Преступления в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих и иных организациях (главы 22 и 23 уголовного кодекса РФ)

04-03-19 admin 0 comment

Коротков А., Гусев О., Завидов Б., Попов И.
Право и экономика, 1999.


Коротков Анатолий Павлович

Первый зам. начальника Главного следственного управления Генеральной прокуратуры РФ.

Гусев Олег Борисович

Президент Общества содействия защите прав налогоплательщиков, руководитель «Юридического бюро Олега Гусева». Сфера научных интересов: уголовное право, экономические преступления.

Родился 19 августа 1964 г. в Москве. В 1986 г. окончил Военный институт Министерства обороны. С 1986 г. по 1992 г. работал в правоохранительных органах; с 1992 г. занимается частной юридической практикой.

Завидов Борис Дмитриевич

Кандидат юридических наук, специалист по гражданскому и хозяйственному законодательству, по вопросам транспорта и дорожно — транспортных происшествий.

Родился 9 июля 1948 г. в г. Пинске Брестской области. В 1975 г. окончил Харьковский юридический институт. Работал стажером городской прокуратуры, следователем, помощником прокурора, адвокатом, преподавателем гражданского права в коммерческой академии, начальником юридического отдела многопрофильной московской фирмы, ст. научным сотрудником НИИ проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры РФ. В настоящее время — прокурор Главного следственного управления Генеральной прокуратуры РФ. Член Союза журналистов России.

Автор более 150 различных работ (брошюры и книги), в том числе за 1998 г. имеет 51 публикацию.

Попов Иван Алексеевич

Доктор юридических наук, заместитель начальника управления Следственного комитета при МВД России, полковник юстиции.

Родился 23 декабря 1951 г. В начале своей служебной карьеры работал участковым инспектором Ленинского РОВД г. Владивостока (в органах внутренних дел с 1972 г.).

В 1992 г. защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата юридических наук, а в 1998 г. — доктора юридических наук. Имеет почти 25-летний опыт практической и организационно — управленческой деятельности в органах предварительного следствия в системе МВД России.

Автор около 40 работ по процессуальным, уголовно — правовым и криминалистическим вопросам расследования преступлений.

Если проанализировать уголовные кодексы 1922, 1926, 1960 и 1996 гг., то можно заметить тенденцию увеличения числа бланкетных норм. Именно наличие многочисленных отсылочных норм от диспозиций УК РФ к нормам гражданского, финансового, таможенного и налогового законодательства сегодня усложняет правоприменение. «Нормативные акты» в виде приложений к Уголовному кодексу в переходный период рыночной экономики отличаются своеобразной противоречивостью, нестабильностью, невысоким уровнем правовой культуры и законодательной техники. И это объясняется целым рядом причин.

Во-первых, законодатель слишком поспешно попытался осуществить «капитализацию социализма» путем максимального охвата правовым регулированием наибольшего числа общественных правоотношений, зачастую без достаточных к тому пока экономических обоснований.

Во-вторых, принятие законов в России осуществляется не только в сложных экономических, но и противоречивых политических условиях. Наличие в Госдуме большого количества блоков, партий и течений, поиск компромисса при конструировании правовых норм, лоббирование интересов финансовых олигархов отдельными депутатскими группами в противовес интересам большинства депутатов, непрерывная смена правительства в стране — не слишком благоприятная обстановка для законотворческой деятельности.

В-третьих, законы принимаются бессистемно.

В-четвертых, несмотря на обильное законотворчество, законодатель не успевает охватывать правовым регулированием бурно развивающиеся рыночные отношения, принимающие такие формы, которые он не предвидел и не мог предвидеть.

Итак, подводя итог причинам несовершенства некоторых уголовно — правовых норм, бланкетно взаимосвязанных с другими отраслями права, подчеркнем, что преступления, предусмотренные главами 22 и 23 УК РФ, являются также труднодоступными для правоприменения, так как носят на себе отпечаток «переходного» периода в экономике, еще не апробированного на практике. В этой связи заметим, что, например, глава 23, состоящая из четырех статей (201 — 204), — абсолютная новелла современного уголовного права России.

Учитывая повышенный интерес правоприменителей к разделу VIII УК РФ, и в особенности к главам 22 и 23, рассмотрим некоторые проблемы уголовно — правовой квалификации преступлений в сфере экономики, их правоприменения.

ПРЕСТУПЛЕНИЯ В СФЕРЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

(Глава 22 УК РФ)

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СФЕРЕ

ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Под «экономической деятельностью» чаще всего понимается «отрасль». Поэтому, говоря об «экономической деятельности», как правило, имеют в виду определенную сферу приложения сил: горнодобывающая, сельскохозяйственная, промышленная, торговая, деятельность в области импорта, экспорта и т.д.

Однако любая экономическая деятельность немыслима без экономической свободы — наличия санкционированного и гарантированного государством правового режима, — которая как раз и гарантируется статьей 8 Конституции РФ. Это единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности. В то же время не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию (ст. 34 Конституции РФ).

«Преступления в сфере экономической деятельности» — самая большая глава в новом Уголовном кодексе, включающая 32 статьи, в которых содержится описание 37 преступлений. Это разные преступления, отличающиеся друг от друга признаками объективной стороны, характером общественной опасности и степенью тяжести. С учетом квалифицированных видов из числа преступлений в сфере экономической деятельности (60 составов) 21 относится к числу преступлений небольшой тяжести (в девяти случаях предусмотренные за совершение этих преступлений наказания не связаны с лишением свободы), 20 — средней тяжести, 16 преступлений являются тяжкими, а 3 — особо тяжкими

*

.

———————————

*

Волженкин Б.В. Экономические преступления. — СПб.: Юр. центр ПРЕСС, 1999. С. 52.

Объективная сторона данных преступлений представляет собой общественно опасное деяние (действие и (или) бездействие), состоящее в нарушении установленного порядка экономической деятельности. При этом порядок ведения экономической деятельности регламентируется в основном не в диспозициях статей главы 22 УК РФ, а в федеральных законах, прежде всего в ГК РФ, других законодательно — нормативных актах, что еще раз подтверждает бланкетный характер подавляющего числа статей всего раздела VIII УК РФ.

