О правовом регулировании индексации денежных доходов граждан

04-03-19 admin 0 comment

Берг О.В.
Адвокат, 2000.


О.В. Берг, кандидат юридических и экономических наук.

В соответствии со ст. 1 Закона РСФСР «Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР» от 24 октября 1991 г. индексация — это установленный государством механизм увеличения денежных доходов и сбережений граждан в связи с ростом потребительских цен. Общее определение понятия «индексация» позволяет выделить два ее вида — индексация периодических платежей или разовых отложенных выплат, осуществляемых без задержек, и индексация любых платежей в связи с их задержкой.

Индексация периодических платежей или разовых отложенных выплат, осуществляемых без задержек, производится в установленном законом или иным нормативным правовым актом порядке. Такая индексация может не совпадать по ее темпам с ростом потребительских цен, отставая или опережая его. Однако независимо от соотношения уровня подобной индексации денежных доходов граждан с темпами роста потребительских цен ее следует признать соответствующей Конституции Российской Федерации, поскольку она осуществляется без нарушения сторонами обязательств в регулируемых законом или иным нормативным правовым актом правоотношениях. Данные правоотношения выражают общественный интерес и регулируются нормами публичного права.

Индексация любых платежей в связи с их задержкой обусловлена нарушением стороной, обязанной их выплачивать, своих обязательств и потому должна осуществляться в форме возмещения причиненного этим нарушением вреда. Необходимость полного возмещения вреда, нанесенного просрочкой социальных платежей, установлена ст. 53 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц.

В отличие от индексации периодических платежей или разовых выплат, осуществляемых без задержек, возмещение убытков, причиненных гражданину в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, выражающихся в задержке любых платежей, осуществляется в соответствии со ст. 16 Гражданского кодекса Российской Федерации, то есть регулируется нормами гражданского права.

В то же время Закон РСФСР «Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР» предусматривает неполное возмещение убытков, нанесенных гражданам просрочкой платежей, поскольку устанавливает в ст. 4 порог индексации, т.е. индекс потребительских цен в размере 6%, до достижения которого индексация не производится, а в ст. 5 — степень индексации, т.е. коэффициенты, на которые индексация отстает от роста потребительских цен (часть доходов в интервале от полутора до трех минимальных размеров оплаты труда индексируется с коэффициентом 0,5, а часть доходов, превышающая три минимальных размера оплаты труда, не индексируется совсем). Таким образом, указанные положения Закона РСФСР «Об индексации денежных доходов и сбережений граждан в РСФСР» не соответствуют Конституции Российской Федерации.

В рамках рассматриваемой проблемы допустимо узкое и широкое толкование сферы общественных отношений, подлежащих правовому регулированию, аналогичному установленному положениями ст. 53 Конституции Российской Федерации. Под указанной областью общественных отношений в узком смысле следует понимать группу общественных отношений, одним из субъектов которых является государственный орган, орган местного самоуправления или их должностное лицо.

Однако, рассматривая нормы ст. 53 Конституции Российской Федерации в совокупности с положениями ее преамбулы и главы 2 о справедливой организации общественных отношений и приоритете прав и свобод человека, можно сделать вывод, что в широком смысле требование возмещения вреда, причиненного незаконными действиями, относится не только к государственным органам, органам местного самоуправления и их должностным лицам, но и к любым другим субъектам правоотношений независимо от того, носят они публично-правовой или частноправовой характер. Следовательно, индексации должны подлежать все взыскиваемые в пользу физических и юридических лиц судами общей юрисдикции и арбитражными судами суммы, не выплаченные в установленный законом, иным нормативным правовым актом или договором срок.

Судейским усмотрением является право судьи производить процессуальные действия, обязательность осуществления которых не установлена процессуальным законом, но и не запрещена им.

Некоторые проблемы судейского усмотрения

в гражданском и арбитражном процессе

Критерием выбора судьей варианта процессуальных действий является, по мнению П.Е. Недбайло, установленная процессуальным законом цель: «В тех случаях, когда закон предусматривает различное решение вопроса в зависимости от конкретных условий либо решения вопроса в указанных законом пределах предоставляется на усмотрение суда, целесообразным решением будет то, которым достигается цель закона» <*>.

———————————

<*> П.Е. Недбайло. Вопросы обоснованности и целесообразности применения норм советского права // Вопросы общей теории советского права. М., 1960. С. 322 — 334.

Определение пределов судейского усмотрения выражается в разграничении законотворческих полномочий законодателя при установлении им норм процессуального права и правоприменительных полномочий судьи при осуществлении им процессуальных действий и означает установление его нижней и верхней границ.

И процессуальный закон, а в пределах, неурегулированных законом, и судейское усмотрение имеют целью получение законного и обоснованного решения в максимально короткие сроки. Однако регулирование законодателем процессуальных действий судьи исходя из этой цели осуществляется точнее, нежели их реализация конкретным судьей с его субъективным представлением о целесообразности этих действий в отсутствие их правового регулирования. Это подтверждается самим фактом принятия законодателем соответствующих процессуальных законов, регламентирующих действия судьи исходя именно из этих оснований. Такой же вывод вытекает из общего принципа права об ограничении компетенции государственных органов только полномочиями, прямо установленными законом. Исходя из этого, следует отдать предпочтение законодательному регулированию процессуальных действий судьи и максимально сузить рамки судейского усмотрения.

Такая позиция разделяется специалистами в области процессуального права, в частности О.А. Папковой: «Доля субъективного, волевого момента в судейском усмотрении должна быть сравнительно ничтожной» <*>.

———————————

<*> О.А. Папкова. Пределы судейского усмотрения в гражданском процессе // Журнал российского права. 1998. N 2. С. 100.

Таким образом, можно сделать вывод, что нижней границы судейского усмотрения не существует, а его верхняя граница должна быть минимальной, определяемой законом в целях предотвращения злоупотребления судом соответствующим правом.

Какими же критериями определяется эта минимальная верхняя граница судейского усмотрения? О.А. Папкова считает, что судейское усмотрение соотносится с принципами гражданского процессуального права в том случае, когда в качестве предела судейского усмотрения выступает справедливость <*>.

———————————

<*> О.А. Папкова. Пределы судейского усмотрения в гражданском процессе // Журнал российского права. 1998. N 2. С. 107.

Однако, по мнению автора, справедливость не может быть критерием определения пределов судейского усмотрения, поскольку не является фактором разграничения законотворческих полномочий законодателя и правоприменительных полномочий судьи в связи с тем, что разграничение полномочий может осуществляться лишь по признаку, различному для установления процессуальных норм и осуществления судьей конкретных процессуальных действий, а справедливость является общим критерием для осуществления как законотворческих, так и правоприменительных полномочий.

Представляется, что важнейшим критерием определения пределов судейского усмотрения является возможность или невозможность законодательного регулирования тех или иных процессуальных действий судьи. В свою очередь, возможность установления законом соответствующих процессуальных норм зависит от возможности определения законодателем всех оснований выбора одного из вариантов возможных процессуальных действий судьи.

Исходя из вышеизложенного следует сделать вывод, что судейское усмотрение необходимо только в той мере, в которой действия судьи не могут быть регламентированы законом, а определяются не поддающимися формализации особенностями конкретного дела.