Проблемы назначения и исполнения наказаний по преступлениям, совершаемым в сфере экономической деятельности

04-03-19 admin 0 comment

Кузнецов А., Изосимов С., Бокова И.
Юрист, 2000.


А.П. Кузнецов, доцент кафедры общеправовых дисциплин Нижегородского юридического института МВД РФ, кандидат юридических наук.

С.В. Изосимов, старший преподаватель кафедры общеправовых дисциплин Нижегородского юридического института МВД РФ, кандидат юридических наук.

И.Н. Бокова, заместитель начальника отделения следственного управления при Кстовском РУВД.

Происходящие изменения во всех сферах жизни российского общества, возникшие в результате кардинального поворота к рыночным отношениям, выбор новых направлений развития экономики с неизбежностью предопределили пересмотр основных направлений уголовной политики. Активное участие России в мировой политике, вступление в различные международные организации, новое мышление и трансформация взглядов в политическом общении и некоторые другие причины и предпосылки заставили органы представительной власти привести российское уголовное и уголовно — исполнительное законодательство в соответствие с общепринятыми международными нормами и стандартами, регулирующими права и свободы граждан.

Подтверждением этому является принятие нового Уголовного и Уголовно — исполнительного кодексов Российской Федерации. В данном случае указанные нормативно — правовые акты следует рассматривать как важнейшие инструменты реализации общественных отношений в сфере уголовно — правовой охраны, предусмотренные концепцией судебной реформы в Российской Федерации.

Основные положения, структура указанных законов свидетельствуют о стремлении законодателя обеспечить приоритетную защиту важнейших прав и законных интересов граждан, мира и безопасности человечества в неразрывном сочетании с охраной конституционного строя, общественного порядка и безопасности, экономических преобразований.

Вместе с тем эффективность мер уголовно — правового воздействия на лиц, совершивших преступления, во многом зависит, во-первых, от качества принимаемых нормативно — правовых актов, во-вторых, от того, как будут решены задачи оптимальности в управлении социальными процессами, в-третьих, от повышения уровня работы правоохранительных, судебных и уголовно — исполнительных органов, осуществляющих противодействие преступности, в-четвертых, от результативности этой деятельности.

В данном случае уголовно — исполнительное законодательство призвано в максимально возможной мере регламентировать и обеспечить реализацию системы наказаний, установленной уголовным законодательством и в конкретном виде определяемой судами. Однако в условиях нашей действительности данные положения, в силу определенных причин, нередко в полном объеме не исполняются. Это отчетливо проявляется в негативных процессах, происходящих в уголовно — исполнительной системе, которая, по мнению авторов, нуждается в реформировании.

В этой связи представляется необходимым привести отдельные положения уголовно — исполнительного законодательства, которые, по мнению авторов, содержат некоторые недоработки, в определенное соответствие основным положениям уголовного законодательства. Так, если Уголовный кодекс РФ к целям наказания относит восстановление социальной справедливости, исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений со стороны осужденных и других лиц, то Уголовно — исполнительный кодекс РФ к целям этого отраслевого законодательства восстановление социальной справедливости не относит. Данное законодательное решение не отвечает основным положениям уголовно — правовой доктрины и является не бесспорным.

Восстановление социальной справедливости, являясь одной из целей такой меры государственного принуждения, как наказание реализуется прежде всего в нормах права, закрепляющих равенство граждан перед законом, применяемых, как правило, органами, осуществляющими принуждение.

Справедливость государственного принуждения применительно к рассматриваемой проблеме выражается также в соответствии объема принудительного воздействия характеру правонарушения, другими словами, в соразмерности. Содержание мер правового принуждения подчинено одной цели — восстановлению социальной справедливости. Необходимо также иметь в виду, что социальная справедливость относится к числу общих принципов права, является руководящим началом правового регулирования.

Трудно согласиться с мнением, что после вынесения преступнику судом обвинительного приговора и назначения наказания за совершенное деяние социальная справедливость будет считаться в основном восстановленной

*

.

———————————

*

См.: Комментарий к Уголовно — исполнительному кодексу Российской Федерации / Руководитель авторского коллектива и отв. ред. А.И. Зубков. М.: Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1997. С. 2.

