Защита гражданских прав по законодательству России

04-03-19 admin 0 comment

Завидов Б., Гусев О.
Арбитражный и гражданский процесс, 2000.


Завидов Б.Д., научный сотрудник НИИ Генеральной прокуратуры РФ, кандидат юридических наук, член Союза журналистов РФ.

Гусев О.Б., руководитель «Юридического бюро Олега Гусева».

Слово «защита» английского происхождения (defence, protection). Под защитой понимается комплексная система мер, применяемых для обеспечения свободной и надлежащей реализации субъективных прав, включая судебную защиту, законодательные, экономические, организационно — технические и другие средства и мероприятия, а также самозащиту гражданских прав <*>.

———————————

<*> См.: Юридическая энциклопедия. М.: Изд-во г-на Тихомирова М.Ю., 1997. С. 169.

Законодатель употребляет самые различные термины для обозначения защиты субъективных прав: «меры», «способы», «средства» или «формы». Характерно, что в юридической литературе вышеозначенные понятия некоторыми авторами воспринимаются как идентичные <*>.

———————————

<*> См.: Попондопуло В.Ф. Правовой режим предпринимательства. СПб.: ТЕИС, 1994. С. 190 — 197.

Защита гражданских прав — важнейшая категория теории гражданского и гражданско — процессуального права и арбитражного процесса. Представляется, что без уяснения смысла защиты прав будет довольно сложно разобраться в особенностях гражданско — правовых санкций, их содержании и формах, механизме реализации санкций и многих других вопросах, так или иначе вытекающих из нарушения, а следовательно, и из их защиты.

В теории гражданского права в наиболее упрощенном и общем виде право на защиту определяется как предоставленная управомоченному лицу возможность применения мер правоохранительного характера для восстановления его нарушенного или оспариваемого права <*>.

———————————

<*> См.: Защита гражданских прав // Гражданское право: Учебник. Т. 1. СПб.: ТЕИС, 1996. С. 240, 242.

Однако данное определение в правовой науке является спорным. Большинство ученых — правоведов считало и считает, что право на защиту является составной частью самого субъективного права наряду с правом на собственные действия, а также правом требовать определенного поведения от обязанных лиц <*>.

———————————

<*> См.: Советское гражданское право: Учебник: В 2-х ч. Ч. 1 / Под ред. В.Ф. Малова и А.А. Пушкина. Харьков, 1983. С. 248, 250 и др.

Другой ряд ученых считает, что обеспеченность субъективного права возможностью государственного принуждения — это его неотъемлемое качество и такая возможность существует не параллельно с другими закрепленными в субъективном праве возможностями, а свойственна им самим, так как без этого они не были бы юридическими возможностями <*>.

———————————

<*> См.: Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976. С. 73 — 74.

Существует и третья, несколько противоположная, точка зрения, согласно которой право на защиту представляет собой самостоятельное субъективное право <*>.

———————————

<*> См.: Крашенников Е.А. Структура субъективного права и право на защиту // Правоохранительные нормы: понятие, виды, структура. Ярославль, 1977.

Субъективное право на защиту включает в себя:

а) возможность совершения правомочным лицом собственных положительных действий;

б) возможность требования определенного поведения от обязанного лица. Следует отметить и такую особенность защиты субъективных гражданских прав. Так, их предметом являются не только сами субъективные гражданские права, но и охраняемые законом интересы (ст. 3 ГК РФ). Хотя они и являются близкими понятиями и не всегда разграничиваются в юридической литературе, тем не менее их различие зачастую имеет практическое значение.

Например, при уничтожении вещи по договору аренды право собственности на нее не может быть защищено, ибо вещь уже не существует. В этом случае арендодатель, как бывший собственник, может лишь восстановить свое имущественное положение с помощью соответствующего иска: из причинения вреда (ущерба) или «эквивалентного» способа защиты нарушенного интереса.

Кроме того, в определенных случаях может иметь место только защита охраняемого законом интереса (защита чести, достоинства, морального вреда и т.п.), а не собственно субъектного права.

Гражданский кодекс РФ употребляет в ст. 12 терминологию «способы защиты гражданских прав». Однако отдельные ученые — правоведы разграничивают эти понятия, обозначая их как отдельные действия, в виде разных элементов деятельности по защите субъектных прав <*>.

———————————

<*> См.: Вершинин А.П. Способы защиты прав предпринимателей в арбитражном суде. СПб.: Северо — Запад, 1996. С. 7.

Характерно, что цивилистика 1970 — 1990-х годов рассматривала в основном не защиту прав вообще, а защиту хозяйственных прав в частности <*>. Это было обусловлено приматом госсобственности в гражданском обороте, отсутствием многоукладности в экономике, доминирующим принципом планового ведения хозяйства и другими подобными факторами.

———————————

<*> См.: Клеандров М.И. Доарбитражный порядок защиты хозяйственных прав. Душанбе: Дошин, 1984. 162 с.

Именно поэтому учеными — правоведами были сформулированы и выделены пять этапов развития так называемого «хозяйственного конфликта» или пять стадий защиты прав и законных интересов (социалистических) хозяйственных органов <*>:

———————————

<*> См.: Тадевосян В.С. Хозяйственное право: Учебник. М.: Юрид. лит., 1970. С. 394.

1. Возникновение хозяйственного конфликта (наличие имущественного ущерба, нарушение прав и интересов, наличие препятствий и т.д.).

2. Документальная фиксация хозяйственного конфликта (в т.ч. с установлением причинной связи).

3а. Оперативная защита прав (отказ от оплаты счета, в т.ч. через банк и т.п.).

3б. Претензионная защита.

4. Принудительная защита (иск).

5. Исполнение решения арбитражного суда. (Побирченко И.Г. Соотношение понятий «хозспоров» и «защита хозяйственных прав». В кн.: Формы и защиты прав и соотношение материального и процессуального права в отдельных правовых институтах. Калинин, 1978. С. 6 — 8.)

Мы указали данные пять стадий защиты прав специально, чтобы противопоставить их современным способам защиты гражданских прав, выделенных в ст. 12 ГК РФ.

Однако прежде чем перейти к изложению и исследованию вопросов о защите и способах защиты прав участников гражданского оборота, необходимо рассмотреть общие принципы защиты гражданских прав, которые концептуально обозначим следующим образом.

Первое. Когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников предполагается (п. 3 ст. 10 ГК РФ).

Добросовестность и разумность действий участников гражданского оборота, в т.ч. и в вопросах защиты своих прав, — абсолютная новелла гражданского законодательства. Кодекс не дает критерия определения понятий «добросовестности» и «справедливости». Это говорит о том, что при рассмотрении конкретного дела в суде предопределяющее значение имеет называемое на языке юристов «свободное усмотрение суда».

Забегая немного вперед, отметим, что добросовестность и разумность контрагентов какого-либо договора — отныне правовая презумпция, которая имеет прежде всего процессуальное значение, в смысле распределения обязанности доказывания. Иначе говоря, неразумность и недобросовестность должна доказывать именно та сторона, которая с таким поведением связывает правовые последствия.

Второе. Весьма важной новеллой в механизме защиты гражданских прав является указание законодателя на то, что не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление в иных формах. Не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребление доминирующим положением на рынке (п. 1 ст. 10 ГК РФ), что более подробно будет изложено далее.

Третье. Законодатель, указывая на пределы осуществления гражданских прав любым лицом и подчеркивая в них недопустимость злоупотребления своими правами, особо выделяет негативный момент для лица, допускающего такие злоупотребления. Так, суд, арбитражный или третейские суды могут отказать такому лицу в защите принадлежащего ему права (п. 2 ст. 10 ГК РФ).

Четвертое. И очень важное. Судебная защита гражданских прав осуществляется независимо от того, имеется ли соответствующее указание в Гражданском кодексе и иных законах, или такое указание отсутствует. Исключение установлено для защиты гражданских прав в административном порядке (ст. 11 ГК РФ).

