Правовой статус арбитражного управляющего

04-03-19 admin 0 comment

Полуэктов М.
Законодательство и экономика, 2000.


М. Полуэктов, соискатель Иркутской государственной экономической академии.

Арбитражный управляющий в процедурах банкротства

Ключевой фигурой в деле о банкротстве является арбитражный управляющий. Арбитражный управляющий — это лицо, назначаемое арбитражным судом для проведения процедур банкротства и осуществления иных полномочий, установленных Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве). Арбитражный управляющий — родовое, обобщенное понятие. В разных процедурах банкротства арбитражный управляющий выступает в различных «лицах». При процедуре наблюдения он действует как временный управляющий, во внешнем управлении — как внешний управляющий, в конкурсном производстве — как конкурсный управляющий. Основная функция арбитражного управляющего — обеспечить проведение той или иной процедуры банкротства.

Требования к кандидатуре арбитражного управляющего

Закон о банкротстве устанавливает определенные требования к кандидатуре арбитражного управляющего:

1) арбитражным управляющим может быть только физическое лицо;

2) арбитражный управляющий должен быть зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя;

3) арбитражный управляющий должен иметь лицензию, выдаваемую государственным органом РФ по делам о банкротстве и финансовому оздоровлению.

Требования, указанные в пунктах 2 и 3, могут иметь исключения. Так, в ряде случаев арбитражным управляющим может быть назначено лицо, не являющееся предпринимателем и (или) не имеющее лицензии арбитражного управляющего (ст. ст. 170, 175 Закона о банкротстве). Кроме того, при определенных условиях арбитражный управляющий может быть назначен из числа сотрудников государственного органа по делам о банкротстве и финансовому оздоровлению (ст. ст. 178, 185 Закона о банкротстве);

4) арбитражный управляющий должен быть незаинтересованным лицом в отношении должника и кредиторов.

Кто может быть признан заинтересованным лицом в отношении должника и кредиторов, предусмотрено ст. 18 Закона о банкротстве. Однако данная статья не учитывает всех случаев «заинтересованности». Получается, к примеру, что арбитражным управляющим может быть назначено лицо, обладающее 100% акций (долей) в уставном капитале юридического лица — должника или кредитора.

Арбитражным управляющим не могут быть назначены:

— лица, осуществлявшие ранее управление делами должника — юридического лица, за исключением случаев, когда с момента отстранения указанного лица от управления делами должника прошло не менее трех лет. Кого понимать под лицами, осуществлявшими ранее управление делами должника — юридического лица, Закон не определяет. Представляется, что это не только лица, входящие в органы управления должника — юридического лица, но и иные, обладающие властными полномочиями по ведению дел должника (заместитель директора, менеджеры и т.п.);

— лица, в отношении которых есть ограничения на осуществление деятельности по управлению делами и (или) имуществом других лиц (дисквалифицированные лица);

— лица, имеющие судимость.

В определенных случаях к кандидатуре арбитражного управляющего могут предъявляться специальные требования. Так, для того чтобы выполнять функции арбитражного управляющего кредитной организации, арбитражный управляющий должен иметь специальный аттестат, выданный Банком России. Арбитражный управляющий, участвующий в деле о банкротстве профессионального участника рынка ценных бумаг, должен иметь аттестат, выдаваемый государственным органом Российской Федерации по регулированию рынка ценных бумаг.

Назначение и прекращение полномочий

арбитражного управляющего

Арбитражный управляющий назначается только арбитражным судом. Порядок назначения арбитражного управляющего зависит от того, для проведения какой процедуры банкротства он назначается.

1. При назначении временного управляющего арбитражный суд должен соблюдать следующую последовательность:

— на первом этапе кандидатура временного управляющего определяется из числа лиц, предложенных кредиторами;

— при отсутствии указанных предложений кандидатура временного управляющего определяется из числа лиц, зарегистрированных в арбитражном суде в качестве арбитражных управляющих;

— при отсутствии лиц, зарегистрированных в арбитражном суде в качестве арбитражных управляющих, кандидатура временного управляющего предлагается государственным органом по делам о банкротстве и финансовому оздоровлению по запросу арбитражного суда в недельный срок с момента получения указанного запроса.