Например, в 1997 году совершенные за весь указанный период времени преступления корыстной направленности причинили экономике страны ущерб на сумму 13,3 трлн. руб.

*

.

———————————

*

См.: Щит и меч. 1998 г. 12 марта.

Естественно, что данный вред не может быть возмещен сразу. Поэтому он, как правило, взыскивается в течение длительного времени определенными долями из доходов осужденных. То есть восполнение нарушенных общественных отношений, возмещение ущерба или, иными словами, восстановление социальной справедливости, происходит постепенно

*

. Аналогично происходит и возмещение морального ущерба, который причиняется гражданам совершаемыми в отношении них преступлениями, связанными с унижением чести и достоинства, ущемлением их законных прав и интересов. В данном случае, даже если материальный ущерб будет возмещен, потерпевший еще длительное время будет испытывать дискомфорт, психологическое расстройство, эмоциональный стресс, а это не свидетельствует о восстановлении социальной справедливости

**

.

———————————

*

См.: Громов В.Г. Уголовно — исполнительный кодекс и цели наказания // Следователь 1999. N 1. С. 40.

**

См.: Там же. С. 40

Свидетельством вышеизложенного является также проанализированная авторами судебно — следственная практика в некоторых регионах Нижегородской области. Так, в 1997 году Кстовским РУВД Нижегородской области было возбуждено 109 уголовных дел по преступлениям экономической направленности. Из них лишь восемь направлено в суд. Осуждено два человека. Оба судебных решения остались неисполненными (был назначен штраф). В 1998 году было возбуждено 269 уголовных дел. Из них направлено в суд — 46, рассмотрено по существу — 35, прекращено — 4, передано на дополнительное расследование — 7 уголовных дел. В 1999 году (за 9 месяцев) было возбуждено 258 уголовных дел. Из них поступило в суд 24, из которых 11 было прекращено, 2 возвращено на дополнительное расследование, 11 дел было рассмотрено в суде (осуждено 2 человека). Принятые по рассмотренным уголовным делам судебные решения исполнены не были. А значит, и цель восстановления социальной справедливости в большинстве случаев реализована не была.

Исходя из изложенного выше, полагаем, что законодательное закрепление рассматриваемой цели в Уголовно — исполнительном кодексе РФ является обязательным. Представляется, что цель восстановления социальной справедливости в рамках уголовно — исполнительного законодательства имеет право на самостоятельное существование.

Другим подтверждением несовершенства мер уголовного и уголовно — исполнительного воздействия является большое число неисполненных судебных решений, несмотря на законодательную регламентацию порядка судебной защиты граждан.

Так, по данным Министерства юстиции Российской Федерации из 10 млн. судебных решений, принятых в 1997 году, исполнено только 18%

*

.

———————————

*

См.: Вестник Нижегородского государственного университета им. Лобачевского // Правовые средства и методы защиты законопослушного гражданина в экономической сфере. Н. Новгород.: Изд-во ННГУ, 1998. С. 135.

Приведенные статистические показатели наглядно свидетельствуют о низкой эффективности деятельности уголовно — исполнительной системы вообще и низкой эффективности реализации принципа справедливости в частности, в силу чего конституционное и уголовно — правовое положение о защите прав человека, обеспечении его безопасности в полной мере остается нереализованным

*

.

———————————

*

См.: Кожевников С.Н., Кузнецов А.П. Принципы права и их значение в деле обеспечения прав человека и гражданина // Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод: проблемы реализации в России: Материалы международного семинара. Том 1. Н. Новгород. 1999. С. 73.

В этой связи весьма актуальной является проблема исполнения отдельных видов наказания, закрепленных статьей 44 нового УК РФ.

В условиях рыночных отношений особое внимание, на наш взгляд, должно быть уделено такому виду наказания, как штраф. Однако, как показывает практика, именно при назначении и исполнении данного вида наказания зачастую нарушается такой важный принцип уголовного законодательства, как принцип социальной справедливости.

Воздействие штрафа как вида наказания направлено в первую очередь против имущественного статуса осужденного. Это дает возможность законодателю предусмотреть его в качестве как основного, так и дополнительного вида наказания, главным образом в статьях Особенной части УК РФ за корыстные преступления.