Пятое. Не менее важное. Суд обязан защищать как нарушенное, так и оспариваемое право, что подробно будет рассмотрено ниже.

Шестое. Гражданский кодекс в виде общего правила устанавливает запрет на всякие соглашения об ограничении в осуществлении гражданских прав, в т.ч. по защите нарушенных прав. Отказ юридических лиц и граждан от использования указанных прав не влечет за собой правовых последствий. В частности, не прекращает существования права на судебную защиту нарушенного гражданского права оговорка, сделанная сторонами в договоре о том, что все разногласия между ними решаются путем переговоров без обращения в суд за разрешением возникшего спора <*>.

———————————

<*> См.: Гражданское право: Учебник. Ч. 1. СПб.: ТЕИС, 1996. С. 17.

Приведем пример. Многие предприниматели, заключая тот или иной возмездный договор, в разделе «Ответственность сторон» записывают примерно следующее: «В случае возникновения споров, вытекающих из договора, ни одна из его сторон не обращается в арбитражный суд, а возникший конфликт разрешается путем переговоров».

Полагаем, что такой договор все-таки следует считать ничтожным, ибо отказ от судебной защиты недействителен, что вытекает из ст. 9 ГК РФ.

Однако дело не только в невозможности отказа в этих ситуациях. Другие госорганы — в частности ГНИ — придерживаются следующей позиции. Так, если Поставщик по договору поставки не взыскал с виновного Получателя товара явные штрафные санкции (хотя бы 5 — 10 тыс. руб.), то такой Поставщик лишил возможности государство получить налоги. Органы ГНИ в таком случае считают, что недополученный таким образом доход Поставщиком — сокрытие налогооблагаемой базы. Ведь получение штрафных санкций в виде денежных средств с виновного контрагента является также доходом и Поставщик обязан его взыскать с Получателя.

Кроме того, налоговая инспекция правомерно считает, что уход нерадивого контрагента от имущественной ответственности пагубно влияет на экономику.

На наш взгляд, важно и другое. Неотвратимость имущественной ответственности должна дисциплинировать участников гражданского оборота. В противном случае ответственность виновного контрагента теряет всякий смысл.

В заключение обозначим формы защиты субъективных гражданских прав и охраняемых законом интересов.

Учебник гражданского права различает две основные формы защиты:

юрисдикционную и неюрисдикционную.

Юрисдикционная форма защиты есть деятельность уполномоченных государством органов по защите нарушенных прав или оспариваемых субъектных прав. Суть выражается в том, что лицо, права и законные интересы которого нарушены неправомерными действиями, обращается за защитой к государственным или иным компетентным органам (в суд, арбитражный, третейский суд, вышестоящую инстанцию и т.д.), которые уполномочены принять необходимые меры для восстановления нарушенного права и пресечения правонарушения.

В рамках юрисдикционной формы защиты в свою очередь выделяют общий и специальный порядок защиты нарушенных прав. Общий порядок защиты — судебный способ защиты (суды общей юрисдикции, арбитражные суды, третейские суды). Специальным порядком защиты гражданских прав и охраняемых законом, в соответствии со ст. 11 ГК РФ, следует признать административный порядок их защиты (жалоба, подаваемая в соответствующий управленческий орган).

Смешанный, т.е. административно — судебный порядок защиты нарушенных прав предполагает, что прежде чем предъявить иск в суд, заявитель (истец) должен обратиться с жалобой в госорган.

Неюрисдикционная форма защиты охватывает собой действия граждан и организаций по защите гражданских прав и охраняемых законом интересов, которые совершаются ими самостоятельно, без обращения за помощью к государственным и иным компетентным органам. В новом ГК указанные действия объединены в понятие «самозащита гражданских прав» и рассматриваются в качестве одного из способов защиты гражданских прав (ст. 12 ГК). С данной их классификацией в научном плане согласиться невозможно, так как здесь сформулированы близкие, но отнюдь не совпадающие понятия: способ и форма защиты гражданских прав. Самозащита гражданских прав с позиции теории — это форма их защиты, допускаемая тогда, когда потерпевший располагает возможностями правомерного воздействия на нарушителя, не прибегая к помощи судебных или иных правоохранительных органов.

Итак, мы в концептуальном виде рассмотрели общие положения о понятии, содержании, элементах и формах защиты гражданских прав.

Защита гражданских прав граждан (физических лиц)

Конституция Российской Федерации (ст. 2) исходит из приоритета охраны и защиты прав человека: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Равным образом в ст. 35 Конституции РФ гарантирована защита частной собственности, а следовательно, и юридических лиц, имеющих частную организационно — правовую форму собственности. Гарантируется также судебная защита прав и свобод (ст. 46 Конституции РФ). Гражданский кодекс РФ, как уже было сказано выше, в пункте 2 ст. 2 воспроизводит конституционную правовую норму о защите нематериальных благ.

Хотя целью настоящей статьи и является задача показать основные способы защиты прав граждан — предпринимателей, коммерческих структур, тем не менее, считаем целесообразным несколько выйти за рамки исследования, концептуально обозначив возможности защиты гражданских прав обычных граждан. Это необходимо отразить не только для сопоставления «объема», «способов», «мер», «средств» защиты гражданских прав обычных граждан и граждан — предпринимателей, но и для уяснения «ослабленного механизма» защиты прав рядовых граждан. Это важно также и потому, что всякий гражданин так или иначе пользуется услугами, товарами предпринимательских структур и государственных органов, вступая с ними в различные гражданско — правовые отношения. Именно последнее обстоятельство и обязывает нас рассмотреть защиту гражданских прав человека как гражданина, хотя бы в самом общем виде.

Не вдаваясь в научно — правовые и теоретические проблемы исследования защиты прав гражданина, отметим, что ценность государства заключается в его опоре на право. Именно праву как регулятору общественных, финансовых, материальных и экономических отношений принадлежит главенствующая роль.

Однако даже поверхностное исследование проблем защиты прав гражданина показывает, мягко говоря, несовершенство наших законов. Кратко рассмотрим их.

Первое. Отсутствие подлинных юридических гарантий, обеспечивающих охрану и защиту прав граждан. Например, еще в бывшем Союзе ССР существовал Закон «О порядке обжалования в суд неправомерных действий должностных лиц, ущемляющих права граждан» от 30 июня 1987 года. Этот Закон был принят через 10 лет после принятия Конституции СССР, но его реализация не находила реального воплощения в жизни.

Видоизмененный и обновленный Закон РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 27 апреля 1993 года несколько расширил круг действий и решений органов исполнительной власти, подлежащих судебному контролю. Однако механизм действия вышеуказанного Закона не срабатывает должным образом, и в основном — из-за некачественной работы судов общей юрисдикции: большой некомплект кадров вследствие мизерной зарплаты и, как следствие этого, огромный поток дел, не разрешаемых месяцами, а иногда и годами.

Второе. Статья 33 Конституции РФ закрепляет право граждан на индивидуальные и коллективные обращения, тем не менее процессуальная форма как процедура рассмотрения жалоб, заявлений и обращений в госорганах на сегодня практически отсутствует.

Третье. Вопросы защиты прав человека в России законодательно закреплены в ст. 80 Конституции, согласно которой глава государства — Президент РФ — является гарантом прав и свобод граждан. Во исполнение ст. 80 Конституции при Президенте РФ создана Комиссия по правам человека (Указ Президента РФ от 1 ноября 1993 года N 1798). Однако и эта комиссия «физически» не в состоянии переработать нескончаемый поток жалоб, заявлений и писем граждан.

