Судебный контроль за предварительным расследованием необходимо расширить

04-03-19 admin 0 comment

Бабенко А., Яблоков В.
Электронный ресурс, 2000.


А. Бабенко, председатель Самарского областного суда

В. Яблоков, аспирант Самарского госуниверситета.

Провозглашение России правовым государством предполагает создание эффективного механизма защиты прав и свобод человека и гражданина во всех сферах общественной жизни. Предварительное расследование сопряжено с возможностями достаточно широкого ограничения прав граждан органами государства, в силу чего нуждается в особых гарантиях, предотвращающих произвольное их ущемление. Одним из гарантов здесь в настоящее время является судебная власть, обеспечивающая защиту прав участников процесса в различных формах, в том числе и посредством судебного контроля за предварительным расследованием. Эта функция судов является относительно новой для российской правоприменительной практики, в связи с чем возникает множество проблем, от своевременного и правильного разрешения которых зависит эффективность защиты прав личности в уголовном процессе. В первую очередь это касается предмета и пределов судебного контроля, законодательного регламентирования его процедуры, значения результатов. На наш взгляд, оптимальное решение этих вопросов должно быть основано не только на теоретических изысканиях, но и учитывать реалии российской правовой, экономической, политической, социальной действительности.

Законодатель уже предпринял ряд шагов, направленных на закрепление некоторых видов судебного контроля за решениями органов расследования. В соответствии с УПК РСФСР и постановлениями Конституционного Суда РФ в число действий и решений органов расследования, законность и обоснованность которых может быть проверена в суде до окончания расследования по делу, входят: прекращение уголовного дела; отказ в возбуждении уголовного дела; приостановление производства по уголовному делу; продление сроков предварительного следствия; действия и решения, связанные с производством обыска и наложением ареста на имущество, а также заключение под стражу и продление сроков содержания под стражей.

Взгляды юристов относительно перспектив судебного контроля за предварительным расследованием весьма противоречивы. Одни авторы предлагают ограничить контрольные полномочия суда, другие ратуют за введение беспробельного судебного контроля. Как представляется, для определения путей дальнейшего развития контрольной функции судебной власти полезно проанализировать практику реализации уже признанных видов судебного обжалования актов органов, осуществляющих уголовное преследование. В этих целях кафедрой уголовного процесса и криминалистики Самарского госуниверситета совместно с Самарским областным судом была изучена практика рассмотрения жалоб указанных категорий на территории области за период с января 1998 г. по сентябрь 1999 г. Выявленные в ходе исследования результаты дают основание утверждать, что рамки судебного контроля за органами расследования существенно сужены.

Единственной его разновидностью, получившей распространение на практике, является судебная проверка законности и обоснованности арестов. По этой категории было изучено 700 материалов: в 589 (84%) случаях проверялась законность и обоснованность заключения под стражу, в 111 (16%) — законность и обоснованность продления срока содержания под стражей. Из них непосредственно в суд поступило 158 (22,5%) жалоб; через следователя подана одна жалоба; через администрацию места содержания под стражей — 541 (77,5%). Следует отметить, что при подаче жалобы непосредственно в суд сроки ее рассмотрения существенно меньше, чем в остальных случаях. Это свидетельствует о том, что существует ряд факторов, снижающих эффективность применения данного вида судебного контроля.

Так, администрация мест содержания под стражей достаточно часто нарушает сроки передачи жалоб в суд. Например, в 198 (33,4%) случаях жалобы были направлены в суд по истечении предусмотренного законом суточного срока с момента их подачи. Кроме того, увеличению срока судебной проверки способствует несвоевременное представление прокурорами и следователями материалов, подтверждающих законность и обоснованность ареста. Лишь в 126 (18%) случаях материалы и объяснения поступали в суд в пределах пяти дней с момента подачи жалоб, в 231 (33%) случае проходило от 5 до 10 дней, в 170 (24,3%) случаев — от 10 до 15 дней, а в 87 (12,7%) случаях этот срок превышал 15 суток. Однако чаще всего формально установленный законом трехсуточный срок нарушен не был, поскольку материалы долго шли по почте. Полагаем, что в целях повышения эффективности судебной проверки законности арестов необходимо внести изменения в закон и обязать органы расследования в течение 72 часов не направить, а представить в суд материалы, подтверждающие законность и обоснованность ареста. Действующая же формулировка закона побуждает суд весьма часто (в 179, т.е. в 26% случаев) выполнять несвойственную ему функцию — запрашивать у прокуроров материалы, подтверждающие законность и обоснованность ареста или продления срока содержания под стражей. В 43 (6%) случаях к моменту рассмотрения дела в суде арестованных увозили из следственного изолятора в район расследования для проведения следственных действий, что вызывало необходимость отложения рассмотрения жалобы.

