Правовое регулирование имущественных отношений супругов

04-03-19 admin 0 comment

Чефранова Е.
Российская юстиция, 1996.

Е. Чефранова, и.о. профессора Российской правовой академии, кандидат юридических наук.

Одной из новелл Семейного кодекса РФ, введенного в действие с 1 марта 1996 г., является правовое регулирование имущественных отношений супругов.

Ранее имущество, приобретенное супругами в период брака на общие средства, безусловно становилось объектом общей совместной собственности. Режим нажитого в браке имущества не мог быть изменен по соглашению супругов, поскольку норма ст. 20 КоБС РСФСР носила императивный характер. Теперь в законе закреплена диспозитивная норма. «Имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества» — гласит п. 1 ст. 256 ГК РФ. Семейный кодекс, развивая упомянутое положение, вводит деление режима имущества супругов на законный и договорный.

Законным режимом имущества супругов является режим их совместной собственности. К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуального труда, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и т.д.).

Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства. Как нетрудно видеть, законодатель, давая определение общего имущества супругов, опирался, в частности, на выводы судебной практики.

Даваемое в ст. 36 Семейного кодекса РФ определение собственности каждого из супругов отличается от содержавшегося в ст. 22 КоБС РСФСР только указанием на то, что собственностью каждого из супругов является не только имущество, полученное им во время брака в дар, но также и по иным безвозмездным сделкам, под которыми, надо полагать, законодатель имел в виду сделки, направленные на передачу в частную собственность имущества в порядке бесплатной приватизации жилья, предприятий и другой госсобственности.

Относительно договорного режима имущества супругов следует заметить, что практике заключения брачных договоров еще только предстоит сложиться. Однако опыт таких стран, как Франция, Польша, где этот институт имеет продолжительную историю, показывает, что брачные договоры не имеют широкого распространения. Закон допускает заключение брачного договора как до регистрации заключения брака, так и в любое время в период брака. Брачный договор должен быть нотариально удостоверен. Может быть установлен режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов. Так, недавно было объявлено о разводе супругов Паваротти. Однако судебной тяжбы о разделе громадного состояния, нажитого супругами в течение 36 лет совместной жизни, не последует, поскольку великий тенор в свое время заключил брачный договор, по которому супруги раздельно владеют имуществом. Можно представить себе брачный договор, по условиям которого доходы от добрачного имущества супругов будут подчинены режиму раздельной собственности, или, напротив, все добрачное имущество супругов в силу брачного договора станет совместной собственностью супругов.

Закон предусматривает, что брачный договор не может ограничивать правоспособность и дееспособность супругов, их право на обращение в суд за защитой своих прав: регулировать личные неимущественные отношения между супругами, права и обязанности супругов в отношении детей; предусматривать положения, ограничивающие право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания; содержать другие условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречат основным началам семейного законодательства. Хотя спорам о расторжении и признании недействительными брачных договоров полностью или в части еще только предстоит появиться, тем не менее п. 3 ст. 42 Семейного кодекса РФ уже порождает вопросы. Употребленные законодателем понятия «крайне неблагоприятное положение», «основные начала семейного законодательства» допускают широту интерпретации, что может поставить под сомнение практически любой договор.

Раздел общего имущества супругов производится судом по требованию одного или обоих супругов. При разделе имущества супругов суд определяет, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов, исходя из того, что их доли признаются равными. Перечень оснований, при наличии которых суд вправе отступить от начала равенства долей, остался неизменным. Наконец-то нашел законодательное закрепление давно сложившийся на практике подход к определению судьбы имущества, нажитого в период раздельного проживания без расторжения брака. В п. 4 ст. 38 Семейного кодекса РФ суду предоставлено право признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них. Норма п. 5 ст. 38 Семейного кодекса РФ также сформулирована на основе выводов судебной практики. Вещи, приобретенные исключительно для удовлетворения потребностей несовершеннолетних детей (одежда, обувь, школьные и спортивные принадлежности, музыкальные инструменты, детская библиотека и другие), разделу не подлежат и передаются без компенсации тому из супругов, с которым проживают дети. Вклады, внесенные супругами за счет общего имущества супругов на имя их общих несовершеннолетних детей, считаются принадлежащими этим детям и не учитываются при разделе общего имущества супругов.