Должник не вправе предложить кандидатуру временного управляющего. При назначении арбитражного управляющего арбитражный суд обладает широкими полномочиями. Если на место арбитражного управляющего претендует несколько лиц, суд вправе выбрать одно из них по собственному усмотрению.

Как правило, временный управляющий назначается в течение трех дней со дня подачи в арбитражный суд заявления о банкротстве, однако этот срок может быть увеличен до десяти дней.

Временный управляющий действует с момента его назначения арбитражным судом и до наступления одного из нижеследующих юридических фактов:

— введения внешнего управления и назначения внешнего управляющего. Если, например, вводится внешнее управление, но по каким-либо причинам не назначается внешний управляющий, временный управляющий продолжает работу до назначения внешнего управляющего, но уже в качестве лица, осуществляющего полномочия внешнего управляющего;

— принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства и назначения конкурсного управляющего;

— утверждения арбитражным судом мирового соглашения;

— принятия арбитражным судом решения об отказе в признании должника банкротом.

Продолжительность работы временного управляющего зависит от периода наблюдения. Как правило, этот срок составляет 3 месяца, но может быть продлен не более чем на 2 месяца.

2. Закон устанавливает единый порядок назначения внешнего и конкурсного управляющего. Так же, как и при назначении временного управляющего, в данном случае должна соблюдаться определенная последовательность:

— назначение внешнего (конкурсного) управляющего производится арбитражным судом по предложению собрания кредиторов. Собрание кредиторов утверждает кандидатуру внешнего (конкурсного) управляющего по предложению любого из конкурсных кредиторов <*>, налогового или иного уполномоченного органа <**>, должника или собственника имущества должника — унитарного предприятия. Таким образом, кандидатура внешнего (конкурсного) управляющего не может быть предложена иными лицами, в частности, учредителями (участниками) должника — юридического лица (за исключением случаев, когда последние являются кредиторами по обязательствам, не вытекающим из их участия в уставном капитале должника), кредиторами первой и второй очереди. Предложенной арбитражному суду для назначения считается кандидатура, получившая наибольшее число голосов присутствовавших на собрании кредиторов. Сам порядок выдвижения кандидатуры внешнего (конкурсного) управляющего на утверждение собранию кредиторов Законом никак не регламентирован. Получается, что непосредственно на собрании кредиторов уполномоченные лица могут выдвигать кандидатуры внешнего (конкурсного) управляющего.

———————————

<*> Под конкурсными кредиторами Закон о банкротстве понимает кредиторов по денежным обязательствам, за исключением граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, а также учредителей (участников) должника — юридического лица по обязательствам, вытекающим из такого участия. Под денежным обязательством следует понимать обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовому договору и по иным основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом Российской Федерации (ст. 2 Закона о банкротстве).

<**> Данное право может быть ограничено (изменено) лишь Законом о банкротстве или соглашением с кредиторами.

Закон о банкротстве понимает под «иными уполномоченными органами» должника, прокурора, налоговые и иные уполномоченные в соответствии с федеральным законом органы (ст. 6 Закона о банкротстве);

— в случае, когда собранием кредиторов не представлено ни одной кандидатуры внешнего (конкурсного) управляющего, арбитражный суд назначает внешнего (конкурсного) управляющего по предложению иных лиц, участвующих в деле о банкротстве (в том числе и по предложению должника), или из числа лиц, зарегистрированных в арбитражном суде в качестве арбитражных управляющих;

— в случае, когда не представлено ни одной кандидатуры внешнего (конкурсного) управляющего и нет возможности назначить внешнего управляющего (конкурсного) из числа лиц, зарегистрированных в арбитражном суде в качестве арбитражных управляющих, арбитражный суд назначает внешнего (конкурсного) управляющего из числа кандидатур, предложенных государственным органом по делам о банкротстве и финансовому оздоровлению.