Указанные обстоятельства приводят к затягиванию проверки законности и обоснованности ареста и, следовательно, снижают ее эффективность. Так, лишь в 57 (8%) случаях жалоба была рассмотрена в пределах пяти дней с момента ее подачи, в 198 (33,4%) прошло от 5 до 10 дней, 370 (52,8%) жалоб рассмотрены в срок от 10 до 20 дней со дня их подачи, в 63 (9%) — от 20 до 30 дней, а в 16 (2,3%) случаях жалобы рассмотрены судом по истечении месячного срока.

По результатам судебной проверки 100 (14,3%) жалоб удовлетворено, из них в 96 (96% от числа удовлетворенных жалоб) случаях основанием отмены заключения под стражу стали незаконность и (или) необоснованность применения данной меры пресечения либо продления срока содержания под стражей. В четырех случаях (4% от числа удовлетворенных жалоб) основанием отмены заключения под стражу явилось непредставление прокурором (следователем или дознавателем) материалов, подтверждающих законность и обоснованность ареста.

Нельзя не отметить и недостатки в деятельности судов при принятии решения о законности и обоснованности ареста. Так, ч. 8 ст. 220(2) УПК требует, чтобы постановление судьи было мотивированным. Но лишь при отмене заключения под стражу суды обосновывают незаконность или необоснованность применения данной меры: пресечения (14,3% постановлений). При отказе же в удовлетворении жалобы они ограничиваются формулировкой: «требования ст. ст. 89, 90, 91 и 96 УПК РСФСР соблюдены, срок содержания под стражей не нарушен». Лишь в трех случаях постановление об отказе в удовлетворении жалобы содержало достаточное обоснование принятого решения. Однако в соответствии с законом вынесение мотивированных постановлений необходимо как в случае удовлетворения жалобы, так и при отказе в этом.

В целом проведенное исследование выявило почти полное отсутствие жалоб, направляемых гражданами в суд, на иные действия и решения органов расследования, составляющих в соответствии с постановлениями Конституционного Суда РФ предмет судебного контроля. Так, в суды области с января 1998 по сентябрь 1999 г. поступило лишь восемь жалоб по указанным вопросам. Из них: две на постановление о наложении ареста на имущество (одна удовлетворена); две на постановление о прекращении дела (обе удовлетворены); три — на отказ в возбуждении уголовного дела (две удовлетворены) и одна на незаконную выемку (удовлетворена частично). Хотя в законе и в постановлениях Конституционного Суда не предусмотрена возможность обжаловать задержание подозреваемого, при исследовании такой случай встретился: уже после освобождения задержанного суд признал задержание незаконным. Кроме того, в двух случаях судьи непосредственно применяли ст. 46 Конституции РФ и рассмотрели жалобы на применение в качестве меры пресечения подписки о невыезде. Одна из них была удовлетворена, но областной суд отменил данное решение, указав, что решение этого вопроса в соответствии с уголовно — процессуальным законом не входит в компетенцию суда. Октябрьский районный суд г. Самары также принял к производству и рассмотрел жалобу на нарушение закона при производстве допроса свидетелей, признав допрос незаконным, а протоколы допроса недопустимыми доказательствами. Заметим, что впоследствии областной суд также отменил данное решение.

