Толкование еще не норма

04-03-19 admin 0 comment

Лобанов Г., Соловьев А.
Бизнес-адвокат, 2000.


По смыслу Конституции РФ ни один орган государственной власти, в том числе и судебной, не вправе произвольно ограничивать конституционный «коридор свободы» гражданина путем отступления от своих полномочий, возложенных на него законом, и общество должно активно реагировать на такие потуги судебных органов. Но как это делать? Что необходимо предпринять, чтобы предотвратить ошибки государственных органов, включая суды? В подобных ситуациях для начала необходимо понять, в чем состоит «отход» от полномочий суда, возложенных на него законом.

Некорректные решения, принятые судами первых инстанций, можно попытаться исправить на более высоком судебном уровне — в вышестоящих инстанциях судебной системы.

Хуже бывает в случаях, когда судебные органы страны «заруливают не туда», вольно трактуя свои полномочия. Например, Высший Арбитражный Суд РФ, возможно, не совсем правильно понимает свои полномочия, издавая так называемые «информационные письма».

Попытаемся уяснить, что это за правовое явление — информационные письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ.

Представляется, что эти письма — форма, через которую реализуются полномочия Высшего Арбитражного Суда РФ. В ст. 16 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации» записано следующее: «Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: …рассматривает (обращаем Ваше внимание — это не означает, что он «разъясняет») отдельные вопросы судебной практики и о результатах рассмотрения информирует арбитражные суды в Российской Федерации». Синонимом слова «рассмотрение» является слово «обсуждение».

Иначе говоря, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ вправе лишь обсуждать отдельные вопросы судебной практики и информировать арбитражные суды РФ о результатах обсуждения. На деле происходит иначе. Возьмите любое информационное письмо Президиума ВАС РФ. В нем содержатся толкование законодательства и указания судам, как применять нормы права. А вот это уже превышение полномочий. В качестве примера достаточно взять информационное письмо Президиума ВАС РФ от 12 мая 1999 г. N 40. Это письмо содержит не просто прямое разъяснение (толкование) закона — ст. 22 Арбитражно — процессуального кодекса РФ, но, по существу, оно изложено как норма права. Таких полномочий Высший Арбитражный Суд РФ не имеет. Рассмотрим еще один пример.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ направил в арбитражные суды России информационное письмо от 29 сентября 1999 г. N 48. Данное Письмо (точнее — абз. 3, 4 п. 2) бьет юристам, оказывающим консультационные услуги по подготовке и ведению дел в судах, не в бровь, а в глаз, поскольку Письмом предусматривается, что «не подлежит удовлетворению требование исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование истец обосновывает условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем.

В этом случае размер вознаграждения должен определяться в порядке, предусмотренном ст. 424 ГК РФ, с учетом фактически совершенных исполнителем действий (деятельности)».

Высший Арбитражный Суд РФ был к своим коллегам — юристам в данном случае строг, но не справедлив. Изложенная в письме позиция не основана на законодательстве, а также противоречит сложившейся деловой практике.

В абз. 3 п. 1 указанного выше письма упоминается ст. 421 ГК РФ, в силу которой стороны вправе определять условия договора по своему усмотрению. В действующем законодательстве не содержится положений, которые запрещали бы лицу, оказывающему юридические услуги, и его клиенту договориться о порядке оплаты, при котором размер вознаграждения зависит от качества услуги. Критерием качества при этом стороны договариваются считать положительное решение суда или государственного органа по изложенному делу. Воля сторон при включении данного положения в договор очевидна и направлена на то, чтобы стимулировать исполнителя. Фактически разницу в размере вознаграждения при положительном результате можно рассматривать как премию исполнителю. Отказ заказчика уплатить указанную в договоре сумму при положительном результате означает отказ от исполнения условия, относительно которого соглашение было достигнуто. В письме содержится рекомендация судам применять при наличии спора ст. 424 ГК РФ с учетом фактически совершенных исполнителем действий, однако следует иметь в виду, что стороны достигли договоренности относительно цены договора и, соответственно, суды должны применять п. 1 ст. 424 ГК РФ: «1. Исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон».

Не понятно, что смутило Высший Арбитражный Суд РФ в подходе, при котором используется стимулирование контрагента по результатам работы, поскольку подобная практика широко применяется в предпринимательской деятельности. Например, при заключении договоров купли — продажи продавцы часто используют скидки к цене при закупке покупателем крупных партий товара. Фактически в данном случае продавец стимулирует покупателя, предоставляя ему скидку, а иными словами, премируя его за результаты работы (закупку крупных партий товара). Более того, принцип зависимости размера вознаграждения от результата (качества) работы закреплен законодательно — в ст. 133 Кодекса торгового мореплавания РФ: «Соглашением сторон может быть установлено вознаграждение фрахтователю за окончание погрузки груза до истечения сталийного времени (диспач). При отсутствии такого соглашения размер диспача исчисляется в размере одной второй платы за простой».

Таким образом, стимулирование контрагента путем установления размера вознаграждения от результата в иных случаях, кроме оказания правовых услуг, ни у кого сомнений не вызывает.

Надеемся, что, издав указанное письмо, Высший Арбитражный Суд РФ не имел в виду выработать дискриминационный подход к своим коллегам юристам, по принципу «бей своих… и т.д.». Очевидно, в данном случае имеет место недоразумение, которое следует устранить.

Полагаем, что проблема информационных писем Высшего Арбитражного Суда РФ является чрезвычайно сложной. С одной стороны, информационные письма не имеют силы нормативных актов, с другой стороны, на практике они являются ценнейшим подспорьем в работе не только для судейского корпуса, но и для широкого круга специалистов (и не только юристов). Информационные письма являются результатом кропотливой работы ведущих юристов страны, включая руководство Высшего Арбитражного Суда. Проводится глубокий, скрупулезный анализ сложнейших правовых проблем с привлечением крупнейших специалистов из иных организаций.

Учитывая высокий авторитет Высшего Арбитражного Суда РФ, думаем, что в информационных письмах желательно избегать формулировок императивного характера, поскольку мнение его Президиума в любом случае будет для специалистов на первом плане.