Разграничение лжепредпринимательства и мошенничества

04-03-19 admin 0 comment

Скорилкина Н., Дадонов С., Анненков А.
Законность, 2000.


Н. Скорилкина, начальник кафедры Тульского филиала Юридического института МВД России.

С. Дадонов, кандидат юридических наук.

А. Анненков, кандидат юридических наук.

По конструкции и мошенничество, и лжепредпринимательство относятся к материальным составам преступления. Способом совершения обоих преступлений является обман.

Разграничение между рассматриваемыми составами проводится по следующим основаниям.

Мошенничество — это одна из форм хищения. Объект и предмет мошенничества полностью совпадают с объектом и предметом любого хищения, за исключением мошенничества в форме приобретения права на имущество.

Лжепредпринимательство, напротив, не предполагает умысла на хищение чужого имущества. Кроме того, рассматриваемое деяние не обладает совокупностью признаков, характеризующих его как хищение. Так, при получении кредита отсутствует признак противоправности изъятия имущества. Это обусловлено тем, что кредит получен на основе правомерного юридического факта регистрации коммерческой организации. Нельзя отнести к хищению и освобождение от налогов. Что же касается извлечения иной имущественной выгоды, то, по нашему мнению, она состоит в пользе или преимуществах, связанных со статусом коммерческой организации.

Таким образом, создание фиктивной коммерческой организации остается за рамками ст. 159 УК РФ.

Различны также объекты, на который посягают указанные деяния.

Видовой объект мошенничества — отношения собственности, включающие права собственника на владение, пользование и распоряжение имуществом, а также права лиц, владеющих имуществом на праве хозяйственного ведения, управления им.

Видовым объектом лжепредпринимательства выступают общественные отношения, в рамках которых осуществляется экономическая деятельность по производству, распределению, обмену и потреблению материальных благ и услуг. Таким образом, лжепредпринимательство, будучи экономическим преступлением, посягает на принципы хозяйственной деятельности, а не на собственность.

Объективная сторона мошенничества выражается в одном из двух действий: хищении чужого имущества или приобретении права на чужое имущество, каждое из которых реализуется путем обмана или злоупотребления доверием.

Объективная сторона лжепредпринимательства состоит в создании коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность. Мнимость создания коммерческой организации проявляется в невыполнении условий, предусмотренных уставными документами.

Кроме того, рассматриваемые составы преступлений в качестве обязательного признака объективной стороны предусматривают различные по характеру общественно опасные последствия.

Так, ч. 1 ст. 159 УК РФ не ставит наступление уголовной ответственности в зависимость от размера ущерба, причиненного потерпевшему. Характер и размер ущерба, в качестве признака объективной стороны, предусмотрен лишь в квалифицированном (п. «г» ч. 2 ст. 159 — с причинением значительного ущерба гражданину) и особо квалифицированном (п. «б» ч. 3 ст. 159 — в крупном размере) составе мошенничества.

Привлечение к уголовной ответственности по ст. 173 УК возможно, если лжепредпринимательство причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству. При этом в основу признания причиненного ущерба крупным могут быть положены такие критерии, как имущественное положение юридического лица или гражданина, общая сумма кредита или ссуды, сумма налогов, не уплаченных государству (полагаем, что в данном случае необходимо исходить из содержания примечания к ст. 199 УК РФ, в соответствии с которым уклонение от уплаты налогов признается совершенным в крупном размере, если сумма неуплаченных налогов превышает 1000 минимальных размеров оплаты труда).

Поэтому лжепредпринимательство, в результате которого еще не причинен крупный ущерб правоохраняемым интересам, представляет собой покушение и квалифицируется по ч. 3 ст. 30 и ст. 173 УК РФ.

Лжепредпринимательство же, представляющее собой покушение на мошенничество, квалифицируется по ст. ст. 30 и 173 и ч. 1 ст. 159 УК РФ. Если лжепредпринимательство составляет приготовление к мошенничеству, ответственность за которое установлена ч. 1 ст. 159 УК РФ, то деяние квалифицируется только по ст. 173 УК РФ, так как приготовление к данному виду мошенничества ненаказуемо в силу предусмотренного ч. 2 ст. 30 УК РФ положения о наказуемости приготовления только к тяжкому или особо тяжкому преступлению и ч. 3 ст. 15 УК РФ, согласно которой этот вид мошенничества относится к категории преступлений средней тяжести <*>.