Отмеченное незначительное количество подобных жалоб отнюдь не означает, что граждане согласны с деятельностью органов расследования, поскольку эти жалобы в большом количестве, как и прежде, поступают в органы прокуратуры. Наибольшее число среди них составляют жалобы на отказ в возбуждении уголовного дела — из 148 жалоб, направленных в областную прокуратуру, было удовлетворено 92 (62,2%), причем в 14 случаях нижестоящие прокуроры ранее отказывали в удовлетворении жалобы. Из 102 жалоб на прекращение уголовного дела удовлетворено 48 (46%), 26 из 30 (88%) постановлений о приостановлении производства по жалобам заинтересованных лиц отменены прокуратурой области как незаконные и необоснованные.

Приведенные данные заставляют задуматься о причинах слабости судебного контроля за предварительным расследованием. Среди них можно выделить несколько, наиболее значимых.

Прежде всего, это специфические особенности правосознания населения нашей страны. В течение многих десятилетий граждане считали единственным заступником и защитником их интересов прокуратуру. Видимо, этим объясняется большое число жалоб, входящих на сегодняшний день в предмет судебного контроля, направленных в органы прокуратуры. Кроме того, недоверие к закону, недостаточная правовая культура граждан привели к тому, что население не интересуется изменениями в законодательстве, даже если они расширяют объем его прав и свобод. Большинство граждан не осведомлено и о постановлениях Конституционного Суда РФ, расширяющих сферу судебного обжалования действий и решений органов расследования. Кроме того, низкий уровень материально — технического обеспечения судов, влекущий волокиту при рассмотрении дел в судах и снижающий эффективность функционирования судебной системы в целом, порождает недоверие граждан к судебной власти и, как следствие, — обращение за разрешением возникшего правового конфликта в прокуратуру.

Сказывается на реализации судебного контроля и недостаточно высокий уровень квалификации судей. Зачастую даже они (особенно в отдаленных сельских районах) незнакомы с указанными постановлениями Конституционного Суда, что влечет за собой необоснованный отказ в принятии жалобы к рассмотрению.

К тому же отсутствуют четкие механизмы реализации судебного контроля. При расширении сферы судебного обжалования Конституционный Суд РФ указал, что судам при рассмотрении таких жалоб следует руководствоваться правилами ст. 220(2) УПК, регламентирующей судебную проверку законности и обоснованности ареста. Между тем в ходе рассмотрения жалоб иных категорий возникает множество вопросов, ответов на которые указанная статья не содержит: какой суд должен рассматривать жалобы; обязан ли он запрашивать материалы, подтверждающие законность и обоснованность принятого решения; каковы последствия непредставления органами расследования указанных материалов; следует ли в случае признания действия или решения незаконным или необоснованным решать вопрос о допустимости полученных с их помощью доказательств и др. Подобные вопросы побуждают даже квалифицированных судей отказывать в принятии жалобы.

Указанные моменты необходимо учитывать при дальнейшей разработке концепции судебного контроля. Кроме того, полученные в результате проведенного исследования данные позволяют разработать систему мер, повышающих роль и значение судебной власти в ходе производства предварительного расследования и направленных на совершенствование механизма реализации уже действующих видов судебного контроля. На наш взгляд, основными задачами, требующими незамедлительного решения для повышения эффективности судебного контроля в досудебных стадиях уголовного процесса, являются:

— улучшение материально — технического обеспечения деятельности судов в целях быстрого и своевременного рассмотрения жалоб, что будет способствовать укреплению авторитета судебной власти;

— надлежащая организация работы по повышению квалификации судей с целью доведения до сведения судей новых правовых положений и разрешения вопросов, возникающих в связи с их применением на практике;

— повышение уровня правосознания населения, доведение правовой информации до его сведения. Например, следует рекомендовать прокурорам при отказе в удовлетворении жалоб указанных категорий разъяснять гражданам возможность обжалования принятого решения не только вышестоящему прокурору, но и в суд. Целесообразно обязать следователей при производстве отдельных следственных действий разъяснять гражданам их право обратиться в суд с жалобой, а в нормы о правах участников процесса (ст. ст. 46, 52 — 56 УПК) внести соответствующие дополнения;

— детальная законодательная регламентация процедуры рассмотрения жалоб судом с учетом специфики обжалуемых действий и решений.