Весьма эффективным штраф может быть и в борьбе с другими преступлениями, при совершении которых нет необходимости изолировать виновного от прежней социальной среды.

Анализ уголовно — правовых норм, предусматривавших (по состоянию на 1996 год) наказание в виде штрафа, показывает, что из 449 санкций, содержавшихся в УК РСФСР 1960 года, лишь 165 предусматривали возможность применения штрафа. Это составляет 37,7%

*

.

———————————

*

См.: Петрашев В.Н. Система и виды наказаний // Уголовное право. Общая часть: Учебник. М.: «Издательство ПРИОР», 1999. С. 362.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что штраф, назначаемый в качестве основного и дополнительного наказания, на протяжении длительного времени занимал в уголовном законодательстве СССР и судебной практике крайне незначительное место. Хотя в отдельные периоды существования советского государства, в частности в послеоктябрьский период, данный вид наказания применялся достаточно широко, и его воздействие на виновного признавалось весьма эффективным. Так, в 1918 году в Москве почти каждый второй осужденный приговаривался к штрафу

*

.

———————————

*

См.: Петрашев В.Н. Система и виды наказаний // Уголовное право. Общая часть: Учебник. М.: «Издательство ПРИОР», 1999. С. 362.

Новый Уголовный кодекс 1996 г., восприняв идею об увеличении количества уголовно — правовых норм с санкциями в виде штрафа, значительно расширил по сравнению с ранее действовавшим законодательством возможности применения данного наказания. В действующем УК из 532 санкций 228 предусматривают возможность назначения наказания в виде штрафа, в частности, в 60,6% — за преступления в сфере экономической деятельности

1

. Необходимо, однако, сказать, что некоторые ученые — юристы выступают противниками увеличения уголовно — правовых норм с санкциями, содержащими наказание в виде штрафа, из-за якобы его низкой репрессивности и неспособности обеспечить достижение целей наказания (в частности, такую цель, как исправление осужденного), полагая, что в борьбе с преступностью приоритет должен отдаваться наказаниям, связанным с лишением свободы, ограничением свободы и т.д.

2

. Авторы не разделяют данную точку зрения. Применение штрафа как вида наказания в практике судов свидетельствует о том, что правильное применение штрафа способно оказывать серьезное воздействие на осужденного. О высокой эффективности рассматриваемого вида наказания говорят и проводимые научные исследования. Так, по данным И.В. Смольковой, рецидив среди осужденных к штрафу составляет лишь 8,5%

3

. По данным, полученным З.А. Тадевосяном, и того меньше — 6,2%

4

.

———————————

1

См.: Курс уголовного права. Общая часть. Том 2: Учение о наказании: Учебник для вузов / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и И.М. Тяжковой. М.: Издательство ЗЕРЦАЛО, 1999. С. 31; См. также: Петрашев В.Н. Указанная работа. С. 362.

2

См.: Осипов П.П., Исмаилов И.А. О системе санкций и назначении наказания за преступления против личных интересов граждан // Вестник Ленинградского университета. 1973. N 23. С. 97 — 98; Осипов П.П. Теоретические основы построения и применения уголовно — правовых санкций (Аксиологические проблемы). Л.: Изд. ЛГУ, 1976. С. 92.

3

См.: Смолькова И.В. Штраф как мера наказания по советскому уголовному праву и его эффективность. Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 1978. С. 7.

4

См.: Тадевосян З.А. Штраф как мера наказания. Ереван, 1978. С. 95.

Как отечественная, так и зарубежная практика дают многочисленные подтверждения тому, что умелое применение рассматриваемого вида наказания способно оказывать достаточно серьезное психологическое воздействие на правонарушителей, а его материальные последствия — делать невыгодным совершение многих видов имущественных, экономических и иных преступлений

*

. «Эффективность воздействия рассматриваемого вида наказания, если он является значительным по размеру, объясняется его немедленным взысканием, вызывающим у осужденного, его близких и иных граждан состояние, помогающее правильно осмыслить ситуацию, в которой оказался виновный, и причины ее возникновения»

**

. В современных условиях, когда реализуется одно из важнейших направлений уголовной политики — экономия уголовной репрессии, штраф является одним из действенных видов наказания, оказывающих имущественное воздействие на осужденного

***

. А это самая важная цель восстановления социальной справедливости, а также исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.

