Назначить конфискацию?!

04-03-19 admin 0 comment

Косов А.
Бизнес-адвокат, 2000.


А. Косов, инспектор I категории отдела таможенного законодательства Правового управления ГТК России.

За провоз товаров через границу минуя таможенный контроль Таганрогская таможня подвергла взысканию в виде конфискации этих товаров и транспорта, на котором они перевозились, малое предприятие «Кинескоп» и сочинское пассажирское автотранспортное предприятие N 2. Разгневанные предприниматели, пройдя соответствующие судебные инстанции, обратились в Конституционный Суд.

Правомочность применения таможенными органами Российской Федерации внесудебной (в административном порядке) конфискации имущества нарушителей таможенных правил разъяснялась Конституционным Судом РФ в ряде решений. И каждое из них содержало моменты, позволяющие неоднозначно толковать положения Таможенного кодекса Российской Федерации с точки зрения их соответствия Конституции РФ. Очередную лепту в «разъяснение» данного вопроса Конституционный Суд внес определением «По жалобам малого предприятия «Кинескоп» и сочинского пассажирского автотранспортного предприятия N 2 на нарушение конституционных прав и свобод статьей 276 Таможенного кодекса РФ» от 13 января 2000 года N 21-О.

Таможенный кодекс РФ не содержит определения конфискации. Зато оно имеется в Кодексе РФ об административных правонарушениях. Статьей 29 Кодекса установлено, что конфискация предмета, явившегося орудием совершения или объектом административного правонарушения, состоит в принудительном безвозмездном обращении этого предмета в собственность государства. Как видим, при определенных обстоятельствах конфискация предполагает лишение собственника принадлежащего ему имущества, право собственности на которое является конституционным.

Статья 35 Конституции РФ предусматривает охрану права частной собственности законом (ч. 1), право каждого иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами (ч. 2) и невозможность лишения кого-либо его имущества иначе как по решению суда (ч. 3). Последнее положение и является лейтмотивом всех вышеупомянутых разбирательств Конституционного Суда.

В своих решениях Конституционный Суд (по смыслу ст. 35 во взаимосвязи со ст. ст. 8, 17 (ч. 3); 34, 55 (ч. 3); 56 (ч. 3); 57 и 71 (п. «в») Конституции РФ) право частной собственности в своем конкретном содержании, включая определение оснований и порядка его возникновения, а также объем его охраны, регулируется законом и может быть им ограничено. При этом как сама возможность ограничений, так и их характер должны определяться законодателем не произвольно, а в соответствии с Конституцией Российской Федерации, в том числе с ее ст. 55 (ч. 3).

Данной статьей установлено, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Стоит отметить, что право частной собственности не входит в список прав и свобод, не подлежащих ограничению (п. 3 ст. 56 Конституции РФ). Это подтверждает возможность его ограничения федеральным законом в описанных случаях, что и было отражено в более позднем по принятию, чем Конституция РФ, Гражданском кодексе РФ (ГК).

Статья 243 ГК предусматривает, что конфискация может быть произведена и в административном порядке в случаях, предусмотренных законом. Таможенный кодекс РФ (ТК) и является одним из таких законов. В нем установлен соответствующий порядок перемещения, контроля и оформления товаров и транспортных средств; порядок обложения таможенными платежами и их уплаты и т.п. В качестве санкции за конкретные составы правонарушений предусмотрена конфискация товаров и транспортных средств.

По смыслу статей ТК РФ, эта санкция обусловлена тем, что незаконное перемещение товаров и транспортных средств с обманным использованием документов или помимо таможенного контроля, недекларирование может повлечь причинение невосполнимого ущерба гражданам, обществу, государству и несовместимо с конституционно защищаемыми ценностями. Перемещение товаров и транспортных средств незаконным образом означает уклонение от таможенных платежей, что создает угрозу экономической и финансовой системе России.