В качестве кандидатуры внешнего управляющего (конкурсного) может рассматриваться лицо, осуществлявшее полномочия временного управляющего.

Закон допускает отклонение предложенной кандидатуры арбитражного управляющего только в случае ее несоответствия требованиям закона. Арбитражный суд не вправе отклонять предложенную кандидатуру арбитражного управляющего по основаниям, не основанным на Законе (например, ввиду отсутствия опыта определенной работы, неудовлетворительных деловых и иных личностных качеств и т.п.).

3. Вопрос о досрочном прекращении полномочий арбитражного управляющего Закон о банкротстве решает в зависимости от того, для проведения какой процедуры банкротства арбитражный управляющий назначен. Общим основанием досрочного прекращения полномочий арбитражного управляющего является отзыв его лицензии.

Полномочия временного управляющего могут быть прекращены досрочно по инициативе самого временного управляющего при наличии уважительных причин. Кредиторы на стадии наблюдения не могут инициировать досрочное прекращение полномочий временного управляющего.

Досрочное освобождение внешнего управляющего от исполнения своих обязанностей возможно в следующих случаях:

— по заявлению самого внешнего управляющего (в отличие от временного управляющего, внешнему управляющему при этом необязательно доказывать наличие уважительных причин);

— на основании решения собрания кредиторов, если при этом будет доказан факт неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на внешнего управляющего обязанностей (решение собрания кредиторов в этом случае должно содержать сведения о кандидатуре нового внешнего управляющего);

— в случае выявления обстоятельств, препятствовавших назначению лица внешним управляющим (например, при установлении фактов, свидетельствующих о наличии заинтересованности внешнего управляющего в отношении должника или кредитора).

Досрочное освобождение конкурсного управляющего от исполнения своих обязанностей возможно лишь при одновременном соблюдении следующих условий:

1) если собранием или комитетом кредиторов подано ходатайство в арбитражный суд об отстранении конкурсного управляющего от исполнения им своих обязанностей и назначении нового конкурсного управляющего;

2) если доказан факт неисполнения или ненадлежащего исполнения конкурсным управляющим возложенных на него обязанностей.

Таким образом, арбитражный управляющий, надлежащим образом исполняющий возложенные на него обязанности, не может быть отстранен от своей должности только при наличии одной воли кредиторов.

Стоит только догадываться, чем руководствовался законодатель, когда устанавливал столь различные основания досрочного прекращения полномочий конкурсного и внешнего управляющего.

Ст. 20 Закона о банкротстве предоставляет арбитражному управляющему право подавать в арбитражный суд заявление о досрочном прекращении исполнения своих обязанностей. Исходя из этого, думается, что арбитражный управляющий независимо от того, в какой процедуре банкротства он действует, все-таки может быть досрочно освобожден от исполнения своих функций по собственной инициативе. Такое несоответствие между общей нормой для арбитражных управляющих и специальной нормой для конкурсных управляющих можно объяснить низким уровнем юридической техники, используемой в Законе о банкротстве.

Достаточно спорным остается вопрос о том, вправе ли арбитражный суд по собственной инициативе отстранить внешнего или конкурсного управляющего от исполнения возложенных на него обязанностей Высший Арбитражный Суд РФ дает положительный ответ на данный вопрос. Согласно п. 7 приложения к информационному письму Президиума ВАС РФ от 7 августа 1997 г. N 20 «Обзор практики применения арбитражными судами законодательства о несостоятельности (банкротстве)» «арбитражный суд по собственной инициативе вправе назначить нового конкурсного управляющего при невыполнении прежним управляющим своих обязанностей». Представляется, что такой вывод не основан на букве закона.

