Субъекты криминальных банкротств

04-03-19 admin 0 comment

Колб Б.
Законность, 2000.


Б. Колб, Московский государственный открытый университет.

Имеются три формы криминальных банкротств: умышленное (ст. 196 УК РФ), фиктивное (ст. 197) и неправомерные действия при банкротстве (ст. 195). Субъектами этих криминальных банкротств, как указано в законе, могут быть индивидуальные предприниматели, а также руководители либо собственники организации — должника (по ч. 2 ст. 195 УК еще и кредитор).

Различие между субъектами этих преступлений (руководители либо собственники организации — должника) в том, что в ст. ст. 196 и 197 УК РФ указан характер организации — должника — коммерческая, а в ст. 195 он не определен.

Из этого следует, что уголовная ответственность по ст. 195 УК распространяется на руководителей либо собственников как коммерческих, так и некоммерческих организаций — должников, при условии, что на эти организации распространяются действия Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (принят Государственной Думой 10 декабря 1997 г., введен в действие с 1 марта 1998 г.) и Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» (принят Государственной Думой 18 сентября 1998 г., введен в действие с 1 марта 1999 г.).

В роли организации — должника, в отношении которой возможно возбуждение производства по делу о несостоятельности (банкротстве), может выступать любая коммерческая организация, за исключением казенного предприятия: хозяйственное товарищество (полное и коммандитное), хозяйственное общество (с ограниченной ответственностью, с дополнительной ответственностью или акционерное), производственный кооператив, государственное или муниципальное унитарное предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения, а также некоммерческая организация, действующая в форме потребительского кооператива, благотворительного и иного фонда.

Различие между коммерческой и некоммерческой организациями заключается в основной цели их деятельности: если основной целью деятельности является извлечение прибыли, то это коммерческая организация, если извлечение прибыли основной целью не является и полученная прибыль не распределяется между участниками, то это некоммерческая организация (ст. 50 ГК РФ и Федеральный закон «О некоммерческих организациях» (принят Государственной Думой 8 декабря 1995 г., введен в действие 12 января 1996 г.).

Понятие предпринимательской деятельности дано в п. 1 ст. 2 ГК РФ. Каждая коммерческая организация занимается предпринимательской деятельностью. Некоммерческая организация также может заниматься предпринимательской деятельностью, но полученная прибыль используется для выполнения основной некоммерческой цели. Например, университет финансируется бюджетными средствами, но поскольку этих средств недостаточно, то университет вправе заниматься еще и предпринимательской деятельностью: вести платную образовательную деятельность, сдавать в аренду основные фонды и имущество, торговать покупными товарами и оборудованием, оказывать посреднические услуги.

Таким образом, каждая коммерческая организация занимается предпринимательской деятельностью, но не каждая организация, занимающаяся предпринимательской деятельностью, является коммерческой.

Определив характер организации, перейдем к понятиям «руководитель либо собственник организации».

В совместном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 июня 1999 г. «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Налогового кодекса РФ» определено, что институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства РФ при использовании в других отраслях права должны применяться в том значении, в каком они используются в гражданском, семейном и других отраслях законодательства, если иное специально не оговорено.

Поэтому понятие «руководитель организации — должника» следует понимать, как это сказано в ст. 2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»: руководитель должника — единоличный исполнительный орган юридического лица, а также иные лица, осуществляющие в соответствии с федеральными законами деятельность от имени юридического лица без доверенности.

В Федеральном законе «Об акционерных обществах» (принят Государственной Думой 24 ноября 1995 г., введен в действие с 1 января 1996 г.) указана трехступенчатая система управления: общее собрание акционеров, совет директоров, исполнительный орган.

Исполнительный орган может быть единоличным (директор) или одновременно и коллегиальным (правление). По решению общего собрания акционеров полномочия исполнительного органа могут быть переданы по договору коммерческой организации (управляющая организация) или индивидуальному предпринимателю (управляющему).

Аналогичная система управления определена и в Федеральном законе «Об обществах с ограниченной ответственностью» (принят Государственной Думой 14 января 1998 г., введен в действие с 1 марта 1998 г.).

К компетенции исполнительного органа относятся все вопросы руководства текущей деятельностью, за исключением вопросов, отнесенных к исключительной компетенции общего собрания и совета директоров. Исполнительный орган организует выполнение решения общего собрания и совета директоров.

Директор без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы, совершает сделки от имени общества, издает приказы и дает указания, обязательные для исполнения всеми работниками общества.

На отношения между обществом и директором, а также членами правления распространяется законодательство о труде в части, не противоречащей положениям вышеуказанных федеральных законов. Это ограничение проявляется в том, что общее собрание акционеров вправе в любое время расторгнуть с ними договор, в то время как по законодательству о труде расторжение трудового договора с работником по инициативе нанимателя ограничено обстоятельствами, указанными в ст. ст. 33 и 254 КЗоТ РФ.

