — операционный аппарат.

———————————

<*> Таганцев Н.С. Указ. соч. С. 18.

Сравнительно — правовой метод, как следует из самого названия, заключается в анализе норм уголовного права в сравнении с другими нормами. Как правило, все исследователи говорят о сравнении с нормами и институтами уголовного права зарубежных стран. Но это только одна сторона этого метода — компаративистский аспект. Другая обязательная составляющая данного метода заключается в сравнении норм и институтов уголовного права с аналогичными институтами других отраслей российского права. Например, арест известен, помимо уголовного, уголовно — процессуальному, уголовно — исполнительному, административному праву.

Использование этого метода позволяет, во-первых, учитывать весь потенциал отечественного законодательства, во-вторых, учитывать и внедрять все лучшие мировые достижения уголовно — правовой мысли, в-третьих, не только лучше познать день сегодняшний, но и вычленить тенденции в развитии уголовного законодательства. Таким образом, грамотное применение именно этого метода позволяет поддерживать уголовное законодательство на современном, действительно мировом уровне.

Историко — правовой или исторический метод дает возможность взглянуть на нормы и институты уголовного права через призму собственно исторического развития уголовного права и уголовно — правовой науки. К сожалению, до недавнего времени использование этого метода сводилось к критике досоциалистических правовых учений. Но давно известно, что критиковать прошлое так же бессмысленно, как обижаться на вчерашний дождь. Этот метод имеет огромное учебно — познавательное и воспитательное значение <*>.

———————————

<*> См.: Ракитов А.И. Историческое познание: системно — гносеологический подход. М., 1982.

История отечественной уголовно — правовой мысли весьма богата и насыщена оригинальными, самобытными идеями. Это в равной степени относится как к теории, так и к практике законотворчества. Российские уголовно — правовые традиции едва ли не самые древние в Европе. Дореволюционное уголовное законодательство было исключительно скрупулезно и всесторонне проработано. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что в системе уголовного законодательства дореволюционной России «насчитывалось 10 источников уголовного права» <*>. Игнорировать такой богатейший опыт просто недопустимо.

———————————

<*> Астемиров Э.А. О соотношении социальной системы борьбы с преступностью и уголовного законодательства // Преступность и законодательство. М., 1997. С. 151.

Философский или диалектический метод очень часто сводят к использованию «в уголовно — правовом исследовании основных законов и категорий диалектики» <*>. В какой-то мере это верно, ибо ни одна конкретная наука не вырабатывает своих философских определений, она использует те, что выработаны философами. Однако сводить философский метод к простому заимствованию и использованию ни в коем случае нельзя. «Философский метод, — писал наш известный логик П.В. Копнин, — несводим к специальным, как и наоборот, специальный метод нельзя рассматривать преломлением, формой проявления философского… Каждый из специальных методов своеобразен и не является какой-то «маленькой», плохонькой модификацией диалектики» <**>. Сказано хорошо.

———————————

<*> Наумов А.В. Российское уголовное право. С. 36.

<**> Копнин П.В. Диалектика как логика и теория познания. М., 1973. С. 88.

Диалектический метод предполагает «материализованное» торжество разума и здравого смысла. Как писал Гегель, «рассматривать что-либо разумно означает не привносить извне разум в этот предмет, обрабатывая его таким образом, но видеть предмет для себя разумным» <*>.

———————————

<*> Гегель Г. Философия права. М., 1990. С. 91.

Социологический или конкретно — социологический метод рассматривает институты уголовного права как социальные явления. Он позволяет анализировать все многообразие связей и зависимостей между правом как социальным феноменом и обществом, изучать социальные функции права и комплексные процессы трансформации юридических норм в социально — значимое поведение во всех возможных деталях <*>. Именно наблюдение жизни во всем ее многообразии позволяет вскрыть социальную обусловленность уголовно — правовых норм, понять механизм реального действия норм права и узнать их эффективность.