Общественная опасность преступлений в сфере экономической деятельности заключается в том, что в результате данных посягательств причиняется существенный ущерб не только экономическим интересам государства, но и всем иным субъектам, связанным с экономической деятельностью.

Характеризуя противоправность преступлений в сфере экономической деятельности, подчеркнем, что эти преступления, в свою очередь, нарушают не только нормы УК РФ и бланкетные нормативно — правовые акты, но одновременно и Конституцию РФ, что, можно сказать, предопределяет повышенную степень их общественной опасности.

Субъективная сторона всех исследуемых преступлений главы 22 УК РФ выражается в умышленной вине и, как правило, совершается с умыслом (прямым или косвенным) по отношению к преступным последствиям.

Субъектом преступлений могут быть как должностные, так и иные (частные) лица, достигшие к моменту совершения преступления шестнадцати лет. Содержание понятия должностного лица раскрывается в пункте 1 примечания к статье 285 УК РФ.

Все преступления, предусмотренные в главе 22 УК РФ, правоведы условно делят на семь или девять групп. Наиболее удачной следует признать классификацию системы преступлений в сфере экономической деятельности, предложенную профессором Б.В. Волженкиным:

1. Преступления должностных лиц, нарушающие установленные Конституцией и федеральными законами гарантии осуществления экономической, в том числе предпринимательской, деятельности, права и свободы ее участников: воспрепятствование законной предпринимательской деятельности — статья 169, регистрация незаконных сделок с землей — статья 170. Здесь посягательства на порядок осуществления экономической (предпринимательской) деятельности совершаются как бы извне, со стороны тех лиц, которые обязаны обеспечивать и контролировать этот порядок.

2. Преступления, нарушающие общие принципы установленного порядка осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности: незаконное предпринимательство — статья 171; незаконная банковская деятельность — статья 172; лжепредпринимательство — статья 173; легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем, — статья 174; приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого незаконным путем, — статья 175. Данные преступления нарушают порядок осуществления экономической (предпринимательской) деятельности «изнутри», самими участниками этой деятельности.

3. Преступления против интересов кредиторов: незаконное получение кредита — статья 176; злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности — статья 177; неправомерные действия при банкротстве — статья 197. Кредитные отношения — важнейший элемент рыночной экономики и государство активно защищает интересы кредиторов.

4. Преступления, связанные с проявлениями монополизма и недобросовестной конкуренции. Эти деяния посягают на основной признак рыночной экономики, ее главный рычаг — конкуренцию. К ним следует отнести: монополистические действия и ограничение конкуренции — статья 178; принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения — статья 179; незаконное использование товарного знака — статья 180; заведомо ложная реклама — статья 182; незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну — статья 183; подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов — статья 184.

5. Преступления, нарушающие установленный порядок обращения денег и ценных бумаг: злоупотребления при выпуске ценных бумаг (эмиссии) — статья 185; изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг — статья 186; изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов — статья 187. Эти преступления, нарушая установленный порядок обращения денег и ценных бумаг, посягают на финансовые интересы государства и других участников экономической деятельности.

6. Преступления против установленного порядка внешнеэкономической деятельности (таможенные преступления): контрабанда — статья 188; незаконный экспорт технологий, научно — технической информации и услуг, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники, — статья 189; невозвращение на территорию Российской Федерации предметов художественного, исторического и археологического достояния народов Российской Федерации и зарубежных стран — статья 190; уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организаций или физического лица, — статья 194.

7. Преступления против установленного порядка обращения валютных ценностей (валютные преступления): незаконный оборот драгоценных металлов, природных драгоценных камней или жемчуга — статья 191; нарушение правил сдачи государству драгоценных металлов и драгоценных камней — статья 192; невозвращение из-за границы средств в иностранной валюте — статья 193.

8. Преступления против установленного порядка уплаты налогов и страховых взносов в государственные внебюджетные фонды (налоговые преступления): уклонение физического лица от уплаты налога или страхового взноса в государственные внебюджетные фонды — статья 198; уклонение от уплаты налогов или страховых взносов в государственные внебюджетные фонды с организаций — статья 199.

9. Преступления против прав и интересов потребителей: обман потребителей — статья 200; нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм — статья 181

*

.

———————————

*

См.: Волженкин Б.В. Там же. С. 57 — 58.

Несмотря на условный характер приведенной классификации, она имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Практическая ценность данной классификации заключается в том, что, с одной стороны, она способствует более лучшему восприятию и изучению составов преступлений главы 22 УК РФ, а с другой стороны, позволяет правоприменителю четко разграничить отдельные составы главы 22 УК РФ по объекту.

И еще что может быть общим для всех составов главы 22 УК, — некоторые общие критерии криминализации экономических правонарушений.

В качестве критериев криминализации экономических правонарушений, их криминообразующих признаков Уголовный кодекс 1996 г., отказавшись от конструирования составов с административной преюдицией, чаще всего использует:

1) характер причиненного последствия. Во многих составах преступлений в данной главе обязательным условием уголовной ответственности является причинение крупного ущерба (ст. 171 — 173, 176, 180, ч. 2 ст. 183, 195 — 197), либо значительного ущерба (ст. 182), либо тяжких последствий (ст. 196);

2) размеры (размах, масштаб) правонарушающей экономической деятельности (ст. 171, 172, 177, 180, 188, 192 — 194, 198 — 200);

3) способ действия — обман, подкуп, угрозы, сговор (ст. 176, 178, 179, 183 и др.);

4) мотивация — корыстная или иная личная заинтересованность (ст. 170, 173, 181, 182, ч. 2 ст. 183, 196) или особая цель деятельности (ст. 173, ч. 1 ст. 183, ст. 184, 197).