Четвертое. В силу п. 1 ст. 114 Конституции РФ Правительство РФ обязано также обеспечивать права и свободы граждан. Но Правительство России, озабоченное в первую очередь падением экономического производства, ростом инфляции и безработицы, отсутствием денег на зарплату работникам бюджетной сферы, борьбой с разгулом преступности, не ставит во главу угла рассмотрение вопросов о защите прав граждан.

Пятое. Статья 18 Конституции указывает, что права и свободы человека определяют смысл, содержание и применение законов местным самоуправлением. Однако очерчивая круг полномочий, подлежащих ведению органов местного самоуправления, ст. 132 Конституции РФ не включила в них вопросы, связанные с защитой прав граждан. Это является пробелом Основного закона, поскольку именно на местном уровне зачастую нарушаются права человека и их защита способами и формами, вытекающими из природы органов местного самоуправления, должна стать одной из важнейших функций этих структур.

Таким образом, совершенствование процедур защиты прав и свобод индивидуума — важнейшая и неотложная задача Российского государства. Размытость, неопределенность, противоречивость, а то и полное отсутствие юридических правил, обеспечивающих защиту прав граждан, — свидетельство тяжелой правовой ситуации, сложившейся в обществе. Юридические механизмы, действовавшие в бывшем Союзе, разрушены, новые еще не сформированы, а те, которые действуют, крайне несовершенны. В таких условиях права человека и гражданина, сформулированные в Конституции РФ, не имеют процессуально — правовой опоры. А это грозит, как и в прежние времена, превратить эти права в чистую декларацию, оторванную от реалий <*>.

———————————

<*> См.: Лукашева Е.А. Эффективность юридических механизмов защиты прав человека: политические, экономические, социально — психологические аспекты // Конституция РФ и совершенствование механизмов защиты прав человека. М.: ИГПАН, 1994. С. 9.

Конечно, мы не можем отрицать или умалять тех положительных законодательных актов, которые приняты в последние годы: закон о защите прав потребителей, ГК РФ — часть 1 и часть 2, — АПК РФ, УК РФ и ряд других законов.

Известно, что законодатель заметно подвинул вперед вопросы защиты прав граждан. Внесены существенные поправки в Закон РФ от 27 апреля 1993 г. «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» Федеральным законом от 14 декабря 1995 г. (СЗ РФ. 1995. N 51. Ст. 4970).

Указанный выше Закон РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» гораздо шире определяет предмет обжалования: обжалуется не только акт, но и сами неправомерные действия.

Отсутствие какого-либо указания в соответствующем законе либо наличие в нем определенных пробелов — все это «корректируется» соответствующим постановлением Пленума Верховного Суда РФ. Так, Пленум ВС РФ, ориентируя суды общей юрисдикции в Постановлении от 21 декабря 1993 г. N 10 «О рассмотрении судами жалоб на неправомерные действия, нарушающие права и свободы граждан» с изменениями и дополнениями, внесенными Постановлением Пленума от 25 октября 1996 г. N 10 (Сборник постановлений Пленума ВС РФ: 1961 — 1996. М.: Юрид. лит., 1997. С. 150 — 156), указал, что граждане могут обжаловать в суд любые действия (решения), и не только государственных и муниципальных органов, но и учреждений, предприятий и их объединений, общественных организаций или должностных лиц. Тем самым ВС РФ расширил предмет обжалования также за счет актов и действий общественных организаций, должностных лиц.

Итак, мы видим, что отдельные пробелы и (или) противоречия гражданских правовых норм устраняются за счет руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ. И такой подход к устранению пробелов в Гражданском кодексе подтверждается авторами Постатейного комментария к части первой ГК РФ. Так, они дословно указывают на следующее.

Первое. «В суд общей юрисдикции могут быть обжалованы как единоличные, так и коллегиальные действия (решения) государственных органов и органов местного самоуправления, а также действия (бездействие) иных органов, которыми нарушены права и свободы гражданина; созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод; на гражданина незаконно возложена какая-либо обязанность, или он незаконно привлечен к какой-либо ответственности. Подлежат обжалованию в суд акты как индивидуального, так и нормативного характера. Тем самым Пленум ВС РФ не только широко трактует объект обжалования, но и устанавливает основания подачи жалобы, а также указывает, чьи акты и действия обжалуются».

Второе. «В соответствии с п. 6 Постановления Пленума ВС РФ от 21 декабря 1993 г. N 10 под понятие обжалуемых гражданами действий и решений подпадают также решения общих собраний общественных организаций и объединений, жилищно — строительных кооперативов, профсоюзных организаций и т.п., а также должностных лиц. Например, адвокат может обжаловать решение Президиума коллегии адвокатов об исключении его из коллегии, если считает решение неправомерным». (Постатейный комментарий к части первой ГК РФ. М., 1997. С. 48 — 49.)

Иной подход в толковании понятия «акт» дает АПК РФ в ст. 22, что будет отмечено ниже.

Последнее, что можно здесь отметить, так это то обстоятельство, что в совместном Постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 6/8 широко трактуется вопрос о применении ст. 13 ГК РФ, а также понятие «несоответствие акта закону» (Вестник ВАС РФ. 1996. N 9).

Несмотря на принятие всех указанных выше Законов и Постановлений Пленумов ВС РФ, в том числе и совместных с ВАС РФ, нам еще довольно далеко до подлинно демократического правового положения в государстве. И этот факт вряд ли кто будет отрицать.

Однако вернемся к рассмотрению защиты гражданских прав, их способов, содержания и существа именно в предпринимательских отношениях, а также в тех правоотношениях, где хотя бы одной стороной в них является коммерческая структура.

Защита гражданских прав предпринимателей

(юридических лиц и граждан-предпринимателей)

Всякий гражданский оборот, а тем более рыночный, предполагает за его субъектами не только факт признания определенных гражданских прав, но и их охрану. Под «охраной гражданских прав» понимается вся совокупность мер, обеспечивающих нормальный ход реализации прав <*>.

———————————

<*> См.: Гражданское право: Учебник. Ч. 1. СПб.: ТЕИС, 1996. С. 240.

В действующем законодательстве используется самая различная терминология для обозначения защиты прав: «меры», «способы», «формы», «средства». Однако легального определения понятия способа (способов) защиты субъективных гражданских прав в законодательстве нет. И это обстоятельство, на наш взгляд, — упущение в гражданском законодательстве.

Тем не менее ученые — правоведы уже давно приводили «свое» видение этого определения как обозначения действий или как элементов и мер по защите прав.

Так, средство защиты — первоначальное действие по защите прав, которым возбуждается производство по делу: иск, жалоба, заявление, ходатайство и т.д. Напомним, что форма защиты — это порядок или разновидность юрисдикционной деятельности по защите прав в целом. Меры или способы — это завершающий акт защиты <*>.

———————————

<*> См.: Чечот Д.М. Субъективное право и формы его защиты. Л., 1968. С. 72.

Между тем современная цивилистика предполагает и другое видение «способов» защиты гражданских прав. Так, под способами защиты субъективных гражданских прав понимаются закрепленные законом материально — правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на нарушителя <*>.

———————————

<*> См.: Гражданское право: Учебник. Ч. 1. СПб., 1996. С. 244.

Действительно, в Гражданском кодексе фигурирует именно слово «способы» защиты гражданских прав. Статья 12 ГК РФ дословно именуется: «Способы защиты гражданских прав».

Защита гражданских прав осуществляется путем:

признания права;

восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки;

признания недействительным акта государственного органа местного самоуправления;

самозащиты права;

присуждения к исполнению обязанности в натуре;

возмещения убытков;

взыскания неустойки;

компенсации морального вреда;

прекращения или изменения правоотношения;

неприменения судом акта государственного органа или местного самоуправления, противоречащего закону;

иными способами, предусмотренными законом (ст. 12 ГК РФ).