———————————

*

См.: Уголовное право: Часть Общая. Часть Особенная. Учебник / Под общ. ред. Л.Д. Гаухмана, проф. Л.М. Колодкина и С.В. Максимова. М.: Юриспруденция, 1999. С. 201.

**

Уголовно — исполнительное право Российской Федерации. Учебник. М.: Издательство «Правовое просвещение», 1999. С. 140.

***

См.: Постановление N 4 Пленума Верховного Суда РФ от 23 апреля 1985 г. «О применении судами Российской Федерации законодательства, регламентирующего назначение мер уголовного наказания».

В настоящее время штраф применяется довольно широко. Так, удельный вес всех осужденных к данному виду наказания в 1992 г. составил 10,2%; в 1993 г. — 8,9%; в 1994 г. — 9,8%; в 1995 г. — 12,0%; в 1996 г. — 13,1% от общего числа осужденных

*

.

———————————

*

См.: Преступность и правонарушения. М., 1997. С. 168.

Вместе с тем на практике при назначении штрафа и при его исполнении постоянно возникают проблемы, которые нуждаются в анализе и осмыслении. Рассмотрим некоторые из них, используя основные положения, закрепленные в уголовном и уголовно — исполнительном законодательстве, а также данные эмпирического материала, собранного в ходе изучения и исследования уголовных дел о преступлениях экономической направленности, совершенных в Нижегородской области.

В соответствии с частью первой статьи 46 уголовного законодательства штраф есть денежное взыскание, назначаемое в пределах, предусмотренных УК РФ, в размере, соответствующем определенному количеству минимальных размеров оплаты труда, установленных законодательством Российской Федерации на момент назначения наказания, либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за определенный период.

Однако на практике может сложиться неоднозначная ситуация, когда по истечении определенного времени штрафные санкции, существовавшие на момент совершения преступления, могут существенно измениться в сторону ухудшения положения осужденного на время назначения ему наказания. Это обстоятельство расходится с требованиями статьи 10 УК РФ, так как оно не позволяет усиливать наказание, несмотря на существующий законодательный запрет. Кроме того, окончательное наказание определяется уголовным законом, действующим после совершения преступления, что также противоречит статье 9 УК («Действие уголовного закона во времени»), где говорится, что «преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим на время совершения этого деяния».

Поэтому правильным является предложение, высказанное рядом ученых, что размеры штрафа должны исчисляться исходя из минимальных размеров оплаты труда, установленной законодательством РФ на момент совершения преступления

*

.

———————————

*

См.: Камынин И., Колесников А. О трудностях толкования нового уголовного законодательства // Законность. 1998. N 11. С. 35 — 36.

Необходимо также согласиться с высказанным в научной юридической литературе мнением о необходимости дополнения статьи 46 УК РФ о штрафе указаниями на два вида этого наказания — на штраф, исчисляемый в кратном отношении к величине причиняемого преступлением ущерба, и штраф, исчисляемый в кратном отношении к величине незаконно полученного вследствие совершенного преступления дохода

*

, так как особо важное значение подобные меры имели бы именно в отношении преступлений, совершаемых в сфере экономической деятельности.

———————————

*

См.: Панченко П.Н., Маляева Е.О., Колыско А.Ю. и др. // О проекте нового Уголовного кодекса Российской Федерации. Нижегородские юридические записки. Вып. 1. Н. Новгород, 1995. С. 197 — 207.