Многие статьи в главе «Преступления в сфере экономической деятельности» имеют бланкетную или описательно — бланкетную диспозицию. Такой прием описания составов экономических преступлений понятен и вполне допустим, поскольку данные преступления нарушают порядок осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности, установленный различными отраслями права в соответствующих законах, регулирующих экономическую деятельность. Естественно, это вынуждает правоприменителя норм уголовного закона систематически обращаться к действующему гражданскому, таможенному, финансовому, налоговому и т.д. законодательству.

КВАЛИФИКАЦИЯ ОТДЕЛЬНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СФЕРЕ

ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ВОСПРЕПЯТСТВОВАНИЕ ЗАКОННОЙ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (СТ. 169 УК РФ)

Законодатель, конструируя статью 169 УК РФ, видимо, стремился с одной стороны, создать дополнительные гарантии деятельности государства в сфере правового регулирования в экономике, а с другой стороны, защитить конституционные права лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, как хозяйствующих субъектов и как полноправных участников гражданского оборота, чтобы это могло способствовать стабильности национальной экономики.

Данная норма уголовного права не только новая по содержанию защищаемых ею социальных ценностей, но и довольно громоздкая и сложная. Сложность эта состоит не только в том, что диспозиция статьи носит отсылочный характер к многочисленным нормам гражданского права, имеющим тенденцию к постоянному видоизменению, но и в том, что объективная сторона рассматриваемого состава может заключаться как в действии, так и в бездействии. Усложняет состав статьи 169 УК и субъект преступления — должностное лицо, поэтому возможна конкуренция статьи 169 со статьями 285, 286 УК РФ, а в ряде случаев и с иными нормами о должностных преступлениях.

«Сфера применения статьи — отношения, возникающие в связи с осуществлением должностными лицами разрешительной, контрольно — надзорной, фискальной и иных функций регулирования предпринимательской деятельности, в частности, в области принятия решений, проведения проверок, заключения соглашений, возложения поручений, лицензирования, контроля за соблюдением правил торговли, оказания услуг, производственной деятельности, налогообложения и взимания различных сборов, кредитования, обслуживания государственными структурами»

*

.

———————————

*

Комментарий к УК РФ. / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. — М.: ИНФРА-М-НОРМА. 1996. С. 382.

Общественная опасность состава этой статьи заключается в разрушении единого правопорядка в сфере экономики, в ослаблении узаконенной государством дисциплины должностных лиц, что может привести к использованию государственной власти в частных интересах, в нарушении экономических интересов общества, государства и отдельных участников экономического оборота.

При этом, как правильно указывает профессор Б.В. Волженкин, «состав преступления, изложенный в ч. 1 ст. 169 УК, сконструирован по типу формального и, следовательно, для возникновения уголовной ответственности при выявлении фактов воспрепятствования законной предпринимательской деятельности не требуется наступления каких-либо вредных последствий. Свобода предпринимательства и ее конституционные гарантии сами по себе — столь ценное благо, что уже сам факт их нарушения, по мнению законодателя, заслуживает уголовной ответственности. Однако если воспрепятствование законной предпринимательской деятельности, совершенное указанными в статье 169 УК способами, повлекло за собой причинение крупного ущерба, ответственность значительно усиливается (ч. 2 ст. 169 УК)»

*

. Следовательно, данное преступление (ч. 1 ст. 169 УК) считается оконченным в момент создания должностным лицом условий, препятствующих предпринимателю (коммерческой организации) использовать законные возможности ведения предпринимательской деятельности.

———————————

*

См.: Волженкин Б.В. Там же. С. 73.

В названии статьи 169 УК РФ фигурирует словосочетание «предпринимательская деятельность», но в самой диспозиции этой статьи присутствует уже иная терминология: «индивидуальный предприниматель», «осуществление определенной деятельности» и т.п. Подобное разночтение в терминологии при характеристике самой предпринимательской деятельности — недочет уголовно — правовой нормы, потому что и само понятие «предпринимательская деятельность» представлено законодателем довольно размытыми фразами. Так, в силу статьи 2 ГК РФ предпринимательская деятельность — самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. При этом субъектом предпринимательства могут быть как организации, так и граждане. Последние вправе заниматься этой деятельностью за счет своего труда, без создания в этих целях организации. Гражданин признается лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, с момента регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

Между тем законодатель ни в одной правовой норме не дает в дальнейшем легального определения «риска предпринимательской деятельности». Лишь в статьях 929 и 933 ГК РФ говорится о возможности страхования предпринимательского риска. А поскольку понятие «предпринимательский риск» неотделимо от понятия «предпринимательская деятельность», то отсутствие хотя бы одного из указанных легальных определений приводит к расплывчатому представлению о понятии «предпринимательская деятельность». Например, продажа автомашины одной аудиторской фирмой другой такой же фирме ничем не отличается от такого же договора, заключенного между обычными гражданами

*

. Поэтому договорами с предпринимателями считаются только те, в которые сторона вступает для осуществления предпринимательской деятельности. В то же время договор, в котором хотя и выступает предприниматель, но вне связи со своей предпринимательской деятельностью, в принципе никакой спецификой и предпринимательской деятельностью не обладает.

———————————

*

См.: Брагинский М.И. Договоры с предпринимателями по Гражданскому кодексу. // Право и экономика. 1998. N 1. С. 60.

Таким образом, легальное определение «предпринимательская деятельность», данное законодателем в статье 2 ГК РФ, — далеко не полное и несовершенное. Например, лицо без соответствующего разрешения и регистрации занимается предпринимательской деятельностью. Тем не менее, хотя оно и не подпадает под признаки лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, оно является таковым и будет нести повышенную гражданско — правовую (п. 3 ст. 401 ГК РФ), а при определенных условиях и уголовно — правовую ответственность.

Все это имеет важное значение при расследовании уголовных дел по признакам других статей УК РФ: 171 («Незаконное предпринимательство»); 172 («Незаконная банковская деятельность»); 173 («Лжепредпринимательство»); 196 (Преднамеренное банкротство»); 197 («Фиктивное банкротство»); 200 («Обман потребителей») и др. Однако отсутствие в законодательстве четкого легального определения предпринимательской деятельности не только тормоз в расследовании отдельных преступлений, предусмотренных в разделе VIII УК РФ, но и препона на пути установления истины и законности.