Указанный перечень «способов» защиты субъективных гражданских прав далек от совершенства, и его нельзя «признать научно обоснованным ввиду того, что некоторые из указанных способов защиты взаимно перекрывают друг друга, а форма защиты (самозащиты) признана одним из ее способов. Тем не менее закрепление в законе даже в таком несовершенном виде наиболее распространенных способов защиты является полезной мерой, так как потерпевшие ориентируются на возможный инструментарий средств защиты своих нарушенных прав, что облегчает их выбор» <*>.

———————————

<*> См.: Гражданское право: Учебник. Ч. 1. СПб., 1996. С. 244.

В ст. 12 ГК насчитывается одиннадцать способов защиты, которые не являются исчерпывающими, ибо законодатель в последнем способе специально указывает: «иными способами, предусмотренными законом».

В ст. 6 ГК РСФСР 1964 года называлось только пять способов защиты гражданских прав. Расширение данного перечня в ГК связано с детализацией способов защиты, и лишь два способа — самозащита и компенсация морального вреда являются новыми <*>.

———————————

<*> См.: Комментарий к ГК РФ, части первой: Постатейный. М.: Юстицинформ, 1995. С. 32. (Далее для сокращения: Постатейный комментарий к ч. 1 ГК РФ).

Наличие определенного перечня защиты гражданских прав предоставляет обладателю нарушенного права выбрать конкретный способ защиты. Характерно, что этот «способ» может быть и не указан в самой ст. 12 ГК, а может быть записан прямо в тексте закона. Так, если по договору подряда подрядчик не приступает своевременно к исполнению договора или выполняет работу настолько медленно, что окончание ее к сроку становится явно невозможным, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков (п. 2 ст. 715 ГК РФ).

Следовательно, ГК исходит из принципа «иных способов защиты» на тот случай, когда в специальной правовой норме нет указаний на конкретный способ защиты. В этом смысле значение «иных» способов защиты носит универсальный характер.

В теории и практике гражданского права способы защиты гражданских прав, перечисленные в ст. 12 ГК, подразделяют как бы на три группы:

— способы, осуществляемые только судом;

— способы, которые могут быть использованы как без обращения в суд, так и с помощью суда;

— способы защиты гражданских прав без участия суда, т.е. самозащита <*> (ст. 14 ГК РФ). Между тем Гражданский кодекс РФ допускает в качестве своеобразной формы защиты нарушенных прав односторонний отказ от исполнения договорных обязательств, причем без обращения в суд, если один из его контрагентов существенно нарушает условия заключенного договора.

———————————

<*> Постатейный комментарий к ч. 1 ГК РФ, 1995. С. 32.

Так, например, ГК РФ в «Общих положениях о купле — продаже» (§ 1 гл. 30 ГК) предусматривает более десятка случаев, когда покупатель или продавец «вправе отказаться от исполнения договора купли — продажи» или «вправе отказаться от товара, если иное не предусмотрено договором», либо «договор не считается заключенным» (ст. ст. 460, 463 — 468, 475, 480, 482, 484, 486 — 489, 491 ГК РФ). Эти специфические случаи отказа от договора или товара стороны контракта могут оговорить непосредственно в его тексте.

Причем формулировку «вправе отказаться от договора», «вправе отказаться от товара» следует отличать от другого, внешне сходного понятия — «односторонний отказ от исполнения договора».

Рассмотрим различия между ними на примере ст. 523 ГК РФ «Односторонний отказ от исполнения договора поставки». Законодатель в виде специальной и оперативной меры воздействия в отношении нерадивого контрагента предусмотрел односторонний отказ от исполнения договора поставки (полностью или частично) или одностороннее его изменение. Эти меры допускаются в случае существенного нарушения договора одной из сторон.

Напомним, что согласно абз. 4 п. 2 ст. 450 ГК РФ существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

Однако в п. п. 2 и 3 ст. 523 ГК РФ законодатель конкретизирует понятие существенного нарушения соответственно со стороны поставщика (п. 2 ст. 523) и со стороны покупателя (п. 3 ст. 523). Эти нормы могут применяться не только по договору поставки, но и по договору купли — продажи, если иное не записано в самом тексте договора.

Здесь необходимо в обязательном порядке разъяснить смысл словосочетаний, применяемых законодателем в тексте ст. 523 ГК, а именно:

— «существенное нарушение»;

— «ненадлежащее качество»;

— «неоднократное нарушение»;

— «односторонний отказ».

Само понятие существенного нарушения изложено в пункте 2 ст. 451 ГК РФ и не подлежит расширительному толкованию. При этом договор расторгается судом только «при наличии одновременно» четырех условий, перечисленных в п. 2 ст. 451 ГК РФ. К сказанному добавим, что при существенном нарушении обязательств потерпевшая сторона должна по общему правилу понести убытки, а нарушение должно быть неоднократным. Так, если потерпевший контрагент не понес убытки, то логически вытекает, что партнер контрагента не причинил ему данных существенных нарушений неисполнением обязательств.

Под поставкой товара ненадлежащего качества подразумевается поставка товара с такими дефектами и недостатками, которые не могут быть устранимы в приемлемый срок для покупателя.

Под неоднократностью нарушения правоприменительная практика понимает такое нарушение, которое допускается виновной стороной не менее двух раз.

Термин «односторонний отказ» буквально означает, что при получении виновной стороной уведомления от потерпевшей стороны о расторжении (изменении) договора такой договор считается соответственно расторгнутым или измененным. Поэтому обращения в суд в таком случае не требуется.

Попутно отметим, что односторонний отказ от исполнения договора предусмотрен в других видах договорных обязательств:

— по договору подряда (ст. ст. 715 и 717 ГК РФ);

— по договору хранения по желанию и требованию поклажедателя (ст. ст. 888, 904 ГК РФ);

— до договору поручения (ст. ст. 977 — 979 ГК РФ);

— по договору комиссии (ст. ст. 1002 — 1004 ГК РФ);

— по договору доверительного управления имуществом (ст. 1024 ГК РФ);

— по договору коммерческой концессии (ст. 1037 ГК РФ);

— в некоторых других случаях.

К отношениям сторон, когда одной из них предоставлено право на односторонний отказ от исполнения договора полностью или частично, порядок изменения или расторжения договора, предусмотренный ст. 452 ГК РФ, неприменим.

В заключение отметим, что стороны своим соглашением могут изменить не только сам текст договора, но и заменить ранее заключенный договор на другой договор, что именуется новацией (ст. 414 ГК РФ). Помимо новации, существуют три основных способа перемены лиц в обязательстве, а значит, и в договоре: перевод долга (ст. ст. 391 — 392); уступка требования и уступка договора (ст. ст. 388 — 390 ГК РФ). Указанные правоотношения пока еще не получили широкого распространения в договорных обязательствах.

В качестве своеобразного «иного» способа защиты нарушенного или оспариваемого права, на наш взгляд, может являться ст. 410 ГК РФ: «Обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Для зачета достаточно заявления одной стороны».

Смысловое значение ст. 410 ГК РФ заключается в том, что прекращаются два обязательства: основное и встречное, — а при неравенстве встречных обязательств после зачета большее по размеру обязательство продолжает существовать в части, превышающей меньшее к зачету требование. В правоприменительной практике используются так называемые многосторонние зачеты по договорам поставки, взаимной аренды (два юридических лица арендуют друг у друга оборудование, механизмы, помещение), ввиду отсутствия «живых» денег. Такие же зачеты проводят и различные банки.

Другое правовое значение ст. 410 ГК состоит еще и в том, что для проведения зачета достаточно заявления одной стороны, а согласия другой не требуется! Заинтересованная сторона может лишь оспаривать факт действительности заявленного зачета, т.е. наступления самих условий для его проведения.