Анализ санкций уголовно — правовых норм, предусматривающих ответственность за совершение преступлений в сфере экономической деятельности позволяет говорить и еще об одной проблеме, связанной с назначением наказаний за указанные деяния. Она заключается в том, что при применении отдельных норм, закрепленных в главе 22 УК РФ, суд ограничен в праве выбора наказаний из числа указанных в санкции. Так, например, за преступление, указанное в части 1 статьи 179 УК РФ, предусматривающее ответственность за принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения, в соответствии с санкцией этой нормы могут быть назначены следующие виды наказаний: ограничение свободы на срок до трех лет; арест на срок от трех до шести месяцев либо лишение свободы на срок до двух лет со штрафом в размере до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца либо без такового. Учитывая то, что в соответствии со статьей 4 Федерального закона Российской Федерации «О введении в действие Уголовного кодекса Российской Федерации» положения нового уголовного законодательства о наказаниях в виде обязательных работ, ограничения свободы и ареста в настоящее время не применяются и будут реализовываться по мере создания необходимых условий для их исполнения, но не позднее 2001 года, при определении наказания за рассматриваемое преступление суд фактически лишен какого-либо выбора и может назначить только лишение свободы со штрафом. Данное обстоятельство порождает проблему реализации принципа справедливости и индивидуализации при назначении наказания. Полагаем, что найти выход из создавшейся ситуации несложно. Представляется целесообразным предложение о закреплении в санкции рассматриваемой нормы штрафа не только как дополнительного вида к лишению свободы, но и о применении его в качестве основного. Такое законодательное решение предложено при изложении видов наказания в санкции статьи 196 УК РФ («Преднамеренное банкротство»). Думается, что оно приемлемо и в уголовно — правовой норме, предусматривающей ответственность за принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 179 УК РФ). Следует отметить также, что в некоторых международных документах, например в Минимальных стандартных правилах ООН, в отношении мер, не связанных с тюремным заключением, рекомендуется широкое использование штрафа как альтернативы лишению свободы.

Обозначенная выше проблема существует и при назначении наказания за подкуп спортсменов, спортивных судей, тренеров, руководителей команд и других участников или организаторов профессиональных спортивных соревнований, а равно организаторов или членов жюри зрелищных коммерческих конкурсов (ч. 1 ст. 184 УК РФ), за невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте (ст. 193 УК РФ), а также за неправомерные действия при банкротстве (ч. 1, 2 ст. 195 УК РФ). При решении вопроса об ответственности за указанные виды преступлений суд также лишен альтернативы выбора наказаний. Высказанное выше предложение, на наш взгляд, приемлемо и в указанных случаях.

Следующей проблемой, нуждающейся в научном осмыслении, является вопрос о назначении наказания за преступления в сфере экономической деятельности, совершаемые специальными субъектами.

Анализ уголовно — правовых норм главы 22 УК РФ показывает, что в 33,8% статей субъекты рассматриваемых преступлений — специальные (см., например, ст. ст. 177, 185, 189, 193, 195 — 197 УК РФ и др.). Однако данное положение по непонятным причинам не нашло своего законодательного отражения при технико — юридическом конструировании санкций указанных норм.

В частности, в санкциях отдельных статей отсутствует такой вид наказания, как лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, хотя материалы правоприменительной практики свидетельствуют о том, что назначение данного вида наказания во многих случаях может быть единственно правильным и единственно верным судебным решением при привлечении к уголовной ответственности за совершение данных преступлений.

Принимая во внимание положение, изложенное в ч. 3 ст. 47 УК РФ, устанавливающее, что «лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью может назначаться в качестве дополнительного вида наказания и в случаях, когда оно не предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК в качестве наказания за соответствующее преступление, если с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления и личности виновного суд признает невозможным сохранение за ним права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью», авторы все же считают, что законодательное закрепление в санкциях норм данного вида наказания, во-первых, способствовало бы более эффективному применению и исполнению рассматриваемого наказания и, во-вторых, исключило бы возможность назначения или неназначения этого наказания по усмотрению суда (даже принимая во внимание требование Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике назначения судами уголовного наказания» N 40 от 11 июня 1999 года о том, чтобы в описательной части приговора приводились мотивы принятого решения

*

). Не случайно в Постановлении N 2 Пленума Верховного Суда СССР «О судебной практике по делам об обмане покупателей и заказчиков» от 14 марта 1975 года указывалось, что некоторые суды, не приводя мотивов принятого решения, не применяют дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности, когда согласно законодательству союзной республики применение его является обязательным

**

.

———————————

*

См.: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации РФ «О практике назначения судами уголовного наказания» N 40 от 11 июня 1999 года. «Российская газета», 7 июля 1999 г.

**

Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М.: Издательство «Спарк», 1997. С. 107.

Необходимо отметить, что возникают определенные сложности и в связи с исполнением наказания в виде штрафа.