———————————

<*> См.: Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Преступления в сфере экономической деятельности. — М.: Учебно — консультационный центр «ЮрИнфорР», 1998, с. 153 — 154.

Несмотря на то, что лжепредпринимательство и мошенничество по конструкции являются материальными составами, момент, с которого они считаются оконченными, различен. Мошенничество считается оконченным, когда виновный получает возможность распорядиться имуществом либо реализовать право на имущество. Лжепредпринимательство же окончено не с момента официальной регистрации коммерческой лжеорганизации, а в тот момент, когда гражданину, организации или государству причинен крупный ущерб.

Кроме того, мошенничество в качестве необходимого признака объективной стороны преступления предусматривает способ хищения чужого имущества или приобретения права на него. Это любой обман независимо от его формы, искусности и убедительности выражения, а также степени доверчивости и характера заинтересованности потерпевшего.

Напротив, в лжепредпринимательстве способ совершения преступления не рассматривается как обязательный признак объективной стороны. Однако от этого суть деяния не меняется. Лжепредпринимательство также обман, либо деятельность лжеорганизации не соответствует уставным (учредительным) документам.

Однако обман в лжепредпринимательстве в отличие от мошенничества конкретизирован. Поэтому, если лжеорганизация обманным путем осуществляет незаконное получение имущества или права на имущество, то налицо совокупность преступлений.

Кроме того, обман в лжепредпринимательстве всегда основывается на правомерном юридическом факте — действии соответствующего органа государства по регистрации субъектов предпринимательской или банковской деятельности. Поэтому, если предприятие существует фактически, а не юридически, в этой ситуации состав ст. 173 УК РФ отсутствует. Создание лжефирмы в таком случае — способ мошенничества, и действия виновных должны квалифицироваться только как мошенничество.

Мошенничество с субъективной стороны характеризуется прямым умыслом и предполагает наличие корыстной цели. Эта цель — в обращении похищенного имущества в свою пользу или пользу других лиц.

Субъективная сторона лжепредпринимательства выражена виной в форме умысла, прямого или косвенного, а также альтернативно — любой из четырех целей: получение кредитов, освобождение от налогов, извлечение иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности. Поэтому, если лжепредпринимательство совершается с целью хищения чужого имущества или приобретения права на чужое имущество, оно представляет собой способ совершения мошенничества.

Такое лжепредпринимательство, предусмотренное ч. 2 или ч. 3 ст. 159 УК РФ, квалифицируется только по этим частям данной статьи, поскольку согласно правилам квалификации преступлений преступление, способ совершения которого, указанный в законе, является самостоятельным преступлением, квалифицируется только по статье УК, наиболее полно охватывающей содеянное. Дополнительная квалификация по статье УК, предусматривающей ответственность за сам способ совершения преступления, в данном случае не требуется.

Лжепредпринимательство, являющееся способом совершения мошенничества, ответственность за которое установлена ч. 1 ст. 159 УК РФ, квалифицируется по совокупности преступлений: по ч. 1 ст. 159 и ст. 173 УК РФ, что обусловлено правилом квалификации преступлений при конкуренции части и целого, согласно которому санкция более полной нормы не должна быть менее строгой по сравнению с санкцией менее полной нормы. Санкция ст. 173 строже санкции ч. 1 ст. 159 УК РФ <*>.

———————————

<*> Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Указ. статья, с. 153.

Лжепредпринимательство от мошенничества отличает также особый гражданско — правовой статус лица, самостоятельно или совместно с другими лицами осуществляющего лжепредпринимательскую деятельность. Действие ст. 173 УК РФ не распространяется на «лжеиндивидуального» предпринимателя. Это обусловлено тем, что под коммерческой организацией, о которой идет речь в ст. 173 УК, в соответствии с ч. ч. 1 и 2 ст. 50 ГК РФ понимается юридическое лицо, создаваемое в форме хозяйственного товарищества или общества, а также производственного кооператива, государственного или муниципального унитарного предприятия.