Существует и другой способ защиты гражданских прав — защита с помощью властного госоргана. Так, согласно Закону о конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках от 22 марта 1991 года <*>, в случае, если лицо, занимающее доминирующее положение на рынке товаров, нарушает гражданские права юридических лиц (граждан), то антимонопольный орган вправе в таком случае вынести предписание о прекращении нарушения, изменении договора, отмене неправомерного акта и т.п. И только в случае неисполнения таким нарушителем предписания антимонопольного органа необходима принудительная сила решения (постановления) соответствующего суда.

———————————

<*> См.: Ведомости РСФСР. 1991. N 16. Ст. 491, с изменениями и дополнениями; Ведомости РФ. 1992. N 32. Ст. 1882; СЗ РФ. 1995. N 22. Ст. 1977.

Поэтому мы выделили бы четвертую группу способов защиты гражданских прав:

способ, осуществляемый уполномоченным властным госорганом в отношении правонарушителя. В случае невыполнения последним решения госоргана следует судебная защита нарушенных гражданских прав.

Анализируя перечень способов защиты субъективных гражданских прав, изложенных в статье 12 Гражданского кодекса, необходимо выделить следующие нюансы.

Первое. В перечне способов защиты гражданских прав имеются и конкретные меры ответственности:

а) возмещение убытков;

б) взыскание неустойки;

в) компенсация морального вреда.

Хотя эти меры ответственности и перечислены в способах защиты гражданских прав, тем не менее эти меры ответственности характеризуются тем, что применяются к виновному нарушителю, в т.ч. и в виде дополнительных обременений. Именно поэтому указанные виды ответственности — меры ответственности, а все остальные являются мерами защиты.

Второй нюанс. Способы защиты гражданских прав подразделяют в зависимости от содержания действий на материально — правовые и процессуальные способы защиты субъективных прав <*>.

———————————

<*> См.: Вершинин А.П. Способы защиты прав предпринимателей в арбитражном суде. СПб.: Северо — Запад, 1996. С. 8.

Правовед А.П. Вершинин указывает, что процессуальные способы защиты представляют собой акты по применению норм права, признанию правоотношений или присуждению чего-либо. Материальные способы защиты заключаются в реальном изменении материальных правоотношений. Различие материальных и процессуальных способов защиты состоит, в частности, в том, что их совершают различные субъекты. Процессуальные меры осуществляют властные юрисдикционные органы. Материально — правовые меры защиты совершают субъекты материально — правовых отношений либо органы исполнения юрисдикционных актов <*>.

———————————

<*> См.: Вершинин А.П. Способы защиты прав предпринимателей в арбитражном суде. СПб.: Северо — Запад, 1996. С. 8-9.

Разграничение вышеуказанных способов защиты субъективных гражданских прав на материально — правовые и процессуальные способы хотя и носит в основном теоретический характер, тем не менее имеет практическую направленность. Например, только юрисдикционными органами, а следовательно, только процессуальным способом осуществляется:

— признание права;

— признание недействительными сделки или акта государственного органа или органа местного самоуправления;

— присуждение к исполнению обязанности в натуре;

— неприменение акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону.

Материально — правовые способы защиты обеспечиваются следующими охранительными мерами:

— возмещение убытков;

— восстановление положения, существовавшего до нарушения права;

— расторжение (изменение) договора;

— взыскание неустойки и ряд других мер.

Весьма важным моментом является и следующее обстоятельство, на которое четко указывает А.П. Вершинин. Так, он утверждает, «что процессуальный способ защиты не всегда является достаточным для реальной защиты прав» <*>.

———————————

<*> См.: Вершинин А.П. Способы защиты прав предпринимателей в арбитражном суде. СПб.: Северо — Запад, 1996. С. 10.

В обоснование этого довода автор ссылается на конкретное судебно — арбитражное дело, когда услуги представителя — юриста не были оплачены, так как не удалось исполнить судебное решение о взыскании денежных средств. (Подчеркнем, что решение состоялось в пользу истца, но деньги на его расчетный счет не поступили по различным причинам: отсутствие денежных средств у ответчика, имущества и т.п.)

Поэтому суд на основании буквального толкования договора об оказании правовой помощи обоснованно пришел к выводу о том, что вознаграждение поверенному выплачивается в зависимости от фактически полученных заказчиком денежных сумм, а не от денежных сумм, присужденных по решению суда <*>.

———————————

<*> См.: Вершинин А.П. Способы защиты прав предпринимателей в арбитражном суде. СПб.: Северо — Запад, 1996. С. 11.

Итак, защиту гражданских прав следует понимать гораздо шире, нежели она изложена в тексте ст. 12 ГК РФ. Это особенно ярко прослеживается на таком первом способе защиты, как признание субъективного права.

Требование истца о признании права в самом широком смысле этих слов обращено не к ответчику, а к суду. И это должен знать истинный предприниматель. Только суд, как юрисдикционный орган, обязан подтвердить (путем вынесения соответствующего акта) наличие или отсутствие у истца спорного права.

Следовательно, признание права осуществляется лишь только в судебном порядке.

Классическим примером признания субъективного права является следующий случай. Так, собственник квартиры, пожелавший ее приватизировать и продать, утратил документы, а поэтому он, не имея этих правоустанавливающих документов, не мог распорядиться квартирой по своему усмотрению. В этом случае признание права как раз и является средством создания необходимых условий для его реализации путем признания прав на квартиру.

Нередко требование о признании права имеет индивидуальное самостоятельное значение и не может поглощаться другими способами защиты. Это означает, что признание права является распространенным способом защиты права собственности, а также других прав: абсолютных (право авторства, право хозяйственного ведения и т.д.) и относительных прав.

В той последовательности, в которой в ст. 12 ГК РФ изложены способы защиты гражданских прав, мы и продолжим концептуальное рассмотрение способов (мер, форм, средств) защиты субъективных прав.

Вторым способом защиты прав статья 12 ГК называет «восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения».

Восстановление положения, существовавшего до нарушения права, ведет к восстановлению прав и называется в гражданском праве виндикационным иском. Например, истребование имущества из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК РФ); выселение лица, самоуправно занявшего жилое помещение (ст. 99 ЖК РСФСР), и в других случаях. Отметим, что восстановление положения, существовавшего до нарушения права, может осуществляться как в судебном, так и во внесудебном порядке.

По общему правилу виндикационный иск — это иск невладеющего собственника к владеющему собственнику об истребовании определенного имущества из чужого незаконного владения. В данном варианте истцом по делу выступает собственник имущества. Он должен доказать, что имущество принадлежит ему, и именно на праве собственности.

Наиболее распространенным способом защиты субъективных прав является пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Данный способ защиты, как и признание права, может применяться в сочетании с другими способами защиты: взыскание убытков, неустойки.

Вместе с тем указанный способ защиты применяется чаще тогда, когда собственник защищается от действий, не связанных с лишением владения. Это негаторный иск и направлен на защиту правомочий пользования и распоряжения имуществом (ст. 304 ГК РФ). Например, одна предпринимательская структура препятствует другой пользоваться выкупленной частью здания или частью земельного участка (земельный сервитут — ст. ст. 274, 277 ГК РФ). Хотя в законодательном порядке сервитут пока и не действует, тем не менее он используется в правоприменительной практике.

Следующий — третий — способ защиты гражданских прав есть признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, применение последствий недействительности ничтожной сделки. Этот способ защиты прав — по своей правовой природе — представляет собой частный случай такого способа защиты, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права, т.е. второго из способов защиты прав, перечисленных в ст. 12 ГК РФ.

Признание оспоримых сделок недействительными (недействительность сделок) регулируется § 2 главы 9 ГК РФ (ст. ст. 166 — 181) и является отдельной, довольно обширной и сложной темой исследования.

Поэтому в данном способе защиты прав выделим лишь только два самых главных момента.