Так, по действующему уголовному законодательству давность исполнения штрафа не зависит от назначения данного вида наказания, как это имело место в УК РСФСР 1960 г., а определяется категорией преступлений, к которым относится совершенное осужденным преступление (ст. 15 УК РФ). Поэтому сроки давности исполнения приговора, которым виновный осужден к штрафу, могут быть очень продолжительными. Например, при осуждении за кражу к штрафу по ч. 2 ст. 158 УК РФ давность исполнения этого наказания составляет десять лет (п. «в» ч. 1 ст. 83 УК РФ). В течение этих десяти лет может измениться материальное положение осужденного и появиться реальная возможность неисполнения назначенного судом наказания в виде штрафа

*

. Это обстоятельство следует учитывать при исполнении штрафа в связи с тем, что оно по сравнению со статьей 30 УК РСФСР 1960 г., допускавшей замену судом штрафа обязанностью загладить причиненный вред при установлении невозможности уплаты штрафа из-за несостоятельности осужденного, ст. 46 УК РФ 1996 г. исключает возможность замены штрафа лицу, оказавшемуся несостоятельным, другим видом наказания. Неуплата штрафа в связи с низким материальным положением осужденного не образует злостного уклонения от уплаты штрафа. Поэтому судебный исполнитель должен держать постоянно на контроле лиц, признанных неспособными из-за несостоятельности уплатить штраф, с тем чтобы исполнить наказание в виде штрафа, как только осужденный перестает быть несостоятельным, что создает определенные трудности в работе указанных должностных лиц

**

.

———————————

*

См.: Тараканова Л. Отходя от старых шаблонов. «Российская газета», 7 июля 1999 г.

**

См.: Уголовно — исполнительное право Российской Федерации. Учебник. М.: Издательство «Правовое просвещение», 1999. С. 144.

Наряду с назначением такого вида наказания, как штраф, в санкциях норм, предусматривающих ответственность за преступления в сфере экономической деятельности, законодатель предусматривает и исправительные работы. Однако данный вид наказания также имеет свои недостатки. Так, одним из условий отбывания исправительных работ является то, что они должны выполняться по месту работы с запрещением увольнения с предприятия или учреждения по собственному желанию. В случае, если предприятие, на котором осужденный отбывал рассматриваемый вид уголовного наказания, было ликвидировано или прекратило свою деятельность по другим основаниям, он должен обратиться в службу занятости, так как, если осужденный не работает, он обязан трудоустроиться. Учитывая сложную экономическую обстановку в стране, сделать это не всегда представляется возможным. Таким образом, исполнение данного вида наказания во многих случаях становится проблематичным.

Определенную сложность при назначении и исполнении исправительных работ представляет и выявление точного реального ежемесячного заработка осужденного. Так, в некоторых случаях он может быть искусственно занижен. А поскольку теневой заработок зачастую значительно выше реального, моральные последствия осуждения ничтожно малы, это ведет к формальному отбыванию наказания, без достижения его целей, что также не способствует реализации исполнения судебного решения.

Возвращаясь к вопросу об эффективности применения наказания в виде штрафа, необходимо отметить еще ряд положений, препятствующих его исполнению на практике. Так, согласно статье 31 УИК РФ осужденный к данному виду наказания обязан уплатить штраф в течение 30 дней со дня вступления в силу приговора суда в законную силу. Однако, как правило, лица, осужденные к данному виду наказания, избегают добровольно выплачивать штраф. При этом они используют различные способы уклонения: представляют медицинские и иные справки, удостоверяющие наличие нетрудоспособности, документы, подтверждающие отсутствие имущества, подлежащего описи, и т.д. Данные обстоятельства служат препятствием к исполнению принятого судебного решения. В отличие же от прежнего уголовного и исправительно — трудового законодательства, новые УК РФ и УИК РФ не предусматривают замену штрафа другим наказанием в случае невозможности его уплаты осужденным.

В соответствии с п. 17 Инструкции об исполнительном производстве судебный исполнитель может применить следующие меры предупредительного воздействия на осужденного в целях исполнения наказания в виде штрафа:

— обратить взыскание на имущество осужденного путем наложения ареста или продажи имущества;

— обратить взыскание на заработную плату, пенсию, стипендию и иные виды дохода осужденного;

— обратить взыскание на денежные суммы и имущество осужденного, находящиеся у других лиц.