Однако иная интерпретация ранее сделанным выводам была дана Конституционным Судом РФ в указанном выше определении от 13 января 2000 г. N 21-О. Несмотря на однозначное решение от 20 мая 1997 г. относительно соответствия Конституции п. п. 4 и 6 ст. 242 ТК РФ, в качестве санкции за таможенное правонарушение, при наличии гарантии последующего судебного контроля как способа защиты прав собственника, Конституционный Суд указал, что предусмотренная ст. 276 ТК РФ конфискация товаров и транспортных средств может назначаться только по решению суда.

Представляется, что ссылка Конституционного Суда на постановление от 11 марта 1998 г. также не оправданна. Принимая то решение, Конституционный Суд, учитывая положения ст. 55 (ч. 3) Конституции РФ как основной аргумент для признания ст. 266 ТК РФ неконституционной, указал несоразмерность предусмотренной ею меры административной ответственности деянию, указанному в данной статье.

Установив в определении от 13 января 2000 г. N 21-О «…конституционно — правовой смысл нормативных положений, касающихся назначения санкции за административные правонарушения в виде конфискации имущества», Конституционный Суд определил, что органы, рассматривающие дела об административных правонарушениях, обязаны при наличии оснований для применения конфискации имущества обращаться в суд.

При этом до законодательного урегулирования данного вопроса такие обращения административных органов подлежат рассмотрению с использованием по аналогии соответствующих процессуальных норм Кодекса РФ об административных правонарушениях (гл. 21, ст. ст. 202, 202.1).

Зная общую загруженность наших судов как общей юрисдикции, так и арбитражных, нетрудно предсказать, что данное Конституционным Судом разъяснение определяет долгие судебные разбирательства, что будет способствовать необоснованному затягиванию привлечения нарушителей таможенного законодательства к административной ответственности.

В этой связи хотелось бы обратить внимание на то, что в качестве основного вида взыскания за нарушение таможенных правил (после признания не соответствующей Конституции РФ ст. 266 ТК РФ) конфискация предусмотрена лишь ст. 276. Остальные статьи ТК РФ, определяющие составы нарушений таможенных правил, предусматривают конфискацию лишь в качестве дополнительного вида взыскания. При этом некоторые статьи ТК РФ (271 ч. ч. 1 и 2; 274, 277, 278 и др.) предусматривают обязательное применение «дополнительной» конфискации.

Таким образом, рассмотрение дел о нарушении таможенных правил, квалифицируемых по таким статьям, в соответствии с определением от 13 января 2000 г. N 21-О также должно осуществляться судами. В остальных же случаях, принимая во внимание долгосрочность рассмотрения дел в суде, не трудно будет ответить на вопрос, какое решение примет сотрудник таможенного органа, определяя необходимость назначения конфискации товаров и транспортных средств нарушителя.

В соответствии со ст. 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» решение Конституционного Суда РФ окончательно и не подлежит обжалованию.

В решении Конституционного Суда от 13 января 2000 г. (по сути противоречащем его же решению от 20 мая 1997 г.) указывается, что названные решения (в том числе Постановление от 20 мая 1997 г.) Конституционного Суда РФ сохраняют свою силу. Изложенные в них правовые позиции о надлежащей процедуре назначения конфискации как меры административного взыскания носят общий характер и обязательны для судов, других органов и должностных лиц при применении ими статей Таможенного кодекса РФ.

Не имея возможности обжаловать решение Конституционного Суда, остается только надеяться, что в случае рассмотрения в будущем дел о возможности применения внесудебной конфискации по иным, чем ст. 276 ТК РФ (есть еще и такие), Конституционный Суд, сохранив силу всех принятых им ранее, вынесет на этот раз положительное решение.

Вполне осознавая значимость таможенного регулирования для сохранения правопорядка и пополнения федерального бюджета, приходится констатировать, что в результате действие такого эффективного карательного инструмента, как конфискация товаров и транспортных средств, если не парализовано, то значительно заторможено.