Первый. Как правило, недействительным признается договор какого-либо вида, заключенный между его участниками, по иску какого-либо контрагента контракта, третьего лица или прокурора. Основная идея в признании договора недействительным (ничтожным) как сделки заключается в отсутствии полного волеизъявления представителя собственника либо самого собственника (собственников, сособственников) на заключение сделки. Сюда могут входить любые действия (бездействие) недобросовестного партнера: обман, введение в заблуждение, сговор, мнимая и притворная сделка, сделка, выходящая за пределы правоспособности юридического лица, и т.д.

Второй момент. Юридические или физические лица, подписывающие недействительную сделку (во всяком случае одна из сторон правоотношения), действуя недобросовестно, преследуют корыстную цель: экономическую и (или) финансовую выгоду, получение неправомерного дохода и т.п.

Следующий — четвертый — способ защиты гражданских прав — это признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления. Данный способ защиты прав — не только самостоятельный способ защиты, но и как бы «индивидуальный» способ, ибо он регулируется отдельной статьей 13 Гражданского кодекса под тем же названием — «Признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления» — и корреспондирует со ст. 46 Конституции РФ.

Наличие указанного способа защиты означает, что гражданин или юридическое лицо, гражданские права или охраняемые законом интересы которых нарушены изданием не соответствующего закону или иным правовым актам административного акта, а в случаях, предусмотренных законом, — и нормативного акта, имеют право на их обжалование в суд. Установив, что соответствующий акт является, с одной стороны, противоправным ввиду его расхождения с законом или иными правовыми актами — например принят не уполномоченным на то органом — и, с другой стороны, нарушает субъективные гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, суд принимает решение о признании его недействительным полностью или частично. Какой-либо дополнительной отмены акта со стороны издавшего его органа при этом не требуется. По общему правилу незаконные акты признаются недействительными с момента их издания, если только они не стали таковыми с момента принятия нового закона или иного правового акта. Требование о признании незаконного акта недействительным может сочетаться с другими мерами защиты — например требованием о возмещении убытков — либо носить самостоятельный характер, если интерес субъекта права сводится лишь к самой констатации недействительности акта, препятствующего, например, в реализации права <*>.

———————————

<*> См.: Гражданское право: Учебник. Ч. 1. СПб., 1996. С. 248.

Следует отметить и такое обстоятельство. Так, в качестве основания обжалования акта в суд данная статья называет несоответствие акта закону или иным правовым актам и нарушение этим актом прав и законных интересов граждан и юридических лиц. Под законными интересами обычно понимают юридический интерес.

Основанием для обжалования акта, действия (бездействия) может быть также принятие акта с нарушением компетенции и установленного порядка, несоответствие его закону, иным правовым актам по существу.

Суд, выявив при рассмотрении заявления указанные нарушения, признает акт недействительным, что равносильно утрате актом юридической силы, независимо от того, будет ли акт отменен. При установлении неправомерности уклонения от принятия акта (решения) либо отказа в совершении действий или от принятия акта суд может вынести решение, имеющее силу юридического факта (ст. 8 ГК).

Признав акт недействительным, действие неправомерным, суд восстанавливает нарушенное право и применяет иные способы защиты прав, предусмотренные ст. 8 ГК.

Дела по заявлениям о признании недействительными незаконных актов (действий, бездействия) отнесены ст. 22 АПК к спорам, возникающим в сфере управления. Рассмотрение таких дел имеет ряд особенностей (более короткие сроки рассмотрения, немедленное исполнение, отсутствие у суда права отказать в приеме заявления по мотиву неоплаты госпошлины). В остальном дела рассматриваются по правилам арбитражного судопроизводства.

Суд общей юрисдикции рассматривает дела по жалобам на акты и действия государственных органов и органов местного самоуправления по правилам ст. 24 ГПК.

Другим способом защиты (в ст. 12 ГК РФ — одиннадцатым), близко примыкающим к четвертому «способу», является неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону.

Чисто с теоретической точки зрения указанный «способ» защиты как самостоятельное действие по защите гражданских прав хотя и вряд ли оправданно, но оно (выделение способа) все-таки имеет определенное практическое значение. Так, при неприменении незаконного правового акта суд имеет возможность «опереться» на конкретную норму закона. Суд во всех случаях не должен применять незаконные акты любых госорганов и органов местного самоуправления, в т.ч. и такие, признание которых недействительными не относится к компетенции суда. (Акт министерства, ведомства, например, не может быть отменен райнарсудом, но последний не вправе применять акт, противоречащий закону.) Подчеркнем, что не только суд, но и любой другой орган, осуществляющий защиту прав граждан и юридических лиц, должен игнорировать незаконные акты.

Однако и здесь имеется некоторое противоречие, о чем сказано в постатейном комментарии к части первой ГК РФ. Так, «в соответствии со ст. 11 АПК арбитражный суд, установив при рассмотрении дела несоответствие нормативного правового акта государственного органа или органа местного самоуправления закону, в том числе и издание акта упомянутыми органами с превышением полномочий, принимает решение в соответствии с законом. При этом неприменение судом нормативного акта как противоречащего закону не зависит от того, признан ли он утратившим силу в установленном порядке.

Например, при рассмотрении заявления о признании решения антимонопольного органа недействительным арбитражный суд не согласился с доводами заявителя, сославшегося на неправильное применение антимонопольным органом норм Правил, утвержденных Правительством РФ. Суд признал, что нормы Правил ограничивают свободу договора, в то время как ограничение свободы договора согласно ст. 421 ГК возможно лишь самим кодексом или иными законами, и в иске отказал (см.: Комментарий судебно — арбитражной практики. 1997. Вып. 4. С. 27)» <*>.

———————————

<*> См.: Постатейный комментарий к части первой ГК РФ. СПб., 1997. С. 44.

Следует напомнить, что АПК 1992 года предусматривал право арбитражного суда отказывать в удовлетворении требований сторон, если эти требования основаны на акте государственного или иного органа, не соответствующем законодательству. В этом случае имелась в виду оценка судом законности индивидуального акта государственного органа или органа местного самоуправления при рассмотрении имущественного спора. Суд, установив несоответствие индивидуального правового акта законодательству, не придавал ему правовых последствий, отказывая в удовлетворении исковых требований или учете возражений, основанных на этом акте.

Следует полагать, что предусмотренный в ст. 12 ГК способ защиты гражданских прав охватывает оба упомянутых основания <*>.

———————————

<*> См.: Постатейный комментарий к части первой ГК РФ. СПб., 1997. С. 45.

Определенным пробелом обладает и факт обжалования актов общественных объединений (организаций), решения органов управления различных хозяйственных обществ и товариществ. Имеется в виду обжалование решений общих собраний обществ, совета директоров акционерного общества либо собрания уполномоченных такого АО, ЗАО, ОАО и других актов подобного рода.

Характерно, что решения, изданные вышепоименованными органами, не являются актами органов исполнительной власти и органов местного самоуправления. Именно поэтому при обжаловании актов органов управления хозяйственных обществ и различных других обществ и товариществ можно вести речь только о таких перечисленных в ст. 12 ГК РФ способах защиты, как:

— требование о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения (абзац 2 ст. 12 ГК);

— восстановление первоначального положения (абзац 1 ст. 12 ГК).

Однако решения указанных обществ и товариществ могут нарушать гражданские права как физических, так и юридических лиц.

В этом случае, в связи с неясностью характера исков, заявляемых в упомянутых случаях гражданами и юридическими лицами, в п. 8 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 6/8 <*> предложено судам принимать иски граждан и юридических лиц о признании недействительными актов, изданных органами управления юридических лиц, если эти акты не соответствуют закону и иным нормативным правовым актам и нарушают права и охраняемые законом интересы граждан и юридических лиц, поскольку такие споры вытекают из гражданских правоотношений.

———————————

<*> См.: Вестник ВАС РФ. 1996. N 9.

Детальные разъяснения о порядке применения судами мер защиты прав акционеров даны также в Постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 4/8 <*>.

———————————

<*> См.: Вестник ВАС РФ. 1997. N 6.