Однако в связи с тем, что согласно ч. 1 ст. 31 УИК РФ осужденному дается срок для уплаты штрафа в течение 30 дней, это дает ему возможность скрыть имущество, источники доходов, манипулировать имуществом с целью сокрытия недвижимости. Все это создает судебным исполнителям дополнительные трудности по взысканию штрафов и исполнению судебных решений.

В соответствии со статьей 32 УИК РФ в отношении осужденных, злостно уклоняющихся от уплаты штрафа, судебный исполнитель направляет в суд представление о замене штрафа другим видом наказания в соответствии с ч. 5 ст. 46 УК РФ. Под злостным уклонением от уплаты штрафа понимаются случаи, когда осужденный, имея возможность уплаты штрафа, избегает этого, скрывает доходы и имущество от описи или уже описанное имущество.

В случае злостного уклонения от уплаты штрафа он заменяется на обязательные работы, исправительные работы, арест согласно размеру штрафа в пределах, предусмотренных УК РФ для этих видов наказания. А так как в УК РФ не дается четких разъяснений по поводу замены штрафа на другой вид наказания, это дает возможность каждому судье по-своему трактовать возникшую коллизию правовых норм, что может привести к допущению ошибок в выборе и назначении наказания. В случае назначения вместо штрафа исправительных работ также могут возникнуть проблемы, о которых говорилось выше. Арест же и обязательные работы в настоящее время вовсе не применяются. Даже если данные виды наказания и будут назначаться в ближайшем будущем, то от их исполнения также можно будет легко уйти, учитывая, что могут быть назначены за преступления небольшой тяжести, а также то, что деяния, за которые они могут быть применены, зачастую подпадают под амнистию.

В силу того, что общественные отношения, регулируемые правовыми нормами, постоянно развиваются, изменяются, последние могут в тот или иной момент времени не соответствовать объективно сложившимся реалиям

*

.

———————————

*

См.: Игнатьев А.А. Уголовно — исполнительное право. М.: Новый Юрист, 1997. С. 182.

Подтверждением этому служат уголовно — правовые нормы, обеспечивающие охрану экономических отношений в целом и налоговой сферы, как наиболее значимой с точки зрения экономических интересов государства. В этой связи весьма важной является мобилизация денежных средств в государственный бюджет и государственные внебюджетные фонды. Однако осуществить контроль за соблюдением налогового законодательства в полном объеме не удается в силу различных причин. По оценкам специалистов, обстановка, складывающаяся в сфере налогообложения, остается достаточно сложной и характеризуется продолжающимся сокращением налогооблагаемой базы и ростом выявленных правонарушений и преступлений

*

.

———————————

*

См.: Кузнецов А.П. Политика государства в налоговой сфере (уголовно — правовые средства и организационно — тактические методы). Монография. Н. Новгород, 1995. С. 208; Кучеров И.И. Налоговые преступления. Учебное пособие. М., 1997. С. 224.

По данным Министерства по налогам и сборам Российской Федерации за 1998 год, лишь 17% хозяйствующих субъектов полностью и в срок рассчитались по своим налоговым обязательствам, 50% производили платежи время от времени, а 33% вообще не платили налоги. Число зарегистрированных предприятий более чем в два раза превышает количество реально действующих, свыше 450 тысяч не представляли отчетность в налоговые органы или сдавали «нулевые балансы». Выявлено более 3,5 тысяч фактов ведения хозяйственной деятельности без регистрации

*

. И это далеко не полная картина, отражающая положение в сфере налогообложения.

———————————

*

См.: Вапаев С.Ю., Голубятников С.П., Леханова Е.С., Тимченко В.А., Чих Н.В. Документальные проверки и судебно — экономические экспертизы по делам о налоговых преступлениях. Практическое пособие. Н. Новгород, 1998. С. 3.