Отсюда следует, что «руководитель предприятия — должника» как субъект криминального банкротства это директор предприятия. Кроме того, субъектом могут быть и руководитель управляющей организации, и управляющий предприниматель, если их действия содержат состав криминального банкротства.

Круг лиц, несущих гражданско — правовую ответственность перед обществом за убытки, причиненные виновными действиями (бездействием), шире, чем круг субъектов уголовной ответственности: это члены совета директоров, члены единоличного и коллегиального исполнительного органа, управляющая организация и управляющий.

В УК указан и другой субъект криминального банкротства — «собственник организации — должника». Это понятие является, по нашему мнению, некорректным, поскольку, по утверждению цивилистов, организация не имеет собственника, а собственника имеет имущество, которое организация использует. К тому же, учредитель организации и собственник — не синонимы.

Поскольку субъектом преступления может быть только физическое лицо, то вопрос о собственнике имущества унитарного предприятия в контексте уголовного права рассматриваться не может.

УК РФ был принят Государственной Думой 24 мая 1996 г. и введен в действие с 1 января 1997 г., когда еще действовало понятие «индивидуальное частное предприятие» (ИЧП). Оно было введено Законом «О предприятиях и предпринимательской деятельности» (принят 20 декабря 1990 г. Верховным Советом РСФСР, введен в действие с 1 января 1991 г.). В ст. 8 этого Закона было записано: «Индивидуальным предприятием является предприятие, принадлежащее гражданину на праве собственности или членам его семьи на праве общей долевой собственности, если иное не предусмотрено договором между ними.

Имущество индивидуального предприятия формируется из имущества гражданина (семьи), полученных доходов и других законных источников. Индивидуальное предприятие может быть образовано в результате приобретения гражданином (семьей) государственного или муниципального предприятия.

Индивидуальное предприятие имеет собственное наименование с указанием организационно — правовой формы предприятия и фамилии собственника его имущества».

21 октября 1994 г. Государственной Думой был принят Закон «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». В ст. 2 этого Закона сказано, что Закон «О предприятиях и предпринимательской деятельности» утратил силу. А согласно ст. 5 ИЧП подлежат до 1 июня 1999 г. преобразованию в хозяйственные товарищества или кооперативы либо ликвидации. К ИЧП до их преобразования или ликвидации применяются нормы ГК РФ об унитарных предприятиях, основанных на праве оперативного управления, с учетом того, что собственниками их имущества являются их учредители.

Изложенное означает, что ИЧП приравниваются к казенным предприятиям, что ИЧП не может быть субъектом банкротства, что собственник ИЧП несет ответственность в субсидиарном порядке. Следовательно, собственник ИЧП не может быть субъектом криминального банкротства, и поэтому понятие «собственник предприятия — должника» не имеет правового содержания.

Некоторая сложность понимания этих положений привела к ошибкам как в арбитражных судах, так и в судах общей юрисдикции. В феврале 1998 г. ИЧП «Чайка» решением Волгоградского областного арбитражного суда признано несостоятельным (банкротом), что повлекло причинение ущерба банку. 24 февраля 1998 г. было возбуждено уголовное дело против собственника этого ИЧП гр. М. по обвинению в совершении умышленного банкротства (ст. 196 УК), и он был осужден <*>.

———————————

<*> Расследование преступлений в сфере экономики / Руководство для следователей. М., 1999, с. 371 — 375.

В 1998 г. Нагатинским межмуниципальным судом Южного административного округа Москвы был осужден гр. Т. по ч. 1 ст. 195 УК РФ (неправомерные действия при банкротстве).

Суть дела такова. Т., являясь собственником ИЧП, стал терпеть убытки, в связи с чем он фактически прекратил деятельность ИЧП и перестал подавать налоговые сведения. К этому времени у Т. уже образовалась задолженность кредиторам — банку и птицефабрике, а также в бюджеты различных уровней. Часть оборудования ИЧП Т. безвозмездно передал в общество с ограниченной ответственностью (ООО), участником которого он являлся.

Налоговая инспекция, узнав о передаче части оборудования ИЧП в ООО, обратилась в налоговую полицию. Налоговая полиция возбудила уголовное дело, Т. был осужден по ч. 1 ст. 195 УК за сокрытие имущества в предвидении банкротства.

Таким образом, из сказанного, по нашему мнению, следует вывод: расследуя факты преднамеренного или фиктивного банкротства, а также неправомерные действия при банкротстве, правоохранительные органы могут привлекать в качестве субъектов этих преступлений лишь индивидуальных предпринимателей и руководителей организаций, поскольку с ликвидацией ИЧП указанное в ст. ст. 195 — 197 УК РФ понятие «собственник организации» утратило правовое содержание.