Права и обязанности арбитражного управляющего

Права и обязанности арбитражного управляющего предусмотрены ст. 20 Закона о банкротстве. Арбитражный управляющий имеет право:

— созывать собрание кредиторов и комитет кредиторов;

— обращаться в арбитражный суд в случаях, предусмотренных Законом о банкротстве;

— получать вознаграждение в размере и порядке, которые предусмотрены Законом о банкротстве;

— привлекать для обеспечения осуществления своих полномочий на договорной основе иных лиц с оплатой их деятельности из средств должника, если иное не установлено Законом о банкротстве или соглашением с кредиторами;

— подавать в арбитражный суд заявление о досрочном прекращении исполнения своих обязанностей.

Арбитражный управляющий обязан:

— принимать меры по защите имущества должника;

— анализировать финансовое состояние должника;

— анализировать финансовую, хозяйственную и инвестиционную деятельность должника, его положение на товарных рынках;

— рассматривать заявленные требования кредиторов;

— вести реестр требований кредиторов;

— осуществлять иные функции, установленные Законом о банкротстве.

При осуществлении своих прав и обязанностей арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно с учетом интересов должника и его кредиторов.

«Положение о лицензировании деятельности физических лиц в качестве арбитражных управляющих», утвержденное Постановлением Правительства РФ от 25 декабря 1998 г. N 1544, установило еще одну интересную обязанность арбитражного управляющего: «не отклонять без достаточных оснований предложения арбитражного суда, при котором он зарегистрирован, о назначении арбитражным управляющим». Что понимать под «достаточными основаниями», положение не раскрывает.

Вышеназванные права и обязанности являются общими для любого арбитражного управляющего независимо от того, в какой процедуре банкротства он действует. В отдельных процедурах банкротства арбитражный управляющий приобретает дополнительные права и обязанности. Например, временный управляющий вправе обращаться в арбитражный суд с ходатайством об отстранении руководителя должника от должности, внешний управляющий обязан разработать план внешнего управления и т.д.

Арбитражный управляющий согласно ст. 30 Закона о банкротстве, является лицом, участвующим в деле о банкротстве. Поэтому, помимо материальных прав и обязанностей, он обладает также процессуальными правами и обязанностями лиц, участвующих в деле, которые установлены ст. 33 АПК РФ.

Как было указано выше, деятельность арбитражного управляющего является индивидуальной предпринимательской. Это означает, что при осуществлении своих функций он не вступает в трудовые отношения ни с должником, ни с назначившим его арбитражным судом. Соответственно арбитражный управляющий не имеет никаких прав, предусмотренных законодательством о труде: на оплачиваемый отпуск, на выходное пособие и т.п. Вознаграждение арбитражного управляющего по своей правовой природе является не заработной платой, а платой за оказанные услуги. Поэтому с такого вознаграждения не удерживается подоходный налог и не взимаются страховые взносы в Пенсионный фонд РФ. Арбитражный управляющий самостоятельно уплачивает налоги, сборы и иные обязательные взносы в бюджет соответствующего уровня и во внебюджетные фонды в порядке и на условиях, установленных законодательством РФ для индивидуального предпринимателя.

Достаточно спорным и интересным является вопрос о том, в качестве кого выступает арбитражный управляющий при исполнении им своих функций: действует он в качестве представителя должника или от своего имени, кто является стороной гражданских договоров, заключаемых арбитражным управляющим?

1. Введение наблюдения и назначение временного управляющего не влечет за собой отстранение руководителя должника, он продолжает осуществлять свои полномочия, но с ограничениями, предусмотренными Законом о банкротстве. Вместе с тем в случае, если руководителем должника не принимаются необходимые меры по обеспечению сохранности имущества должника, чинятся препятствия временному управляющему при исполнении его обязанностей или допускаются иные нарушения требований законодательства Российской Федерации, арбитражный суд вправе отстранить руководителя должника от должности. В этом случае исполнение обязанностей руководителя должника возлагается на временного управляющего.

Таким образом, временный управляющий при выполнении своих функций выступает от своего имени.