В силу определенных причин обеспечить эффективную охрану налоговой сферы уголовно — правовыми средствами не удается. Необходимо также отметить, что вызывает особую тревогу исполнение принятых судебных решений по делам данной категории. Анализ судебной практики показывает, что в Нижегородской области в 1997 году постановленные судами решения по пяти делам о преступлениях, предусмотренных статьей 198 УК РФ («Уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды»), остались неисполненными. Из числа дел, возбужденных по статье 199 УК РФ («Уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организаций»), судебные решения в пяти случаях из восьми также остались неисполненными.

Анализ практики по возмещению ущерба по изученным уголовным делам показывает, что на практике прокуроры не всегда надлежащим образом исполняют Приказ Генерального прокурора РФ N 31 от 18 июня 1997 г. «Об организации прокурорского надзора за предварительным следствием и дознанием». Данное обстоятельство негативно сказывается на эффективности ведения борьбы с налоговыми преступлениями, посягающими на экономическую безопасность государства, и пополнения государственной казны.

С принятием Закона Российской Федерации от 25 июня 1998 г. N 92-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации», который ввел в действие новые редакции «налоговых» статей, усилена ответственность за уклонение от уплаты налогов и введены основания для прекращения уголовного преследования при возмещении виновным нанесенного ущерба. Это положение уже приносит дополнительные средства в бюджет. Так, возмещение ущерба по уголовным делам, прекращенным в соответствии с примечанием к ст. 198 УК РФ в 1998 году, составило 1135066 рублей.

Эффективность работы по возмещению ущерба во многом зависит от инициативы и активности следователя уже на ранней стадии расследования. Согласно статье 175 УПК РСФСР, следователь обязан принять соответствующие меры в целях обеспечения гражданского иска. Правильно организованная работа следователя в этом направлении позволяет добиться того, что обвиняемые добровольно возмещают причиненный их действиями материальный вред.

В 1998 году ущерб по оконченным производством уголовным делам (по обвинительным заключениям и постановлениям о прекращении уголовного дела в связи с деятельным раскаянием и примечанием к ст. 198 УК РФ) составил 47521000 рублей. В процессе расследования и судебного разбирательства возмещен ущерб на сумму 28430971 рубль, что составляет 60%. В 1997 году возмещение ущерба по оконченным уголовным делам составило 2000000 рублей, что соответствует 14%

*

.

———————————

*

См.: Обзор судебно — следственной практики по уголовным делам о налоговых преступлениях по Нижегородской области за 1998 год. Н. Новгород, 1999. С. 13.

По решению суда арестованное в ходе расследования имущество обвиняемых обращено в доход государства — таким образом, с осужденных в погашение неуплаченных налогов взыскано имущества на сумму 1500000 рублей.

При постановлении приговора суд разрешает вопрос о гражданском иске, удовлетворяя его полностью или частично или отказывая в нем. В исключительных случаях за гражданским истцом признается право на удовлетворение иска в рамках гражданского судопроизводства (ст. 310 УПК РСФСР). Между тем из текста приговоров не всегда усматривается, какие меры были приняты органами предварительного следствия в обеспечение предъявленных гражданских исков. Приговоры не всегда содержат сведения о возмещении в ходе предварительного следствия ущерба, причиненного государству недобросовестными налогоплательщиками, а это весьма существенный момент при определении им наказания. Как показывает практика, из 11 предъявленных прокурорами и органами государственной налоговой службы гражданских исков судами полностью или частично удовлетворено только 7, остальные иски судами рассмотрены не были

*

.

———————————

*

См.: Обзор судебно — следственной практики по уголовным делам о налоговых преступлениях по Нижегородской области за 1998 год. Н. Новгород, 1999. С. 20.

В ходе проверки соблюдения налогового законодательства по делам рассматриваемой категории довольно часто возникает необходимость проведения судебно — экономической экспертизы. Во всех случаях при расследовании должен проводиться подробнейший расчет сумм сокрытой от налогообложения прибыли (доходов) и неуплаченных налогов, которые фигурируют затем в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в исковом заявлении и, как правило, совпадают. В этой связи не совсем понятно, по какой причине многие суды не указывают эти суммы в приговорах. Тем более что необходимость разрешения при постановлении приговора предъявленного иска относится к обязательным требованиям уголовно — процессуального закона, на что обратил внимание судов Пленум от 04.07.97 г. N 8 (п. 18 указанного документа), разъяснив при этом, из каких сумм слагается материальный ущерб.