Теперь несколько слов о правомерности и неправомерности действий должностных лиц.

Правомерность деятельности должностных лиц в сфере экономики, включая саму предпринимательскую деятельность, это не что иное, как законность деятельности таких лиц, определяемая не только Конституцией РФ, ГК РФ и отдельными законами, но и множеством нормативно — правовых актов. В самом обобщенном и упрощенном виде указанные правовые нормы регламентируют:

— основания и порядок получения статуса предпринимателя, в разрешительном либо удостоверительном порядке;

— обязанности предпринимателя по отношению к государству и иным участникам гражданско — хозяйственного оборота;

— ответственность предпринимателя;

— компетенция (полномочия) должностного лица (права и обязанности);

— порядок вынесения решений и совершения юридически значимых действий;

— возможности судебного и (или) иного пути обжалования действий должностных лиц.

Неправомерность действий (бездействия) должностных лиц и предпринимателей. Прежде всего отметим, что процесс доказывания вины лица, совершившего преступление по признакам части 1 статьи 169 УК РФ (либо по любой другой статье глав 22 — 23 УК РФ), представляет трудность для следствия. Указанные преступления характеризуются только умышленной формой вины (прямой или косвенный умысел). Но как раз умысел и является труднодоказуемым при расследовании преступлений, предусмотренных частями 1 и 2 статьи 169 УК РФ. Во-первых, потому, что «чиновник — регистратор» либо иное должностное лицо всегда сошлется на «недоразумения» в своих действиях, «забывчивость», «занятость» либо на неумышленную «ошибку» в других действиях (бездействии) и т.д. Во-вторых, вина в преступлениях по признакам статьи 169 УК «доказывается особо. В ряде случаев она может устанавливаться судами в гражданском и арбитражном процессе»

*

.

———————————

*

Жалинский А.Э. Гл. 8 «Преступления в сфере экономической деятельности». / В кн. Уголовное право. Учебник. Т. 2. — М.: Норма-ИНФРА-М. 1998. С. 229.

Таким образом, при расследовании уголовного дела по признакам статьи 169 УК РФ следствию, как правило, надо получить решение суда, подтверждающее вину определенного должностного лица в конкретном правонарушении. Только после этого следователь может приступить к дальнейшему расследованию и предъявить обвинение. Именно по указанным причинам статья 169 УК РФ либо не действует, либо не находит своего практического применения.

Перейдем к рассмотрению признаков объективной стороны составов преступлений, предусмотренных статьей 169 УК РФ.

Диспозиция части 1 статьи 169 УК РФ содержит в себе следующие квалифицирующие признаки воспрепятствования законной предпринимательской деятельности:

1) неправомерный отказ в регистрации индивидуального предпринимателя (коммерческой организации) либо уклонение от его регистрации;

2) неправомерный отказ в выдаче специального разрешения (лицензии) на осуществление определенной деятельности либо уклонение от его выдачи;

3) ограничение прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или коммерческой организации в зависимости от организационно — правовой формы или формы собственности;

4) а равно ограничение их самостоятельности;

5) иное незаконное вмешательство в деятельность индивидуального предпринимателя (или коммерческой организации).

Однако все перечисленные действия (бездействие) могут считаться деяниями только в том случае, если они совершены должностным лицом с использованием своего служебного положения.

Поэтому наиболее сложным для следствия (дознания) при расследовании состава преступления статьи 169 УК РФ может быть как законодательное, так и смысловое понятие следующей формулировки диспозиции этой статьи: «…совершены должностным лицом с использованием своего служебного положения».

Поэтому начнем наше исследование с анализа понятия «субъект» как должностного лица, использующего свое служебное положение с целью получения определенной выгоды.

В диспозиции статьи 169 УК РФ заложены два понятия: «должностное лицо» и «должностное лицо, использующее свое служебное положение» (более точная фраза: «…совершены должностным лицом, с использованием своего служебного положения»). Эти же понятия есть и в других статьях УК РФ, поэтому для квалификации того или иного противоправного деяния чрезвычайно важно уяснить их смысл.

В примечаниях к статье 285 УК РФ содержится определение должностного лица. Хотя там и сказано, что это определение относится к статьям главы «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления», каких-либо аргументов против распространения данного определения на другие статьи УК нет. Таким образом, под должностными лицами понимаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителей власти либо выполняющие организационно — распорядительные, административно — хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ.

При этом крайне важно знать, какие лица не могут признаваться должностными. Так, не признаются должностными лицами и, следовательно, не могут нести ответственность как исполнители воспрепятствования законной предпринимательской деятельности лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, т.е. те, кто постоянно, временно или по специальному полномочию выполняет организационно — распорядительные или административно — хозяйственные обязанности в коммерческой организации независимо от форм собственности (в том числе в государственных и муниципальных унитарных предприятиях), а также в некоммерческой организации независимо от форм собственности (в том числе в государственных и муниципальных унитарных предприятиях), а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным и муниципальным учреждением (потребительская кооперация, общественная или религиозная организация (объединение), благотворительный или иной фонд, негосударственное и немуниципальное учреждение и др.). Характерно, что лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, могут препятствовать законной предпринимательской деятельности, совершая такие преступления, как монополистические действия и ограничение конкуренции (ст. 178), принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения (ст. 179) и иные преступления, связанные с проявлениями монополизма и недобросовестной конкуренции.

Понятие «использование своего служебного положения» конструктивно связано не только с определением «должностное лицо», но и с понятием «государственный служащий».

Хотя определение понятия «лицо, занимающее государственные должности» и дается законодателем в пунктах 2 и 3 примечания к статье 285 УК РФ, тем не менее оно требует уточнений.

Так, о связи приведенных понятий, конкретизации этих формулировок, пожалуй, удачнее всего сказал Ю.Н. Старилов: «…Правовое положение государственного служащего определяется прежде всего двумя понятиями: «должность в структурно — правовом смысле» и «должность в конкретно — функциональном смысле» …При этом надо иметь в виду, что государственный служащий не владеет занимаемой им должностью, она принадлежит государственной администрации

*

. …При этом в понятие «государственная служба» входит и понятие «муниципальная служба»

**

.