В соответствии со ст. 20 Закона о банкротстве общим правом арбитражных управляющих, осуществляющих свои функции в различных процедурах банкротства, является право привлекать для обеспечения осуществления своих полномочий на договорной основе иных лиц с оплатой их деятельности из средств должника. Механизм исполнения данной нормы Закона в условиях конфликта между временным управляющим и должником не вполне ясен.

Предположим, временный управляющий заключил с аудиторской фирмой договор на оказание аудиторских услуг, в котором указано, что оплата предоставляемых услуг осуществляется за счет средств должника. Стороной такого договора является временный управляющий. Договор создает права и обязанности для сторон, его заключивших (ст. 425 ГК РФ). Согласно п. 3 ст. 420 ГК РФ к обязательствам, возникшим из договора, применяются общие положения об обязательствах (ст. ст. 307 — 419 ГК РФ). В соответствии с п. 3 ст. 308 ГК РФ «обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц)». Таким образом, основываясь на нормах ГК РФ, можно утверждать, что вышеназванный договор не может порождать обязательство должника непосредственно перед аудиторской фирмой по оплате ее услуг. Тем не менее представляется, что такой договор порождает обязательство должника в отношении временного управляющего по возмещению понесенных им затрат по оплате аудиторских услуг. Так, согласно п. 2 ст. 307 ГК РФ «обязательства возникают из договора вследствие причинения вреда и иных оснований, указанных в настоящем Кодексе». В соответствии со ст. 8 ГК РФ «гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом». Таким законом и является Закон о банкротстве.

Иначе говоря, договор между временным управляющим и привлеченным специалистом должен исполняться следующим образом: вознаграждение специалисту должен уплачивать временный управляющий за счет собственных средств, впоследствии он может предъявить должнику регрессное требование по оплате понесенных им расходов. Несмотря на то, что такое требование должно удовлетворяться «вне очереди», вполне вероятна ситуация, когда у должника просто не будет средств (имущества), чтобы платить по своим долгам. Тем не менее следует учитывать, что должник вправе (но не обязан) оплатить услуги специалиста за временного управляющего, руководствуясь ст. 313 ГК РФ («Исполнение обязательства третьим лицом»). То есть можно говорить о том, что расходы временного управляющего на оплату услуг привлекаемых специалистов являются составной частью вознаграждения арбитражного управляющего. Такой вывод подтверждается также тем, что положение, согласно которому «вознаграждение лицам, привлеченным арбитражным управляющим для обеспечения своей деятельности, выплачивается за счет имущества должника», содержится в ст. 22 Закона о банкротстве («Вознаграждение арбитражного управляющего»).

Таким образом, можно говорить о том, что реализация временным управляющим своего законного права «привлекать для обеспечения осуществления своих полномочий на договорной основе иных лиц с оплатой их деятельности из средств должника» может быть сопряжена с определенными трудностями. В связи с тем, что Закон о банкротстве не раскрывает механизма реализации данного права временного управляющего, интересы последнего не защищены законом.

2. Совсем иное правовое положение внешнего управляющего. Согласно ст. 69 Закона о банкротстве с момента введения внешнего управления «полномочия руководителя должника переходят к внешнему управляющему». То есть внешний управляющий становится законным представителем должника и при исполнении своих полномочий выступает от его имени. Стороной договоров, заключаемых внешним управляющим в процессе выполнения им своих функций, является должник.