В составе подлежащего разделу между супругами имущества все чаще появляются акции, паи, доли участия в коммерческих обществах и товариществах, а также паи в производственных кооперативах. Представляется, что входящие в состав супружеского имущества акции, облигации, другие ценные бумаги должны быть поделены поровну не по их номинальной стоимости, а по стоимости в соответствии с той биржевой котировкой, которую они имеют на момент рассмотрения спора в суде. Номинальная стоимость может быть положена в основу оценки лишь в случае, если те или иные акции не котируются на фондовой бирже. То же относится и к государственным ценным бумагам разных видов, а также выпусков, серий и т.п., дающих разный уровень доходности. Не могут на долю одного супруга быть выделены исключительно ценные бумаги низкой доходности, а на долю другого — высокой. Не сомневаюсь, что в недалеком будущем для оценки подлежащего разделу портфеля ценных бумаг суд будет вынужден назначать финансовую экспертизу.

В соответствии с Федеральным законом «Об акционерных обществах» (см.: СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1) акционерные общества обязаны вести реестр акционеров, в котором указываются сведения о каждом зарегистрированном акционере, номинальном держателе акций, количестве и категориях (типах) акций, записанных на имя каждого зарегистрированного лица. Держатель реестра по запросу суда обязан предоставить все необходимые сведения. Если в составе подлежащего разделу имущества имеются акции открытого акционерного общества, то решение суда о признании права собственности на акции является основанием для внесения держателем реестра изменений в реестр акционеров общества. Это необходимо как для участия в управлении делами общества, так и для получения дивидендов по акциям. Иначе, на мой взгляд, должен решаться вопрос об акциях закрытого акционерного общества, которые, во-первых, распределяются только среди учредителей общества, во-вторых, число их держателей не может превышать пятидесяти человек. Полагаю, что подход должен быть единым для случаев, когда в составе нажитого супругами имущества присутствуют доли (вклады) в хозяйственных обществах, товариществах, паи в производственных кооперативах, а также и акции закрытых акционерных обществ. Эти случаи объединяет то, что отчуждение доли, пая, акции невозможно, как правило, без согласия других участников, пайщиков, учредителей, членов, а также и то, что, в отличие от открытых акционерных обществ, где объединяется капитал, здесь имеет место не только объединение капиталов, но и объединение труда, а кроме того присутствует элемент доверительности лиц, подписавших учредительные документы. По общему правилу решением суда, если, разумеется, такая возможность не предусмотрена учредительными документами общества, кооператива, товарищества, нельзя обязать принять постороннее лицо в состав участников предприятия, созданного в качестве собственника имущества. Из сказанного следует вывод о том, что в соответствующих случаях суд обязывает супруга — участника (соучредителя, пайщика, члена, акционера) на основе данных, содержащихся в балансе предприятия, выплатить другому супругу сумму, равную половине приходящейся на долю супруга — участника стоимости имущества предприятия. На вопрос о том, вправе ли суд в случае отсутствия у обязанного к выплатам супруга свободных денежных средств обязать последнего произвести отчуждение своего пая, доли, акций, судебной практике еще предстоит дать ответ.

Уместно напомнить о том, что в силу ст. 38 Семейного кодекса РФ раздел имущества крестьянского (фермерского) хозяйства производится по правилам, предусмотренным ст. ст. 252 и 254 ГК РФ и Законом РСФСР «О крестьянском (фермерском) хозяйстве». К такому хозяйству применяется принцип неделимости имущества. Это означает, что при выходе из хозяйства одного из его членов основные средства (техника, инвентарь, постройки) разделу и выделу не подлежат. Приходящийся на долю выделяемого пай компенсируется ему в денежном выражении. Срок выплаты компенсации не может превышать пяти лет (Комментарий к ГК РФ. Юринформцентр, М., 1995. С. 297). Таким образом, жилой дом не подлежит разделу в натуре между супругами — фермерами, судом может быть определен лишь порядок пользования им.