При рассмотрении таких споров не должны применяться нормы ГПК и АПК, устанавливающие особенности рассмотрения дел и исполнения решений по заявлениям о признании недействительными актов государственных органов и органов местного самоуправления <*>.

———————————

<*> См.: Постатейный комментарий к части первой ГК РФ. М., 1997. С. 45.

Следующий способ защиты — присуждение к исполнению обязанности в натуре, именуемый в гражданско — правовой литературе как реальное исполнение.

Этот способ характерен тем, что нарушитель должен по требованию потерпевшего реально исполнить те действия, которые зафиксированы в тексте договора как обязательства. Реальному исполнению в натуре обычно противопоставляется выплата денежной компенсации. В этом случае потерпевший контрагент как участник сделки вправе, если иное не установлено договором, требовать исполнения обязательства в натуре: оказания услуг определенного вида, передачи вещи, выполнения подрядной работы и т.п., т.е. совершения действий в физическом смысле.

Лишь только тогда, когда реальное исполнение утратило интерес для кредитора, либо его исполнение стало объективно невозможным для того же потерпевшего, этот способ может (должен) быть заменен другим способом защиты — по выбору потерпевшего кредитора.

Наиболее важными способами защиты являются возмещение убытков и взыскание неустойки.

Эти способы защиты субъективных гражданских прав — самые распространенные меры по защите гражданских прав и охраняемых законом интересов. Характерно, что указанные способы защиты применяются как в договорных, так и во внедоговорных правоотношениях.

В данных способах защиты прав доминирует имущественный интерес потерпевшего (истца) в виде денежной компенсации, связанной с имущественными потерями.

Законодатель подразделяет убытки на прямые и неполученный доход (косвенные убытки). В самой общей интерпретации убытки — расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб). Это законодательное определение убытков в виде реального ущерба (п. 2 ст. 15 ГК РФ), который в правоприменительной практике именуется как «прямые убытки».

В этом же пункте ст. 15 ГК дается также легальное определение неполученных доходов: это такие доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы (абз. 2 п. 2 ст. 15 ГК РФ).

Гражданский кодекс презюмирует общий принцип: полное возмещение причиненных убытков потерпевшему контрагенту. Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере (п. 1 ст. 15 ГК РФ).

Об убытках более подробно записано в ст. 393 и ст. 524 ГК РФ. Рассмотрим вначале последнюю статью ГК — 524.

Пожалуй, что законодателем наиболее подробно трактуется процесс исчисления убытков при расторжении конкретного договора — поставки. Так, в Законе дословно сказано следующее: «Если в разумный срок после расторжения договора вследствие нарушения обязательства продавцом покупатель купил у другого лица по более высокой, но разумной цене товар взамен предусмотренного договором, покупатель может предъявить продавцу требование о возмещении убытков в виде разницы между установленной в договоре ценой и ценой по совершенной взамен сделке» (п. 1 ст. 524 ГК РФ).

Почти аналогичный вариант содержится и в пункте 2 ст. 524 ГК РФ: «Если в разумный срок после расторжения обязательства покупателем продавец продал товар другому лицу по более низкой, чем предусмотрено договором, но разумной цене, продавец может предъявить покупателю требование о возмещении убытков в виде разницы между установленной в договоре ценой и ценой по совершенной взамен сделке».

Если все же после расторжения договора по основаниям пунктов 1 и 2 ст. 524 ГК РФ сделка не совершена взамен расторгнутого договора и на данный товар имеется текущая цена, сторона может предъявить требование о возмещении убытков в виде разницы между ценой, установленной в договоре, и текущей ценой на момент расторжения договора.

Текущей ценой признается цена, обычно взимавшаяся при сравнимых обстоятельствах за аналогичный товар в месте, где должна была быть осуществлена передача товара. Если в этом месте не существует текущей цены, может быть использована текущая цена, применявшаяся в другом месте, которая может служить разумной ценой, с учетом разницы в расходах по транспортировке товара (п. 3 ст. 524 ГК РФ).

Если «расчленить» пункт 3 ст. 524 ГК РФ на отдельные «составные» части и проанализировать их, то даже беглый анализ показывает, что при определении цены используются обычные критерии, а именно:

а) «обычно взимавшаяся» цена;

б) причем она признается таковой при «сравнимых обстоятельствах»;

в) цена берется и учитывается за конкретный «аналогичный» товар;

г) при этом цена за товар берется в том месте, где должна быть осуществлена передача товара.

Сопоставляя п. 3 ст. 524 ГК РФ с п. 3 ст. 424 ГК РФ, мы увидим их схожесть при определении цены. Новыми уточняющими моментами в п. 3 ст. 524 ГК РФ являются:

— исходные данные о цене, определяемые местом передачи товара;

— при отсутствии цены в месте передачи товара используется текущая цена, применявшаяся в другом месте.

При этом ГК подчеркивает разумность замены одной цены на другую и необходимость учета разницы в расходах по транспортировке товара.

Наконец, в последнем пункте ст. 524 ГК законодатель указывает, что удовлетворение всех требований (п. п. 1 — 3 ст. 524) не освобождает сторону, не исполнившую или ненадлежаще исполнившую обязательство, от возмещения иных убытков, причиненных другой стороне, на основании статьи 15 настоящего Кодекса (п. 4 ст. 524 ГК РФ).

Следовательно, в случае исчисления убытков при расторжении договора поставки, а значит, и купли — продажи, Кодекс исходит из принципа расширительной ответственности контрагентов за нарушение своих договорных обязательств.

Особый режим возмещения убытков предусмотрен в случае поставки товаров для государственных нужд. Так, если поставщику (исполнителю) госконтракта причинены убытки, то госзаказчик обязан возместить такие убытки не позднее 30 дней со дня получения последним товара, если иное не предусмотрено законом о поставке (п. 1 ст. 533 ГК РФ).

Однако вновь вернемся к понятиям убытков. Следует отметить, что новый Гражданский кодекс (в ст. 15 и п. 1 ст. 393) дает более широкое понятие убытков, нежели ГК РСФСР 1964 года в ст. 219. И если взыскание прямых убытков (реального ущерба) не представляет собой трудности в правоприменительной практике, то взыскание неполученного дохода в виде «упущенной выгоды» имеет определенные сложности и спорные моменты.

Существует как бы общее правило об упущенной выгоде. Так, если нарушение права принесло лицу вследствие этого доходы, то лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

Если полностью проанализировать п. 2 ст. 15 ГК РФ, то мы увидим следующие новые моменты. Во-первых, в понятие упущенной выгоды введен новый критерий для определения самого размера упущенной выгоды, т.к. при подсчете размера убытков определяется, каковы были бы доходы, которые лицо получило бы при надлежащем исполнении обязанностей с учетом обычных условий гражданского оборота. Во-вторых, следующая «новелла состоит в том, что при получении нарушившим право лицом доходов потерпевшая сторона вправе требовать возмещения упущенной выгоды в размере не меньшем, чем доходы, которые получил правонарушитель. Эта норма детализирована в ст. 393 ГК РФ» <*>.

———————————

<*> См.: Комментарий к ГК РФ, ч. 1: Постатейный. М.: Юринформцентр, 1995. С. 36.

Итак, мы видим, что законодатель подвел под основание возникновения «упущенной выгоды» определенную правовую формулировку: «право требовать возмещения упущенной выгоды в размере не меньшем, чем доходы, полученные правонарушителем».

Вторым критерием определения упущенной выгоды является размер подлежащих возмещению убытков. Размер возмещения убытков, естественно, зависит от цены, которая будет положена в основу бухгалтерского расчета при определении прямых (реального ущерба) и косвенных (упущенной выгоды) убытков.

Поскольку юристы говорят, что лучше, чем в законе, не скажешь, то формулировку определения убытков следует дать дословно. «Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было, — в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день решения» (п. 3 ст. 393 ГК РФ).