Согласно ст. 69 Закона о банкротстве к внешнему управляющему переходят не только полномочия руководителя должника, но и полномочия иных органов управления должника (за исключением полномочий, переходящих в соответствии с Законом о банкротстве к другим лицам (органам)). Иначе говоря, применительно, например, к акционерному обществу к внешнему управляющему переходят, в том числе, полномочия общего собрания и совета директоров. Если так, возникают вопросы: вправе ли внешний управляющий увеличивать уставный капитал должника — акционерного общества за счет дополнительного выпуска акций; вправе ли внешний управляющий изменять устав должника? Такое право внешнего управляющего нарушало бы интересы не только акционеров (участников) должника, но и мелких кредиторов; такое право создавало бы условия для перераспределения контроля над собственностью должника в интересах самого внешнего управляющего либо кредитора должника, обладающего большинством голосов на собрании кредиторов. Однако представляется, что на поставленный вопрос следует дать отрицательный ответ. Пункт 1 ст. 74 Закона о банкротстве содержит исчерпывающий перечень прав, предоставляемых внешнему управляющему:

— самостоятельно распоряжаться имуществом должника с ограничениями, предусмотренными настоящим Федеральным законом;

— заключать от имени должника мировое соглашение;

— заявлять отказ от исполнения договоров должника.

Таким образом, ст. 69 Закона о банкротстве (согласно которой к внешнему управляющему переходят не только полномочия руководителя должника, но и полномочия иных органов управления должника) следует понимать с учетом нормы, содержащейся в п. 1 ст. 74 Закона о банкротстве.

3. Наибольшее количество вопросов возникает при определении правового статуса конкурсного управляющего. Закон о банкротстве не предполагает передачу полномочий руководителя должника конкурсному управляющему. В п. 2 ст. 98 Закона о банкротстве говорится лишь об отстранении органов управления должника от выполнения функций по управлению и распоряжению имуществом должника. Согласно п. 1 ст. 101 Закона о банкротстве «с момента назначения конкурсного управляющего к нему переходят все полномочия по управлению делами должника, в том числе полномочия по распоряжению имуществом должника». Что понимать под «переходом всех полномочий по управлению делами должника»?

На первый взгляд, можно говорить о том, что правовое положение конкурсного управляющего аналогично правовому положению внешнего управляющего. То есть конкурсный управляющий является законным представителем должника. Тем более, что такую точку зрения подтверждает и арбитражная практика. Так, в п. 20 приложения к информационному письму Президиума ВАС РФ от 7 августа 1997 г. N 20 «Обзор практики применения арбитражными судами законодательства о несостоятельности (банкротстве)» говорится: «Конкурсный управляющий как лицо, уполномоченное выступать от имени должника-банкрота, вправе распоряжаться находящимися на его счете денежными средствами». В Постановлении Президиума ВАС РФ N 3521/97 от 13 января 1998 г. есть следующая фраза: «открытое акционерное общество «Рубанок» в лице конкурсного управляющего обратилось в арбитражный суд».

Однако такая позиция опровергается ст. 182 ГК РФ, согласно которой «не являются представителями лица, действующие хотя и в чужих интересах, но от собственного имени (коммерческие посредники, конкурсные управляющие при банкротстве, душеприказчики при наследовании и т.п.)». Очевидно, что под «чужими интересами» следует понимать интересы должника-банкрота и его кредиторов. В таком случае на стадии конкурсного производства у должника — юридического лица вообще нет законного представителя?

Если в процессе конкурсного производства конкурсный управляющий действует от собственного имени, то его положение в определенной степени сходно с положением временного управляющего. Это означает, что конкурсный управляющий при осуществлении своих функций несет большие риски. Все обязательства, возникающие из сделок, заключенных конкурсным управляющим, являются прежде всего обязательствами самого конкурсного управляющего, но не должника, ведь должник не является стороной таких сделок. Думается, что такое положение дел не отвечает принципу справедливости. Непонятна логика вышеназванной нормы Гражданского кодекса (п. 2 ст. 182 ГК РФ). Почему конкурсный управляющий не может быть законным представителем должника (так же как и внешний управляющий) и при этом действовать в интересах не только должника, но и его кредиторов, как это и предусмотрено Законом о банкротстве?

Ответственность арбитражного управляющего

В отличие от ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» 1992 г., новый Закон о банкротстве предусматривает ответственность арбитражного управляющего за ненадлежащее выполнение им своих функций. К арбитражному управляющему могут быть применены следующие санкции:

— отзыв лицензии;

— отстранение от исполнения обязанностей;

— возмещение убытков.