———————————

*

Старилов Ю.Н. Служебное право. — М.: БЕК. 1996. С. 108 — 109.

**

Старилов Ю.Н. Там же. С. 133.

Наиболее сложной правовой конструкцией выглядит пункт 4 примечаний к статье 285 УК РФ, где говорится, что некоторые лица, не относящиеся к числу должностных лиц, несут уголовную ответственность по статьям настоящей главы в случаях, предусмотренных соответствующими статьями. В этом случае законодатель имеет в виду таких государственных служащих, как представители власти, определение которым дается в примечании к статье 318. Так, представителем власти признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Данное определение имеет сходство с определением должностного лица: представителем власти является должностное лицо, а должностное лицо — это лицо, осуществляющее функции представителя власти, т.е., иначе говоря, должностного лица. В связи с этим сохраняет свою значимость разъяснение понятия представителя власти, содержащееся в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. N 4 «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге»

*

, где представитель власти наделен правом в пределах своей компетенции предъявлять требования, а также принимать решения, обязательные для исполнения гражданами или предприятиями, учреждениями, организациями независимо от их ведомственной принадлежности и подчиненности.

———————————

*

БВС СССР. 1990. N 3.

«Представители власти реализуют функции федеральной государственной власти (законодательной, исполнительной, судебной), государственной власти субъектов Федерации, а также властные полномочия органов местного самоуправления.

Законодательную власть осуществляют депутаты представительных органов государственной власти соответствующего уровня (Федерации и субъектов Федерации). В муниципальных образованиях законодательную власть осуществляют депутаты представительного органа местного самоуправления, обладающего правом принимать от имени местного населения обязательные решения, действующие на территории муниципального образования, по предметам, отнесенным уставом этого образования к его ведению.

Исполнительную власть представляют Правительство РФ и Правительства субъектов Федерации, федеральные органы исполнительной власти и органы исполнительной власти субъектов Федерации, руководители органов местного самоуправления (главы муниципальных образований, иные выборные должностные лица местного самоуправления), а также оперативные работники тех местных структур, правоохранительных и контролирующих органов, которые осуществляют надзор за исполнением законов, поддержанием общественного порядка, ведут борьбу с преступностью, обеспечивают государственную, радиационную, пожарную и иную безопасность и т.п. (криминальная милиция и милиция общественной безопасности, Федеральная служба безопасности, прокуратура, Государственная таможенная служба, Федеральная налоговая служба, Федеральная служба налоговой полиции, Государственный комитет по антимонопольной политике, Федеральный орган по надзору за ядерной и радиационной безопасностью, Федеральный горный и промышленный надзор, Государственный архитектурно — строительный надзор, Государственная лесная охрана, Федеральная служба по валютному и экспортному контролю, Государственная инспекция по торговле, качеству товаров и защите прав потребителей Комитета Российской Федерации по торговле, федеральный орган исполнительной власти по обеспечению государственной монополии на алкогольную продукцию и т.д.).

Судебная власть осуществляется судьями Конституционного Суда, федеральных судов общей юрисдикции и федеральных арбитражных судов всех уровней, конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации и мировыми судьями»

*

.

———————————

*

Волженкин Б.В. Там же. С. 74 — 75.

Представителями власти являются также руководители, аудиторы и инспектора Счетной палаты (см. Федеральный закон от 18 ноября 1994 г. «О Счетной палате Российской Федерации»

*

).

———————————

*

СЗ РФ. 1995. N 3. Ст. 1617.

Таковы громоздкие определения понятий «должностное лицо», «должностное лицо, с использованием своего служебного положения вообще» и «не должностное лицо», содержащиеся в пунктах 1 — 4 примечаний к статье 285 и в примечании к статье 318 УК РФ, взаимосвязанные со статьей 169 УК РФ.

Любой из упомянутых выше представителей власти в принципе может быть субъектом воспрепятствования законной предпринимательской деятельности.

Вторая группа субъектов, признаваемых должностными лицами, характеризуется тем, что они выполняют организационно — распорядительные, административно — хозяйственные функции непосредственно в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях либо в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Надо знать, что учреждением признается организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально — культурных или иных функций некоммерческого характера и финансируемая им полностью или частично (ч. 1 ст. 120 ГК РФ). В данном случае речь идет об учреждениях, созданных государством или органом местного самоуправления согласно статье 31 Федерального закона от 8 декабря 1995 г. «О некоммерческих организациях».

/»Право и экономика», N 12, 1999/

Неправомерный отказ в регистрации индивидуального

предпринимателя или коммерческой организации

Правоприменитель должен иметь в виду: в диспозиции статьи 169 УК РФ речь идет не о предпринимательской деятельности в широком смысле этого слова, а только об индивидуальном предпринимателе и коммерческой организации.

Общие признаки предпринимательской деятельности даны в статье 2 часть 1 ГК РФ. При этом, исходя из смысла статьи 2 часть 1 абзац 3 ГК РФ, понятие «предпринимательская деятельность» трактуется широко, ибо «гражданское законодательство регулирует отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность… лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке».

В перечень лиц, которые могут заниматься предпринимательской деятельностью, входят:

— граждане (физические лица) без образования юридического лица, зарегистрированные в качестве ИП, и юридические лица (коммерческие и некоммерческие), действующие в самых разных организационно — правовых формах и на основе любой формы собственности;

— глава крестьянского (фермерского) хозяйства, осуществляющий свою деятельность без образования юридического лица в силу статьи 23 часть 2 ГК РФ — с момента государственной регистрации крестьянского (фермерского) хозяйства;

— иностранные инвесторы (юридические лица, граждане, международные организации и др.), осуществляющие инвестирование как путем долевого участия, так и путем создания совместных предприятий, а равно путем создания предприятий, полностью принадлежащих иностранным инвесторам, создания филиалов иностранных юридических лиц путем покупки российских предприятий, имущественных комплексов, долей в уставном капитале обществ и т.д. (Закон РСФСР от 4 июня 1991 г. (в ред. Федерального закона от 19 июня 1995 г.) «Об иностранных инвестициях в РСФСР»)

*

;

———————————

*

СЗ РФ. 1995. N 26. Ст. 2397.