Особое внимание читателю — предпринимателю следует обратить на формулировку п. 4 ст. 393 ГК РФ: «При определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления».

Игнорирование или незнание данной нормы права, как правило, на практике ведет к отказу кредитора в удовлетворении исковых требований о взыскании упущенной выгоды. Происходит это потому, что кредитор не может обосновать понесенные убытки предоставлением надлежащих доказательств. Таковыми доказательствами могут быть при поставке, например, некомплектных или некачественных товаров следующие документы: акт приемки некомплектного (некачественного) товара, акт оценки некомплектных (некачественных) товаров, акт экспертизы об оценке устранения недостатков товара, документы, подтверждающие расходы кредитора по хранению такого товара, и другие документы.

Особенно большую сложность представляет собой доказывание убытков в форме упущенной выгоды, потому что они являются в основном будущими убытками. Хотя общие принципы для таких убытков и установлены в ст. 15 ГК РФ, но их явно недостаточно. А отсылочная (бланкетная) норма в ст. 15 ГК РФ отсутствует, что, на наш взгляд, некоторый недочет законодательства. Именно поэтому п. 4 ст. 393 ГК РФ специально предусматривает дополнительные условия для подтверждения расходов по возмещению упущенной выгоды. Причем наличие таких подтверждений в виде доказательств является обязательным.

Бывшее гражданское законодательство Союза ССР предусматривало различные методики определения убытков в виде прямых и косвенных убытков, многие из которых хотя и утратили свою силу, но могут быть положены в основу определения и исчисления упущенной выгоды.

Какие же доказательства могут быть положены в основу определения упущенной выгоды как неполученных доходов? Однозначно на этот вопрос не ответишь. Все зависит от конкретного правоотношения, а точнее — от договора как отдельного вида контрактного обязательства.

Возьмем, к примеру, случай недопоставки по договору двух вагонов хлопка от поставщика (должника) для нужд мануфактурной фабрики (кредитора). Кредитор требовал взыскать с должника расходы в сумме 400 млн. рублей в виде упущенной выгоды, образовавшейся из-за недопоставки хлопка.

В судебном заседании кредитор представил следующие доказательства: акт простоя оборудования по производству ткани из-за отсутствия хлопка в течение двух месяцев, справки бухгалтерии о выплате своим работникам части заработной платы за время якобы вынужденного прогула из-за временной остановки производства, расчет суммы недовыпущенного товара за указанные два месяца простоя, который бы выпустила фабрика, если бы поставщик вовремя поставил два вагона хлопка, и некоторые другие документы. Казалось, что кредитор довольно полно обосновывает, причем документально, факт ненадлежащего исполнения своих обязательств должником. У суда не было нареканий и в части установления цены на хлопок — сырье для изготовления ткани, — и в верности бухгалтерского расчета косвенных убытков. Однако иск кредитора был удовлетворен в самом минимальном размере — всего в сумме 40 млн. рублей, в ценах 1997 года. Почему же суд принял такое решение, если факт нарушения обязательств должником явно имел место?

Арбитражный суд посчитал, что не полученный кредитором доход образовался на 90% вследствие виновных действий самого кредитора. Так, во-первых, кредитор мог приобрести недопоставленный хлопок у других изготовителей, которых имеется еще пять, причем один из них находится на 300 км ближе, нежели предприятие должника. Во-вторых, у кредитора на расчетном счете имелись денежные средства в сумме 830 млн. рублей для приобретения двух недопоставленных вагонов хлопка, но кредитор этим правом не воспользовался, чем искусственно способствовал созданию «недополученного» дохода. В-третьих, кредитор не мог в суде представить письменных доказательств того, что обращался с просьбой о приобретении хлопка на другие предприятия СНГ и получил отказ в продаже этого вида товара.

В обоснование отказа истцу — кредитору в удовлетворении всех требований арбитражный суд указал на материальные нормы права, которые нарушил сам кредитор.

Так, кредитор нарушил требования п. 3 ст. 10 ГК РФ о добросовестных и разумных действиях участников гражданского оборота. Недопустим двухмесячный простой оборудования, когда хлопок можно было приобрести в другом месте, причем дешевле. Недобросовестно со стороны кредитора выплачивать минимальную заработную плату своим работникам якобы из-за простоя оборудования, когда была реальная возможность приобрести хлопок в другом месте, загрузить оборудование и выплачивать работникам установленную законодательством зарплату. Далее, должник из-за недопоставки кредитору не приобрел никаких дополнительных доходов (п. 2 ст. 15 ГК РФ). Наконец, кредитор, игнорируя п. 4 ст. 393 ГК, сам не предпринял никаких мер для получения упущенной выгоды и не сделал с этой целью необходимые приготовления.

Из этого дела видно, что требования о взыскании упущенной выгоды всегда должны быть тщательно обоснованы и документально подтверждены.

При взыскании упущенной выгоды следует опираться и на постановления высших судебных инстанций. Так, в п. 49 совместного Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 6/8 от 1 июля 1996 г. сказано: «При рассмотрении дел, связанных с возмещением убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств, необходимо учитывать, что в соответствии со ст. 15 подлежат возмещению как понесенные к моменту предъявления иска убытки, так и расходы, которые сторона должна будет понести для восстановления нарушенного права. Поэтому если нарушенное право может быть восстановлено в натуре путем приобретения определенных вещей (товаров) или выполнения работ (оказания услуг), стоимость соответствующих вещей (товаров), работ или услуг должна определяться по правилам пункта 3 статьи 393 и в тех случаях, когда на момент предъявления иска или вынесения решения фактические затраты кредитором еще не произведены».

Итак, мы только концептуально рассмотрели способы защиты гражданских прав, перечисленные в ст. 12 ГК РФ, включая возмещение убытков (ст. ст. 15, 393 ГК РФ).

В заключение отметим, что самозащита гражданских прав выделена в Гражданском кодексе отдельной статьей 14 — «Самозащита гражданских прав». Самозащита — новый для законодательства России способ защиты гражданских прав. Для него характерна возможность защитить свои права без обращения к суду. Статья допускает самозащиту при наличии трех условий: нарушение права, необходимость пресечь это нарушение и соразмерность принятых для пресечения нарушения мер характеру и содержанию правонарушения. Самозащита не должна выходить за пределы дозволенного. Отсюда возможность некоторого сравнения самозащиты с понятием уголовного права — необходимой обороной». (См.: Постатейный комментарий к части 1 ГК РФ. М.: Юринформцентр, 1995. С. 35.)

Одним из проявлений самозащиты является удержание вещи, которое рассматривается ГК как один из способов обеспечения исполнения обязательств (см. ст. ст. 325, 359, 360 и другие договоры — купли — продажи, поставки, подряда, аренды).

К двенадцатому, т.е. «иному», способу защиты прав граждан следует отнести положения п. 5 ст. 19 ГК о том, что вред, причиненный гражданину в результате неправомерного использования его имени, подлежит возмещению в соответствии с положениями ГК РФ. Такой же вред возмещается гражданину в защиту своей чести, достоинства и деловой репутации и является также одним из способов защиты гражданских прав.

В силу пункта 7 ст. 152 ГК РФ правила статьи 152 ГК о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица. Например, юридическое лицо вправе в судебном порядке требовать у СМИ опровержения сведений, порочащих деловую репутацию, опираясь на ст. ст. 12 и 152 ГК РФ, а также возмещения причиненных убытков в силу ст. ст. 15 — 16 ГК РФ.

Итак, несмотря на относительно незначительные «шероховатости» отдельных положений ст. 12 ГК РФ, о которых было кратко отмечено выше, в целом сама статья 12 ГК РФ в совокупности с другими материальными и процессуальными нормами права дает право потерпевшему контрагенту защитить свои непосредственные интересы в соответствующем суде.