———————————

<*> См.: Казимирчук В.П. Социологические исследования в праве // Методологические проблемы советской юридической науки. М., 1980. С. 236; Спиридонов Л.И. Социология уголовного права. М., 1986.

Социологический метод заключается в проведении различных конкретно — социологических исследований, в ходе которого могут использоваться различные частные социологические приемы и методы сбора информации и ее анализа. Последние десятилетия наука накопила достаточно большой опыт проведения таких исследований. Жаль, что полученные результаты затем далеко не всегда используются. Как писал Н.С. Таганцев, «из жизни для жизни — вот девиз, который должен быть начертан на знамени законодателя» <*>. Использование социологического метода как нельзя лучше отражает следование этому девизу.

———————————

<*> Таганцев Н.С. Указ. соч. С. 18.

Криминологический метод. Он сродни социологическому, но имеет четко выраженную направленность — позволяет понять, как уголовный закон сказывается на уровне и динамике преступности: ведет к снижению, дает рост или является статистически безразличным. Кроме того, изучение с помощью этого метода санкций дает ответ об установленном государством уровне уголовно — правовой репрессии и о соотношении этого уровня с общественными ожиданиями. При этом всегда выявляются определенные расхождения. Так, многочисленными социологическими исследованиями установлено, что население постоянно недовольно уровнем уголовного наказания «вообще» и одновременно эти же люди требуют снижения наказания тем, кого они знают (товарищи или знакомые по работе, соседи); при общем требовании жестче наказывать преступников одновременно раздаются такие же требования об отмене смертной казни и т.д. Все это говорит как о неоднородности человеческих устремлений, так и о необходимости дифференцированного подхода при определении наказания в каждом конкретном случае.

Метод уголовно — правового регулирования

Последние десятилетия в общей теории права устоялось мнение, что каждой отрасли права присущ специфический метод правового регулирования. При этом под методом понимается прием или совокупность приемов воздействия на общественные отношения с целью их изменения или сохранения с использованием различного юридического инструментария, предусмотренного законом.

Назовем и другую точку зрения, согласно которой существование отраслевых методов вряд ли возможно. Есть общеправовой метод или общеправовые методы, действующие и проявляющие свою специфику в каждой отрасли права. Таким образом, «выделение специфического метода правового регулирования даже для тех основных отраслей права, где, по общему признанию, он должен быть наиболее ярко выражен, оказывается весьма проблематичным. В уголовном праве такой точки зрения придерживается А.К. Романов <*>.

———————————

<*> Романов А.К. Уголовно — правовое регулирование общественных отношений. М., 1992. С. 74.

Не вдаваясь в характер этой дискуссии, отметим, что вся она пошла не в том направлении. Противники выделения отраслевых методов стали требовать отыскания в каждой отрасли права такого особенного метода, который больше нигде не применялся. Но это в принципе неверный путь, ибо все в нашей жизни взаимосвязано. Скажем, метод санкционной защиты присущ всем без исключения отраслям права, но санкции гражданского права отличаются от санкций уголовного права, а санкции уголовного права отличаются от санкций трудового права. Именно санкционная защита делает норму правовой, но проявление этой защиты различно в различных отраслях права. В противном случае можно договориться и об излишности деления права на отрасли: есть-де одно «большое» российское право, и этого вполне достаточно.

Поскольку мы ведем речь об уголовном праве, постольку естественным является применение карательных средств, наказания. Эта «естественность» привела к тому, что наказание долгое время считалось единственным методом уголовно — правового регулирования. М.И. Ковалев так и писал: «…единственным методом регулирования уголовно — правовых отношений являются угроза применения наказания, содержащегося в уголовно — правовых санкциях, и его применение, в случае совершения уголовно наказуемого деяния» <*>. Такой подход сохранялся до середины семидесятых годов, когда стали появляться первые работы, ставящие под сомнение монополистическое положение карательного метода в уголовном праве <**>.

———————————

<*> Ковалев М.И. Советское уголовное право: Курс лекций. Свердловск, 1971. Вып. 1. С. 82.