Отзыв лицензии арбитражного управляющего возможен, если:

1) доказан факт неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей, возложенных на арбитражного управляющего в соответствии с Законом о банкротстве;

2) доказан факт возникновения убытков для должника или кредиторов;

3) установлена причинно-следственная связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязанностей арбитражного управляющего и возникшими убытками должника или кредиторов.

Отзыв лицензии арбитражного управляющего возможен также и в иных случаях, прямо установленных федеральными законами.

Отстранение арбитражного управляющего от исполнения им своих обязанностей возможно в случае, если неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей, возложенных на него, не повлекло убытки для должника или кредиторов.

Серьезной мерой ответственности для арбитражного управляющего является то, что он обязан по требованию должника и его кредиторов возместить убытки, причиненные своими действиями (бездействием), нарушающими законодательство Российской Федерации. В данном случае речь идет об убытках, возникших в результате нарушения любой нормы законодательства Российской Федерации, а не только в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим обязанностей, возложенных на него в соответствии с Законом о банкротстве. Думается, такая мера ответственности для арбитражного управляющего является необоснованно суровой. Арбитражный управляющий как индивидуальный предприниматель отвечает по своим долгам всем своим имуществом; он также может быть признан несостоятельным (банкротом), в отношении его также может быть открыто конкурсное производство. Очевидно, что чем крупнее предприятие-должник, тем больше рисков несет арбитражный управляющий по возможным требованиям со стороны кредиторов и должника о возмещении причиненных им убытков. Представляется, что было бы разумным ограничить размер ответственности арбитражного управляющего по возмещению убытков.

В целом, как показывает практика, в законодательстве о банкротстве институт арбитражных управляющих недостаточно разработан. Закон о банкротстве содержит множество «дыр», которые еще предстоит «залатать». Учитывая то, что арбитражный управляющий при проведении процедур банкротства обладает большими полномочиями, и то, что зачастую институт банкротства используется в целях перераспределения собственности, законотворческий процесс в данном направлении необходимо ускорить. Представляется, что законодателю необходимо поработать на следующих уровнях:

1. На концептуальном уровне. Думается, можно было бы разрешить выполнять функции арбитражного управляющего юридическим лицам. Такие «управляющие компании» составили бы серьезную конкуренцию арбитражным управляющим — частным предпринимателям. К таким «управляющим компаниям» должны предъявляться определенные требования к штату, собственному капиталу и т.п. Отвечая всем своим имуществом, такие «управляющие компании» могли бы назначаться для проведения процедур внешнего управления на наиболее крупные предприятия. Кроме того, следовало бы ограничить размер ответственности арбитражных управляющих по возмещению убытков — более четко определиться с правовым статусом конкурсного управляющего — является он представителем должника или нет.

2. На уровне приведения буквы закона в соответствие с духом закона. Следует устранить возможные способы «передела собственности» на стадии внешнего управления и конкурсного производства в интересах арбитражного управляющего или отдельного кредитора (в том числе через создание дочерних обществ, распродажу имущества должника за бесценок и т.п.). Необходимо также расширить определение «заинтересованных лиц», предусмотренное Законом о банкротстве.

3. На уровне механизма реализации норм Закона о банкротстве. Необходимо предусмотреть порядок выдвижения кандидатур арбитражного управляющего для утверждения на собрании кредиторов. Можно это сделать по аналогии с порядком выдвижения кандидатов в члены совета директоров акционерного общества. Следует также предусмотреть порядок реализации права арбитражного управляющего привлекать для обеспечения осуществления своих полномочий на договорной основе иных лиц с оплатой их деятельности из средств должника.

Если же рассматривать институт арбитражных управляющих в историческом ракурсе, то можно утверждать, что в российском законодательстве в этом направлении сделан качественный скачок вперед. ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» 1992 года не уделял столько внимания правовому положению арбитражных управляющих.