— все коммерческие организации в форме обществ (ООО, ЗАО и ОАО), в форме хозяйственных товариществ (полное товарищество, товарищество на вере) и в виде производственных кооперативов, государственных и муниципальных унитарных предприятий (гл. IV ГК РФ «Юридические лица»).

При этом согласно статье 50 ГК РФ некоммерческие организации отличаются от коммерческих тем, что главная цель деятельности последних — извлечение прибыли.

Объективная сторона воспрепятствования законной предпринимательской деятельности в диспозиции статьи 169 УК в наиболее упрощенном виде включает в себя «узловые» действия (бездействия) должностных лиц: «…1) неправомерный отказ, письменно или устно выраженный, в регистрации индивидуального предпринимателя или коммерческой организации; 2) уклонение от регистрации, когда должностное лицо, формально не отказывая в регистрации, тем не менее под каким-либо надуманным предлогом или вообще без всякого предлога не делает этого; 3) неправомерный отказ в выдаче специального разрешения (лицензии) на право осуществления определенной деятельности, когда такое разрешение необходимо; 4) уклонение от выдачи специального разрешения (лицензии); 5) ограничение прав и законных интересов предпринимателей в зависимости от организационно — правовой формы или формы собственности; 6) ограничение самостоятельности индивидуального предпринимателя или коммерческой организации; 7) иное незаконное вмешательство в их деятельность»

*

.

———————————

*

Волженкин Б.В. Экономические преступления. — СПб: Юр. Центр Пресс, 1999. С. 66.

Почти вся диспозиция статьи 169 УК построена на принципе неправомерности отказа в государственной регистрации и (или) уклонения от государственной регистрации коммерческой организации или ИП. Это объясняется тем, что правоприменитель так или иначе должен знать правила государственной регистрации указанных участников гражданского оборота.

Согласно статье 51 ГК РФ государственная регистрация юридических лиц должна осуществляться в органах юстиции в порядке, определяемом законом о регистрации юридических лиц. Однако такой закон еще не принят, поэтому государственная регистрация индивидуальных предпринимателей и большинства коммерческих организаций проводится в соответствии с Положением о порядке государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности, утвержденным Указом Президента РФ от 8 июля 1994 г. N 1482

*

.

———————————

*

СЗ РФ. 1995. N 26. Ст. 2397.

Данное Положение устанавливает перечень документов, необходимых для государственной регистрации, и требования, предъявляемые к учредительным документам. В частности, для государственной регистрации коммерческой организации нужны заявление о регистрации, составленное в произвольной форме и подписанное учредителем (учредителями) организации; утвержденный устав организации, решение о создании организации или договор учредителей; документы, подтверждающие оплату не менее 50% уставного капитала (фонда) организации, указанного в решении о ее создании или договоре учредителей; свидетельство об уплате государственной пошлины. При государственной регистрации полных товариществ не требуется представления устава.

К документам, подаваемым на государственную регистрацию, предъявляются следующие требования: наличие устава со всеми соответствующими сведениями, договора учредителей, отражение в уставах для государственных (муниципальных) предприятий видов осуществляемой деятельности, а для акционерных обществ — размера уставного капитала АО. Однако для предприятий с долевым участием иностранных инвестиций, государственных или муниципальных, их уставной капитал на дату представления учредительных документов для регистрации не должен быть менее суммы, равной 1000 МРОТ в месяц.

Для государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя требуются только заявление, составленное по установленной форме, и документ об уплате регистрационного сбора.

Положение о порядке государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности устанавливает жесткие сроки для рассмотрения заявлений о регистрации. Так, регистрация коммерческой организации должна осуществляться регистрирующим органом не позднее трех дней с даты почтового отправления, указанной в квитанции об отсылке учредительных документов. Государственная регистрация гражданина в качестве индивидуального предпринимателя осуществляется регистрирующим органом в день представления документов либо в трехдневный срок с момента получения документов по почте. Отказ в регистрации организации или предпринимателя допустим только в одном случае: при обнаружении несоответствия состава представленных документов и состава содержащихся в них сведений требованиям, установленным Положением о государственной регистрации субъектов предпринимательской деятельности. Уведомление об отказе в регистрации в трехдневный срок со дня представления документов на регистрацию или получения их по почте направляется заявителю в письменной форме за подписью должностного лица, ответственного за регистрацию, и с обязательным указанием всех документов или сведений, не представленных заявителем.

Однако в статье 51 ГК РФ указаны не один, а два возможных основания для отказа в госрегистрации: нарушение установленного порядка образования юридических лиц и несоответствие закону его учредительных документов.

«Нельзя, однако, не отметить имеющееся противоречие в нормативном регулировании порядка регистрации предпринимательской деятельности. После принятия нового Гражданского кодекса РФ Закон Российской Федерации от 25 декабря 1990 г. «О предприятиях и предпринимательской деятельности» прекратил свое действие за исключением ст. 34 и 35. В частности, в ст. 34 установлено, что решение о регистрации или отказе от регистрации предприятий должно быть принято не позднее чем в месячный срок с момента подачи заявления учредителя устава, договора учредителей и свидетельства об уплате государственной пошлины (а не в течение 3-х дней, как указано в Положении). Указы Президента, согласно ч. 3 ст. 90 Конституции РФ, не должны противоречить федеральным законам и в том случае имеют подзаконный характер. Поэтому практика, решая вопрос о сроках рассмотрения заявления о государственной регистрации коммерческой организации, продолжает ориентироваться на ст. 34 Закона «О предприятиях и предпринимательской деятельности»

*

.

———————————

*

Волженкин Б.В. Там же. С. 69.