<**> Галкин В.М. Метод поощрения в структуре уголовно — правового регулирования // Развитие гражданского, уголовного и процессуального законодательства в советских республиках Прибалтики (1940 — 1975). Уголовно — правовые науки. Рига, 1975. С. 34 — 35; Он же. Система поощрений в советском уголовном праве // Сов. государство и право. 1977. N 2. С. 91 — 96; Стручков Н.А. Курс исправительно — трудового права. Проблемы Общей части. М., 1984. С. 64.

Со временем таких фрагментарных замечаний накопилось достаточно много, но и через пятнадцать лет они оставались столь же фрагментарными. «В условиях исторического поворота в сторону последовательной гуманизации советского общества большего внимания и дальнейшего развития требует некарательный метод уголовно — правового регулирования, реализуемый через поощрительные нормы уголовного закона» <*>.

———————————

<*> Загородников Н.И., Сахаров А.Б. Социальное обновление советского общества и проблемы уголовного права // Методологические проблемы уголовно — правового регулирования. М., 1991. С. 70.

Таким образом, уповать на всесилие кары в нынешних условиях явно не приходится.

Сказанное позволяет сделать вывод: принуждение и поощрение — два основных метода правового регулирования в сфере действия уголовного закона. Принуждение применяется к лицам, преступившим грань дозволенного. Оно выражается в лишении человека неких благ (от имущества до свободы и даже жизни). Поощрение — к лицам, испытывающим раскаяние, стремящимся вернуться к честной, законопослушной жизни и предпринимающим в этом направлении конкретные, одобряемые обществом шаги. Выражается оно в освобождении от обременений, налагаемых (или могущих быть наложенных) на лицо в связи с совершенным деянием.

Без принуждения уголовное право перестает быть уголовным и не может даже называться правом при нынешнем уровне развития общественной морали и общественных отношений. Без поощрения уголовная юстиция теряет смысл, поскольку любые усилия человека загладить свою вину перед обществом не будут получать подкрепления и в конечном счете начнут постепенно затухать, наказание будет носить исключительно возмездный характер.

Конечно, эти два метода находятся в некотором противоречии друг с другом. Преступников во все времена было принято наказывать. За столетия выработался даже стереотип пунитивного (от англ. punitive — карательный) правосудия, известного у нас как обвинительный уклон. Дж. Мид в этой связи пишет: «Враждебность по отношению к нарушителю закона неизбежно предполагает установки на возмездие, подавление и исключение. Последние не обеспечивают нас никакими принципами для искоренения преступности, для возвращения нарушителя к нормальным социальным отношениям или для формулировки нарушенных прав» <*>.

———————————

<*> Мид Дж. Психология пунитивного правосудия // Американская социологическая мысль. М., 1994. С. 249.

Для согласования этих непримиримостей мы и должны использовать метод поощрения в уголовном праве как равноправный. Вопрос достижения подлинной гармонии между принуждением и поощрением в уголовном праве — это вопрос будущего. Мы пока находимся лишь в самом начале пути.

Отрадно отметить, что в документах ООН последних лет появился новый термин — реституционное правосудие (от англ. resto — rative — восстановление), главная цель которого — урегулирование конфликта. Иными словами, цель уголовного правосудия переносится с осуждения на восстановление, реставрацию нормальных общественных отношений, в том числе и между виновным и потерпевшим, оказавшимися порушенными совершенным преступлением. В полной мере на достижение этой цели работает норма ст. 76 УК РФ: «Лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред». (Следует обратить особое внимание на обязательность признака заглаживания вреда для приведения данной нормы в действие.) Это принципиально иной подход к проблеме уголовного правосудия, который не исключает и не может исключить существующий, но обязан его максимально дополнить. Хотя в большей мере это вопрос процессуального права, но только на данной стадии развития законодательства и науки. С течением времени уголовное право найдет здесь свою нишу, к чему нужно готовиться заранее.