Перечисленные ограничения прав и законных интересов ИП и коммерческой организации запрещены в силу равенства участников гражданского оборота (ст. 2 ГК РФ), включая и предпринимателей (ст. 212 ГК РФ), и все формы собственности. Юридическое лицо может быть ограничено в правах лишь в случаях и в порядке, предусмотренных законом (ст. 49 п. 2 ГК РФ).

Равенство индивидуальных предпринимателей и коммерческих организаций на рынке установлено также Законом о конкуренции и монополистической деятельности на товарных рынках от 22 марта 1991 г.

Неправомерный отказ в выдаче специального разрешения

(лицензии) на осуществление определенной деятельности

либо уклонение от его выдачи

В статье 49 ГК РФ установлено, что отдельными видами деятельности, перечень которых определен законом, можно заниматься на основании специального разрешения (лицензии). Основным правовым актом, определяющим перечень видов деятельности, на осуществление которых требуется специальное разрешение (лицензия), и порядок лицензирования, является Федеральный закон от 25 сентября 1998 г. N 158-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности»

*

. Кроме того, в части, не противоречащей названному Федеральному закону, сохраняют свою силу указы Президента и постановления Правительства РФ, регулирующие порядок и устанавливающие органы, осуществляющие лицензирование отдельных видов деятельности, в частности Постановление Правительства РФ от 24 декабря 1994 г. N 1418 «О лицензировании отдельных видов деятельности» (в ред. от 5 мая 1995 г., 3 июня 1995 г., 7 августа 1995 г. и 12 октября 1995 г.)

**

и Постановление Совета Министров — Правительства РФ от 27 мая 1993 г. N 492 «О полномочиях органов исполнительной власти краев, областей, автономных образований, городов федерального значения по лицензированию отдельных видов деятельности»

***

.

———————————

*

СЗ РФ. 1992. N 39. Ст. 4857.

**

СЗ РФ. 1995. N 1. Ст. 69; N 24. Ст. 2280; N 33. Ст. 3394; N 43. Ст. 4062.

***

САПП РФ. 1993. N 22. Ст. 2037.

Виды деятельности, не указанные в Федеральном законе от 25 сентября 1998 г., осуществляются без лицензий, за исключением случаев, когда лицензирование указанных видов деятельности проводится в соответствии с иными федеральными законами, действующими до дня вступления в силу Федерального закона от 25 сентября 1998 г.

Поэтому лицензионную деятельность согласно Закону от 25 сентября 1998 г. осуществляют федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов федерации и органы местного самоуправления. Этот же Закон определяет и перечень необходимых документов, представляемых в органы, уполномоченные на ведение лицензионной деятельности, для получения лицензии.

Заявление должно быть рассмотрено по существу, и по нему принято решение о выдаче или об отказе в выдаче лицензии в течение 30 дней со дня получения заявления со всеми необходимыми документами.

Основания для отказа в выдаче лицензии: наличие в документах, представленных соискателем лицензии, недостоверной или искаженной информации; несоответствие соискателя лицензии лицензионным требованиям и условиям, необходимым для осуществления соответствующего вида деятельности. Уведомление об отказе в выдаче лицензии с указанием причины отказа представляется заявителю в письменном виде в трехдневный срок после принятия такого решения.

Процесс госрегистрации коммерческих организаций с участием иностранного капитала имеет специфическую особенность — они регистрируются не только на основании Положения, утвержденного Указом Президента РФ от 8 июля 1994 г. N 1482, но и в соответствии с Законом РСФСР «Об иностранных инвестициях в РСФСР». Госрегистрация предприятий с иностранными инвестициями возложена на Государственную регистрационную палату, созданную на основании Постановления Правительства РФ от 6 июня 1994 г. N 655

*

.

———————————

*

СЗ РФ. 1994. N 8. Ст. 866.

В соответствии со статьями 17 и 18 Закона «Об иностранных инвестициях в РСФСР» заявление о регистрации предприятия с иностранными инвестициями или отказ в этом должны быть рассмотрены в течение 21 дня с момента его подачи. Отказ возможен только в случае нарушения установленного законодательством порядка образования подобных предприятий либо несоответствия ему необходимых для регистрации документов.

Своеобразной спецификой обладает и госрегистрация таких коммерческих организаций, как банки и иные кредитные организации. Она осуществляется Банком России согласно статье 12 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. (в ред. от 3 февраля 1996 г.) «О банках и банковской деятельности»

*

и статье 58 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. (в ред. от 20 июня 1996 г.) «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)»

**

.

———————————

*

СЗ РФ. 1996. N 6. Ст. 492.

**

СЗ РФ. 1996. N 26. Ст. 3032.

Государственная регистрация кредитной организации и выдача лицензий на осуществление банковских операций или отказ в этом производятся Банком России в срок, не превышающий шести месяцев с даты представления необходимых документов. При этом важно знать, что, учитывая специфику банковской деятельности, законодатель своей волей заложил в правовые нормы не только особый порядок государственной регистрации, но и такой же специфический порядок предоставления документов для получения лицензии на осуществление банковских операций. Так, для госрегистрации банка (кредитной организации) и получения соответствующих лицензий необходим большой пакет документов. Указанный процесс регулируется не столько статьей 14 Федерального закона «О банках и банковской деятельности», сколько Инструкцией Банка России от 27 сентября 1996 г. N 49 «О порядке регистрации кредитных организаций и лицензирования банковской деятельности»

*

.

———————————

*

Российская газета. 1996. 2 и 16 ноября.

Законодатель в статье 16 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» устанавливает только три основания для отказа в государственной регистрации и выдаче лицензии: несоответствие квалификационным требованиям, предъявляемым к кандидатам на должность руководителей исполнительных органов и (или) главного бухгалтера (отсутствие необходимого образования и опыта работы, наличие судимости за совершение преступлений против собственности, хозяйственных и должностных преступлений и т.д.); неудовлетворительное финансовое положение учредителей кредитной организации или невыполнение ими своих обязательств перед бюджетами всех уровней за последние три года; несоответствие документов, поданных для государственной регистрации и получения лицензии, требованиям федеральных законов. Решение об отказе в регистрации и выдаче лицензии сообщается в письменной форме и должно быть мотивировано.

Однако в каждом правиле есть исключения. Так, в зависимости от специфики соответствующей деятельности в положениях о лицензировании может быть предусмотрено представление и иных документов, подтверждающих соответствие соискателя установленным лицензионным требованиям и условиям. Категорически запрещается требовать от заявителя представления документов, не предусмотренных в положении о лицензировании соответствующего вида деятельности.

Ограничение прав и законных интересов индивидуального

предпринимателя (ИП) или коммерческой организации

в зависимости от организационно — правовой

формы собственности

Законным ограничением прав и самостоятельности предпринимателей, вмешательством в их деятельность следует признать запрещение на заключение с определенными предпринимателями или коммерческими организациями договоров на реализацию товаров, выполнение работ и оказание услуг, принудительное навязывание каких-либо условий при заключении договора, ставящих предпринимателей в неравное положение, принуждение к назначению определенных лиц на различные должности, включению их в управленческие органы коммерческой организации, принуждение к соучредительству, установление необходимости неправомерного согласования с должностным лицом принимаемых предпринимателем или коммерческой организацией решений, недопущение эксплуатации помещений или земельных участков и т.д.

*

. При этом Закон (ст. 169 ч. 1 УК РФ) не конкретизирует виды (способы) вмешательства в деятельность индивидуального предпринимателя или коммерческой организации. Следовательно, они могут быть самыми разнообразными, но обязательно не основанными на действующем законе.

———————————

*

Уголовное право. Особенная часть. Учебник для вузов / Отв. ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселов. С. 271.

Ограничение самостоятельности ИП или коммерческой

организации

Ограничение самостоятельности индивидуального предпринимателя или коммерческой организации не связывается законом с формой собственности или иными особенностями защищаемого субъекта. Оно состоит в неправомерной или частичной передаче должностным лицом правомочий индивидуального предпринимателя или коммерческой организации любому лицу, либо в осуществлении им этих правомочий как своих собственных, либо в установлении должностным лицом контроля в незаконных формах за их деятельностью и, как следствие, невозможности реализовать в полной мере правоспособность и дееспособность индивидуального предпринимателя и коммерческой организации.

Ограничение самостоятельности может, в частности, выражаться в оказании незаконного управленческого давления в форме угрозы экономическими санкциями, принуждения к незаконному совершению действий, не обязательных для индивидуального предпринимателя и коммерческой организации, в установлении необходимости неправомерного согласования принимаемых решений и т.д.

*

.

———————————

*

Комментарий к УК РФ. Особенная часть / Под общей ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева.- М.: ИНФРА-М-НОРМА. 1998. С. 384 — 385.

Иное незаконное вмешательство в деятельность

индивидуального предпринимателя или коммерческой

организации

Оно представляет собой неправомерное воздействие на процесс принятия решений, ограничивающее возможности осуществления индивидуальным предпринимателем или коммерческой организацией принадлежащих им прав. Может, в частности, осуществляться путем незаконного проведения собраний акционеров, незаконного изъятия документов и материальных средств, поскольку это не составляет иного специального состава преступления, недопущения эксплуатации помещений или земельных участков и т.д.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом. Виновный осознает, что его действия или бездействие препятствуют законной предпринимательской деятельности, и желает этого. Цель и мотив не являются обязательным признаком субъективной стороны и не подлежат доказыванию. Они могут только характеризовать общественную опасность данного преступления. В качестве цели выступает невозможность осуществления предпринимательской деятельности данным индивидуальным предпринимателем или данной коммерческой организацией либо ее осуществление в пределах и на условиях, определенных виновным. Мотивом данного преступления могут быть месть, стремление добиться определенных услуг, неверно понятые интересы службы и т.п.

Субъектом преступления является только должностное лицо, использующее свое служебное положение для воспрепятствования законной предпринимательской деятельности индивидуального предпринимателя или коммерческой организации.

Преступление считается оконченным с момента совершения хотя бы одного из указанных в статье 169 часть 1 УК действий (бездействий) независимо от того, повлекли ли они последствия, на достижение которых были направлены.

«Спорным является вопрос: можно ли признать ограничением прав и законных интересов индивидуального предпринимателя или коммерческой организации, их самостоятельности, незаконным вмешательством в их деятельность издание должностным лицом акта общего характера, ограничивающего права предпринимателей, а не в отношении отдельных субъектов предпринимательской деятельности? Например, известны случаи, когда администраторы на уровне субъектов Российской Федерации или муниципальных образований издавали нормативные акты, ограничивающие свободу торговли, запрещающие вывоз определенных товаров за пределы региона и т.п. На мой взгляд, поскольку подобный акт общего характера непосредственно затрагивает интересы конкретных предпринимателей, противоречит Конституции и федеральному законодательству, можно говорить о воспрепятствовании законной предпринимательской деятельности»

*

.

———————————

*

Волженкин Б.В. Там же. С. 73.

Квалифицирующими признаками преступления, влекущими ответственность по статье 169 часть 2, являются совершение деяний в нарушение вступившего в законную силу судебного акта, а равно причинение крупного ущерба.

Совершение деяний в нарушение вступившего в законную силу судебного акта означает, что все действия, предусмотренные частью первой данной статьи, противоречат не только закону, но и принятому в соответствии с ним судебному решению, которое устанавливает необходимость совершения определенных актов должностным лицом, возлагает на него определенные обязанности и (или) разрешает совершение действий либо коммерческой организации или обязывает их к соблюдению определенных условий деятельности.

Законодатель не дает определения крупного ущерба, поскольку тот является оценочным понятием. Однако его исчисление должно производиться по общим правилам в зависимости от характера и объема законной предпринимательской деятельности, начиная от учета упущенной выгоды (ст. 15, 16 и ст. 393 п. 4 ГК РФ) и кончая потерей рабочих мест.

Отсюда надо учитывать и причинную связь между воспрепятствованием законной предпринимательской деятельности и причиненным при этом крупным ущербом.